Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Правовая природа договора суррогатного материнства (Мубаракшина А.М.)

Правовая природа договора суррогатного материнства (Мубаракшина А.М.)

Дата размещения статьи: 08.01.2015

Договор суррогатного материнства заключается между биологическими родителями и суррогатной матерью о вынашивании и рождении ребенка и определяет отношения между ними.
Такое соглашение должно заключаться в соответствии с требованиями биологических родителей и с учетом пожеланий суррогатной матери. На сегодняшний день только юридически правильно составленный договор может дать гарантию биологическим родителям, что ребенок после рождения будет передан генетическим родителям, минимизирует или исключит неблагоприятные варианты развития событий, таких как шантаж, угрозы, обман и проч.
Договор суррогатного материнства получил законодательное закрепление с принятием Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" <1>. Кроме того, договор между суррогатной матерью и супругами упоминается в п. 4 ст. 51 Семейного кодекса Российской Федерации <2> (далее - СК РФ) и в ст. 16 Федерального закона "Об актах гражданского состояния" <3>, где речь идет о порядке регистрации ребенка, рожденного с помощью суррогатной матери, в органах ЗАГС. Следует назвать также Приказ Минздрава России от 30 августа 2012 г. N 107н "О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению" <4>, которым предусмотрены предъявляемые к суррогатной матери медицинские требования и показания, что могут служить для женщины основанием обращения к услугам суррогатной матери.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" // Российская газета. 2012. 23 ноября. N 5639.
<2> Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Российская газета. 1996. 27 января. N 17.
<3> Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" // Российская газета. 1997. 20 ноября. N 224.
<4> Приказ Минздрава России от 30 августа 2012 г. N 107н "О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению" // СПС "КонсультантПлюс".

В то же время тех норм, которые имеются в названных нормативных правовых актах, недостаточно для надлежащего регулирования столь сложных и противоречивых отношений, которые складываются в случае обращения к суррогатному материнству.
Заметим, что научные дискуссии ведутся по поводу того, к какой отрасли относится договор суррогатного материнства. В этой связи можно разделить сложившиеся научные взгляды и их сторонников на три группы.
Так, первую группу представляют ученые, отстаивающие позицию, что договор суррогатного материнства - это гражданско-правовой договор.
К примеру, Е.С. Митрякова предлагает законодателю "принять во внимание бесспорное сходство договора о суррогатном материнстве с договором возмездного оказания услуг и включить его в перечень договоров, на которые распространяется действие главы 39 ГК РФ, несмотря на то, что иногда данный договор бывает безвозмездным, в большинстве случаев он носит возмездный характер и, соответственно, имеет признаки договора возмездного оказания услуг" <5>. Необходимость отнесения договора суррогатного материнства к урегулированному гл. 39 ГК РФ договору возмездного оказания услуг отстаивает и Т.Е. Борисова <6>.
--------------------------------
<5> Митрякова Е.С. Правовое регулирование суррогатного материнства в России: дисс. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2007. С. 81.
<6> Борисова Т.Е. Договор суррогатного материнства: актуальные вопросы теории, законодательства и практики // Российская юстиция. 2009. N 4.

А.А. Пестрикова считает, что "соглашение, заключаемое нареченными родителями и суррогатной матерью, носит характер гражданско-правового договора. С учетом правового положения сторон и содержания возникающего обязательства к отношениям суррогатного материнства в большей степени применимы нормы договора возмездного оказания услуг" (гл. 39 ГК РФ), но при этом она отмечает, что договор суррогатного материнства является "комплексным, непоименованным договором" <7>.
--------------------------------
<7> Пестрикова А.А. Обязательства суррогатного материнства: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 9.

По мнению Л.К. Айвар, "во избежание крайне важных для сторон проблем в отношениях по вынашиванию ребенка (например, таких, как отказ в передаче ребенка генетическим родителям, вымогательство, шантаж, отказ генетических родителей принять своего ребенка, отказ от оплаты услуг заменяющей матери и т.д.) суррогатное материнство, как и иные гражданско-правовые отношения, должно четко регулироваться договором, заключенным между сторонами, которому необходимо уделять особое внимание" <8>. Таким образом, и Л.К. Айвар показывает принадлежность договора суррогатного материнства к гражданско-правовым договорам.
--------------------------------
<8> Айвар Л.К. Правовая защита суррогатного материнства // Адвокат. 2006. N 3. С. 33.

О.В. Фетисова также считает договор суррогатного материнства гражданско-правовым: "внешним выражением отношений служит договор возмездного оказания услуг, а его предметом могут быть лишь имущественные взаимоотношения сторон" <9>.
--------------------------------
<9> Фетисова О.В. Бездетные семьи в России: пути решения проблемы // Семья и дети. Труды Института государства и права РАН. М., 2008. N 2. С. 59.

Т.В. Краснова отмечает, что при анализе субъектного состава семейного правоотношения ученые, как правило, не упоминают о суррогатной матери, и считает, что это справедливо и обусловлено гражданско-правовой природой договора о заменяющем материнстве, конструкция которого может быть основана на положениях ст. 779 ГК РФ <10>.
--------------------------------
<10> Краснова Т.В. Основания возникновения семейных правоотношений // Современное состояние российского законодательства: проблемы и пути совершенствования: тезисы доклада Международной научно-практической конференции (г. Пермь, 23 октября 2009 г.). Пермь, 2009. С. 264.

Ко второй группе считаем возможным отнести ученых - сторонников семейно-правовой природы договора суррогатного материнства.
Так, исключительно как семейно-правовой договор предлагает определять договор суррогатного материнства Г.В. Богданова. По ее мнению, "особый личный характер отношений между супругами-заказчиками и суррогатной матерью; особое по своему содержанию обязательство, которое принимает на себя суррогатная мать в плане вынашивания, рождения и передачи ребенка супругам; специфика прав и обязанностей сторон в дальнейшем, когда суррогатная мать пожелает стать мамой и откажется передать ребенка заказчикам, оставив его себе, а супруги-заказчики не вправе воздействовать на нее или тем более привлечь ее к ответственности за неисполнение обязательства и т.д. - все это говорит в пользу того, что к данным отношениям неприменимы нормы гражданского права" <11>.
--------------------------------
<11> Богданова Г.В. Проблемы правового регулирования личных и имущественных отношений между родителями и детьми: дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1999. С. 25.

Е.В. Стеблева, подчеркивая особый характер суррогатного материнства, также отмечает принадлежность договора суррогатного материнства к семейно-правовым договорам, "в основе которых лежит не удовлетворение материальных потребностей сторон и товарно-денежный обмен, а восполнение репродуктивной функции женщины, не способной в силу физиологических причин иметь собственного ребенка" <12>.
--------------------------------
<12> Стеблева Е.В. Проблемы реализации прав участников отношений суррогатного материнства: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 15.

Представители третьей группы не относят договор суррогатного материнства ни к гражданско-правовым, ни к семейно-правовым договорам, а признают за ним особый статус, обозначая его как непоименованный, смешанный договор.
В частности, о необходимости выделения договора суррогатного материнства в отдельный, самостоятельный вид договора говорит Т.Е. Борисова <13>.
--------------------------------
<13> Борисова Т.Е. Договор суррогатного материнства: актуальные вопросы теории, законодательства и практики // Российская юстиция. 2009. N 4. С. 8.

С.Ю. Чашкова считает договор, "заключаемый при применении технологий суррогатного материнства, гражданско-правовым, но примыкающим к области регулирования семейных отношений; он находится на границе гражданского и семейного права" <14>.
--------------------------------
<14> Чашкова С.Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 21 - 23.

"Комплексным, непоименованным договором" называет договор суррогатного материнства А.А. Пестрикова, мнение которой приводилось выше <15>. "Истинным непоименованным договором" называет данный договор С.П. Журавлева <16>.
--------------------------------
<15> Пестрикова А.А. Обязательства суррогатного материнства: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 9.
<16> Журавлева С.П. Правовое регулирование договора о суррогатном материнстве в Российской Федерации: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 12.

Высказано в литературе и мнение о том, что договор суррогатного материнства является смешанным полиотраслевым договором, состоящим из гражданско-правовых и семейно-правовых элементов <17>.
--------------------------------
<17> Брагинский М.И. Основы учения о непоименованных (безымянных) и смешанных договорах. М.: Статут, 2007; Челышев М.Ю., Огородов Д.В. К вопросу о видах смешанных договоров в частном праве // Законодательство и экономика. 2006. N 2. С. 35.

Надо заметить, что есть авторы, полагающие, что данный договор согласно ст. 169 ГК РФ следует отнести к разряду ничтожных сделок как нарушающий основы нравственности и правопорядка <18>.
--------------------------------
<18> Косова О.Ю. Семейный кодекс Российской Федерации и некоторые вопросы регулирования брачно-семейных отношений // Правоведение. 1996. N 2. С. 46 - 53.

На наш взгляд, разумно согласиться с авторами точек зрения о выделении договора суррогатного материнства в отдельный вид договора. Действительно, договор суррогатного материнства полностью не охватывается ни гражданским, ни семейным правом, в то же время ему присущи признаки как гражданско-правового, так и семейно-правового договора.
По мнению А.А. Пестриковой, если договор не является гражданско-правовым, то в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами его условий невозможно применять нормы гражданско-правовой ответственности. И в этом случае вознаграждение суррогатной матери остается за рамками правового поля. С другой стороны, если рассматривать договор как гражданско-правовой, то возникает вопрос о его правовой принадлежности в рамках гражданского права <19>.
--------------------------------
<19> Пестрикова А.А. Проблемы договора о суррогатном материнстве // Гражданское право. 2006. N 2. С. 15.

Согласно ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. СК РФ (ст. 4) допускает применение к семейным отношениям гражданского законодательства. Следовательно, если рассматривать договор суррогатного материнства как гражданско-правовой, то к нему можно применить нормы гл. 39 ГК РФ.
В ст. 779 говорится о том, что правила главы 39 применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением некоторых видов услуг.
Применительно к суррогатному материнству остаются проблемы, не решая которые невозможно отнести данный договор к гражданско-правовым или семейно-правовым.
Например, вопрос о том, что составляет предмет такого договора. Если можно применять гл. 39 ГК РФ, то, значит, предмет договора - некая услуга, в данном случае - действия суррогатной матери по вынашиванию и рождению ребенка. Именно оказание услуги по вынашиванию и рождению ребенка является определяющим для договора суррогатного материнства. Эти услуги по своей природе сходны с теми, что оказываются в рамках гражданско-правового договора возмездного оказания услуг. В то же время согласие суррогатной матери на государственную регистрацию ребенка родителями - это по своей природе семейно-правовые отношения, которые также должны быть урегулированы договором суррогатного материнства.
Однако в силу специфики оказываемых услуг представляется некорректным ставить договор суррогатного материнства в один ряд с традиционными договорами оказания услуг.
В пользу семейно-правовой природы договора суррогатного материнства можно сказать следующее. Семейно-правовые договоры имеют свою специфику, и наиболее значимым, на наш взгляд, является особый субъектный состав семейно-правовых договоров. Так, по мнению О.Н. Низамиевой, круг субъектов семейно-правовых договоров ограничен. Семейно-правовые соглашения могут совершать только граждане, являющиеся членами семьи или, во всяком случае, обладающие взаимными семейными правами и обязанностями <20>.
--------------------------------
<20> Низамиева О.Н. Договорное регулирование семейных отношений в обеспечении прав и интересов детей // Семейное право на рубеже XX - XXI веков: к 20-летию Конвенции ООН о правах ребенка: материалы Международной научно-практической конференции, г. Казань, Казанский (Приволжский) федеральный университет, 18 декабря 2010 г. / отв. ред. О.Н. Низамиева. М.: Статут, 2011. С. 208.

Сложно сказать о наличии семейно-правовых связей между родителями-заказчиками и абсолютно посторонней женщиной, вынашивающей ребенка. О семейных отношениях косвенно можно говорить только в том случае, когда суррогатной матерью становится родственница одного из супругов.
Решение вопроса видится нам в применении концепции межотраслевых связей, разработанной М.Ю. Челышевым.
Межотраслевые связи в праве, в том числе и межотраслевые связи гражданского права, определены как отношения взаимной зависимости, обусловленности и общности между различными правовыми отраслями, включая и их отдельные части. В конечном счете, это системные связи многоуровневого характера между правовыми нормами разной правоотраслевой принадлежности, а применительно к гражданскому праву - нормами этой отрасли и других правовых образований <21>.
--------------------------------
<21> Челышев М.Ю. Система межотраслевых связей гражданского права: цивилистическое исследование: автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. Казань, 2009.

М.Ю. Челышев указывает на существование межотраслевых связей семейного и гражданского права, образование которых обусловлено рядом причин: тем, что каждая отрасль является частью общей российской правовой системы, имеются общие черты, просматривающиеся в различных отраслях права, а кроме того, единство целей правового регулирования, выражающееся в охране публичных и частных интересов <22>.
--------------------------------
<22> Там же.

Как указывалось ранее, договор суррогатного материнства регулируется как гражданским правом (в части норм, касающихся договора), так и семейным правом (особенно в части вынашивания и передачи ребенка родителям-заказчикам). Следовательно, возможен вывод, что в данном случае имеет место межотраслевое регулирование, а именно гражданско-правовое и семейно-правовое.
Таким образом, договор суррогатного материнства - это межотраслевой договор, по которому одна сторона (суррогатная мать) обязуется выносить и родить генетически чужого ей ребенка для последующей передачи его другой стороне (родителям-заказчикам), другая сторона в свою очередь обязуется оплатить всю программу суррогатного материнства.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


10 ноября 2017 г.
Проект Федерального закона № 311128-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части санации страховых организаций"

Законопроект подготовлен во исполнение пункта 3 перечня поручений Президента Российской Федерации В.В. Путина от 9 июля 2017 г. № Пр-1329. Его цель - совершенствование законодательства Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) в части введения возможности осуществления мер по предупреждению банкротства страховой организации с участием Банка по аналогии с процедурой финансового оздоровления кредитных организаций.




25 октября 2017 г.
Проект Федерального закона № 296412-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части противодействия хищению денежных средств)"

Целью Законопроекта является закрепление механизма по противодействию несанкционированным переводам денежных средств, не требующего существенных временных и финансовых трудовых затрат, как первый шаг на пути создания унифицированной и комплексной системы противодействия любым несанкционированным операциям на финансовом рынке, которая в дальнейшем может быть распространена и на другие сектора финансового рынка (рынок ценных бумаг, страховой рынок и т.д.).




17 октября 2017 г.
Проект Федерального закона № 287844-7 "О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)"

Необходимость принятия данного законопроекта обусловлена тем, что по действующему законодательству очередность погашения требований, предусмотренная ч. 20 ст. 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)" и подлежащая применению к отношениям по договорам потребительского кредита (займа), ставит граждан-потребителей в худшее положение по сравнению с предпринимателями, к которым применим общий порядок, предусмотренный статьей 319 ГК РФ, которая не допускает установления более высокого приоритета требований по уплате неустойки перед требованиями по погашению основного долга и процентов на него.




15 сентября 2017 г.
Проект Федерального закона № 266932-7 "О внесении изменений в статью 59 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

В рамках законопроекта предлагается изменить редакцию части 3 статьи 59 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, чтобы не допустить проведения электронного аукциона при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, не включенных в указанные в ч. 2 ст. 59 перечни. Законопроект направлен на поддержание баланса в правоотношениях заказчиков и исполнителей с целью обеспечения качества приобретаемых товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.




1 сентября 2017 г.
Вступила в силу ст. 2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 281-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статьи 5 и 38 Федерального закона "О рекламе"

Указанной  статьей предусматривается, что в случае размещения рекламы на телеканале на основании данных, полученных по результатам исследования объема зрительской аудитории телеканалов, рекламодатели, рекламораспространители и их представители и посредники обязаны использовать указанные данные в соответствии с договорами, заключенными указанными лицами или их объединениями с организациями, уполномоченными на проведение указанных исследований Роскомнадзором.



В центре внимания:


Доплаты к стоимости построенной квартиры: споры сторон (Симич И.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Опасности, которые таит цифровизация (Москалева О.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Проблемы судебного доказывания таможенной стоимости товаров (Микулин А.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Когда приоритет нарушает запрет (Тальцева Л.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Налоговая проверка ИП проводится по месту жительства физлица (Лермонтов Ю.М.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта