Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Защита банка от иска конкурсного управляющего заемщиком (Бычков А.И.)

Защита банка от иска конкурсного управляющего заемщиком (Бычков А.И.)

Дата размещения статьи: 07.01.2015

Банкротства банков обычно у всех на слуху. Однако помимо банков банкротятся и обычные участники гражданского оборота, у которых может не хватить денежных средств и иного имущества для полного расчета со всеми кредиторами.

Банк, клиент которого признан банкротом, рискует не получить обратно предоставленные ему кредитные средства, если выданный кредит ничем не был обеспечен. Мало того, совершенные в преддверии банкротства сделки могут быть оспорены конкурсным управляющим должника, что создает дополнительные риски для банка.
В практике имеется один показательный пример того, как банк в счет прекращения кредитного обязательства своего клиента принял от него имущество в качестве отступного, однако такую сделку в дальнейшем признали недействительной и обязали банк вернуть полученное имущество в имущественную массу должника для проведения расчетов со всеми кредиторами в порядке очередности. При этом конкурсный управляющий должника счел, что в период с момента передачи отступного банку и до момента его фактического возврата после признания недействительным соглашения об отступном банк пользовался им и мог извлекать доход. Соответственно, с него подлежат взысканию убытки. Несмотря на то что до момента возврата имущества банк им добросовестно владел на основании заключенного с должником соглашения об отступном, он должен был отвечать по такому иску.

Суть дела

После подачи в суд заявления о признании компании банкротом между ней и банком был подписан договор об отступном, по условиям которого денежное обязательство должника по кредитному договору подлежало прекращению путем предоставления банку отступного. Договор об отступном был фактически исполнен его сторонами - должник передал банку недвижимость. Однако данная сделка была вскоре признана недействительной на основании п. 3 ст. 103 Закона о несостоятельности (банкротстве), поскольку повлекла предпочтительное удовлетворение требований банка перед другими кредиторами.
Арбитражный суд г. Москвы применил к спорной сделке последствия ее недействительности, обязав банк вернуть недвижимое имущество должнику и восстановив задолженность последнего перед банком. Управляющий должника, полагая, что, передав спорную недвижимость в качестве отступного, тот понес убытки в виде неполученных арендных платежей, обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском (Решение от 27.03.2013 по делу N А40-117032/12).
Удовлетворяя иск, суды трех инстанций (первой, апелляционной, кассационной) руководствовались положениями ст. 15 ГК РФ и исходили из того, что до предоставления отступного нежилые помещения сдавались должником в аренду. В результате неправомерных действий банка, выразившихся в получении отступного в преддверии банкротства должника с целью получения преимущественного удовлетворения его требований перед другими кредиторами, должник понес убытки в виде неполученного дохода.
Коллегия судей ВАС РФ, передавая дело на пересмотр в Президиум ВАС РФ, сформулировала следующее.
Само по себе заключение банком оспоримой сделки об отступном не может рассматриваться как причинение вреда. В отдельных случаях закон предусматривает возможность возмещения убытков в связи с заключением недействительных сделок (например, сделок, совершенных под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. ст. 178 и 179 ГК РФ)). При этом действующее законодательство не содержит норм о взыскании убытков ввиду совершения недействительной сделки с предпочтением.
Не всякое исполнение недействительной сделки влечет возникновение юридического основания для возмещения убытков. Основным способом защиты прав сторон, исполнивших сделку, является применение последствий ее недействительности.
В связи с этим вывод судов о возможности применения норм о возмещении убытков в отсутствие деликта или иного установленного законом основания противоречит гражданскому законодательству.
По сути, в настоящем деле конкурсным управляющим заявлено требование, которое может быть квалифицировано как кондикционное, т.е. иск о взыскании с банка неосновательного обогащения в виде неполученных компанией арендных платежей.

Соотношение размера отступного и кредитного обязательства

Обоснованность этого требования, предъявленного к банку, может быть рассмотрена исходя из двух различных подходов.
Первый. В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
В силу ст. 1103 ГК РФ нормы о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке, если иное не установлено Гражданским кодексом РФ, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа обязательства.
Согласно п. 27 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14 при применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки, когда одна из сторон получила по сделке денежные средства, а другая - товары, работы или услуги, суду следует исходить из равного размера взаимных обязательств сторон.
Нормы о неосновательном денежном обогащении (ст. 1107 ГК РФ) могут быть применены к отношениям сторон лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне.
Таким образом, равный размер обязательств сторон представляет собой презумпцию, которая может быть опровергнута. Соответствующая правовая позиция сформирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26.03.2013 N 15327/12.
Предоставленное взамен исполнения первоначального обязательства отступное должно признаваться равным сумме, причитающейся с должника по кредитному договору.
При таком подходе удовлетворение требования о неосновательном обогащении правовых оснований не имеет.
Второй. Из Постановления Президиума ВАС РФ от 13.10.2011 N 9709/11 вытекает, что соглашение об отступном признано недействительной сделкой в соответствии с п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве. В силу фактических обстоятельств дела банку было известно о признаке неплатежеспособности должника ранее вынесения названного судебного акта.
Следовательно, банк неосновательно пользовался нежилыми помещениями должника с момента их получения и к этим отношениям подлежит применению п. 1 ст. 1107 ГК РФ.
Из данной нормы следует, что неосновательно обогатившееся лицо, в частности, обязано возместить все доходы, которые оно должно было извлечь из имущества потерпевшего, с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательном обогащении.
Банк является коммерческой организацией, т.е. осуществляет с учетом ограничений установленных законом для банков предпринимательскую деятельность, которая направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом (п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 50 ГК РФ).
Следовательно, положение п. 1 ст. 1107 ГК РФ о том, что неосновательное обогатившееся лицо должно извлечь доходы из имущества потерпевшего, необходимо применять таким образом, чтобы определить, какие доходы в аналогичных обстоятельствах и при таких же условиях обычно извлекаются лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью из такого же имущества.
При ином подходе к толкованию норм права неосновательно обогатившееся за счет чужого имущества лицо, пользуясь им, не имело бы никаких негативных экономических последствий и было бы демотивировано к тому, чтобы не допускать неосновательного обогащения, равно как не было бы экономически стимулировано к его скорейшему возврату в собственность потерпевшему.
Признание недействительным соглашения об отступном влечет не только обязанность по его возврату, но и сохранение первоначального обязательства должника, которое не считается прекращенным. Это означает сохранение для должника всех негативных юридических последствий пребывания в просрочке.
Между тем недействительность соглашения об отступном должна воздействовать равным образом и на другую сторону, с тем чтобы сохранить экономический баланс коллидирующих интересов сторон. Этот баланс достигается обязанностью неосновательно получившего отступное кредитора возместить потерпевшему доходы, которые он должен был извлечь из пользования имуществом.
Кроме того, судебная практика по взысканию предпочтительного платежа предусматривает начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму такого платежа (Постановления Президиума ВАС РФ от 09.04.2013 N 15792/12, Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).
Не имеется никаких экономических и юридических причин для отказа в удовлетворении аналогичного требования о взыскании неосновательного обогащения в тех случаях, когда предпочтительное исполнение было произведено не в деньгах, а в виде иного имущества.
При таком подходе неверная правовая квалификация требования истца в качестве убытков вместо кондикционного требования не привела к принятию неправильного решения, поскольку истец имел право на притязание, предусмотренное п. 1 ст. 1107 ГК РФ. В связи с этим для устранения допущенной судебной ошибки дело было передано на пересмотр в Президиум ВАС РФ (Определение ВАС РФ от 04.02.2014 N ВАС-18222/13 по делу N А40-117032/12).

Что следовало предпринять банку

Анализируя данное судебное дело, можно прийти к следующим выводам. Действительно, у банка в связи с признанием соглашения об отступном недействительной сделкой возникает неосновательное обогащение ввиду фактического пользования имущества, предоставленному ему по соглашению. Этот период охватывает время с момента передачи банку имущества и до момента его фактического возврата.
В рассматриваемом деле конкурсный управляющий выбрал ненадлежащий способ защиты права, поскольку вместо требования о возмещении убытков ему следовало требовать взыскания неосновательного обогащения, однако это процессуальное нарушение может быть устранено посредством уточнения предмета исковых требований.
Конкурсный управляющий, требуя взыскания с банка неосновательного обогащения в виде платы за фактическое пользование переданным во исполнение недействительного соглашения об отступном имущества, должен в порядке ст. 65 АПК РФ обосновать не только факт пользования имуществом, но и размер платы за него. Для этого он вправе использовать информацию со свободного рынка коммерческой недвижимости в условиях конкуренции, а при несогласии банка с предъявленным расчетом платы за фактическое пользование имуществом последний не лишен возможности потребовать проведения независимой судебной экспертизы.
Следовательно, в подобных случаях конкурсный управляющий должником может требование о взыскании неосновательного обогащения доказать и по факту, и по размеру.
При этом следует учитывать, что последствием признания недействительным соглашения об отступном является не только обязанность банка вернуть компании, а в случае ее банкротства в имущественную массу для проведения расчетов с кредиторами в порядке очередности, но и восстановление обязанности самой компании вернуть банку долг по кредитному договору. Долг составляют как кредитная сумма, так и проценты, а также штрафные санкции за нарушение срока погашения задолженности (неустойка, если она была предусмотрена кредитным договором, или проценты по ставке рефинансирования Банка России в соответствии со ст. 395 ГК РФ, если она предусмотрена не была).
Коллегия судей ВАС РФ при изложении первого подхода обратила внимание, что предоставленное взамен исполнения первоначального обязательства отступное должно признаваться равным размеру причитающегося с должника по кредитному договору.
При таком подходе удовлетворение требования о неосновательном обогащении правовых оснований не имеет.
Между тем в рассматриваемом случае конкурсный управляющий требовал взыскания с банка выгоды, образовавшейся в связи с фактическим пользованием имуществом, предоставленным по соглашению об отступном, признанному впоследствии недействительным. В связи с этим при рассмотрении данного требования должна оцениваться равнозначность не отступного и обязательств должника по кредитному договору, а обязательства банка по возмещению неосновательного обогащения и обязательств должника по кредитному договору.
В связи с этим банк, к которому предъявлено требование о взыскании неосновательного обогащения, должен, во-первых, оспорить расчет такой суммы (в том числе с привлечением экспертов). Во-вторых, он должен заявить встречное требование о взыскании с компании долга по кредитному договору, процентов за пользование кредитов, неустойки за нарушение срока возврата кредита. Если такое требование им ранее уже заявлялось, на момент заключения соглашения об отступном долг в конкретной сумме с процентами уже был подтвержден судебным решением, то в таком случае банк может заявить требование о взыскании с компании процентов за пользование кредитом и неустойки за период после заключения соглашения об отступном.
В данном случае суд, рассматривающий спор, должен соотнести размер обязательств компании перед банком и размер обязательства банка перед компанией и при вынесении окончательного решения по делу уменьшить ее задолженность перед банком на сумму неосновательного обогащения, если признает иск конкурсного управляющего к банку обоснованным.
На наш взгляд, банки должны проявлять особую осторожность в ситуациях, когда в отношении их заемщиков возбуждаются дела о банкротстве, дабы вовремя отреагировать на возможные нарушения своих прав, принять оперативные меры к их защите.
В ситуации, когда у банка имеется надлежащее обеспечение обязательств заемщика перед ним (к примеру, переданное банку в залог ликвидное имущество), он всегда сможет удовлетворить свои требования за счет такого имущества преимущественно перед кредиторами заемщика других очередей. Вместе с тем свое право залога банк также должен защищать, поскольку на практике нередко конкурсные управляющие заемщиками и конкурсные кредиторы заемщика пытаются оспорить такое право банка, прекратить обременение, чтобы за счет имущества увеличить конкурсную массу.
В качестве примера можно привести еще одну ситуацию.
Банк дал согласие на замещение активов заемщика-банкрота, на базе имущества которого было создано ОАО. Имущество находилось у банка в залоге изначально, однако в ходе замещения активов залог был прекращен. ВАС РФ, рассматривая заявление банка о пересмотре вынесенных против него судебных актов о пересмотре судебных актов в порядке надзора, отметил, что банк не считается утратившим свои права залогодержателя вследствие дачи им согласия на замещение активов должника за счет заложенного имущества. Дача такого согласия не может рассматриваться как отказ банка от своих прав залогодержателя (Определение от 17.02.2014 N ВАС-18749/13).

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


15 сентября 2017 г.
Проект Федерального закона №266932-7 "О внесении изменений в статью 59 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

В рамках законопроекта предлагается изменить редакцию части 3 статьи 59 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, чтобы не допустить проведения электронного аукциона при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, не включенных в указанные в ч. 2 ст. 59 перечни. Законопроект направлен на поддержание баланса в правоотношениях заказчиков и исполнителей с целью обеспечения качества приобретаемых товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.




1 сентября 2017 г.
Вступила в силу ст. 2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 281-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статьи 5 и 38 Федерального закона "О рекламе"

Указанной  статьей предусматривается, что в случае размещения рекламы на телеканале на основании данных, полученных по результатам исследования объема зрительской аудитории телеканалов, рекламодатели, рекламораспространители и их представители и посредники обязаны использовать указанные данные в соответствии с договорами, заключенными указанными лицами или их объединениями с организациями, уполномоченными на проведение указанных исследований Роскомнадзором.




15 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 249505-7 "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - увеличение эффективности налогового стимулирования, снижение административной нагрузки на бизнес и обеспечение стабильности и предсказуемости системы налогообложения. Так законопроектом предлагается сократить сроки проведения камеральной проверки, учитывая современные системы контроля финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщиков. Кроме того, предметом повторной выездной налоговой проверки на основании уточненной налоговой декларации с уменьшением исчисленной суммы налога может быть только обоснованность уменьшения налога на основании измененных в уточненной декларации сведений.




2 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 239932-7 "О внесении изменений в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации долгов в делах о банкротстве юридических лиц"

В настоящее время законодательство о банкротстве предусматривает недостаточно эффективные механизмы реабилитационных процедур. При этом они редко применяются на практике и редко заканчиваются восстановлением платежеспособности должников. Цель данного законопроекта - расширение практики применения реабилитационных механизмов в отношении юридических лиц, а также введение новой реабилитационной процедуры - реструктуризации долгов.




28 июля 2017 г.
Проект федерального закона № 237568-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях"

Принятие данного законопроекта будет способствовать обеспечению защиты прав граждан-должников по потребительским кредитам (займам) посредством установления правового механизма, ограничивающего возможные злоупотребления в данной сферы, а также способствующего вытеснению с рынка не профессиональных кредиторов, а также кредиторов, ведущих недобросовестную деятельность, связанную с предоставлением потребительских кредитов (займов).



В центре внимания:


Нет обязательств - нет возмещения (Гапизов Ш.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Штраф за нарушение прав потребителей: НДФЛ и налог на прибыль (Дружинин А.В.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Возврат денежных средств, потраченных на виртуальные ценности, невозможен (Пешков А.В.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Корректировка базы по НДС при премировании покупателей (Бычков А.И.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Обременения застройщика многоквартирных жилых домов: учет и налогообложение (Знаменщиков С.А.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта