Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Типологические свойства правосознания (Строева О.А.)

Типологические свойства правосознания (Строева О.А.)

Дата размещения статьи: 03.09.2014

В современной юридической науке существуют разнообразные подходы к понятию правосознания. Так, с точки зрения С.А. Комарова, А.В. Малько, правосознание есть понимание права, совокупность представлений и чувств, выражающих отношение людей как к действующему, так и к желаемому праву [1]. Важно понимать, что посредством правосознания происходит оценка права в целом, и, таким образом, следует согласиться с позицией А.Б. Венгерова, который считал, что оно влияет на развитие и применение права [2].
В вопросах дефиниции понятия правосознания мы солидарны с точкой зрения Н.Л. Гранат, определяя его как "область сознания, отражающую правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву, а также практике его реализации, правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение человека в юридически значимых ситуациях" [3].
Научно обоснованные подходы к пониманию сущности правосознания требуют выделения некоторой обобщающей формы, изучение которой способствует выделению новых качественных свойств правосознания. По нашему мнению, такой формой может выступать типология - как методологическое средство анализа. В этой связи заслуживает внимания позиция О.Е. Землянова, который отмечает, что типология позволяет не только включить все изученные формы, но и выявить некоторые "незанятые" участки, где позднее будут помещены вновь открытые формы [4].
При решении поставленной нами проблемы необходимо в первую очередь обратиться к использованию типологии в праве. М.Н. Марченко справедливо отмечает, что процесс познания права с помощью типологии позволяет определить качества, свойства и особенности, присущие правосознанию, их видоизменить и преобразовать [5].
Трудность в исследовании данного вопроса представляет значительное количество типологий, представленных в праве. Следует особо обратить внимание на мнение о данной дифференциации Р.Г. Баранцева, заключающееся в отыскании фундаментальной структуры порядка [6], которая, на наш взгляд, выражается в типах, образуемых как результат исследуемого множества объектов и объединяемых с помощью типологии.
Между тем в современных условиях традиционные подходы [7] к типологии не в полной мере могут объяснить изменения, которые происходят в праве, правосознании, обществе и государстве. В этой связи заслуживают пристального внимания нетрадиционные подходы к выделению типов, среди которых наибольший интерес представляет типология, строящаяся на базовых отраслях права.
Стоит заметить, что суть деления правосознания на типы заключается в том, что в праве существует комплекс базовых норм, призванных обеспечить развитие права. Выделяемые на основе базовых отраслей типы способны в полной мере раскрыть значение правосознания, его действие и выявить основные характеристики. Следует согласиться с В.П. Малаховым в том, что необходимость появления той или иной отрасли первоначально обусловлена существованием определенного типа [8, с. 343].
Исследование проблем, связанных с типологическими свойствами правосознания, требует прежде всего раскрытия общей характеристики его базовых типов, что свидетельствует о глубине и всесторонности внутреннего содержания правосознания. По нашему мнению, существуют четыре основных типа правосознания: конституционный, уголовный, административный и гражданский.
В современной отечественной юридической науке вопросам изучения конституционного типа правосознания отведено достаточное количество работ. Так, например, Э.Э. Баринов понимает под ним в первую очередь отношение в целом индивида, коллектива, общества к положениям Конституции, конституционно-правовым актам, к практике их реализации, а также к желаемым изменениям конституционно-правовых институтов, равно как и к самим по себе современным конституционным ценностям [9]. Н.В. Мамитова в этой связи делает акцент на формируемых с его помощью представлениях, идеях об общественных отношениях, охране и защите государственно-правовой организации общества [10].
Заслуживает отдельного внимания то обстоятельство, что конституционное правосознание воплощает в себе базовые, основополагающие идеи, убеждения, ценности, цели, понятия, получающие признание и закрепление в нормах и институтах конституционного права, в практике их реализации, относящиеся к важнейшим сферам жизнедеятельности общества и государства [11].
Представляется, что фундаментальный и системообразующий характер базовых представлений и идей, лежащих в основе конституционного правосознания [12], закладывает основы возникновения общеправовых принципов, идей, специфических взглядов и оценок, лежащих в основе уголовного, административного и гражданского типов правосознания.
Специфику рассмотрения уголовного типа правосознания составляет дефиниция А.В. Грошева, который выделяет в качестве самостоятельной формы правосознания уголовно-правовое сознание, определяя последнее как "общественное, групповое и индивидуальное правосознание, отражающее правовые явления, складывающиеся в виде уголовно-правовых знаний, представлений, оценочных отношений к уголовному праву и практике его применения, установок и ориентации, осуществляющее регулирование массового и специализированного поведения субъектов уголовно-правовых отношений" [13].
Как верно отмечают Г.М. Миньковский, А.Р. Ратинов, только единство сознания и отношения людей к праву и законности составляет уголовное правосознание, выступающее регулятором правового поведения [14]. Это определяется в первую очередь тем обстоятельством, что основу уголовного правосознания, на наш взгляд, составляют представления об основополагающих принципах уголовного права, знание действующего уголовного законодательства, его оценка, а также отношение к уголовному праву, выражающиеся в чувстве справедливости, привычке к законности, равноправию и свободе, неприятию произвола и беззакония, стремлении к восстановлению нарушенного права.
Отсюда, по логике уголовного правосознания, борьба законопослушного и противоправного поведения, обмена противоправного деяния на возмездие, раскаяния на искупление, принудительной силы государства на посягание, заключают в себе основу рассматриваемого нами типа правового сознания [8, с. 350]. В этой связи представляется, что уголовно-правовой тип правосознания аккумулирует уголовно-правовое мышление и воспроизводит в действительности реальное действие уголовного закона.
Наряду с рассмотренными выше типами правового сознания, весьма значимым представляется изучение административного правосознания, поскольку анализ вышеуказанных типов способствует вскрытию сущностных характеристик данного правового явления.
Рассматривая административный тип правового сознания, следует обозначить немаловажность роли государства, исполнительной власти, должностных лиц и государственных органов как субъектов административных правоотношений, лежащих в основе становления административного правосознания [8, с. 360 - 362]. Не вызывает сомнений высказанная В.П. Малаховым позиция относительно направленности административно-правового сознания на конструирование публичных и властных правоотношений [8, с. 358 - 359], поскольку возникающие правоотношения носят государственный характер.
Кроме того, необходимо отметить, что функционирование административно-правового типа правосознания определено управленческим характером административного права. В этой связи представляется заслуживающим внимания мнение известного российского юриста В.Л. Кабалевского, который отмечал, что административное право есть совокупность норм, регулирующих государственную деятельность в области внутреннего управления, и вытекающие из этой деятельности юридические отношения между властью и гражданами [15].
Изучение характера административного правосознания позволяет в наиболее общем виде сформулировать его как конструирующее административно-правовую реальность развитое административно-правовое мышление, выраженное в форме категорий и понятий, взглядов, идей и представлений, целевых и ценностных установок, посредством которых регулируется поведение людей, деятельность органов и должностных лиц, оценивается действующее административное законодательство, право, осмысливается сущность государственной власти, ее границы, происходит моральное осуждение деяний и готовность к определенным действиям. Итогом адекватного функционирования и действия административно-правового типа правосознания является государственный порядок, как основа государственного и общественного интереса [8, с. 364 - 366].
Подобно рассмотрению конституционного, уголовного и административного типов правосознания, можно охарактеризовать и специфику гражданско-правового сознания, которая связана прежде всего с отражением равенства и автономии воли сторон гражданских правоотношений, исключая властеотношения и подчинение одной стороны другой, присущие административному правосознанию.
В этой связи представляется значимым отражение специфики гражданского правосознания посредством выделения таких неотъемлемых атрибутов гражданского права как договорные отношения, частная собственность, экономическая свобода, свобода предпринимательской деятельности, равноправие и защищенность субъектов рыночной системы, нормы, регулирующие и охраняющие отношения частных собственников, их интересы как свободных субъектов [16, с. 14].
Гражданское правосознание формирует убеждения в необходимости соблюдения прав и свобод человека, и в первую очередь участников гражданских правоотношений. Важно отметить, что гражданское правосознание определено договорным характером правоотношений, и не случайно оно обусловливает ориентацию на интересы другого [8, с. 346], формирует установки, цели и интересы, которые обеспечивают персонифицированность гражданских правоотношений и определяют их эффективность, а применение ответственности способствует свободе, готовности к риску и самоограничению, доверию, возникающему в результате гражданско-правового мышления.
Особенность исследования типологии правосознания заключается в отыскании определенных параметров, отражающих "коренные" свойства правосознания, позволяющие теоретически обосновать сущность правосознания и адекватно выразить его реальное действие. Как видим, глубокое и всестороннее изучение правосознания возможно лишь при использовании внутренних критериев, позволяющих выделить в рамках правосознания основные параметры, различающиеся по своим базовым характеристикам.
При исследовании правосознания в названном аспекте возникает необходимость рассмотреть смыслообразующие идеи, целевые и ценностные установки, аксиомы правового мышления, понятийный аппарат поставленной проблемы. Данные параметры служат одним из главных средств объяснения роли конституционного, уголовного, гражданского и административного типов правосознания и способствуют расширению их внутреннего содержания.
Раскрытие адекватных определенному типу параметров способствует наиболее содержательной характеристике типологических свойств правосознания.
В этой связи важное теоретическое значение приобретает рассмотрение характеристики смыслообразующих идей как одного из базовых параметров типологии, благодаря которому выводится смысловой каркас, выражающий ключевые свойства правосознания [17]. Как верно отмечает О. Шпенглер, смыслообразующие идеи находят адекватное отражение в содержании правосознания, определяя дух общественного бытия и особенности развития [18].
Характеризуя содержание смыслообразующих идей, С.С. Алексеев обозначает их как первичные "частицы" правосознания, представления, понятия, концепции, составляющие его основное содержание [19, с. 3 - 7].
Именно смыслообразующие идеи, по мнению А.А. Гирько, дают возможность пробиться в самое глубинное ядро правосознания, выразить его природу [20]. В развитие этой мысли хотелось бы подчеркнуть позицию С.С. Алексеева о сущности смыслообразующих идей, которые, проникая в суть правосознания, определенным образом объективируются в нем, и в виде основополагающих правовых начал, правовых принципов, выступают центральным звеном, образующим периферию правосознания [19, с. 317].
Раскрывая внутренние проявления правосознания, значимым представляется закрепление в качестве основного параметра его характеристики аксиом правового мышления. Как верно отмечает А.В. Масленников, аксиомы - идеальные фрагменты правовой материи, представляющие собой "сгустки" юридического опыта, объективируемые в законодательстве и используемые в правотворчестве и правореализующей практике без оценки их истинности [21].
Не вызывает сомнения тот факт, что многие аксиомы были выработаны еще древнеримской юриспруденцией, однако не потеряли своей актуальности в наше время. К примеру, общеизвестными аксиомами, нашедшими свое отображение как в римском, так и в современном юридическом праве, являются: "pacta sunt servanda" - "договоры должны выполняться", отражающая присущие гражданско-правовому типу сознания свойства, "ubi jus incertum, ibi nullum" - "если закон неопределенен - закона нет", "neme jus sibi dicere potest" - "никто не может устанавливать законы для самого себя", характеризующие свойства конституционно-правового сознания, "satius esse impunitum reliqui facinus nocentis quam inocentem damnari" - "лучше оставить преступление безнаказанным, чем судить невиновного", "nullum crime nest in casu" - "случайность посягательства исключает преступление", воспроизводящие признаки уголовно-правового сознания.
Особенностью аксиом правосознания является то, что они прямо либо косвенно отражаются в нормах права. Так, например, аксиома "доверие как обязательное и первостепенное условие полноты гражданских правоотношений" закреплена в ст. 10 Гражданского кодекса РФ, аксиома "никто не может устанавливать законы для самого себя" предопределена ст. 4 Конституции РФ, аксиома "случайность посягательства, исключающая виновность и ответственность", отражена в ст. 28 Уголовного кодекса РФ. Не случайно аксиомы правового мышления выражают наиболее глубинные, непреложные основы правосознания, вне которых оно не может существовать, формируют его социальную ценность, значимость и фиксируются в специфических типологических проявлениях.
Применительно к исследованиям в области современной теории права и государства немаловажной представляется роль ценностных и целевых установок.
В данном аспекте следует отметить позицию Д.А. Керимова, который определяет установку как такое состояние индивида, общности людей, общества в целом, которое непосредственно обусловливает заданность устремлений, направленность интересов, целей и волевой деятельности, а также характер, форму и стиль этой деятельности [22, с. 416]. В этой связи заслуживает внимания тот факт, что целевые и ценностные установки, как параметры характеристики типов правосознания, служат образующими мотив факторами, участвуют в определении целей и средств, отвечающих тем или иным ценностям, а также являются основой и критерием принятия решений, разрешения внутренних конфликтов, придают "устойчивость" личности [23].
На наш взгляд, влияние ценностных установок на правовое сознание определяет характер правового мышления, адекватность воспроизведения в мышлении ценностей, обусловленных личностными и общественными интересами.
Так, например, к ценностным установкам конституционного типа правосознания могут быть отнесены "человек", "свобода", "конституционность", "равенство", "социальная справедливость"; ценностными установками гражданского типа правосознания являются "собственность", "договор", "свобода", "разумность", "согласие"; ценностные установки уголовного типа правосознания обнаруживаются в таких категориях как "свобода выбора", "ответственность", "антагонистичность", "виновная мысль (воля)", "оправдание уголовного наказания"; административный тип правосознания сочетает в себе "публичный интерес", "авторитет", "административное подчинение", "взаимопризнание государства и личности", "общественное благо".
Несмотря на тот факт, что ряд ценностных установок идентичны по своему написанию, в то же время по своему внутреннему содержанию они имеют различное наполнение. Так, если "свобода" в гражданском правосознании ассоциируется в основном со свободой договора, свободой волеизъявления, то "свобода" в конституционном правосознании - это всегда свободный индивид, свобода, воплощенная в равенстве, или же "свобода выбора", которая в уголовном правосознании находит свое выражение в выборе поведения и выборе действий.
В связи с этим считаем, что ценностные установки, лежащие в основе формирования правосознания, отражают его важнейшие ценностные ориентиры. Как верно отмечает А.И. Пригожин, "ценности есть предельные жизненные ориентиры, по которым мы выстраиваем свое поведение, отношения с людьми, ставим себе цели и ограничения" [24].
Основные цели правосознания, на наш взгляд, ассоциируются с определенным идеалом, которым, с одной стороны, является правопорядок и законность, с другой - становление правового государства и гражданского общества, в которых приоритет составляют закон, права человека, справедливость, где человек защищен от преступного произвола [25, с. 119]. И это неслучайно, ведь важнейшей целью формирования правосознания граждан является необходимость дать им прочную мотивационную основу поведения [25, с. 121]. Что осуществимо лишь посредством существования в сознании личности установок, задающих направление действиям и помыслам людей [26].
Полагая, что целевые установки постоянно удерживают общий смысловой фон правосознания, стоит заметить, что ценностные установки определяют цели, относящиеся как к правосознанию в целом, так и к его отдельным типам в частности [27]. В этой связи Рудольф фон Иеринг указывает, что ничто не существует без цели: "нет хотения без цели", а "действие без цели такая же бессмыслица, как следствие без причины" [28]. Следует отметить суждение Д.А. Керимова, утверждающего, что цель представляет собой установку на активные действия, направленные на последовательное осуществление цели [22, с. 305], что предопределяет наличие в правосознании целеустановок.
Раскрытие содержания смыслообразующих идей, аксиом правового мышления, целевых и ценностных установок невозможно без выработки понятийного аппарата, адекватно отражающего сущность правосознания. Данные параметры, будучи выраженными в понятийной форме, значительно расширяют и обогащают понятийный аппарат правосознания, его типологическую характеристику. В этой связи полагаем, что для всестороннего изучения типологических свойств правосознания необходим определенный объем понятий и категорий, формирующих понятийный аппарат.
Очевидно, невозможно адекватно анализировать типологические свойства правосознания вне понятийного аппарата, который, с одной стороны, воспроизводят понятия, отражающие структурные свойства характеристики правосознания, с другой - понятия, образующие содержание правосознания [29].
Таким образом, многогранность исследуемой проблемы определяет необходимость восприятия типологии в качестве методологического средства анализа, раскрывающего природу и внутреннее содержание исследуемого объекта.
Рассмотрев типологическую характеристику права, мы приходим к выводу о допустимости и целесообразности ее использования в правосознании, при этом под "типом" следует понимать качественное состояние правосознания, определяемое прежде всего его внутренними факторами и самой природой. Представляется целесообразным в качестве базовых типов исследовать конституционное, уголовное, административное и гражданское правосознание.
Стоит отметить, что глубокое и всестороннее изучение правосознания возможно лишь при использовании внутренних критериев, позволяющих выделить основные параметры, различные по своим базовым характеристикам. Такими параметрами, используемыми в типологии правосознания, на наш взгляд, выступают понятийный аппарат, смыслообразующие идеи, целевые и ценностные установки, аксиомы правового мышления, способные объяснить роль конституционного, уголовного, гражданского и административного типов в содержательной типологической характеристике правосознания.

Литература

1. Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права: Краткий учебник для вузов. М., 2001. С. 292.
2. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник / А.Б. Венгеров. 5-е изд. М.: Омега-Л, 2008. С. 560.
3. Гранат Н.Л. Правосознание и правовая культура // Юрист. 1998. N 11/12. С. 2.
4. Землянов О.Е. Проблемы типологии, как приема изучения правового регулирования // Актуальные проблемы правоведения. 2009. N 1 (22). С. 32.
5. Марченко М.Н. Теоретико-методологические проблемы права. М.: Зерцало-М., 2007. С. 11.
6. Баранцев Р.Г. Системная структура классификации // Классификация в современной науке. Новосибирск, 1989. С. 73.
7. См.: Алексеев С.С. Общая теория права. В 2 т. Т. I. М.: Юридическая литература, 1981. С. 109.
8. См.: Васильев А.В. Теория права и государства. М.: Флинта, МПСИ, 2011. С. 124.
9. Малахов В.П. Методологические и мировоззренческие проблемы современной юридической теории: Монография / В.П. Малахов, Н.Д. Эриашвили. М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2011.
10. Баринов Э.Э. Конституционное правосознание в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2001. С. 7 - 12.
11. Мамитова Н.В. Конституционное правосознание в российском обществе как фактор реализации конституционных идей в России // Конституционное и муниципальное право. 2005. N 4. С. 12 - 13.
12. Баринов Э.Э. Конституционное правосознание: социальная и юридическая природа // Философия права. 2004. N 3 (11). С. 34 - 35.
13. Бастен А.В. Конституционное правосознание как правовая категория // Проблемы права. 2009. N 2 (18). С. 27.
14. Грошев А.В. Функции правосознания в механизме уголовно-правового регулирования: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1997. С. 17.
15. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Н.В. Жогин, В.Г. Танасевич, Г.М. Миньковский, А.Р. Ратинов, А.А. Эйсман. Изд. второе, исправленное и дополненное. М.: Юридическая литература, Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1973. С. 89 - 97.
16. Кабалевский В.Л. Советское административное право. Харьков, 1929. С. 3.
17. Баринов Э.Э. Конституционное правосознание в Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2001. С. 14.
18. Малахов В.П. Философия права: Учебное пособие / В.П. Малахов. 2-е изд. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. С. 91.
19. Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой истории. В 2 т. Т. 2. М., 1998. С. 82 - 83.
20. Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М.: Норма-Инфра-М, 1998.
21. Гирько А.А. Влияние российского менталитета на правовое сознание граждан: Автореф. дис. ... канд. философ, наук. Ставрополь, 2006. С. 4 - 7.
22. Масленников А.В. Правовые аксиомы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Владимир, 2006. С. 6.
23. Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). М., 2001.
24. Бреднева В.С. Системный анализ структурных компонентов правосознания // Ленинградский юридический журнал. 2007. С. 25.
25. Пригожин А.И. Цели и ценности. Новые методы работы с будущим / А.И. Пригожин. М.: Изд-во "Дело" АНХ, 2010. С. 15.
26. Красильникова Ю.В. Анализ современного состояния правосознания российского общества // Власть. 2010. N 7.
27. Белинская Е.П. Социальная психология личности: Учебное пособие для вузов / Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая. М., 2001. С. 21.
28. Малахов В.П. Природа, содержание и логика правосознания: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 126.
29. Иеринг Р. Цель в праве. Т. 1 / Пер. В.Р. Лицкой; Н.В. Муравьев, И.Ф. Дерюжинский; под ред. В.Р. Лицкой. СПб.: Изд. Н.В. Муравьева, 1881. С. 6 - 9.
30. Малахов В.П. Многообразие методологий современной теории государства и права: аксиологическая методология // История государства и права. 2009. N 21. С. 45 - 46.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


22 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1116818-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" и ст. 45 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

Цель законопроекта - расширение доступа к участию в закупках субъектам малого и среднего бизнеса, с возможностью предоставить банковские гарантии в качестве обеспечения заявки на участие в конкурентной закупке с участием субъектов МСП или обеспечения исполнения договора, заключенного по результатам таких закупок, выданные банками, включенным в перечень, предусмотренный статьей 45 Закона № 44-ФЗ.




15 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1112339-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и Федеральный закон "Об исполнительном производстве"

Цель законопроекта - создание единой системы управления арестованным, конфискованным, а также иным изъятым имуществом, подлежащим обращению в собственность государства в соответствии с законодательством. Законопроектом предусматривается применение электронной формы торгов, а также, реализация имущества на единых электронных площадках, отобранных Правительством РФ, где путем проведения электронных аукционов реализуется конфискованное и иное обращенное в собственность государства имущество.




10 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1109512-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рекламе"

Цель законопроекта - совершенствование законодательства и устранения правовых пробелов в сфере регулирования распространения социальной рекламы в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". Предлагаемые изменения предоставят некоммерческим организациям инструменты рекламного продвижения своих инициатив и позволят оптимальным способом информировать о своей деятельности в сети "Интернет".




3 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1105153-7 "О внесении изменений в статьи 38 и 86 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"

Цель законопроекта - установление полномочий Правительства РФ с сфере определения порядка изъятия федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль за обращением медицинских изделий, фальсифицированных, недоброкачественных или контрафактных медицинских изделий, не являющихся вещественными доказательствами по уголовным либо административным делам. 




30 января 2020 г.
Проект Федерального закона № 1103069-7 "О внесении изменения в статью 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"

Цель законопроекта - внесение в законодательство о банкротстве уточнения, согласно которому в рамках удовлетворения требований кредиторов второй очереди не могут быть взысканы иные платежи, кроме платежей по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности.



В центре внимания:


Компетенция нотариусов: некоторые проблемные вопросы (Ярошенко Т.В.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Нотариальное удостоверение опциона на заключение договора в российском законодательстве (Махиборода М.Н., Шестаков К.Н.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Правовые проблемы оспоримости завещания (Гривков О.Д., Шичанин А.В.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Правовое обеспечение принципа прозрачности бюджетного процесса современной России: актуальные вопросы интерпретации и реализации (Михайлов Д.Л., Семерина Е.И., Субочев В.В.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Правовые проблемы организации муниципального аудита в России (Абрамова Н.Е., Лисицин П.Е.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.