Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > К вопросу о понятии способа защиты гражданских прав (Кравченко А.А.)

К вопросу о понятии способа защиты гражданских прав (Кравченко А.А.)

Дата размещения статьи: 21.08.2014

Логико-лингвистические закономерности при определении понятия

Существует достаточно много теоретических и практических проблем, решение которых зависит от правильного определения понятия способа защиты гражданских прав.
Обращаясь к основам логики, отметим, что задача определения состоит в том, чтобы произвести "точное отграничение данного понятия от всех других понятий по содержанию и объему" <1>. Соответственно, первая "подзадача" определения понятия заключается в выделении множества предметов, входящих в его объем. Причем такое выделение уже само по себе (априори) предполагает наличие некоторых представлений об изучаемом явлении и его признаках. Вторая "подзадача" направлена на выявление признаков понятия, составляющих его содержание. Выделение объема понятия и выявление его содержания происходят одновременно; они взаимосвязаны, но не идентичны. В связи с этим разделение процесса определения понятия на подзадачи достаточно условно.
--------------------------------
<1> Егоров С.Н. Аксиоматические основы теории права. СПб.: Лексикон, 2001. С. 10.

В литературе встречается множество дефиниций способа защиты гражданских прав. Если посмотреть на проблему широко, то обилие подходов обусловлено в первую очередь спецификой научного знания. Прежде всего, различные концепции и методологические установки зачастую приводят к разнице в определениях одного и того же понятия. Это обусловлено различием подходов и к его объему (экстенсионалу), и к содержанию (интенсионалу). Типична ситуация, когда исследователи исходят из разных посылок о множестве предметов, выделяемых в понятии. Например, ответственность может быть понята и как мера воздействия на правонарушителя, и как особый тип правовой связи между субъектами.
Более сложная ситуация - когда исследователи исходят из одинаковых посылок о множестве предметов, обобщаемых и выделяемых в понятии (объем). Специфика гуманитарного знания заключается в том, что два понятия, имеющие один и тот же объем, могут быть не тождественны друг другу (в отличие от логико-математических наук, где действует принцип экстенсиональности). Из этого следует на первый взгляд парадоксальный вывод: "Определения одних и тех же объектов в интенсиональном отношении могут отличаться друг от друга" <2>. Это объясняется тем, что в общественных науках предпочтение отдается понятию, в котором выделение таких объектов "осуществлено по более существенным признакам" <3>.
--------------------------------
<2> Горский Д.П. Определение (логико-методологические проблемы). М.: Мысль, 1974. С. 237.
<3> Там же. С. 254.

Существенность признака зависит от установок ученых, целей исследования, эмпирической базы, науки, в системе которой изучаются явления, и других факторов. В исследованиях может обращаться внимание на различные аспекты одного и того же явления. К таким можно отнести определения способа защиты, данные В.В. Витрянским <4> и Т.Е. Абовой <5>. Объем понятий в целом неизменен, однако Т.Е. Абова акцентирует внимание на таких признаках, как материальный характер, субъектный состав нарушителей права, цели защиты, субъекты применения соответствующего способа, В.В. Витрянский - на предусмотренности законодательством, основании применения, цели защиты.
--------------------------------
<4> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. первая. Общие положения. 3-е изд. М.: Статут, 2001. С. 776.
<5> Абова Т.Е. Защита хозяйственных прав предприятий и производственных объединений: Дис. ... докт. юрид. наук: 12.00.04. М., 1985. С. 104 - 105.

В то же время, поскольку новые факты требуют новых объяснений, объем устоявшегося понятия может измениться. Как указывает Д.А. Керимов, "юридические понятия не могут быть неизменными, раз и навсегда данными" <6>. И.А. Покровский отмечает, что с течением времени в римской правовой действительности сложилась ситуация, когда необходимо было дать самостоятельную защиту лицам, владеющим имуществом от чужого имени. Претор "стал давать такую защиту, переводя этим самым залогодержателя из положения простого "детентора" в положение юридического владельца (possessor'a). За залогодержателем по аналогичным практическим мотивам последовали некоторые другие виды владельцев от чужого имени... Защита владения стала расширяться экстенсивно, захватывая разные категории дотоле бесправных "детенторов" <7>. Поэтому необходимо учитывать, что с течением времени для практических целей и эвристических возможностей объем, а тем самым и содержание понятия могут меняться.
--------------------------------
<6> Керимов Д.А. Методология права: предмет, функции, проблемы философии права. 3-е изд. М.: СГА, 2003. С. 160.
<7> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. 4-е изд., испр. М.: Статут, 2003. С. 230.

Объем понятия "способ защиты"

В первую очередь постараемся выделить множество предметов, составляющих объем понятия "способ защиты". Как минимум первым шагом в решении данного вопроса будет обращение к позиции законодателя. Прежде всего отметим, что способ защиты упоминается в ст. ст. 12, 13, 14, 150, 1123, 1250, 1252, 1254, 1301, 1311 ГК РФ (всего в тексте Кодекса термин "способ защиты" используется 12 раз). Статья 12 полностью посвящена исследуемому понятию и носит название "Способы защиты гражданских прав". Безусловно, Кодекс содержит большое количество статей, в которых закреплены конкретные способы защиты (что также составляет объем данного понятия), например возмещение убытков (ст. ст. 15, 16 и др.). Однако такое употребление исходит из первоначального указания в ст. 12 ГК РФ на такой способ защиты.
Данная статья содержит два вида определений. Во-первых, контекстуальное определение: после слов "защита гражданских прав осуществляется путем" перечислены способы защиты данных прав. Из этого следует, что Кодекс под ними понимает то, посредством чего осуществляется защита гражданских прав. Во-вторых, норма, перечисляя конкретные виды способов защиты, дает экстенсиональное определение понятию (путем перечисления объектов действительности). Последний вид определения как нельзя лучше подходит для обозначения объема рассматриваемого понятия.
Между тем законодатель не дает исчерпывающего перечня способов защиты, а закрепляет формулировку "иные способы, предусмотренные законом". Критерии отнесения к такому виду способов защиты не указываются, поэтому и объем понятия "способ защиты" не может быть точно определен. Например, закон прямо не указывает, что компенсация ущерба (ст. 16.1 ГК РФ) или виндикация являются способами защиты. Такие выводы делает доктрина гражданского права.
Большинство авторов касательно положения ст. 12 ГК РФ об "иных способах, предусмотренных законом" приходят к следующим выводам. Поскольку основные виды способов защиты приведены в рассматриваемой норме, постольку нужно выделить характерные черты данных явлений. Затем, применяя полученные характеристики к другим конструкциям гражданского права, необходимо делать вывод об отнесении их к способам защиты. Думается, данная логика обоснованна, что дает возможность обратиться к анализу содержания понятия, т.е. собственно к процессу определения (выделению его существенных признаков). Окончательная формулировка дефиниции закрепит и объем понятия.

Выбор родового понятия

Процесс определения понятия "способ защиты" следует начать с выбора родового (определяющего) понятия. Исходя из анализа основных подходов к способу защиты, можно выделить следующие понятия, претендующие на роль родового признака: "мера", "санкция", "средство", "прием", "подход", "технология", "модель", "идеал" "действие", "результат", "цель", "направление", "требование".
Представляется, что использование таких понятий, как "прием", "подход", "технология" (их совокупность), "модель будущего поведения", "идеал будущего поведения", "направление деятельности", является оперированием терминами естественного языка. Такой уровень незаслуженно снижает научный статус понятия "способ защиты гражданских прав", тем более что, по существу, исследователи опираются на синонимическую характеристику слова "способ". Кроме того, данные понятия не способны определить правовой термин, поскольку сами не укрепились в качестве таковых.
Используя "действие" в качестве родового понятия, ученые обращаются к семантической характеристике "способа защиты", основанной на его понимании, приведенном в толковом словаре. В данном случае подчеркивается, что "способ защиты" - это юридический факт. Мы исходим из другой посылки: юридический факт (например, правонарушение) является основанием возникновения следствия (способа защиты). Поэтому действие - суть применение способа защиты. Объект действительности необходимо отличать от его реализации. Ввиду этого понятия "модель будущего поведения", "идеал будущего поведения", "направление деятельности", "действие" не могут быть определяющими понятиями изучаемого явления в силу их непосредственной связанности с поведением и действиями лица, выступающими лишь средствами реализации способа защиты.
Полагаем, основная ошибка использования понятий "модель будущего поведения", "идеал будущего поведения", "направление деятельности", "действие", "прием", "подход", "технология", "направление деятельности" в качестве родового термина по отношению к способу защиты заключается в том, что исследователи пытаются в первую очередь дать определение термину "способ", не учитывая сущностную общность слов в категории "способ защиты". Рассматриваемые термины, скорее, специфицируют понятие "способ", нежели "способ защиты". Именно поэтому ученые обращаются к семантической и синонимическим характеристикам слова "способ", дополняя его свойствами, присущими защите гражданских прав. Более продуктивными являются определения тех исследователей, которые исходят из научной целостности понятия "способ защиты".
Употребляя "средство" в определении способа защиты, ученые акцентируют внимание на универсальном характере "средств" как особых юридических конструкций, составляющих правовую материю (этого не учитывают авторы, критикующие такой подход и понимающие "средство" исключительно в узком смысле). Однако вряд ли указанное понятие специфицирует определяемый термин. О "способе защиты" как частичке правовой материи можно сказать применительно к любому явлению права. Точно так же исследуемое понятие можно было бы определить и как юридическую конструкцию. Такие дефиниции предельно широки, хотя с логической точки зрения неоспоримы. Дополнительным доводом к пониманию способа защиты как "средства" служит ссылка на ст. 12 ГК РФ, в соответствии с которой изучаемое явление понимается как средство ("путем" аналогично "посредством") осуществления защиты гражданских прав. Безусловно, исходя из философской посылки о соотношении целей и средств защита - это цель, способы защиты - средства ее осуществления. Однако философские основания лишь указывают ориентир и не являются определениями в конкретно-научном смысле.
Используя "цель" в качестве родового понятия, ученые акцентируют внимание на достижении конечного результата. Думается, в этом случае спецификации определяемого понятия не происходит, поскольку если под способом защиты понимать цель, то не ясно, что представляет собой сама защита. Мы исходим из философской посылки, что защита - цель, а способ защиты - средство (закон также исходит из этого).
Используя "требование" в качестве родового понятия, ученые указывают на притязательную характеристику "способа защиты". Представляется, данная категория относится, скорее, к понятию субъективного права: требование о применении способа защиты не тождественно способу защиты как таковому.
Использование таких понятий, как "мера", "санкция", "результат", в качестве родовых для "способа защиты" видится приемлемым. Они достаточно ясно подчеркивают специфику способа защиты как явления. Выбирая в качестве определяющего слова "мера", исследователь подчеркивает, что речь идет о некотором воздействии на правонарушителя, происходит некоторые ограничение его воли. Используя как родовое понятие "санкцию", цивилисты подчеркивают принудительный характер "способа защиты", указывают на связанность правонарушителя государственной волей. Употребляя "результат", ученые обращают внимание на наличие удовлетворенного интереса лица.
Однако приведенные понятия имеют некоторые недостатки. Категория "санкция" имеет достаточно много определений, что отражается на однозначном понимании самого способа защиты. Если остановиться на "мере", то не совсем логичным окажется подразделение способов защиты на меры защиты и ответственности, поскольку "мера" выступает более широким понятием. Что касается "результата", он также не совсем верно специфицирует рассматриваемое понятие, поскольку, скорее, способ защиты направлен на результат (чаще всего имущественный).

Последствие как родовое понятие

Представляется, что родовой категорией "способа защиты" является "последствие". Это понятие встречается во многих его определениях. Однако "последствие" используется в таких дефинициях в качестве уточнения и дополнения к основным характеристикам.
Для обоснования выбора данной категории обратимся к уже проведенному анализу объема понятия "способ защиты". Признание права, компенсация морального вреда, возмещение убытков, взыскание неустойки (и др.) являются последствиями для определенных лиц, причем зачастую неблагоприятными. Применение подобных последствий приводит к защите гражданских прав управомоченного лица. Таким образом, способом защиты является не процесс применения последствия, а само такое последствие.
"Последствие" близко по своей характеристике к мере, санкции и правовому результату. К санкции, поскольку она напрямую связана с неблагоприятными последствиями; к мере, поскольку последствием ее применения является воздействие на правонарушителя; к результату, поскольку результат есть примененное последствие. Между тем "последствие" имеет преимущества: 1) не является таким многозначным понятием, как санкция (не вызывает различных трактовок); 2) устраняет противоречие в соотношении меры как способа защиты и меры как вида способа защиты.
К плюсам данного понятия также можно отнести следующее. Последствие как термин имеет широкое применение в законодательстве (например, ст. 78 ГК РФ "Последствия выбытия участника из полного товарищества" и многие другие нормы). Поэтому данная категория является "своей" для законодательства и, соответственно, удобна для правоприменителей. Более того, зачастую "последствие" используется законодателем в качестве способа защиты. Только в нормах ГК РФ о договорах купли-продажи в этом качестве он упоминается несколько десятков раз: ст. 463 "Последствия неисполнения обязанности передать товар", ст. 466 "Последствия нарушения условия о количестве товара" и др. Таким образом, использование "последствия" в качестве родового понятия "способ защиты" целесообразнее не только с теоретических, но и с практических позиций.
"Последствие" как родовое понятие имеет недостаток, выраженный в том, что оно представляет собой весьма широкую правовую категорию. По сути дела, любое действие или событие, имеющее правовое значение, приводит к определенным правовым последствиям. Однако "последствие" все же не столь объемное понятие, как, например, правовое средство, поскольку ограничивается конкретным, хотя и большим сектором правовых явлений (как минимум не охватывает юридические факты - действия и события). К тому же представляется, что "способ защиты" сам по себе является широким понятием, которое должно иметь в качестве родового понятия более объемную категорию (ведь любая норма права должна обеспечиваться способом защиты).
И хотя "последствие" является исходной и первичной категорией, что предопределяет отсутствие точной формулировки его определения, все же такая аморфность нивелируется однозначностью понимания. В самом общем виде последствие можно представить как следствие какого-либо действия или события. Причем необходимо отметить, что в данном случае речь идет именно о правовом термине. Такие действия или события должны иметь значение для правовой реальности; поэтому и само последствие является правовым.

Видовые признаки понятия "способ защиты гражданских прав"

В первую очередь способ защиты связан с субъективными правами (что исходит из самого термина). Эта связанность проявляется как в том, что способы защиты направлены на защиту субъективных прав управомоченного лица, так и в существовании у него особого субъективного права по защите таких интересов.
Второй признак способа защиты гражданских прав - принудительность. Данное свойство заключается в реализации способа защиты помимо воли обязанного лица.
Третий признак вытекает из связи способа защиты с защитой гражданских прав. По нашему мнению, защита представляет собой принудительное удовлетворение законных интересов лица. Поэтому способ защиты применяется для удовлетворения интересов управомоченного. При первом рассмотрении способ защиты представляет собой неблагоприятное для лица, в отношении которого он применяется, последствие. В некоторых случаях неблагоприятность носит косвенный, опосредованный характер (например, признание права), в других - прямой и непосредственный (возмещение убытков). Однако существуют способы защиты, сущностью которых не являются неблагоприятные последствия (как, например, принудительный выдел доли из общего имущества - ч. 2 ст. 252 ГК РФ). В связи с этим неблагоприятность не относится к числу общих и существенных признаков рассматриваемого явления. Однако способ защиты в любом случае применяется в отношении обязанного лица. Лишь те правовые последствия могут быть отнесены к способам защиты, которые направлены на ограничение, изменение, прекращение прав и законных интересов обязанного (либо на возникновение у него обязанностей). Соответственно, четвертый признак - в том, что способ защиты затрагивает интересы обязанного лица.
Пятый признак, вытекающий из специфики предмета и метода гражданского права, заключается в частноправовом характере реализации способа защиты. Это указывает на инициативность управомоченного.
Наконец, шестой признак состоит в том, что способ защиты закрепляется законом. Если соответствующая принудительная конструкция законом не предусмотрена, она не подлежит применению.

Дефиниция способа защиты гражданских прав

На основании вышеизложенного можно предложить следующее определение понятия способа защиты гражданских прав. Способ защиты гражданских прав - это принудительное правовое последствие, закрепленное законом, применяемое по инициативе управомоченного лица в целях удовлетворения его законных интересов, затрагивающее интересы обязанного лица.
Считается, что новая дефиниция должна увеличивать эвристические возможности науки. Основным следствием данной выше дефиниции является рассмотрение способа защиты не только как охранительного, но и как регулятивного феномена (поскольку в ней не указывается на их применение при совершении правонарушения). Это позволяет сделать ряд предположений относительно способов защиты: 1) они применяются как при наличии, так и при отсутствии правонарушения; 2) имеют две формы реализации - регулятивную и охранительную; 3) регулятивная форма реализации способов защиты гражданских прав выполняет важную роль в обеспечении прав и законных интересов граждан.
Способ защиты соотносится с защитой гражданских прав и правом на защиту следующим образом: защита гражданских прав заключается в принудительном удовлетворении интереса лица, право на защиту - в возможности такого удовлетворения, а способ защиты - это средство удовлетворения. Данная схема включает в себя два вида прямых философских связей: "возможность - действительность" ("право на защиту - защита"), "цель и средство" ("защита - способ защиты") и одну опосредованную: "возможность - средство" ("право на защиту - способ защиты").

Нормативная модель закрепления способов защиты

Многие исследователи указывают на такой существенный признак способов защиты, как их закрепленность в законодательстве. Перечень способов защиты, приведенный в ст. 12 ГК РФ, не является закрытым, поскольку данная норма устанавливает, что законом могут быть предусмотрены и иные способы. Вместе с тем перечень нельзя считать и открытым, поскольку применять можно только те способы, которые предусмотрены законом, и судебная практика придерживается этой позиции. Так, в Апелляционном определении от 9 августа 2012 г. по делу N 33-13229/2012 Московский областной суд указал: "...ст. 12 ГК РФ установлены способы защиты гражданских прав. Из материалов дела усматривается, что У.М.А. заявляла требование о признании за нею права совместной собственности на жилое помещение в договоре... Однако такого способа защиты права, как признание права общей долевой собственности в договоре, указанной выше нормой закона не предусмотрено. В связи с этим суд верно признал, что истцом избран неправильный способ защиты своих гражданских прав, что является самостоятельным основанием для отказа в иске" <8>.
--------------------------------
<8> Апелляционное определение Московского областного суда от 09.08.2012 по делу N 33-13229/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

Итак, законом предусмотрена императивная модель закрепления способов защиты граждански прав. По этому поводу Е.В. Вавилин справедливо отмечает: "...в соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Из положений ГК РФ прямо следует, что защита гражданских прав может осуществляться только теми способами, которые непосредственно предусмотрены законом (ст. 12 ГК РФ). Налицо определенная коллизия" <9>. Отметим, однако, что в некоторых случаях судебная практика признает способами защиты такие не указанные в законе принудительные конструкции, как, например, признание договора незаключенным.
--------------------------------
<9> Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 123.

В связи с этим представляется убедительным довод С.А. Красновой о том, что "если выбранный истцом способ не соответствует характеру нарушенного права и последствиям правонарушения, суд, не согласившись с первоначальной квалификацией иска, откажет в удовлетворении заявленных истцом требований" <10>. По ее мнению, позиция судов, в частности арбитражных, претерпела изменения в связи с Определением Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О, установившего, что "отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину)" <11>. Это решение также повлияло на закрепление в ГК РФ специальной нормы ч. 11 ст. 152: "Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица" <12>.
--------------------------------
<10> Краснова С.А. Система способов защиты вещных прав. М.: ИНФРА-М, 2013. С. 59.
<11> Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 508-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 3. С. 57.
<12> Федеральный закон от 02.07.2013 N 142-ФЗ "О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 27. Ст. 3434.

До внесения соответствующих изменений судебная практика была противоречива: в некоторых случаях суд становился на сторону истца (юридического лица), требовавшего компенсацию нематериального вреда <13>. С.А. Краснова справедливо отмечает, что судебная практика, "допускающая применение не предусмотренных законом способов защиты, формально не соответствует императивной норме ст. 12 ГК. Вместе с тем она учитывает общие свойства для всех составляющих систему гражданского права элементов, в том числе действие принципов юридического равенства, диспозитивности и обеспечения эффективной защиты гражданских прав (ст. 1 ГК)" <14>. Поэтому императивный характер ст. 12 ГК РФ не соответствует специфике гражданского права как диспозитивного регулятора общественных отношений.
--------------------------------
<13> Определение ВАС РФ от 14.05.2012 N ВАС-17528/11 по делу N А45-22134/2010 // СПС "КонсультантПлюс".
<14> Краснова С.А. Указ. соч. С. 57.

Однако применение способов защиты гражданских прав, не предусмотренных законом, является исключением из правила, поскольку формально юридически (как указывает ст. 12 ГК РФ) только те способы защиты, которые предусмотрены законом, могут быть использованы для защиты интересов субъектов. В связи с этим решение проблемы видится не только во внесении изменений в законодательство на основе выводов, сделанных из изучения правоприменительной практики, но и в следующем. Действительно, такой способ защиты, как, например, признание договора незаключенным, прямо законом не предусмотрен. С другой стороны, данный способ защиты имеет определенные нормативные основания, исходящие из ст. 6 ГК РФ (аналогия закона и права). В силу этого он применяется по аналогии со ст. 432 ГК РФ ("Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора") и с нормами о признании сделок недействительными. Отдельные способы защиты, хотя прямо не предусмотрены гражданским законодательством, не противоречат его существу, а также существу гражданских правоотношений. Поэтому их можно отнести к "иным способам, предусмотренным законом", поскольку так или иначе такие способы имеют своим основанием закон или его аналогию.

Формы реализации способов защиты гражданских прав

Способ защиты гражданских прав исходя из философских концепций имеет сущность, определяющую внутреннее содержание явления, и формы, выражающие многообразие бытия данного явления. Сущность постоянна - форма изменчива. Сущность способа защиты исходит из его определения, данного выше: принудительное правовое последствие, применяемое в целях удовлетворения законных интересов управомоченного лица. Форма способа защиты обусловливается его сущностью, но зависит от внешних по отношению к самому явлению условий. Так, было обнаружено, что способ защиты может применяться как в регулятивном, так и в охранительном правоотношении. Соответственно, в зависимости от вида такого отношения мы можем условно говорить о регулятивной или охранительной форме способа защиты. Если же таким условием является внесудебная или судебная процедура применения принудительной конструкции (внешнее условие), то можно выделить внесудебную и судебную форму способа защиты.
Следует отметить, что, поскольку существо способа защиты обусловлено его применением, целесообразно выделять не формы способа защиты, а формы реализации способа защиты. Такой подход отнюдь не ведет к расчленению способов защиты на виды, поскольку вид исходит из существа самого явления, а не внешних условий по отношению к нему. Способ защиты - единая, цельная реальность, которая в разных правоотношениях предстает в различных формах (регулятивной и охранительной).

Соотношение способа защиты с мерами, средствами и санкциями

В юридической науке существуют термины, которые также имеют отношение к принудительным правовым конструкциям. Необходимо выявить их соотношение.
В первую очередь остановимся на мерах принуждения. Вариантов решения данной проблемы достаточно много. Думается, необходимо стремиться к специализации терминов, поэтому наименее подходящей является вариация отождествления способов защиты с мерами принуждения. Более плодотворными являются позиции расширения или сужения объема одного из этих понятий по сравнению с другим.
Представляется, что мера предполагает под собой какое-либо активное ограничение, воздействие, применяемое в целях изменения поведения субъекта. Причем мера как таковая следует с охранительным воздействием, более того, она им и является. Поэтому, если способ защиты может быть как регулятивным, так и охранительным, то меры сводятся только к последним. Соответственно, в целях специализации терминологического словаря науки, к мерам можно относить ту часть способов защиты гражданских прав, которая реализуется в охранительных правоотношениях.
К средствам защиты в гражданском праве сложилось два подхода. Первый понимает под ними различные инструменты, позволяющие "субъектам защиты совершать фактические и юридические действия правозащитного характера в рамках правоохранительных правоотношений. Изложенные действия нацелены на реализацию известных способов защиты" <15>. Это иски, жалобы, претензии и др. Позиция обоснованна. Другое дело, что фактически речь идет о процессуальном праве, мы же рассматриваем право материальное.
--------------------------------
<15> Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 278.

Как было отмечено, "средство" как научная абстракция представляет собой предельно широкое явление, включающее все элементы правовой материи (второй подход). Соответственно этому "защита" специфицирует и сужает данное понятие к необходимому объему. К ним могут быть отнесены нормы права, принципы права, правоотношения, способы защиты, действия субъектов по защите права, решения суда и т.д. Средства защиты могут быть как связанными с защитой, так и нет; поэтому как минимум только те правовые средства, которые, во-первых, связаны с защитой, и, во-вторых, являются последствиями, можно считать способами защиты. Другими словами, "средство" включает в себя "последствие", а последнее включает в себя "способ защиты".
Санкция - достаточно многогранное понятие, в виду чего необходимо определить соответствующий уровень ее рассмотрения. То, что относится к предмету нашего исследования, анализируется на уровне правоотношения. Поскольку санкция связана с государственным принуждением, под санкцией необходимо понимать способ защиты, реализуемый в охранительных правоотношениях посредством осуществления принуждения государственными органами. Санкция составляет логическую часть объема понятия "мера" (где принуждение осуществляется не только государственными органами, но и самостоятельно). Таким образом, в зависимости от объемов понятий логический трехэлементный ряд имеет следующий вид: способ защиты - мера - санкция.

Выводы

Итак, способ защиты гражданских прав - это принудительное правовое последствие, закрепленное законом, применяемое по инициативе управомоченного лица, в целях удовлетворения его законных интересов, затрагивающее интересы обязанного лица.
В последнее время в теории наметилась тенденция чрезмерного усиления роли охранительных механизмов в гражданском праве, что представляется не совсем логичным в силу специфического предмета и метода отрасли гражданского права. Как было установлено, способ защиты может применяться как в регулятивном, так и в охранительном правоотношении. Вывод о том, что способ защиты является не только охранительным феноменом, но и регулятивным, позволяет подчеркнуть роль регулятивных механизмов гражданского прав в защите прав и интересов лица.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


10 января 2020 г.
Проект Федерального закона № 877880-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации"

Законопроект предлагает введение единого федерального реестра турагентов. Предусматривается, что реестр будет функционировать в виде подсистемы информационной системы "Единый федеральный реестр туроператоров". Внесение сведений о турагенте осуществляется туроператором путем заполнения электронных форм или размещения информации в личном кабинете туроператора в системе Единого федерального реестра туроператоров или автоматизированного взаимодействия информационной системы туроператора с реестром турагентов.




20 декабря 2019 г.
Проект Федерального закона № 864881-7 "О государственном регулировании деятельности по перевозке легковыми такси и деятельности служб заказа легкового такси и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Законопроект призван упорядочить отношения, возникающие между органами государственной власти и лицами, осуществляющими деятельность по перевозке легковым такси, службами заказа легкового такси, а также отношения, возникающие между лицами, осуществляющими деятельность по перевозке легковым такси, и службами заказа легкового такси. 




4 декабря 2019 г.
Проект Федерального закона № 851072-7 "Об обязательных требованиях в Российской Федерации"

Законопроект определяет правовые и организационные основы установления, оценки применения обязательных требований, содержащихся в нормативных правовых актах Российской Федерации, оценка соблюдения которых осуществляется в рамках государственного контроля (надзора), муниципального контроля, привлечения к административной ответственности, предоставления государственных и муниципальных услуг, оценки соответствия продукции и иных форм оценок и экспертиз.




21 ноября 2019 г.
Проект Федерального закона № 840167-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Переход к ценообразованию в сфере ОСАГО, базирующийся на рыночных принципах и конкуренции, предоставлении страховщикам права самостоятельно определять подход к применению базовых ставок страховых тарифов в пределах их максимальных и минимальных значений, регулируемых Банком России, с учетом личностных характеристик страхователя и лиц, допущенных им к управлению транспортным средством, в частности, наличия у таких лиц неоднократных административных наказаний за грубые нарушения ПДД.




7 ноября 2019 г.
Проект Федерального закона № 831599-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации"

Актуальность проекта федерального закона связана с необходимостью создания правового регулирования, благодаря которому только добросовестные турагенты и туроператоры смогут осуществлять свою деятельность в туристской сфере на территории Российской Федерации. Без введения обязательности формирования электронной путевки и размещения сведений о ней в системе туроператорами и турагентами невозможно обеспечить достижение поставленных перед системой целей и выполнение стоящих задач. 



В центре внимания:


Недоказанный убыток (Лермонтов Ю.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>

Коррупция - дело общественное. Минтруд разработал рекомендации корпоративного поведения (Фомина Л.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>

Субсидии без НДС (Лермонтов Ю.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>

Неопределенная осмотрительность. Как надо правильно выбирать контрагента (Ненашева Н.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>

И дать и взять. Особенности применения давальческой схемы (Илларионов А.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи