Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Особенности возбуждения производства по делам об отмене усыновления (Семенова Е.А.)

Особенности возбуждения производства по делам об отмене усыновления (Семенова Е.А.)

Дата размещения статьи: 22.12.2016

Несмотря на то что возбуждение производства как стадия четко не очерчена законодателем в Гражданском процессуальном кодексе РФ (далее - ГПК РФ), стадия возбуждения производства по делу является важной, ключевой. Как отмечается в учебной литературе по гражданскому процессу, целью стадии возбуждения гражданского судопроизводства является решение вопроса о возможности начала гражданского судопроизводства на основе представленных заявителем в распоряжение суда материалов <1>, а значит, и возможности реализации конституционного права каждого на судебную защиту его прав.
--------------------------------
<1> См.: Гражданское процессуальное право России: Учебник / Под ред. О.В. Исаенковой. М.: Норма, 2009. С. 215.

Особая значимость стадии возбуждения производства по делу проявляется при предъявлении иска об отмене усыновления. В этом случае, исходя из смысла института отмены усыновления, в целом подчиненного интересам ребенка, реализуется не только право на судебную защиту заинтересованного лица, но и обеспечивается возможность защиты охраняемых законом интересов усыновленного ребенка.
Реализация права на судебную защиту в гражданском процессе посредством обращения в суд с заявлением ведет к возникновению гражданских процессуальных правоотношений, со всеми характеризующими их признаками, наделению субъектов этих правоотношений соответствующим процессуальным статусом, выражающимся в определенном объеме процессуальных прав и обязанностей. Основными задачами субъектов гражданских процессуальных правоотношений на стадии возбуждения производства по делу является разрешение ряда важных для дальнейшего хода судопроизводства процессуальных вопросов, к которым в теории процессуального права относят определение:
- критериев признания лица правомочным на обращение в суд по защите нарушенных (оспоренных) прав;
- подсудности заявленного требования;
- предоставления заинтересованному лицу определенных преференций по уплате государственной пошлины и т.д. <1>.
--------------------------------
<1> См.: Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Возбуждение, подготовка, разбирательство гражданских дел: Учебно-практическое пособие для судей. М.: Проспект, 2012.

Перечисленные задачи стадии возбуждения производства по делу имеют особое наполнение при подаче искового заявления об отмене усыновления, обусловленное особенностями правового регулирования исследуемого института гражданского процессуального права.
Прежде всего, достаточно сложным, как в теории семейного права, так и в науке гражданского процессуального права, является вопрос об определении критериев признания лица правомочным на судебную защиту нарушенных (оспоренных) прав по делам об отмене усыновления. С одной стороны, законодатель четко определяет в ст. 142 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ) перечень лиц, которые могут обратиться в суд с иском об отмене усыновления. С другой стороны, процессуальный статус большинства из перечисленных в указанной норме лиц таков, что как в теории, так и на практике реализация их прав на судебную защиту вызывает множество вопросов.
Центральной фигурой всего процесса по делам об отмене усыновления, да и института отмены усыновления в целом, является усыновленный ребенок, который в гражданском процессе занимает особое правовое положение, связанное с индивидуальными особенностями ребенка как участника процесса.
В зависимости от возраста ребенка применительно к делам об отмене усыновления в соответствии с положениями ст. 142 СК РФ можно выделить следующие формы участия усыновленных детей в гражданском процессе, в том числе и на стадии возбуждения производства по делу:
- во-первых, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы в случаях, предусмотренных федеральным законом. При этом суд вправе привлечь к участию в таких делах законных представителей ребенка (ч. 4 ст. 37 ГПК РФ);
- во-вторых, права, свободы и законные интересы несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет, защищают в процессе их законные представители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом (ч. 5 ст. 37 ГПК РФ).
Первая форма участия усыновленного ребенка в гражданском процессе предполагает возможность самостоятельного обращения в суд с иском. При этом, как следует из положений ч. 4 ст. 37 ГПК РФ, в соответствии со специальной нормой ст. 142 СК РФ усыновленный ребенок в этом случае наделяется не только правом на обращение в суд с иском, но и иными гражданскими процессуальными правами и обязанностями лица, участвующего в деле, перечисленными в ст. 35 ГПК РФ.
Следует согласиться с мнением ученых, считающих, что в настоящее время отсутствует реальный механизм обращения несовершеннолетних детей в суд: ни гражданское процессуальное, ни семейное законодательство не предусматривают механизма обращения ребенка в органы опеки и попечительства, судебные органы <1>. Так, Н.В. Кравчук, основываясь на мнении лиц, занимающихся правозащитной практикой, отмечает, что достаточно часто судьи просто не принимают во внимание положения СК РФ и ГПК РФ о возможности самостоятельного обращения ребенка в суд, под тем или иным предлогом отказывая несовершеннолетним в принятии жалобы или искового заявления <2>. Верховный Суд РФ также считает, что такую практику судов вряд ли можно признать правильной, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 56 СК РФ ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей (лиц, их заменяющих) <3>.
--------------------------------
<1> См.: Тарусина Н.Н. Ребенок как "объект" семейно-правовой охраны // Вестник ЯрГУ. Серия "Гуманитарные науки". 2012. N 4/1(22/1) и др.
<2> См.: Кравчук Н.В. Защита прав ребенка в семье // Защити меня. 2004. N 3. С. 40.
<3> Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 июля 2011 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7.

Действительно, право четырнадцатилетнего усыновленного ребенка на обращение в суд закреплено законодателем как в нормах семейного права, так и в ГПК РФ. Однако предъявление иска - достаточно сложная процедура, поскольку заявление, представляемое в суд, должно отвечать определенным требованиям, установленным в ст. 131 ГПК РФ, к нему должен быть приложен ряд документов в соответствии со ст. 132 ГПК РФ. Но даже если ребенок справился с написанием искового заявления, то остается открытым вопрос о том, в какой суд ему следует обратиться с учетом правил подсудности (о которых ребенку вряд ли известно). Следует отметить еще один момент, связанный с тайной усыновления. В случае если тайна усыновления сохранена, то реализация права на обращение усыновленного ребенка в суд с иском об отмене усыновления в принципе невозможна. Исходя из приведенных рассуждений, можно сделать вывод, что, хотя ребенок и является субъектом права на защиту, но из-за отсутствия механизма реализации этого права оно носит декларативный характер.
В качестве гарантий реализации права несовершеннолетнего ребенка на обращение в суд за защитой своих нарушенных или оспоренных прав или интересов ученые предлагают обеспечивать каждому несовершеннолетнему участнику гражданского процесса бесплатную юридическую помощь в лице адвоката, специализирующегося на ведении семейных дел, независимо от присутствия в процессе законных представителей <1>.
--------------------------------
<1> См.: Батова О.С. Пути устранения противоречий гражданского процессуального и семейного законодательства при рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей // Журнал российского права. 2006. N 6. С. 141.

На сегодняшний день, исходя из анализа действующего законодательства, единственным способом судебной защиты субъективных прав и законных интересов усыновленного ребенка от злоупотреблений со стороны усыновителей является обращение в органы опеки и попечительства или в прокуратуру. Следовательно, несмотря на то что законодателем и предусмотрено две формы участия усыновленных детей в гражданском процессе в зависимости от возраста, по сути, для них возможна всего одна форма участия в процессе - через законных представителей. Прежде всего, таковыми на момент предъявления иска являются усыновители, то есть потенциальные ответчики, интересы которых прямо противоположны усыновленному ребенку. В связи с чем думается, что в этом случае законное представительство исключается, и если другие законные представители у усыновленного ребенка отсутствуют, то в этом случае функции представителя возлагаются на органы опеки и попечительства. При этом согласно процессуальному законодательству, допускающему возможность в случаях, предусмотренных ГПК РФ, другими федеральными законами, возбуждения производства по гражданскому делу по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, усыновленный ребенок, в интересах которого предъявлен иск, будет обладать статусом истца. Такое процессуальное положение усыновленного несовершеннолетнего ребенка обусловлено тем, что именно он, а не его представитель является действительным участником спорного материального правоотношения и все правовые последствия судебного решения, которое будет вынесено, будут распространяться непосредственно на ребенка <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Буянова Е.В. Некоторые проблемы регулирования процессуального порядка отмены усыновления (удочерения) детей // Актуальные проблемы российского права. 2009. N 2. С. 273.

Специфика процессуального статуса усыновленного ребенка как истца заключается в том, что ребенок не может в силу возраста в полном объеме принимать участие в состязательном процессе. Эта роль отводится так называемым процессуальным истцам, в качестве которых в силу специальных указаний закона выступают органы опеки и попечительства и прокуратура в лице своих должностных лиц.
При рассмотрении гражданских дел, вытекающих из семейных правоотношений, необходимо отметить значительную роль органов прокуратуры и их должностных лиц, поскольку прокурор выступает как официальный представитель государства, стоящий на страже семьи, детства, защиты прав граждан, которые по тем или иным причинам не могут защищать свои права самостоятельно. Согласно действующему законодательству, участие прокурора по делам об отмене усыновления может осуществляться путем обращения с заявлением в суд. Исходя из смысла ч. 1 ст. 45 ГПК РФ процессуальное право на обращение прокурора в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина в сфере защиты семьи и детства (которое одновременно является его должностной обязанностью) не ограничено какими-либо условиями: независимо от наличия или отсутствия уважительных причин, имеющихся у лица, которому необходима защита, прокурор в любом случае может обратиться в суд с соответствующим заявлением. Обращение в суд с заявлением является одной из наиболее эффективных форм прокурорского реагирования при выявлении нарушений.
Обеспечить реализацию права усыновленного ребенка на обращение в суд могут и органы опеки и попечительства. Органы опеки и попечительства в целях защиты прав и законных интересов усыновленных детей наделены полномочиями по осуществлению контроля за условиями жизни и воспитания усыновленного ребенка, включая право на неоднократные контрольные обследования условий его жизни и воспитания. По результатам контрольного обследования специалист по охране детства органа опеки и попечительства, посещавший семью, составляет отчет об условиях жизни и воспитания усыновленного ребенка, в котором отражает сведения о состоянии здоровья ребенка, обучении, его эмоциональном и поведенческом развитии, навыках самообслуживания, внешнем виде и взаимоотношениях в семье (п. 21 - 23 Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2000 г. N 275 <1>). В частности, отчет об условиях жизни и воспитания усыновленного ребенка может стать основанием для обращения органа опеки и попечительства в суд с заявлением об отмене усыновления.
--------------------------------
<1> Действует в ред. от 10.09.2015 // Собрание законодательства РФ. 2000. N 15. Ст. 1590; 2015. N 38. Ст. 5289.

Процессуальный институт участия в гражданском процессе органов опеки и попечительства является проявлением защиты государства субъективных прав и законных интересов граждан, а формы участия в процессе сходны с формами участия прокурора в гражданском процессе. В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" <1> к полномочиям органов опеки и попечительства относится представление законных интересов несовершеннолетних граждан в отношениях с любыми лицами (в том числе в судах), в случае если действия опекунов или попечителей по представлению законных интересов подопечных противоречат интересам подопечных либо если опекуны или попечители не осуществляют защиту законных интересов подопечных. Таким образом, право и одновременно обязанность органов опеки и попечительства на обращение в суд с заявлением в защиту прав несовершеннолетних прямо закреплены на уровне федерального закона.
--------------------------------
<1> Действует в ред. от 22.12.2014 // Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1755; 2014. N 45. Ст. 6143.

В то же время сформулированное законодателем полномочие органов опеки и попечительства на представительство интересов несовершеннолетних в суде порождает вопрос о процессуальном статусе органов опеки и попечительства при обращении в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов несовершеннолетних.
С одной стороны, законодатель говорит о так называемом законном представительстве (ч. 1 ст. 52 ГПК РФ), с другой - в процессуальном законодательстве имеются нормы, устанавливающие особый процессуальный статус органов государственной власти, органов местного самоуправления, обращающихся в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, как лиц, участвующих в деле (ст. 46 ГПК РФ). Учитывая, что в п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" представители сторон и третьих лиц, наряду с экспертами, специалистами, переводчиками и свидетелями, отнесены к лицам, содействующим рассмотрению дела <1>, вопрос о процессуальном статусе органов опеки и попечительства встает особенно остро, поскольку объем процессуальных прав и обязанностей лиц, участвующих в деле, и лиц, содействующих правосудию, существенно отличается.
--------------------------------
<1> Действует в ред. от 09.02.2012 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 9.

Думается, что при обращении органов опеки и попечительства в суд с заявлением об отмене усыновления они выступают в процессе в качестве лиц, участвующих в деле, а не законных представителей. Такая позиция основана на том, что орган опеки и попечительства, обращаясь в суд с заявлением об отмене усыновления, действует от своего имени, но в защиту интересов усыновленного. Судебный же представитель действует не от своего имени, а от имени представляемого им лица, поскольку в ч. 2 ст. 182 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) прямо указано, что не являются представителями лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени <1>.
--------------------------------
<1> См., подробнее: Ласкина Н.В. Судебные представители - лица, участвующие в деле, или лица, содействующие правосудию? // Современное право. 2010. N 3. С. 96.

Общим правилом усыновления детей является согласие их биологических родителей на усыновление третьими лицами (ст. 129 СК РФ). В то же время закон допускает возможность усыновления детей и без согласия биологических родителей, но в строго определенных случаях, перечисленных в ст. 130 СК РФ. Думается, именно наличие в семейном законодательстве указанных норм обусловило необходимость предоставления биологическим родителям права на обращение в суд с иском об отмене усыновления.
При этом отсутствие в ст. 142 СК РФ каких-либо ограничений для обращения биологических родителей в суд с иском об отмене усыновления порождает в среде юристов различные мнения по поводу реализации родителями усыновленного предоставленного им права. Так, по мнению одних авторов, биологические родители усыновленного ребенка вправе требовать отмены усыновления в любое время и по любым основаниям <1>, в частности, если усыновление было произведено без их согласия либо это согласие было вынужденным; если суд отменил решение о признании родителя безвестно отсутствующим в связи с его явкой; если родитель (родители) усыновленного восстановлен в дееспособности, а ребенок сильно привязан и не может его забыть после усыновления, что отрицательно сказывается на эмоциональном состоянии ребенка. Другие авторы, напротив, считают, что обращение биологических родителей в суд возможно только в тех случаях, когда усыновление было произведено без их согласия или согласие было вынужденным. Они не могут предъявить иск об отмене усыновления, если считают, что воспитание ребенка в семье усыновителя не отвечает его интересам <2>. Как представляется, указанные обстоятельства, препятствующие обращению биологических родителей в суд с иском об отмене усыновления, должны быть обязательным предметом рассмотрения в суде по делам об отмене усыновления. При этом они не могут быть препятствием для реализации права на обращение в суд рассматриваемых праводееспособных субъектов, поскольку законодатель в ст. 142 СК РФ никаких ограничений подобно рода не устанавливает.
--------------------------------
<1> См.: Иванов Н. Как в хорошей семье // Семья и школа. 1995. N 1. С. 9.
<2> См., например: Летова Н.В. Усыновление как приоритетная форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2003. С. 23; Алиева З.З. Процессуальные особенности рассмотрения дел об усыновлении детей российскими гражданами (по материалам правоприменительной практики Республики Дагестан): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 21.

Единственным препятствием для реализации права родителей усыновленного ребенка на обращение в суд с иском об отмене усыновления является охраняемая законом тайна усыновления и отсутствие достоверной информации об усыновленном ребенке. В данном случае если родители не обладают необходимой информацией об усыновителях, то иск об отмене усыновления необходимо предъявлять к органу опеки и попечительства по месту его нахождения. При этом думается, что в любом случае для соблюдения правил подсудности при обращении в суд с иском родитель усыновленного все равно должен иметь информацию о судьбе ребенка, в частности информацию о том, какой орган опеки и попечительства занимался вопросами усыновления либо в настоящее время осуществляет контроль за условиями жизни и воспитания усыновленного ребенка. Таким образом, реализация права родителей усыновленного на обращение в суд с иском об отмене усыновления весьма затруднительна, что обусловлено наличием ряда материально-правовых препятствий.
Право на обращение в суд с иском об отмене усыновления принадлежит и усыновителю. Предоставленная усыновителю возможность отмены усыновления практически по любым основаниям нередко выступает предметом обсуждения среди ученых-правоведов. Так, одни авторы полагают, что случаи возможного обращения усыновителей с заявлением об отмене усыновления должны быть обусловлены нарушением их интересов при усыновлении <1>. Другие считают, что "...если бы законодателем была сохранена позиция о невозможности прекратить отношения усыновления по воле усыновителя, то последний, возможно, с большей серьезностью стал бы относиться к усыновлению" <2>. С процессуальной точки зрения статус усыновителя как лица, обращающегося в суд с иском об отмене усыновления, спецификой не обладает.
--------------------------------
<1> См.: Рот Л.Г. Природа ответственности лиц, заменяющих родителей, в случае неисполнения ими обязательств // Российский юридический журнал. 2010. N 5. С. 169.
<2> Алиева З.З. Указ. соч. С. 22.

Положения ст. 142 СК РФ содержат исчерпывающий перечень лиц, которым предоставлено право на обращение в суд с иском об отмене усыновления. Однако такая позиция законодателя неоднозначно оценивается как учеными, так и практиками. С одной стороны, иные лица, за исключением перечисленных в ст. 142 СК РФ, не вправе предъявлять иск об отмене усыновления, поскольку это правило охраняет тайну усыновления, кроме того, нельзя разрешать вмешательство в дела семьи лиц со стороны, которые не вправе осуществлять контроль за действиями ее членов и не обладают правами, подлежащими защите <1>.
--------------------------------
<1> См.: Алиева З.З. Указ. соч. С. 22.

С другой стороны, отдельные ученые считают, что законодатель необоснованно исключил из перечня лиц, имеющих право требования отмены усыновления, тех, кто осуществляет воспитание ребенка или осуществлял его до усыновления, предлагая включить в их число опекуна или попечителя, фактического воспитателя, мачехи или отчима, дедушки или бабушки, фактически осуществляющих воспитание ребенка <1>. Думается, что отсутствие в законодательно закрепленном перечне лиц фактических воспитателей усыновленного ребенка не является существенной проблемой, поскольку указанные лица могут обратиться с соответствующими заявлениями в органы опеки и попечительства и в органы прокуратуры. Кроме того, как показывает судебная практика, с заявлением об отмене усыновления обращаются родственники усыновленного ребенка, но совсем не в интересах ребенка, а своих собственных. Так, Определением Уссурийского районного суда Приморского края от 30 января 2014 г., которое было поддержано вышестоящим судом, исковое заявление Н. к М. о признании неудочеренной и не приобретшей право на наследственное имущество возвращено заявителю, поскольку Н. является племянницей М., а, следовательно, истец не обладает в силу ст. 141 Семейного кодекса РФ правом требовать отмены удочерения ответчика <2>.
--------------------------------
<1> См.: Ткаченко Т.В. Усыновление по российскому семейному праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1999. С. 9, 25.
<2> См.: Определение Приморского краевого суда от 8 апреля 2014 г. по делу N 33-3109. Документ опубликован не был // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Как представляется, наиболее остро вопрос о круге лиц, наделенных правом на обращение в суд с иском об отмене усыновления, встает при международном усыновлении. В последнее время стали известны многочисленные факты грубого нарушения прав российских детей, воспитывающихся в приемных семьях зарубежных стран, результатом которых стали законодательные изменения в области международного права: принятие Федерального закона от 28 декабря 2012 г. N 272-ФЗ "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации" <1> и прекращение в одностороннем порядке действия Соглашения между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей, заключенного в г. Вашингтоне 13 июля 2011 г. <2>.
--------------------------------
<1> Действует в ред. от 23.05.2015 // Собрание законодательства РФ. 2012. N 53 (ч. 1). Ст. 7597; 2015. N 21. Ст. 2981.
<2> Действие прекращено 01.01.2014 от имени Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2012. N 47. Ст. 6416.

Принятые меры не являются решением всех проблем, связанных с защитой прав и законных интересов российских детей, усыновленных гражданами иностранных государствах. Более того, как отмечают отдельные авторы, основная проблема отмены международного усыновления состоит в том, что право некоторых государств не знает такого института вообще, а в целом по общему правилу отмена международного усыновления производится в соответствии с законом усыновителя, по основаниям, предусмотренным его личным законом <1>. В то же время положения п. 2 ст. 165 СК РФ позволяют сделать вывод о возможности применения в таких случаях законодательства РФ, в том числе и возможности обращения с иском об отмене усыновления лиц, перечисленных в ст. 142 СК РФ. Однако, по справедливому замечанию исследователей, занимающихся проблемами усыновления иностранными гражданами российских детей, остается открытым вопрос о том, кто и где может подавать заявление об отмене усыновления ребенка, если усыновленный ребенок покинул страну, учитывая, что российские органы (органы опеки и попечительства, органы прокуратуры) не имеют полномочий реализовать право на обращение в суд об отмене международного усыновления, поскольку у них отсутствует право контроля над осуществлением воспитания усыновленного ребенка иностранными усыновителями <2>.
--------------------------------
<1> См.: Ситкова О.Ю. Правовое регулирование международного усыновления: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 9, 20.
<2> См.: Петухова Э.А. Актуальные проблемы усыновления иностранными гражданами детей, имеющих российское гражданство: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 22.

Учитывая существующие коллизии в правовом регулировании порядка обращения в суд с иском об отмене международного усыновления, в правовой науке предлагаются различные варианты решения этой проблемы. В частности, отдельным авторам решение этой проблемы видится в закреплении возможности обращения консульских учреждений, считающих, что усыновление должно быть отменено, к прокурору либо в орган опеки и попечительства, от которых и будет зависеть решение вопроса о предъявлении иска в суд <1>; в создании специальной выездной комиссии в целях контроля за условиями жизни усыновленного ребенка за границей, в состав которой обязательно должны входить представители органов опеки и попечительства и прокуратуры <2>.
--------------------------------
<1> См.: Буянова Е.В. Указ. соч. С. 274.
<2> См.: Петухова Э.А. Указ. соч. С. 23.

Действующее семейное законодательство возлагает обязанности по защите прав и законных интересов детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства, за пределами территории Российской Федерации на консульские учреждения Российской Федерации в пределах, допускаемых нормами международного права (п. 3 ст. 165 СК РФ). Однако в соответствии с п. 8 Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства, консульским учреждениям вменяется лишь информирование Министерства иностранных дел Российской Федерации, а также Министерства образования и науки Российской Федерации об отмене усыновления и (или) о переустройстве детей в другую семью, о гибели усыновленных детей, насилии над усыновленными детьми, жестоком обращении с ними, других действиях, повлекших причинение вреда жизни и здоровью усыновленных детей, и иных нарушениях прав и законных интересов усыновленного ребенка <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Правительства Российской Федерации от 29 марта 2000 г. N 275 "Об утверждении Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации и Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства" (в ред. от 10.09.2015) // Собрание законодательства РФ. 2000. N 15. Ст. 1590; 2015. N 38. Ст. 5289.

Таким образом, следует констатировать, что в настоящее время в российском и международном законодательстве отсутствуют реальные правовые механизмы отмены усыновления детей, проживающих за границей. В целях обеспечения реализации прав таких детей на обращение в суд с заявлением об отмене усыновления представляется необходимым расширить круг лиц, перечисленных в ст. 142 СК РФ, включив в их число должностных лиц консульских учреждений Российской Федерации, в которых указанные дети состоят на учете до достижения ими совершеннолетия. Как представляется, закрепление на законодательном уровне полномочий консульских учреждений по обращению в суд с требованием об отмене международного усыновления при нарушении прав и законных интересов усыновленных детей позволит их наделить процессуальным статусом лиц, подавших заявление в защиту законных интересов других лиц (ч. 2 ст. 46 ГПК РФ).
На стадии возбуждения производства по делу одной из важных для дальнейшего хода судопроизводства задач является определение подсудности заявленного требования, поскольку право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, гарантировано Конституцией РФ (ч. 1 ст. 47). Ни семейное, ни гражданское процессуальное законодательство специально не регламентируют этот вопрос применительно к делам об отмене усыновления, что позволяет сделать вывод о возможности применения общих правил подсудности (гл. 3 ГПК РФ).
Учитывая многолетние дискуссии ученых-процессуалистов по вопросу разграничения подсудности дел об отмене усыновления между мировыми судьями и районными судами, судебную практику, законодатель исключил дела по спорам о детях из компетенции мировых судей <1>.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 11 февраля 2010 г. N 6-ФЗ "О внесении изменений в статью 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" и статью 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2010. N 7. Ст. 701.

Если в соответствии с правилами родовой подсудности дела об отмене усыновления в настоящее время подлежат рассмотрению и разрешению в районном суде, то вопрос о территориальной подсудности все еще остается дискуссионным. Учитывая отсутствие каких-либо разъяснений по этому вопросу со стороны Верховного Суда РФ, учеными предлагаются различные варианты предъявления иска об отмене усыновления: в районный суд по месту жительства (нахождения) ответчика; в районный суд по месту жительства усыновленного ребенка; в районный суд, вынесший решение об усыновлении ребенка <1>.
--------------------------------
<1> См.: Вершинина Г.И. Процессуальные особенности судопроизводства по делам об усыновлении: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 22.

Отсутствие в действующем гражданском процессуальном законодательстве специальных норм, регламентирующих вопросы территориальной подсудности дел об отмене усыновления, свидетельствует о том, что при обращении в суд с таким заявлением применяются правила общей территориальной подсудности, то есть заявление подается в районный суд по месту жительства (нахождения) ответчика (усыновителя, органа опеки и попечительства либо усыновленного ребенка <1>). По сути, место жительства названных лиц должно совпадать. Однако в случае, когда усыновитель уклоняется от выполнения возложенных на него обязанностей родителя, в связи с чем не проживает вместе с усыновленным или, к примеру, не может выполнять своих обязанностей в связи с признанием недееспособным (при этом находится в органах социальной защиты населения), реализация права усыновленного ребенка на обращение в суд с заявлением об отмене усыновления значительно усложняется. Ввиду этого представляется необходимым поддержать ученых, считающих, что "подсудность дел об отмене усыновления должна носить исключительный характер, так как решающее значение по этой категории дел имеют интересы несовершеннолетнего ребенка" <2>.
--------------------------------
<1> Абзац 2 п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.04.2006 N 8 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 6.
<2> Буянова Е.В. Указ. соч. С. 273 - 274.

Исходя из интересов ребенка, представляется, что для реализации прав усыновленного на обращение в суд с заявлением об отмене усыновления наиболее удачным способом решения вопроса о территориальной подсудности дел об отмене усыновления будет по общему правилу обращение в суд с заявлением по месту жительства (нахождения) усыновленного ребенка, поскольку практически все лица, перечисленные в ст. 142 СК РФ, априори должны знать, где находится усыновленный ребенок. Исключение составляют биологические родители усыновленного, которые, если им не известна судьба ребенка, в любом случае вынуждены обращаться в орган опеки и попечительства. В связи с чем предлагается дополнить ст. 275 ГПК РФ нормами о специальной подсудности дел об отмене усыновления, закрепив в них, что заявление об отмене усыновления подается в суд по месту жительства (нахождения) усыновленного ребенка, а в случаях, если место жительства (нахождения) усыновленного ребенка неизвестно, - по месту нахождения органа опеки и попечительства, на территории которого было произведено усыновление. Обращение в суд именно по месту нахождения органа опеки и попечительства, на территории которого было произведено усыновление, обусловлено необходимостью сохранения тайны усыновления. Так, в п. 21 Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации <1> указано, что орган опеки и попечительства, на территории которого было произведено усыновление ребенка, обязан, сохраняя тайну усыновления, направить в орган опеки и попечительства по месту жительства усыновителя(ей) с усыновленным ребенком соответствующую информацию для организации контроля за условиями жизни и воспитания усыновленного ребенка. Следовательно, предполагается, что если биологическому родителю неизвестна судьба ребенка, то раскрытие информации о месте нахождения органа опеки и попечительства по месту жительства усыновителя и усыновленного ребенка будет нарушением тайны усыновления.
--------------------------------
<1> Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. N 275 "Об утверждении Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации и Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства" // Собрание законодательства РФ. 2000. N 15. Ст. 1590; 2015. N 38. Ст. 5289.

Нормы о специальной территориальной подсудности в большинстве своем характерны для дел неискового производства, что обусловлено неравноправием сторон материального правоотношения, целями защиты прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетних. Интересы ребенка, стоящие во главе угла при рассмотрении и разрешении дел об отмене усыновления и которые должны превалировать при обращении в суд по таким делам, подчеркивают близость правовой природы дел об отмене усыновления с делами особого производства.
Несмотря на то что вопрос о подсудности дел об отмене международного усыновления не урегулирован на законодательном уровне, судебная практика определяет для такой категории дел при международном усыновлении специальные правила подсудности. Так, в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей" закреплено, что дела об отмене усыновления ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, усыновленного гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации, иностранными гражданами или лицами без гражданства, разрешаются верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области и судом автономного округа по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка. Приведенная формулировка вызывает обоснованную критику, так как из буквального толкования указанного пункта нет четкого разделения, куда должно быть подано заявление: в суд Российской Федерации или в соответствующий суд страны усыновителя, если ребенок продолжает проживать с ним. Ввиду этого применительно к делам об отмене международного усыновления целесообразно закрепить в гражданском процессуальном законодательстве норму о специальной подсудности таких дел, указав, что заявление об отмене усыновления ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, усыновленного гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации, иностранными гражданами или лицами без гражданства, подается в суд, вынесший решение об усыновлении ребенка.
Действия суда и лица, обратившегося в суд с заявлением об отмене усыновления на стадии возбуждения производства, четко регламентированы положениями гл. 12 ГПК РФ. Однако специфика дел об отмене усыновления накладывает определенный отпечаток и на отдельные моменты, связанные с предъявлением иска в суд.
В частности, по таким категориям дел правило об отказе в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, имеет ограниченное действие. Так, к примеру, Судебная коллегия Кировского областного суда отменила определение районного суда об отказе Ж. в принятии искового заявления об отмене усыновления, поскольку по данному спору имеется вступившее в законную силу решение суда, которым в иске Ж. об отмене усыновления было отказано. Свою позицию вышестоящая судебная инстанция мотивировала тем, что наличие решения об отказе в удовлетворении иска об отмене усыновления не может являться препятствием для нового обращения в суд с таким же иском, поскольку основания в данном случае изменяются (ситуация по прошествии определенного периода времени изменилась, истец заявляет, что дети с ним контакта не ищут, он не намерен поддерживать с ними какую-либо связь) и суду следовало рассматривать заявление по существу <1>. Как отмечает Верховный Суд РФ, суды не всегда учитывают, что правоотношения по воспитанию детей, как и иные семейные правоотношения, носят длящийся характер, поэтому применение правил о тождественности исков и отказ в связи с этим в принятии заявления допустимы не во всех случаях, в частности нельзя признать обоснованным отказ в принятии искового заявления между теми же сторонами, о том же предмете, когда из заявления усматривается, что изменились фактические обстоятельства, условия воспитания детей, служившие основанием ранее предъявленного иска <2>.
--------------------------------
<1> Обзор кассационной практики за 2008 г. по гражданским делам (подготовлен Кировским областным судом). Документ опубликован не был // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
<2> См.: Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 июля 2011 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7.

Такое правомочие судьи, как оставление заявления без движения, также имеет определенные особенности, обусловленные спецификой института отмены усыновления. Так, согласно п. 15 ч. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ <1>, истцы при рассмотрении дел о защите прав и законных интересов ребенка освобождаются от уплаты государственной пошлины. Подобная норма содержится и в ч. 2 ст. 23 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" <2>. В связи с этим Верховный Суд РФ обратил внимание нижестоящих судов на ошибки, связанные с необоснованным оставлением исковых заявлений без движения, поскольку ряд судей в своих определениях ссылались на отсутствие документа, подтверждающего уплату государственной пошлины <3>. При этом в случае подачи заявления об отмене усыновления усыновителями государственная пошлина подлежит уплате <4>.
--------------------------------
<1> Действует в ред. от 05.10.2015 // Собрание законодательства РФ. 2000. N 32. Ст. 3340; 2015. N 41 (часть II). Ст. 5632.
<2> Действует в ред. от 13.07.2015 // Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3802; Собрание законодательства РФ. 2015. N 29 (часть I). Ст. 4365.
<3> См.: Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 июля 2011 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7.
<4> См., например: Апелляционное определение суда Чукотского автономного округа от 2 марта 2015 г. по делу N 33-18/2015, 9-67/14. Документ опубликован не был // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

В целом при обращении в суд заявлением об отмене усыновления, несмотря на достаточно детальную регламентацию гражданским процессуальным законодательством стадии возбуждения производства по делу, остается немало пробелов как с точки зрения субъектного состава, так и с точки зрения подсудности дел об отмене усыновления. Все это позволяет сделать однозначный вывод о необходимости четкого и подробного урегулирования порядка обращения в суд по делам об отмене усыновления, в том числе международного усыновления, путем внесения соответствующих дополнений и изменений в ГПК РФ.

References

  1. Batova O.S. Puti ustraneniia protivorechii grazhdanskogo protsessual'nogo i semeinogo zakonodatel'stva pri rassmotrenii sporov, sviazannykh s vospitaniem detei [Ways of elimination of contradictions of the civil procedural and family legislation by consideration of the disputes connected with education of children] // Zhurnal rossiiskogo prava = Journal of Russian law. 2006. No. 6. P. 141 (In Russian).
  2. Buianova E.V. Nekotorye problemy regulirovaniia protsessual'nogo poriadka otmeny usynovleniia (udochereniia) detei [Some problems of regulation of a procedural order of cancellation of adoption (adoption) of children] // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava = Actual problems of Russian law. 2009. N 2. P. 273, 274 (In Russian).
  3. Egorova O.A., Bespalov Iu.F. Vozbuzhdenie, podgotovka, razbiratel'stvo grazhdanskikh del: Uchebno-prakticheskoe posobie dlia sudei [Excitement, preparation, trial of civil cases: an educational and practical grant for judges]. M.: Prospect, 2012 (In Russian).
  4. Isaenkova O.V. Grazhdanskoe protsessual'noe pravo Rossii [Civil procedural law of Russia]. M.: Norma, 2009. P. 215 (In Russian).
  5. Ivanov N. Kak v khoroshei sem'e [As in a good family] // Sem'ia i shkola = Family and school. 1995. N 1. P. 9 (In Russian).
  6. Kravchuk N.V. Zashchita prav rebenka v sem'e [Protection of the rights of the child in a family] // Zashchiti menia = Protect me. 2004. No. 3. P. 40 (In Russian).
  7. Laskina N.V. Sudebnye predstaviteli - litsa, uchastvuiushchie v dele, ili litsa, sodeistvuiushchie pravosudiiu? [Judicial representatives - the persons participating in business or the persons promoting justice?] // Sovremennoe pravo = Modern right. 2010. No. 3. P. 96 (In Russian).
  8. Makarov V.S. K voprosu ob usynovlenii [To a question of adoption] // Voprosy teorii sovetskogo prava = Questions of the theory of the Soviet right. M., 1966. P. 66 (In Russian).
  9. Rot L.G. Priroda otvetstvennosti lits, zameniaiushchikh roditelei, v sluchae neispolneniia imi obiazatel'stv [The nature of responsibility of the persons replacing parents in case of non-execution of obligations by them] // Rossiiskii iuridicheskii zhurnal = Russian legal journal. 2010. No. 5. P. 169 (In Russian).
  10. Tarusina N.N. Rebenok kak "ob''ekt" semeino-pravovoi okhrany [Child as an "object" of family legal protection] // Vestnik IarGU. Seriia "Gumanitarnye nauki" = YarGU bulletin. Series Humanities. 2012. No. 4/1(22/1) (In Russian).

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


27 марта 2018 г.
Проект федерального закона № 424632-7 "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - закрепление в гражданском законодательстве некоторых положений, отталкиваясь от которых, российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений (в обиходе - "токены", "криптовалюта" и пр.), обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию).




20 марта 2013 г.
Проект федерального закона № 419090-7 "Об альтернативных способах привлечения инвестирования (краудфандинге)"

Законопроектом регулируются отношения по привлечению инвестиций коммерческими организациями или индивидуальными предпринимателями с использованием информационных технологий, а также определяются правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфандинга). Деятельность по организации розничного финансирования (краудфандинга) заключается в оказании услуг по предоставлению участникам инвестиционной платформы доступа к ее информационным ресурсам. 




12 марта 2013 г.
Проект Федерального закона № 410960-7 "О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и ст. 151 Уголовно-процессуального кодекса РФ"

Законопроект направлен на усиление ответственности за нарушения в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд. Анализ правоприменения свидетельствует о наличии определенных пробелов в законодательном регулировании ответственности за злоупотребления в сфере госзакупок со стороны лиц, представляющих интересы государственных или муниципальных заказчиков, а также лиц, исполняющих государственные или муниципальные контракты.




7 марта 2018 г.
Проект Федерального закона № 408171-7 ""Об особенностях участия социально ориентированных некоммерческих организаций в приватизации арендуемого государственного или муниципального недвижимого имущества и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ"

Целью данного законопроекта является предоставление социально ориентированным некоммерческим организациям преференций при отчуждении из государственной собственности субъектов Российской Федерации или из муниципальной собственности недвижимого имущества, арендуемого этими организациями.




1 марта 2018 г.
Проект Федерального закона № 403657-7 "О внесении изменений в статью 18.1 Федерального закона "О защите конкуренции"

Цель данного законопроекта - уточнение оснований для обжалования в антимонопольный орган нарушений порядка осуществления в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся субъектами градостроительных отношений, процедур, включенных в исчерпывающие перечни процедур в сферах строительства, в том числе при проведении торгов. Вносимые изменения позволят антимонопольному органу оперативно восстанавливать нарушенные права юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся субъектами градостроительных отношений, во внесудебном порядке.



В центре внимания:


Администрация муниципального образования "Всеволожский муниципальный район" Ленинградской области (место нахождения: 188643, Ленинградская обл., г. Всеволожск, Колтушское шоссе, 138, ОГРН 1064703000911, ИНН 4703083640; далее - администрация) обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением об оспаривании решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Ленинградской области (место нахождения: 191124, Санкт-Петербург, ул. Смольного, 3, ОГРН 1089847323026, ИНН 7840396953; далее - управление, УФАС) от 19.01.2017 по делу N 64-03-221-РЗ/17 и вынесенного на основании этого решения предписания УФАС от 19.01.2017 по тому же делу.

Дата размещения статьи: 13.03.2018

подробнее>>

Развитие и правовое регулирование системы страхования вкладов на примере России и Чехии (Горош Ю.В., Швейгл Й.)

Дата размещения статьи: 15.01.2018

подробнее>>

Доплаты к стоимости построенной квартиры: споры сторон (Симич И.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Опасности, которые таит цифровизация (Москалева О.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Проблемы судебного доказывания таможенной стоимости товаров (Микулин А.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2018
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта