Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Трансграничные преддоговорные соглашения: понятие, виды, проблемы выбора права (Степанищева А.М.)

Трансграничные преддоговорные соглашения: понятие, виды, проблемы выбора права (Степанищева А.М.)

Дата размещения статьи: 21.08.2014

Трансграничные коммерческие переговоры направлены на заключение международной коммерческой сделки между лицами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств. В процессе таких переговоров могут составляться различные документы, оформляющие стадии преддоговорного процесса. Ф. Виллем Грошейд предлагает все такого рода соглашения, "которые призваны подготовить почву для основного контракта", именовать "преддоговорными соглашениями" <1>. А.Н. Кучер считает, что "термин "преддоговорные соглашения" включает в себя любые соглашения, вне зависимости от их юридической силы и последствий, которые стороны заключают на стадии переговоров до того, как подписать окончательный договор" <2>.
--------------------------------
<1> Grosheide F.W. The gentleman's agreement in legal theory and in modern practice. The Dutch law perspective. URL: http://dspace.library.uu.nl/handle/1874/42822 (дата обращения: 27.02.2014).
<2> Кучер А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. М., 2005. С. 125.

По нашему мнению, документы, подписываемые на преддоговорной стадии (предварительные документы), можно разделить на две группы. К первой следует отнести промежуточные документы (письма (протоколы) о намерениях, меморандумы о взаимопонимании и др.), которые не являются договорами, а отражают лишь намерения сторон, закрепляют определенные результаты переговоров и являются, как отмечает А.Н. Кучер, "джентльменскими соглашениями" <3>. Ко второй группе стоит относить так называемые преддоговорные соглашения. Термин "преддоговорные" используется исключительно для того, чтобы подчеркнуть этап, на котором они были заключены, - этап, предшествующий заключению основного договора. Вместе с тем такое соглашение является договором и влечет соответствующие юридические последствия <4>.
--------------------------------
<3> Стоит заметить, что правовая сущность преддоговорных документов должна устанавливаться исходя из его содержания, условий, содержащих квалифицирующие признаки, название же соглашения, наименования сторон при этом имеют второстепенное значение. С учетом этого указание отдельных авторов на то, что договор, названный "договором о намерениях", не порождает прав и обязанностей, представляется неточным. См.: Коробкова К. Сила и назначение предварительного договора // Корпоративный юрист. 2006. N 11. С. 44 - 47.
<4> Кучер А.Н. Указ. соч. С. 297.

Промежуточные документы подготавливают основу для дальнейших отношений будущих контрагентов и снабжают их определенной уверенностью в намерениях друг друга. Именно в процессе переговоров формируются контуры будущего договора, формулируется и формализуется воля сторон, согласовываются существенные и прочие условия будущего договора. Документы преддоговорного этапа играют важную роль при установлении намерений сторон при толковании договора. Например, ст. 8 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи <5> говорит, что при определении намерения стороны или понимания, которое имело бы разумное лицо, необходимо учитывать все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон. Отношения сторон на преддоговорном этапе, в том числе практика использования промежуточных документов, имеют волевую природу, а сам этап чрезвычайно важен для определения содержания будущего правоотношения, устанавливаемого договором.
--------------------------------
<5> Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1994. N 1. Ст. 4.

Одна из проблем, связанных с документами, подписываемыми на преддоговорной стадии - проблема правовой квалификации взаимоотношений сторон, подписавших такой документ: является ли он лишь констатацией их намерений и тем самым не возлагает на них каких-либо обязательств или этот документ представляет собой преддоговорное соглашение, нарушение которого может повлечь за собой ответственность. Данную проблему практически можно разрешить только в результате толкования содержания документа.
Как отмечает А.С. Комаров, "английское право в случае, когда сторонами подписан взаимный документ, вводит презумпцию, если обратное прямо не вытекает из документа, что он имеет обязательственный характер, нарушение которого ведет к ответственности" <6>.
--------------------------------
<6> Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991. С. 55.

Как принято считать в коммерческих отношениях, бремя доказательства того, что партнеры не имели намерений создать юридические обязательства, лежит на стороне, оспаривающей данный факт. В международных коммерческих соглашениях предполагается, что намерение придать документу юридическую силу, как правило, присутствует <7>.
--------------------------------
<7> Hoyle M. The Law of International Trade. Second Edition. London, 1985. P. 35 - 36.

В судах США сложилась определенная практика в отношении установления юридического содержания преддоговорных документов. Так, для этих целей используется, например, способ толкования, который включает в себя выяснение следующих обстоятельств <8>:
--------------------------------
<8> Judge Leval in Teachers Insurance & Annuity Ass'n v. Tribune Co. 4. 670 F. Supp. 491 (S.D.N.Y. 1987).

- имеется ли в документе прямо выраженное условие о сохранении стороной (или сторонами) за собой права считать себя свободной от обязательств в отсутствие соответствующего документа о принятии на себя таких обязательств;
- имело ли место хотя бы частичное исполнение договора;
- все ли условия якобы существующего договора были согласованы сторонами;
- относится ли спорное соглашение к таким договорам, которые обычно совершаются в письменной форме.
В дополнение к вышеназванным обстоятельствам при анализе юридической силы преддоговорного соглашения можно учитывать:
- язык соглашения: используют ли стороны в преддоговорном соглашении юридическую терминологию и насколько формален и приближен к договорному язык преддоговорного соглашения;
- поведение и заявление сторон в ходе последующих переговоров;
- сложность и сумму заключаемой сделки. "Когда рассматривается передача значительного имущества... суд обратит внимание на любые доказательства в пользу того, что юридически обязывающим является только окончательный договор, в то время как, рассматривая более простую сделку... суд будет более склонен признавать юридически обязательную силу преддоговорного соглашения" <9>.
--------------------------------
<9> Skycom Corp. v. Telstar Corp. 814 F. 2d 810, 816 ( Cir. 1987).

Таким образом, юридическую силу документов, подписываемых на преддоговорной стадии, определяет суд. Но ни одно из названных выше обстоятельств не является решающим, все они должны учитываться в совокупности <10>. Даже прямое указание в тексте преддоговорного соглашения о его юридической обязательности не всегда признается судами как достаточное доказательство юридической силы соответствующего соглашения. "Всегда существует риск, что независимо от того, какие оговорки включены (в преддоговорное соглашение), суды могут признать юридически обязательный характер условий, которые расценивались сторонами только как предварительные и подлежащие дальнейшему согласованию, или, что даже хуже, суды могут просто восполнить открытые условия, которые могут не отражать взгляды сторон" <11>.
--------------------------------
<10> Klein J., Bachechi C. Precontractual Liability and the Duty of Good Faith Negotiation in International Transactions. 17 Hous. J. Int'l L. 1.
<11> Crenshaw Kerry. Is your letter of intent a binding contract? Clark hill P.L.C. URL: http://www.clarkhill.com/bindcontract.html (дата обращения: 25.03.2014).

Одним из критериев, позволяющим отличить преддоговорное соглашение от промежуточных документов, выступает условие об обязанностях (намерениях) сторон. Если в преддоговорном документе устанавливаются права и обязанности сторон, то это - соглашение, его следует рассматривать как договор, а если условия отражают лишь намерения сторон, то это - промежуточные документы.
В доктрине гражданского права договор определяется как соглашение, из которого возникает обязательство <12>. О.С. Иоффе характеризовал договор как "соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских правоотношений" <13>. Известный отечественный цивилист О.А. Красавчиков определял договор как "выраженное в требуемой законом форме соглашение его сторон относительно установления взаимных прав и обязанностей" <14>. По мнению А.Д. Корецкого, юридический договор - это "объективированные, свободно согласованные, юридически значимые, дозволяемые и охраняемые законодательством намерения нескольких лиц совершить в отношении друг друга юридические либо фактические действия в целях реализации личных интересов" <15>. Ш.В. Колабеков считает, что договор - это "акт согласия между двумя или более субъектами, совершенный в определенной форме, устанавливающий в рамках, очерченных законом, взаимные права и обязанности его участников, регулирующий их дальнейшее поведение и обеспечиваемый в случае его нарушения мерами государственного принуждения" <16>. Поэтому преддоговорное соглашение должно быть направлено на возникновение прав и обязанностей сторон, из него возникает обязательство заключить договор, провести переговоры, определить открытые условия договора и другие обязательства, связанные с заключением договора.
--------------------------------
<12> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 305; Мейер О.С. Русское гражданское право. М., 2000. С. 497.
<13> Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 26.
<14> Красавчиков О.А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание и функции // Гражданско-правовой договор и его функции. Свердловск, 1980. С. 10.
<15> Корецкий А.Д. Договор в механизме правового регулирования: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1999. С. 38.
<16> Колабеков Ш.В. Договор как универсальная правовая конструкция: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 7 - 8.

Между тем могут иметь место случаи, когда одна из сторон настаивает на необходимости отнесения соглашения к промежуточным документам, ссылаясь на несогласованность контрагентами существенных условий договора (существенные условия договора выделяются на основании национального закона или международной конвенции, поэтому говорить о них в отношении международных коммерческих достаточно затруднительно). Однако несогласованность сторонами существенных условий может свидетельствовать только о незаключенности соглашения, а не о его виде, правовой природе.
Преддоговорное соглашение, заключенное между лицами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств, будет являться сделкой, осложненной иностранным элементом, обязательными признаками которой являются местонахождение коммерческих предприятий сторон на территории разных государств и направленность на заключение международной коммерческой сделки (т.е. на определение и закрепление некоторых условий будущей международной коммерческой сделки, урегулирование процедуры переговоров и других вопросов, связанных с заключением международной коммерческой сделки). Такие преддоговорные соглашения можно назвать трансграничными преддоговорными соглашениями.
Как отмечает А.К. Кучер, на практике стороны зачастую не задумываются о том, какие юридические последствия повлечет заключение преддоговорного соглашения, или же намереваются придать юридически обязательную силу только некоторым его положениям (обычно - положениям о процедуре ведения последующих переговоров), в то время как остальные закрепить в качестве джентльменского соглашения, указывающего намерения сторон, некоторые положения будущего договора (и т.п.), без придания им юридически обязательного характера <17>. Среди условий преддоговорных соглашений, которые стороны часто хотят видеть юридически обязательными, обычно называют положения об эксклюзивности переговоров; об установлении суммы, подлежащей выплате стороной, прерывающей переговоры; о конфиденциальности; о распределении расходов, понесенных в ходе переговоров. Большую часть составляют условия, входящие в общую обязанность вести переговоры добросовестно. В связи с этим некоторые ученые предлагают рассмотреть целесообразность подписания двух преддоговорных соглашений, одно из которых содержало бы юридически обязательные положения, а другое - нет, являясь, таким образом, джентльменским соглашением, лишенным судебной защиты <18>.
--------------------------------
<17> Кучер А.Н. Указ. соч. С. 133.
<18> Crenshaw Kerry. Op. cit.

В юридической литературе приводятся различные классификации преддоговорных соглашений. Например, А. Фарнсворт предлагает разделить их на несколько основных видов:
- договор с открытыми условиями (agreement with open terms);
- договор о продолжении переговоров (agreement to negotiate);
- предварительный договор (договоры о договоре, agreement to engage in a transaction);
- временный договор (stop-gap agreement).
Договоры с открытыми условиями содержат большинство условий сделки, и стороны признают за этими условиями обязательный характер. Но они также берут на себя обязательство продолжать переговоры по согласованию открытых условий, которые должны быть включены в окончательный договор <19>. В случае недостижения согласия по таким условиям стороны считаются связанными теми условиями, которые они включили в преддоговорное соглашение, а остальные условия устанавливаются в случае спора судом. Если стороны договорились по открытым условиям, такое соглашение является предварительным, а если нет - окончательным. Договоры с открытыми условиями (в отличие от других видов преддоговорных соглашений) получили закрепление в Принципах международных коммерческих контрактов в редакции 2010 г. <20>. Статья 2.1.14 устанавливает: если стороны намерены заключить договор, обстоятельство, что они умышленно оставили какое-то условие для согласования в ходе будущих переговоров или подлежащим установлению третьим лицом, не является препятствием для возникновения договора.
--------------------------------
<19> Farnsworth A. Precontractual Liability and Preliminary Agreements: Fair Dealing and Failed Negotiations. 87 Colum. L. Rev. 217. P. 249.
<20> Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 / Пер. с англ. А.С. Комарова. URL: http://www.unidroit.org/English\principles/contracts/principles2010/translations/blackletter2010-russian.pdf (дата обращения: 01.04. 2014).

Соглашения о продолжении переговоров фиксируют достигнутые сторонами договоренности относительно некоторых условий будущего договора, но не придают им юридически связывающего характера. Они принимают на себя обязательство продолжать процесс переговоров для достижения основного соглашения. Основное назначение таких соглашений - подтвердить серьезность намерений сторон в отношении согласования условий будущего договора, а также обязательство сторон продолжать переговоры, опираясь в основном на условия, зафиксированные в таком преддоговорном соглашении, которые тем не менее являются необязательными и могут быть изменены сторонами в ходе переговоров. В случае если стороны не достигли согласия в отношении окончательного договора, они не считаются связанными согласованными условиями и суд не вправе устанавливать условия, по которым согласие не было достигнуто, иначе говоря, в случае неудачного исхода переговоров стороны не считаются заключившими окончательный договор. Такие преддоговорные соглашения тоже обычно включают в себя положения, устанавливающие методы и процедуры переговорного процесса, обязанность вести переговоры добросовестно и срок, по истечении которого указанное соглашение теряет силу, если не будет заключен основной договор.
Предварительный договор содержит все условия будущего окончательного договора, но предусматривает, что в силу ряда обстоятельств стороны заключат такой окончательный договор позже. К.И. Скловский указывал "...суть обязательства, порождаемого предварительным договором, - обязанность сторон заключить договор в будущем... Присуждение по предварительному договору не может быть ничем иным, как установлением основного договора..." <21>.
--------------------------------
<21> Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999. С. 473 - 474.

Временный договор, как характеризует его А. Фансворт, является окончательным и юридически обязательным для сторон, но его предметом является только процедура ведения переговоров. Он не устанавливает условий будущего окончательного договора, как все рассмотренные выше преддоговорные соглашения. В качестве примера можно привести соглашения о процедуре переговоров; о конфиденциальности информации, переданной в ходе переговоров; о распределении расходов, понесенных на стадии переговоров; о выплате определенной суммы в случае отказа от ведения переговоров и заключения основного договора. Такие соглашения могут быть направлены и на регулирование прекращения переговоров. Полагаем, что подобное соглашение целесообразнее назвать соглашением о переговорах (или переговорных процедурах). Среди условий, составляющих их содержание, М.Н. Малеина выделяет: условия о предмете соглашения, месте и времени переговоров, составе участников переговоров и их полномочиях, конфиденциальности, документации в процессе переговоров, языке ведения переговоров и переводчике, распределении расходов на стадии переговоров, принципах ведения переговоров, об ответственности сторон <22>. Наряду с предметом содержание соглашения может составить только одно или два условия. Условие о предмете соглашения является существенным, его составляют действия по принятию сторонами мер по организации процедуры переговоров по заключению договора. Это может быть комплекс мер, охватывающий все этапы и все составляющие процедуры переговоров. Однако возможно, что стороны оговаривают только определенную составляющую процедуры, например обеспечение конфиденциальности переговоров.
--------------------------------
<22> Малеина М.Н. Соглашение о процедуре переговоров (переговорных процедурах) // Законы России. 2011. N 5. С. 22 - 24.

С нашей точки зрения стоит согласиться с позицией В.В. Богданова, который пишет, что указанные разновидности предварительных соглашений трудно назвать классификацией, поскольку отсутствуют единые классификационные критерии ее построения <23>. Речь в данном случае должна идти не столько о классификации, сколько о группировке схожих по содержанию разновидностей преддоговорных соглашений.
--------------------------------
<23> Богданов В.В. Преддоговорные правоотношения в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 78.

Все вышеприведенные преддоговорные соглашения можно разделить на две группы: соглашения, связанные с основным договором, отражающие его условия (договоры с открытыми условиями, предварительный договор и договор о продолжении переговоров) и соглашения, не связанные с основным договором, носящие самостоятельный характер (соглашение о переговорах). В системе частных договоров данные соглашения относятся к группе соглашений, направленных на организацию договорных связей, за исключением договора с открытыми условиями. Соглашения не связаны с осуществлением сторонами трансграничной коммерческой деятельности, они только создают необходимую основу для успешного осуществления сторонами такой деятельности. То есть такие соглашения являются сделками, осложненными иностранным элементом, имеющими организационный характер. Исключением является договор с открытыми условиями, который в случае несогласования сторонами открытых условий трансформируется в основной договор и становится международной коммерческой сделкой.
Ф. Виллем Грошейд предпринимает попытку классифицировать преддоговорные соглашения на две группы: процедурные и материальные <24>. Процедурные относятся к порядку ведения переговоров о заключении договора (принципиальные соглашения (agreement in principle), соглашения о намерениях, о намерении заключить договор). Материальные имеют непосредственное отношение к тому, что будет закреплено в будущем договоре (генеральный контракт, предварительный договор и рамочный контракт). Между этими группами не существует четкой границы, и часто одно и то же соглашение может подпадать под обе категории, т.е. может оказаться смешанным.
--------------------------------
<24> Grosheide F. Willem. Opt. cit. P. 104.

В США выделяют два типа преддоговорных соглашений <25>. Первый тип - преддоговорный только по форме; это полностью обязательное соглашение: стороны достигли согласия по всем вопросам, поставленным на переговорах, но намереваются закрепить соглашение формальным документом.
--------------------------------
<25> Judge Leval in Teachers Insurance & Annuity Ass'n v. Tribune Co. 4. 670 F. Supp. 491 (S.D.N.Y. 1987).

Второй тип - обязательное предварительное обязательство - обязательное только в определенной степени. Оно создается, когда стороны согласуют основные условия, а остальные оставляют открытыми для дальнейших переговоров. Стороны такого соглашения не могут требовать исполнения сделки. В самом деле, если окончательный договор не подписан, стороны могут отказаться от сделки.
Трансграничные преддоговорные соглашения связаны с правопорядками как минимум двух государств, поэтому возникает вопрос, право какого государства применять к таким соглашениям.
В международном частном праве используются два способа правового регулирования: материально-правовой и коллизионный <26>. Материально-правовой состоит в непосредственном применении к договору норм права, предназначенных для регулирования таких отношений, без поиска применимого национального права. Такие нормы имеют главным образом международное происхождение. Пункт 3 ст. 1186 ГК РФ закрепляет, что "если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается".
--------------------------------
<26> В науке международного частного права противопоставляются две основные точки зрения. Исходной позицией является выделение двух методов - коллизионного и материально-правового (М.М. Богуславский, И.С. Перетерский, С.Б. Крылов, Л.П. Ануфриева, Е.В. Кабатова и др.). Второй подход был высказан В.П. Звековым, который выделил один метод регулирования, в рамках которого существуют два способа (См.: Звеков В.П. К вопросу о соотношении материально-правового и коллизионного способов регулирования в международном частном праве // Советский ежегодник международного права. М., 1973, 1975). Единый метод определялся как метод преодоления коллизионной проблемы. Данный метод опосредуется двумя способами - коллизионным и материально-правовым. Указанный подход был воспринят рядом ученых (См.: Ермолаев В.Г., Сиваков О.В. Международное частное право: Курс лекций. М., 1998. С. 12; Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2000. С. 17 - 24; на первый взгляд похожая точка зрения отражена в учебнике Н.Ю. Ерпылевой, однако следом за утверждением о методе МЧП как методе преодоления коллизии автор пишет о двух методах: коллизионном и материальном (Ерпылева Н.Ю. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 14 - 21). При этом исходным был постулат общей теории права, согласно которому каждую отрасль характеризует отдельный метод правового регулирования. Этот метод является единственным в своем роде и не может использоваться другой отраслью права. В этом плане некоторые "послабления" допустимы для способов и приемов, характеризующих данный метод. Они могут использоваться в различных отраслях (см.: Витченко А.М. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений. М., 1974. С. 60). Сторонники выделения двух методов объясняли свою позицию тем, что при изучении основных понятий МЧП нередки такие ситуации, в которых категории, разработанные общей теорией права, не обладают достаточной общностью, чтобы быть примененными к указанным понятиям (см.: Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. М., 2002. С. 15).

Как указывает В.А. Канашевский, "процесс создания единых материальных правил осуществляется лишь в отдельных областях международной торговли (международная купля-продажа, международные перевозки, расчеты чеками и векселями), в то время как не затронуты или не достаточно затронуты унификацией многие другие области, например вопросы договорной правоспособности, многие институты обязательственного права, такие как страхование, подряд, услуги" <27>. Кроме того, конвенции регулируют далеко не все вопросы, возникающие у сторон в процессе их взаимоотношений, а у суда - в процессе разрешения споров. Отсюда возникает необходимость в привлечении для регулирования этих отношений национального законодательства, поиск которого осуществляется в соответствии с коллизионной нормой.
--------------------------------
<27> Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 49.

В большинстве случаев трансграничные преддоговорные соглашения остаются непоименованными договорами, поэтому говорить о материально-правовом регулировании данных отношений сейчас нельзя. Следовательно, к трансграничным преддоговорным соглашениям можно применять только коллизионно-правовой способ регулирования, сущность которого заключается в выборе компетентного правопорядка. Он осуществляется посредством коллизионных норм, которые содержат предписание о том, право какого государства надо применить.
Основной коллизионной привязкой для регулирования договорных отношений в российском праве выступает принцип автономии воли сторон <28>, т.е. признание за сторонами договора возможности самим выбирать применимую к их отношениям национальную правовую систему. В соответствии с п. 1 ст. 1210 ГК РФ "стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору". Стороны могут как в самом преддоговорном соглашении, так и в отдельном соглашении о выборе права предусмотреть право, которое будет применяться к их преддоговорным отношениям, в частности к самому соглашению, процедуре ведения переговоров, добросовестному поведению во время переговоров и последствиям его несоблюдения и к другим вопросам. Выбор права может быть и прямым, и подразумеваемым (когда из условий договора или совокупности обстоятельств дела можно сделать вывод о том, что стороны желали применения определенного права). В английской судебной практике и доктрине выделяют еще и гипотетическое (презюмируемое) соглашение сторон о выборе применимого права - в данном случае отсутствуют свидетельства того, что стороны в реальности желали применения определенного права, однако суд полагает, что если бы стороны поставили перед собой этот вопрос, то, действуя разумно и добросовестно, они пришли бы к выводу о предпочтительности того или иного права. Таким образом, с помощью выбора права сами стороны могут наилучшим образом учесть специфику заключаемого договора в целях выбора наиболее подходящего правопорядка.
--------------------------------
<28> Существуют следующие теории о правовой природе автономии воли: 1) автономия воли как принцип международного публичного права; 2) автономия воли как самостоятельный источник права; 3) автономия воли как коллизионная норма; 4) автономия воли как самостоятельный материально-правовой институт международного частного права (см.: Рубанов А.А. "Автономия воли" в международном частном праве как теоретическая проблема // Советский ежегодник международного права. 1986. М., 1987. С. 214 - 227; Третьяков С.В. Юридическая природа автономии воли в международном частном праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003; Тригубович Н.В. Автономия воли в международном частном праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1999).

Если стороны преддоговорного соглашения не осуществили выбор права или оговорка о выборе права оказалась дефектной, правоприменительный орган столкнется с необходимостью решать вопрос о выборе применимого права, что в большинстве случаев будет сопряжено в первую очередь с проблемой квалификации соответствующего договора, осуществимой по lex fori или по lex causae. Осуществив первичную квалификацию отношений, которая может оказать первостепенное влияние на решение вопроса о выборе права, суд, следуя коллизионной норме, определит компетентный правопорядок. Однако суд может квалифицировать сложившиеся отношения сторон на преддоговорной стадии. В случае отсутствия выбора права применяется принцип характерного исполнения, а если это невозможно - принцип наиболее тесной связи.
Для нахождения правильного решения коллизионной проблемы в области договорных обязательств "требуется изучение функции договора с особым учетом его специфических социальных целей. На вопрос "в каком государстве сосредоточена социально-правовая сфера договора" следует отвечать, сконцентрировавшись на тех правах и обязанностях из договора, которые характеризуют его социальную функцию" <29>. Таким образом, для правильной локализации договорного обязательства необходимо определить, какое государство является "центром притяжения правоотношения", характеризующим социально-экономическую (а следом за ним и правовую) функцию конкретно взятого договора.
--------------------------------
<29> Vischer F. The Principle of the Typical Performance in International Contracts and the Draft Convention / Harmonization of Private International Law by the E.E.C. / Ed. K. Lipstein London, 1978. P. 25.

В соответствии с теорией характерного исполнения применению подлежит право места нахождения стороны, которая осуществляет характерное исполнение. Характерным является неденежное исполнение или такое денежное исполнение, по отношению к которому исполнение другой стороны носит характер платы (вознаграждения). В официальном отчете к Римской конвенции критерий неденежного исполнения указан в качестве единственного для целей определения характерного исполнения: "Именно исполнение, за которое причитается платеж, то есть в зависимости от типа договора, поставка товаров, предоставление права пользования определенным имуществом, оказание услуг, транспортные, страховые, банковские операции, предоставление обеспечения и т.д., - это то исполнение, которое обычно представляет собой центр притяжения и социально-экономическую функцию договора" <30>.
--------------------------------
<30> Guiliano M., Lagarde P. Report on the Convention on the law applicable to contractual obligations // Official Journal of Europaen Communities. Vol. 23. 1980. 1980. October. P. 281/21.

В тексте Регламента Рим I <31> нашел четкое отражение двухступенчатый подход. На первом этапе суд устанавливает результат применения конкретных коллизионных норм ст. 4(1) (коллизионных привязок, конкретизированных для отдельных видов гражданско-правовых договоров) или непосредственно использует теорию характерного исполнения для договоров, прямо не перечисленных в указанной статье, либо являются смешанными и имеют элементы сразу нескольких договоров, перечисленных в статье. На втором этапе суд проверяет получившийся результат через призму механизма корректирующей оговорки, намеренно сформулированного в ограничительном ключе: "Если из всех обстоятельств дела очевидно, что договор явным образом более тесно связан со страной, иной нежели указанная в п. п. 1 или 2, право такой иной страны подлежит применению". Принцип наиболее тесной связи может получить непосредственное действие лишь в тех редких ситуациях, когда положения ст. ст. 4(1) и 4(2) окажутся вообще неприменимыми (ст. 4(4)).
--------------------------------
<31> Regulation N 593/2008 of the European Parliament and of the Council of 17 June 2008 on the law applicable to contractual obligations (Rome I). Official Journal of the European Union. L. 177, 04.07.2008. P. 6.

Пункт 1 ст. 1211 ГК РФ устанавливает, что если иное не предусмотрено самим Кодексом или другим законом, при отсутствии выбора права применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Далее статья закрепляет специальные презумпции характерного исполнения для конкретных договоров. И в случае если из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела явно вытекает, что договор более тесно связан с правом иной страны, чем та, которая указана выше в ст. 1211 ГК РФ, подлежит применению право страны, с которой договор более тесно связан.
Мы считаем, что характерное исполнение для преддоговорных соглашений следует определять, учитывая заключаемый договор, т.е. стороной, осуществляющей характерное исполнение, выступит потенциальная сторона предстоящей сделки, которая должна осуществлять неденежное исполнение или такое денежное исполнение, по отношению к которому исполнение другой стороны будет носить характер платы (вознаграждения). Это верно в отношении соглашений, связанных с основным договором (т.е. договоров с открытыми условиями, предварительными договорами).
Однако применительно к соглашениям о переговорах смысл может исказиться. Данные соглашения имеют процессуальный характер, направлены на урегулирование процедуры ведения переговоров по заключению основной сделки, носят самостоятельный характер и не содержат условий заключаемого договора, поэтому характерное исполнение нужно определять исходя из самой сущности такого соглашения, а не заключаемой сделки. В силу того, что такое соглашение носит процессуальный характер и направлено на урегулирование действий обеих сторон по согласованию условий будущей сделки и ведению переговоров, говорить о денежном и неденежном исполнении неверно, так же как и об исполнении, имеющем характер вознаграждения, поскольку в данном соглашении стороны осуществляют взаимные действия, направленные на заключение договора.
Поэтому с нашей точки зрения в случае отсутствия выбора права сторонами применительно к соглашению о переговорах следует применять право, наиболее тесно связанное с таким соглашением, а применительно к другим преддоговорным соглашениям, которые связаны с основным договором, - право местонахождения стороны, которая будет осуществлять решающее исполнение по заключаемой сделке.
В иностранной коллизионной доктрине можно выделить три основных подхода к раскрытию содержания критерия наиболее тесной связи <32>.
--------------------------------
<32> Асосков А.В. Основы коллизионного права. М.: Инфотропик Медиа, 2012. С. 301.

1. Коллизионный (территориальный) подход: при определении правопорядка, имеющего наиболее тесную связь с отношением, суд должен учитывать только степень интенсивности территориальных (географических) контактов отношения с различными странами.
2. Субъективный подход к определению правопорядка, имеющего наиболее тесную связь с отношением, делает акцент на субъективной стороне вопроса. Данный подход обычно предлагается для сферы договорных обязательств, в которой доминирует принцип автономии воли сторон: наиболее тесная связь в таком преломлении рассматривается как продолжение этого принципа, гипотетическая воля сторон на применение определенного права. Иными словами, наиболее тесно связанным при таком подходе предлагается считать то право, которое стороны выбрали бы, если бы рассмотрели данный вопрос.
3. Материально-правовой подход исходит из того, что при определении правопорядка, имеющего наиболее тесную связь с отношением, следует учитывать не только (а в некоторых случаях - и не столько) географические контакты, но и факторы, находящиеся в плоскости материального права и учета материально-правового результата <33>.
--------------------------------
<33> Возможно, правильнее именовать данный подход смешанным, поскольку в рамках разнонаправленного подхода, развиваемого в русле учения Савиньи, не может идти речь о полном исключении коллизионных (географических) факторов при определении наиболее тесной связи. Учет материально-правового результата происходит не среди всех существующих в мире правопорядков, а только применительно к тем нескольким правопорядкам, с которыми отношение демонстрирует территориальную (географическую) связь. Таким образом, материально-правовой подход предполагает использование сочетания коллизионных и материальных факторов.

Таким образом, трансграничные преддоговорные соглашения, как и промежуточные документы, имеют существенное значение в трансграничных преддоговорных отношениях. Преддоговорные отношения обладают алеаторным характером, большая их часть строится на доверии, поэтому преддоговорные соглашения и другие промежуточные документы могут служить доказательством серьезности намерений сторон в отношении заключения основного договора, подтверждением достижения определенных результатов, достигнутых во время переговоров, средством защиты интересов сторон таких соглашений (например, ограничивая другую сторону запретом проведения параллельных переговоров, согласовывая распределение расходов в случае неудачи переговоров, а также сумму, которую должна будет выплатить сторона, отказавшаяся вести дальнейшие переговоры), механизмом урегулирования процедуры ведения переговоров, что особенно актуально для сторон, находящихся в рамках правового режима, не содержащего общего обязательства действовать добросовестно на стадии переговоров.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


10 января 2020 г.
Проект Федерального закона № 877880-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации"

Законопроект предлагает введение единого федерального реестра турагентов. Предусматривается, что реестр будет функционировать в виде подсистемы информационной системы "Единый федеральный реестр туроператоров". Внесение сведений о турагенте осуществляется туроператором путем заполнения электронных форм или размещения информации в личном кабинете туроператора в системе Единого федерального реестра туроператоров или автоматизированного взаимодействия информационной системы туроператора с реестром турагентов.




20 декабря 2019 г.
Проект Федерального закона № 864881-7 "О государственном регулировании деятельности по перевозке легковыми такси и деятельности служб заказа легкового такси и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Законопроект призван упорядочить отношения, возникающие между органами государственной власти и лицами, осуществляющими деятельность по перевозке легковым такси, службами заказа легкового такси, а также отношения, возникающие между лицами, осуществляющими деятельность по перевозке легковым такси, и службами заказа легкового такси. 




4 декабря 2019 г.
Проект Федерального закона № 851072-7 "Об обязательных требованиях в Российской Федерации"

Законопроект определяет правовые и организационные основы установления, оценки применения обязательных требований, содержащихся в нормативных правовых актах Российской Федерации, оценка соблюдения которых осуществляется в рамках государственного контроля (надзора), муниципального контроля, привлечения к административной ответственности, предоставления государственных и муниципальных услуг, оценки соответствия продукции и иных форм оценок и экспертиз.




21 ноября 2019 г.
Проект Федерального закона № 840167-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Переход к ценообразованию в сфере ОСАГО, базирующийся на рыночных принципах и конкуренции, предоставлении страховщикам права самостоятельно определять подход к применению базовых ставок страховых тарифов в пределах их максимальных и минимальных значений, регулируемых Банком России, с учетом личностных характеристик страхователя и лиц, допущенных им к управлению транспортным средством, в частности, наличия у таких лиц неоднократных административных наказаний за грубые нарушения ПДД.




7 ноября 2019 г.
Проект Федерального закона № 831599-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации"

Актуальность проекта федерального закона связана с необходимостью создания правового регулирования, благодаря которому только добросовестные турагенты и туроператоры смогут осуществлять свою деятельность в туристской сфере на территории Российской Федерации. Без введения обязательности формирования электронной путевки и размещения сведений о ней в системе туроператорами и турагентами невозможно обеспечить достижение поставленных перед системой целей и выполнение стоящих задач. 



В центре внимания:


Недоказанный убыток (Лермонтов Ю.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>

Коррупция - дело общественное. Минтруд разработал рекомендации корпоративного поведения (Фомина Л.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>

Субсидии без НДС (Лермонтов Ю.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>

Неопределенная осмотрительность. Как надо правильно выбирать контрагента (Ненашева Н.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>

И дать и взять. Особенности применения давальческой схемы (Илларионов А.)

Дата размещения статьи: 28.01.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи