Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве (Яни П.С.)

Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве (Яни П.С.)

Дата размещения статьи: 24.03.2013

Норма об ответственности за посредничество во взяточничестве, которой Уголовный кодекс РФ дополнен в мае 2011 г., сразу же породила на практике и в теории споры относительно содержания соответствующего уголовно-правового запрета <1>.
--------------------------------
<1> См., в частности: Гарбатович Д. Посредничество во взяточничестве: преобразованный вид пособничества // Уголовное право. 2011. N 5; Капинус О. Изменения в законодательстве о должностных преступлениях: вопросы квалификации и освобождения взяткодателя от ответственности // Уголовное право. 2011. N 2; Ткачев И. Проблемы реализации уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве // Уголовное право. 2012. N 2; Ткачев И.О. Ответственность за обещание или предложение посредничества во взяточничестве // Российская юстиция. 2012. N 3; Тюнин В.И. Посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) // Российская юстиция. 2011. N 8; Шарапов Р., Моисеенко М. Отличие физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки // Уголовное право. 2013. N 1. Указанные статьи размещены в СПС "КонсультантПлюс".

1. Правоприменителю, в частности, неясно, к первому либо второму виду посредничества относится признак значительного размера.
Основной состав преступного деяния в ч. 1 ст. 291.1 УК сформулирован как посредничество во взяточничестве, т.е. непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере. Непосредственная передача взятки - первый вид посредничества. В приведенном тексте он отделен от признака значительного размера, и некоторые юристы пришли к выводу, что значительный размер характеризует только второй вид посредничества - иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки.
Для такого понимания оснований, однако, нет: из текста нормы, в частности из оборота "иное способствование", видно, что законодатель считает непосредственную передачу взятки частным случаем способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки. Поэтому, кстати, деление видов посредничества на виды требуется снабжать соответствующей оговоркой - это не два отдельных друг от друга вида криминального поведения.
Такова и позиция высшего судебного органа - судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по одному из уголовных дел заключила, что не основаны на законе доводы кассационного представления государственного обвинителя о том, что диспозиция части 1 статьи 291.1 УК предусматривает ответственность за совершение двух самостоятельных деяний: 1) непосредственной передачи взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя и 2) иного способствования взяткодателю или взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере, - а потому при непосредственной передаче (получении) посредником взятки размер взятки для квалификации не имеет значения. Судебная коллегия указала, что исходя из диспозиции ч. 1 ст. 291.1 УК, определяющей понятие посредничества во взяточничестве, уголовная ответственность по данной статье как при непосредственной передаче взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя, так и при ином способствовании взяткодателю или взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки наступает лишь в том случае, если размер взятки является значительным, т.е. в соответствии с примечанием к ст. 290 УК превышает 25 тыс. руб., либо крупным или особо крупным (п. "б" ч. 3 и ч. 4 ст. 291.1 УК) <2>.
--------------------------------
<2> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 октября 2012 г. N 41-О12-65СП. Решения Верховного Суда, на которые в статье сделана ссылка, размещены в СПС "КонсультантПлюс".

2. В связи с тем что значительный размер является конститутивным признаком посредничества во взяточничестве, закономерно возник вопрос о том, как квалифицировать посредничество во взяточничестве, если размер взятки заведомо не превышал 25 тыс. руб. Вопрос этот действительно сложный: ограничение законодателем пределов действия нормы путем отнесения признака значительного размера к основному составу посредничества трудно объяснить чем-то иным, кроме как желанием декриминализировать посредничество в меньшем размере. Именно декриминализировать, поскольку так называемое физическое посредничество <3> в любом размере, несмотря на не совсем четкое разъяснение Пленума Верховного Суда <4>, практика расценивала как пособничество в получении либо даче взятки <5>.
--------------------------------
<3> Так называют первый вид посредничества - непосредственную передачу взятки, второй вид посредничества определяют как посредничество интеллектуальное. См.: Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. М., 1975. С. 151.
<4> Пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".
<5> См., напр.: Определения Верховного Суда РФ от 18 февраля 2004 г. N 34-004-4, от 8 мая 2007 г. N 19-007-20, от 10 ноября 2011 г. N 24-Д11-5.

Если же все-таки, к чему склоняются многие юристы, по-прежнему усматривать в посредничестве, совершенном в размере менее значительного, состав соучастия в получении или даче взятки, то получится, что уголовно-правовое положение соучастника намного хуже, чем посредника, хотя размер взятки, которую помогал получить пособник, меньше. А ведь размер взятки является дифференцирующим ответственность обстоятельством, т.е. законодатель видит его критерием различения степеней общественной опасности деяния.
Положение соучастника хуже положения посредника вот почему: если, скажем, действия состоят в посредничестве в получении сопряженной с вымогательством взятки в размере от 25 тыс. до 150 тыс. руб., то возможное наказание по ч. 1 ст. 291.1 УК - до 5 лет лишения свободы, а вот если сумма взятки не превышает 25 тыс. руб., то посредник будет отвечать за соучастие в получении взятки путем ее вымогательства (ст. 33, ч. 5 ст. 290 УК), а наказание за это - до 12 лет лишения свободы.
Правда, по одному из уголовных дел высшая судебная инстанция аргументировала невозможность изменения обвинения с пособничества в получении взятки на посредничество тем, что "согласно общим нормам, закрепляющим положения об ответственности соучастников преступления (гл. 7 УК РФ), действия пособника представляют меньшую степень общественной опасности, нежели действия исполнителя этого преступления" <6>. И хотя некоторое подтверждение сказанному обнаруживается при сопоставлении санкций, например, за получение взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК) и за посредничество за взяточничество также в особо крупном размере (ч. 4 ст. 291.1 УК), однако непосредственно на положениях гл. 7 это суждение не основано, - Уголовный кодекс не предусматривает смягчения наказания организатора, подстрекателя либо пособника, как он сделал это, скажем, для лица, не сумевшего завершить преступление (ст. 66 УК).
--------------------------------
<6> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 9 августа 2012 г. N 48-О12-65.

Хуже положение соучастника и ввиду того, что к нему нельзя применить примечание к ст. 291.1 УК, т.е. освободить от ответственности, а к посреднику - можно. К тому же по-прежнему не очень ясно, какими действиями, отнесенными законодателем к пособничеству, можно охватить первый вид посредничества. Разве что назвать его действия "устранением препятствий для реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки" <7>.
--------------------------------
<7> По одному из уголовных дел суд в приговоре указал: "Он (Дудин), являясь посредником в получении взятки, получив от Г. предназначенную для Пахомова взятку, скрыл ее, положив деньги в пакет, что следует из установленных судом обстоятельств дела, пытался устранить препятствия в получении взятки Пахомовым, выражавшиеся в том, что тот опасался получать взятку лично, то есть выполнил роль пособника в покушении Пахомова на получение взятки". См.: Определение Верховного Суда РФ от 18 января 2010 г. N 33-009-30.

Возможно, высший судебный орган одобрит практику привлечения к ответственности посредников в даче либо получении взятки в размере менее, чем значительный, как пособников, однако укажет, что "по смыслу закона" наказание за такое преступление не может превышать установленного для посредников и, кроме того, на таких пособников распространяется примечание к ст. 291.1 УК. В противном случае придется с сожалением и непониманием признать, что посредничество в даче и получении взятки в размере, не достигающем 10. тыс. руб., декриминализировано.
3. Некоторые криминалисты заключили, что раз в ч. 1 ст. 291.1 УК прямо не указано на передачу взятки должностному лицу, стало быть, посредничество в этой форме будет окончено и когда предмет взятки передается следующему посреднику. Представляется, однако, что речь в обсуждаемой норме идет о вручении взятки именно должностному лицу, на что указывает использование в комментируемой статье словосочетания "в виде непосредственной передачи взятки".
Исходя из такого подхода, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя следует считать оконченным с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. Если же должностное лицо отказалось принять взятку либо передача ему взятки не состоялась по иным независящим от посредника обстоятельствам, то действия лица, пытавшегося передать предмет взятки должностному лицу лично либо через другого посредника, следует квалифицировать как покушение на посредничество во взяточничестве.
4. Посредничество во взяточничестве в виде иного, помимо непосредственной передачи взятки, способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки охватывает самый широкий круг действий и, видимо, актов бездействия. В этом случае посредничество может состоять в предоставлении в долг денежных средств или иного имущества, заведомо предназначающегося для передачи в качестве взятки, в организации и участии в переговорах должностного лица и владельца ценностей или представляемых им лиц о передаче взятки, в склонении лица к получению либо передаче взятки, в заранее данном обещании принять на временное хранение предмет взятки, совершить действия, направленные на сокрытие совершенного преступления, и т.п. В указанных случаях преступление считается оконченным с момента совершения действий, непосредственно направленных на достижение либо реализацию соглашения между должностным лицом и лицом, собирающимся передать взятку, о получении и даче взятки независимо от того, была ли взятка фактически передана.
Содержащаяся в ст. 291.1 УК оговорка "по поручению взяткодателя или взяткополучателя" не означает, что в этом случае (при первом виде посредничества) инициатива в передаче через него взятки обязательно должна исходить от будущих взяткодателя или взяткополучателя - лицо, стремясь стать посредником, само может предложить поручить ему непосредственно передать взятку либо иным образом способствовать в достижении либо реализации соглашения о получении или даче взятки.
5. Если следовать строгому толкованию текста нормы, то предметом посредничества в виде непосредственной передачи взятки могут быть деньги, ценные бумаги, иное имущество. А могут ли стать предметом первого вида посредничества услуги имущественного характера, названные в числе предметов взятки в ст. 290 УК? Думается, нет.
В том случае, когда предметом взятки выступают услуги имущественного характера, действия лица, оказывающего такие услуги (например, производящего оплаченный взяткодателем ремонт дома должностного лица либо принимающего в счет оплаты долга должностного лица денежные средства от взяткодателя) и осознающего, что эти услуги выполняются за совершение должностным лицом действий (бездействия) по службе в пользу взяткодателя (представляемых им лиц) и оплачены последним, должны квалифицироваться как посредничество во взяточничестве в виде способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю в реализации соглашения между ними о получении и даче взятки.
6. Как разграничить посредничество во взяточничестве и соучастие в получении и даче взятки, если размер взятки превышает 25 тыс. руб.? Дело в том, что общеупотребительный смысл термина "способствование" - оказание кому-то помощи. На этом основании некоторые криминалисты заключили, что интеллектуальное посредничество охватывает организацию получения и дачи взятки, пособничество, но не подстрекательство.
Однако обращение к словарям русского языка (С.И. Ожегова, Д.Н. Ушакова) показало, что "способствовать" означает не только "оказывать кому-то помощь", но и "быть причиной, помогать возникновению, развитию чего-нибудь". Приводятся такие примеры использования этого слова: "Нечистота способствует распространению болезней"; "Пожар способствовал ей (Москве) много к украшенью. Грибоедов".
Но раз "способствование" понимается и как причина возникновения явления, то оно представляет собой и побуждение к чему-то. Но это - подстрекательство. Проще говоря, понимание законодателем интеллектуального посредничества охватило, полагаю, все виды соучастия, поэтому соответствующее правило квалификации могло бы звучать так: исходя из того, что способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки охватывает все виды соучастия в получении и даче взятки в значительном размере, действия (бездействие) лица, образующие посредничество во взяточничестве, в силу ч. 3 ст. 17 УК не могут одновременно квалифицироваться как преступления, предусмотренные ч. ч. 3, 4 и 5 ст. 33 и ст. 290 либо ст. 291 УК.
7. Еще один вопрос, активно обсуждаемый в теории: разграничение посредничества в даче взятки с дачей взятки должностному лицу за действия (бездействие) по службе в пользу не самого взяткодателя, а представляемого им лица. Проблема разграничения состоит в том, что, передавая взятку за действия в пользу другого лица, и посредник, и взяткодатель осознают, что действуют в целях совершения указанных действий (бездействия) в интересах представляемого ими лица.
Многие исследователи убеждены, что, в отличие от посредника, взяткодатель, даже действующий от имени представляемого им лица, всегда заинтересован в совершении взяткополучателем определенного деяния. А потому именно определенное поведение должностного лица - та конечная цель, которую преследует взяткодатель при совершении преступления, предусмотренного ст. 291 УК.
С таким критерием разграничения названных деяний согласиться сложно. Для опровержения критикуемого мной утверждения приведу следующие примеры.
А. Организованная группа посредников, "решателей", свой преступный промысел основывает на том, что чиновники, к которым они имеют коррупционный доступ, совершают за взятку действия по службе (например, прекращают уголовные дела) в интересах различных взяткодателей, обращающихся к этим "решателям". "Решатели" хотя и действуют за счет обращающихся к ним заинтересованных лиц, однако и сами остро заинтересованы в том, чтобы должностное лицо не просто приняло взятку, но и совершило желаемые для владельца ценностей действия. На таком постоянно удовлетворяемом коррупционерами интересе "решателей" и выстроен их криминальный бизнес, однако от этого "решатели" не становятся взяткодателями, они - посредники, действующие в составе организованной группы, это их, повторю, криминальный бизнес, систематически приносящий преступный доход.
Б. Сын-предприниматель передал отцу деньги, чтобы тот вручил их знакомому военкому за незаконную отсрочку от призыва. И что же, если передавшее взятку лицо - хороший отец и потому заинтересован и в собственно получении взятки военкомом, и в совершении за нее действий в пользу сына, то он - взяткодатель, а если - плохой отец и в совершении незаконных действий в пользу сына не заинтересован, будучи к судьбе отпрыска безразличен, то становится посредником? А для точной квалификации начнем выяснять, любил ли он сына и т.п.?
Как мы видим, критерий интереса - крайне неопределенный, а потому предлагаю критерий иной, вполне конкретный и значительно проще устанавливаемый - принадлежность имущества, из которого передается взятка. Если встать на такую позицию, то, разграничивая непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя и дачу взятки должностному лицу за действия (бездействия) по службе в пользу представляемого взяткодателем физического либо юридического лица, следует исходить из того, что посредник передает взятку, действуя от имени и за счет имущества взяткодателя. В отличие от посредника взяткодатель, передающий взятку за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого им лица, использует принадлежащее ему или незаконно им приобретенное имущество в качестве предмета взятки либо для оплаты предоставляемых должностному лицу услуг имущественного характера. Имущество, переданное в качестве взятки, может быть также получено взяткодателем в долг у лица, ставшего посредником в получении либо даче взятки.
8. Высказывается та точка зрения, что, дополнив уголовное законодательство нормой, содержащейся в ч. 5 ст. 291.1 УК, законодатель охватил ею обнаружение умысла на совершение соответствующего преступления. Думается, однако, этого не произошло.
Обещание или предложение посредничества во взяточничестве (ч. 5 ст. 291.1 УК) представляют собой совершение лицом по собственной инициативе либо в ответ на чье-либо обращение действий (бездействия), свидетельствующих о его готовности любым способом, в том числе путем непосредственной передачи взятки, способствовать взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере за конкретные действия (бездействие) взяткополучателя по службе в пользу взяткодателя или представляемых им лиц. Кроме того, обязательным признаком преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291.1 УК, должна признаваться цель, состоящая в стремлении лица путем информирования о наличии у него соответствующего намерения добиться получения от взяткодателя и (или) взяткополучателя соответствующего поручения и оказать в соответствии с ним способствование указанным лицам в достижении либо реализации соглашения о получении и даче указанной взятки.
9. Если рассматривать обещание и предложение посредничества только как подготовительную стадию посредничества и отрицать, как это неосновательно делают некоторые юристы, возможность совокупности предусмотренных ч. 1 (а также ч. 2) и ч. 5 ст. 291.1 УК деяний, то лицо, как отмечается этими исследователями, будет в еще большей степени стремиться от обещаний перейти к посредническим действиям, поскольку наказание за обещание либо предложение посредничества не может превышать 7 лет лишения свободы, таким же оно предусмотрено и в ч. 2 ст. 291.1 УК, а в ч. 1 статьи - вообще до 5 лет лишения свободы.
Поэтому, если лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, совершило преступление, предусмотренное ч. ч. 1 или 2 ст. 291.1 УК, содеянное должно квалифицироваться по соответствующей части этой статьи как посредничество во взяточничестве и по совокупности как преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 291.1 УК. Если же лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, совершило преступление, предусмотренное ч. ч. 3 и 4 ст. 291.1 УК, содеянное нужно квалифицировать по соответствующей части этой статьи как посредничество во взяточничестве, но без совокупности с преступлением, предусмотренным ч. 5 ст. 291.1 УК.
10. Обещание или предложение посредничества во взяточничестве следует признавать оконченным преступлением с момента совершения лицом с указанной выше целью действий (бездействия), направленных на доведение до сведения взяткодателя и (или) взяткополучателя информации о своем намерении стать посредником во взяточничестве.
При доказанности соответствующей цели лицо после объявления о своем намерении уже не может выполнить условия добровольного отказа. Поэтому обсуждаемое преступление надо считать оконченным как в случае, когда действия (бездействие), которые лицо обещало или предложило совершить в качестве посредника, оно не сумело осуществить по не зависящим от него обстоятельствам, так и в случае, когда лицо не совершило конкретных действий (бездействия), относящихся к посредничеству во взяточничестве, добровольно и окончательно отказавшись от реализации названной цели.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 350-84-16
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


26 ноября 2020 г.
Проект федерального закона № 1062972-7 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О недрах"

Цель законопроекта - на обеспечение стабильности функционирования государственной системы лицензирования пользования недрами и формирование единообразной правоприменительной практики. Предусматривается установление запрета на восстановление права пользования недрами в случае его прекращения, в том числе досрочного, а также срока пользования участком недр (срока действия лицензии), право пользования которым в установленном порядке прекращено, в том числе досрочно.




18 ноября 2020 г.
Федеральный закон № 1057597-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обращении лекарственных средств"

Законопроектом вносятся изменения, предусматривающие установление механизма ввода в гражданский оборот на территории Российской Федерации лекарственных препаратов для ветеринарного применения их производителями и хозяйствующими субъектами, осуществляющими ввоз в Российскую Федерацию лекарственных препаратов для ветеринарного применения.




11 ноября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1052523-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О некоммерческих организациях"

Цель законопроекта - совершенствование законодательства РФ о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента, и структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций. Законопроектом в частности предусматривается запрет на регистрацию структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций в жилых помещениях, введение дополнительного основания для проведения внеплановой проверки и др.




5 ноября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1049782-7 О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)"

Цель законопроекта - недопущение недобросовестной практики кредитных (некредитных) организаций, которая выражается в необоснованных отказах предоставления гражданам и субъектам МСП кредитных (в том числе ипотечных) каникул. Его принятие обеспечит правовыми гарантиями заемщиков на получение от кредитных (некредитных) организаций информации о причинах отказа в предоставлении кредитных и/или ипотечных каникул (иных случаях изменения условий кредитного договора (договора займа).




20 октября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1040469-7 "О внесении изменений в статью 4 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности"

Законопроект разработан в целях единообразного применения и толкования действующего законодательства Российской Федерации. Его принятие приведет к взаимному соответствию нормативного регулирования порядка прохождения государственной службы сотрудниками ряда государственных органов и правового положения профессиональных союзов.



В центре внимания:


Правовое регулирование мегасайенс-проектов в России (Болтинова О.В., Арзуманова Л.Л.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Субъекты коррупционных правонарушений (Мурашкин И.Ю.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Соотношение понятий "рынок финансовых услуг" и "финансовый рынок": теория и практика вопроса (Татиев А.Р.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности: частноправовые элементы (Алланина Л.М.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Правовые средства реализации национальных целей Российской Федерации (теоретико-правовой аспект) (Пашенцев Д.А., Ситдикова Л.Б.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи