Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > К вопросу о взыскании судебных расходов с третьего лица (Коробов О.А., Великанов В.А.)

К вопросу о взыскании судебных расходов с третьего лица (Коробов О.А., Великанов В.А.)

Дата размещения статьи: 08.01.2015

Современное арбитражное процессуальное законодательство в отличие от ранее действовавшего значительно расширило сферу правового регулирования института третьих лиц в арбитражном процессе. Это повысило эффективность правосудия. Как справедливо отмечается в юридической литературе, институт третьих лиц позволяет в едином судебном разбирательстве осуществлять защиту прав и законных интересов участников разных, но вместе с тем связанных между собой материальных правоотношений <1>. Предусмотренная законом возможность участия в арбитражном процессе третьих лиц представляет собой дополнительную гарантию для защиты прав и законных интересов участников экономического оборота.
--------------------------------
<1> Маклаев Д.В. Институт третьих лиц в арбитражном процессе как средство реализации доступности и эффективности правосудия // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М.: Статут, 2008. С. 145.

Как известно, процессуальное право предусматривает две группы третьих лиц: 1) третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора; 2) третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора.
Третьи лица с самостоятельными требованиями пользуются правами и несут обязанности истца, за исключением обязанности соблюдения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.
В силу норм АПК РФ к отношениям с участием третьих лиц с самостоятельными требованиями в полной мере применяются правила о распределении судебных расходов: при удовлетворении требований третьего лица в его пользу взыскиваются понесенные им судебные расходы с лиц, к которым было обращено соответствующее требование; при отказе третьему лицу с самостоятельными требованиями в их удовлетворении судебные издержки взыскиваются в пользу истца, если его иск удовлетворен, с ответчика и третьего лица с самостоятельными требованиями или только с ответчика (если к истцу третье лицо никакого требования не предъявляло).
По сравнению со статусом третьих лиц с самостоятельными требованиями статус третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, значительно уже по своему объему. Третьи лица без самостоятельных требований участвуют в процессе только потому, что судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они никаких требований к участникам спора не предъявляют, но пользуются широким кругом процессуальных прав, включая право на обжалование судебных актов, принятых по делу с их участием.
В учебной литературе отмечается, что третьи лица без самостоятельных требований на стороне истца и ответчика не могут рассматриваться как лица, в пользу которых принят судебный акт, - с них ничего не взыскивается, и им ничего не присуждается <2>.
--------------------------------
<2> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Г.А. Жилина. М.: ООО "ТК Велби", 2003. С. 269.

Такое положение длительное время не вызывало никаких вопросов.
В дальнейшем ситуация изменилась в связи с разъяснениями, которые изложены в п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 "Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах", где указано, что судебные расходы, понесенные третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, в связи с обжалованием ими судебных актов, могут быть возмещены по правилам гл. 9 АПК РФ <3>.
--------------------------------
<3> См. также: Постановление Президиума ВАС РФ от 7 июня 2012 г. N 14592/11 // СПС "КонсультантПлюс".

При этом в судебной практике, равно как и в юридической литературе, отрицалась возможность взыскания судебных расходов с третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (Определение ВАС РФ от 2 декабря 2009 г. N ВАС-15240/09 по делу N А29-333/2008).
Однако в последние годы практика столкнулась с проблемой злоупотребления процессуальными правами со стороны третьих лиц без самостоятельных требований. Принимая во внимание формулировку ч. 1 ст. 110 АПК РФ о взыскании судебных расходов только "со стороны", т.е. с истца или ответчика, к которым третьи лица без самостоятельных требований не относятся, последние нередко затягивали судебные споры, инициировали процедуру обжалования судебных актов.
Подобное процессуальное поведение третьих лиц без самостоятельных требований ставило других лиц (в первую очередь истца и ответчика) в невыгодное положение, заставляло их нести дополнительные судебные расходы, которые впоследствии были невозможны к взысканию с третьего лица.
Ситуация кардинально изменилась после того, как в Президиум ВАС РФ было передано дело по спору между двумя хозяйствующими субъектами - индивидуальным предпринимателем Д.В. Волобуевым и ООО "Автобаза +" о признании права собственности на недвижимое имущество.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, была привлечена администрация Волгограда.
Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 24 ноября 2011 г. иск был удовлетворен. Данный судебный акт был обжалован администрацией Волгограда в суды апелляционной и кассационной инстанций. Апелляционная и кассационная жалобы администрации удовлетворены не были.
Впоследствии индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с администрации города судебных расходов, понесенных им в связи с рассмотрением дела в судах апелляционной и кассационной инстанций.
Данное заявление было оставлено без удовлетворения судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, которые указали, что администрация не имеет процессуального статуса стороны спора, а привлечена к участию в деле в качестве третьего лица, в связи с чем с нее по смыслу ч. 1 ст. 110 АПК РФ не могут быть взысканы понесенные судебные расходы, в том числе и расходы на оплату услуг представителя.
Такой правовой подход соответствовал сложившейся на тот момент судебной практике.
Однако Президиум ВАС РФ предложил другую правовую позицию. В Постановлении от 4 февраля 2014 г. N 15112/13 по делу N А12-11341/2011 надзорный орган учел положения ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и указал на необходимость системного применения норм АПК РФ.
Президиум ВАС РФ предложил следующие аргументы в обоснование новой правовой позиции.
С одной стороны, ч. 2 ст. 110 АПК РФ предусматривает, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.
С другой стороны, ст. 40 АПК РФ определяет, что третьи лица являются лицами, участвующими в деле.
Системное толкование приведенных законоположений предполагает включение в состав субъектов отношений по возмещению судебных расходов не только сторон соответствующего спора, но и иных лиц, к которым в числе прочих относятся третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора.
Таким образом, поскольку третьи лица являются лицами, участвующими в деле, на них в силу закона (ч. 2 ст. 110 упомянутого Кодекса) при наличии к тому необходимых оснований может быть возложена обязанность по возмещению судебных расходов на оплату услуг представителя другого лица, участвующего в деле.
По нашему мнению, справедливость изложенного подхода не вызывает сомнений. Однако обращает на себя внимание недостаточная мотивировка выводов Президиума ВАС РФ.
Предложенное системное толкование положений ч. 2 ст. 110 АПК РФ и ст. 40 АПК РФ не согласуется с императивным правилом ч. 1 ст. 110 АПК РФ о взыскании судебных расходов только "со стороны". Президиум ВАС РФ не привел аргументов в пользу ограничительного толкования ч. 1 ст. 110 АПК РФ.
Идеальной была бы ситуация, при которой в АПК РФ были бы внесены соответствующие изменения. Президиум ВАС РФ "опередил" законодателя в этом вопросе. Судебное нормотворчество - норма современной жизни. По мнению А.В. Цихоцкого, суд в большей степени приспособлен к отражению правовой динамики, чем законодатель. Следовательно, ему нельзя отказывать в праве на отыскание нормы права <4>.
--------------------------------
<4> Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск: Наука; Сиб. предприятие РАН, 1997. С. 357 - 358.

"Поиск нормы" со стороны суда не может быть произвольным и всегда должен сопровождаться взвешенной, аргументированной позицией. Именно этого не хватило, на наш взгляд, Президиуму ВАС РФ в рассматриваемом деле.
Восполнить этот пробел можно на уровне доктрины. Думается, ученые-процессуалисты смогут предложить взвешенную теорию возмещения судебных расходов, которая усилит правовые позиции, заявленные в Постановлении Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. N 15112/13 по делу N А12-11341/2011.
Со своей стороны возьмем на себя смелость предложить один из путей обоснования правового подхода о взыскании судебных расходов с третьего лица без самостоятельных требований.
В цивилистике предложены основы теории преимущественного положения субъектов права. В рамках этой теории выявляются неправомерные и необоснованные преимущества субъектов гражданского права. Так, к неправомерным преимуществам относятся такие, которые противоречат гражданско-правовым запретам (например, запрет на злоупотребление правом).
К необоснованным преимуществам относятся такие, которые прямо не противоречат гражданско-правовым запретам преимущества, но их наличие ничем не обусловлено, в них гражданский оборот не нуждается, они вредят нормальному развитию гражданских правоотношений, реализации гражданских прав и обязанностей <5>.
--------------------------------
<5> Белоножкин А.Ю. О преимуществах в гражданском праве Российской Федерации // Молодые ученые: сб. науч. ст. N 3. М.: НОУ ВПО "МИГУП", 2013. С. 14; см. также: Белоножкин А.Ю. Преимущественное правовое положение субъектов гражданских правоотношений // Гражданское право. 2010. N 4. С. 13 - 16; он же. Об объекте гражданского правоотношения и преимущественном правовом положении // Гражданское право. 2012. N 2. С. 6 - 9; он же. К вопросу о формировании понятия "преимущественное положение" субъектов гражданского права // Молодые ученые: сб. науч. ст. N 2. М.: НОУ ВПО "МИГУП", 2012. С. 19 - 28.

Думается, в процессуальном праве также можно вести речь о неправомерных и необоснованных преимуществах лиц, участвующих в деле. Данные преимущества должны иметь процессуальную правовую природу, т.е. быть обусловлены процессуальными правоотношениями. Анализ процессуальных преимуществ поможет установить наличие либо отсутствие сбалансированности интересов участников процессуальных правоотношений.
Обращаясь к обстоятельствам дела N А12-11341/2011, которое рассмотрел Президиум ВАС РФ, можно установить реализацию со стороны администрации ее процессуального права на обжалование судебного акта.
Вести речь о злоупотреблении данным процессуальным правом (ст. 41 АПК РФ) неверно, так как администрация Волгограда своими действиями не причиняла вред истцу и ответчику, а пыталась добиться отмены судебного акта, что входило в сферу ее правомерных интересов. Каких-либо иных запретов администрация также не нарушила.
Следовательно, в процессуальной активности администрации города нельзя усмотреть получение ею неправомерных процессуальных преимуществ.
В то же время реализация администрацией процессуального права на обжалование судебного акта не привела к отмене судебных актов, но поставила истца в невыгодное положение, так как он понес дополнительные судебные расходы на оплату услуг представителя в суде апелляционной и кассационной инстанций.
Тем самым администрация получила ничем не обоснованное процессуальное преимущество, которое ей позволило реализовать свое право на обжалование судебного акта, без одновременного возмещения истцу судебных расходов, связанных с процессуальной активностью администрации.
В этом случае можно усмотреть нарушение конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции Российской Федерации, ст. 7 АПК РФ).
Такое положение нарушает баланс интересов сторон процессуальных отношений по вышеназванному делу. Именно для восстановления этого баланса на администрацию и следовало возложить обязанность по возмещению истцу судебных расходов.
Данный вывод согласуется с ч. 2 ст. 9 АПК РФ, в соответствии с которой лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.
Думается, ч. 2 ст. 9 АПК РФ наряду со ст. 7 АПК РФ может служить правовым фундаментом применительно к ситуациям неоднозначного правового регулирования, неясности и противоречивости норм процессуального права. Это поможет правильно отреагировать на получение лицами, участвующими в деле, неправомерных или необоснованных процессуальных преимуществ, когда процессуальная активность одного участника спора, вне зависимости от его процессуального статуса, приводит к ничем не оправданным потерям для других участников спора.
Наконец, именно нормы ст. 7 АПК РФ и ч. 2 ст. 9 АПК РФ могли бы служить тем ориентиром для Президиума ВАС РФ, когда он предлагал системное толкование положений ч. 2 ст. 110 АПК РФ и ст. 40 АПК РФ, а также позволило бы надзорной инстанции обосновать необходимость ограничительного толкования ч. 1 ст. 110 АПК РФ.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 350-84-16
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


6 января 2021 г.
Проект Федерального закона № 1087686-7 "О сельскохозяйственной продукции, сырье и продовольствии с улучшенными характеристиками"

Законопроект направлен на повышение доступности для населения продукции сельского хозяйства, обладающей улучшенными характеристиками, а также информации о такой продукции. Целями законопроекта являются содействие устойчивому развитию сельского хозяйства; развитие  нутреннего рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия; повышение конкурентоспособности произведенных на территории РФ сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на зарубежных рынках.




30 декабря 2020 г.
Проект Федерального закона № 1087244-7 "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации в части отмены избыточных требований к содержанию устава акционерного общества"

Целью законопроекта является оптимизация требований к содержанию уставов акционерных обществ, поскольку анализ правоприменительной практики показал, что зачастую уставы акционерных обществ содержат информацию, фактически повторяющую положения закона.




22 декабря 2020 г.
Проект Федерального закона № 1079717-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования автомобильного туризма и реализации туристского кластера в РФ"

Цель законопроекта состоит в создания безопасных и комфортных условий, способствующих развитию автомобильного туризма и индустрии автомобильных путешествий в России. В настоящее время значимость автотуризма значительно возросла, поскольку он позволяет обеспечить соблюдение социальной дистанции и снизить вероятность заражения COVID-19.




16 декабря 2020 г.
Проект Федерального закона № 1076703-7 "О внесении изменений в ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ" и ст. 6 ФЗ "О лотереях"

Цель законопроекта - устранение отдельных пробелов законодательства в области организации и проведения азартных игр и лотерей, а также разграничение деятельности по организации и проведению лотерей и деятельности букмекерских контор и тотализаторов, в том числе в целях недопущения проведения азартных игр под видом лотерей.




8 декабря 2020 г.
Проект Федерального закона № 1070682-7 "О внесении изменений в статью 23 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"

Целью законопроекта является совершенствование действия механизма обжалования учредителями (участниками) юридического лица либо лицом, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица принятых регистрирующим органом решений об отказе в госрегистрации в порядке пп. "ф" п. 1 ст. 23 Закона о государственной регистрации.



В центре внимания:


Правовые и практические вопросы исправления кадастровых ошибок (Храмова И.С.)

Дата размещения статьи: 13.01.2021

подробнее>>

Защита ограниченных вещных прав на жилое помещение (Пушкина А.В.)

Дата размещения статьи: 13.01.2021

подробнее>>

Потребкооперация - анализ проблем, права в ней? (Алексеевская А.)

Дата размещения статьи: 13.01.2021

подробнее>>

Правовые и этические аспекты ведения медицинской документации (Котова Т.Г.)

Дата размещения статьи: 13.01.2021

подробнее>>

"Эпоха непрофессионалов" вместо "эры милосердия"? (Дорошков В.В.)

Дата размещения статьи: 13.01.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.