Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Несостоятельность (банкротство) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > Мировое соглашение в деле о банкротстве (Кораев К.Б.)

Мировое соглашение в деле о банкротстве (Кораев К.Б.)

Дата размещения статьи: 17.10.2016

Понятие "мировое соглашение" в юридической литературе употребляется в различных значениях.
Под мировым соглашением, как правило, понимают два правовых явления: процедуру банкротства и юридический факт <1>.
--------------------------------
<1> См.: Дубинчин А. Мировое соглашение в деле о банкротстве: проблемы теории и практики // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 16; Ярков В.В. Мировое соглашение в конкурсном производстве // Юрист. 2002. N 11. С. 36; Банкротство хозяйствующих субъектов: Учеб. для бакалавров / Отв. ред. И.В. Ершова, Е.Е. Енькова. М.: Проспект, 2016. С. 176.

С принятием Закона о банкротстве категория "мировое соглашение" как процедура банкротства стала употребляться не только в доктрине, но и в законодательстве (ст. 2 Закона о банкротстве).
Такое законодательное решение было оценено некоторыми учеными как неоправданное. Они обосновывают свою позицию тем, что мировое соглашение может применяться во время осуществления любой процедуры банкротства <2>. Подобная точка зрения представляется малообоснованной и является легко уязвимой со стороны критики. Если невозможность употребления мирового соглашения как процедуры банкротства связана с возможностью ее проведения при осуществлении любой процедуры банкротства, то по указанным причинам не может быть названо процедурой банкротства внешнее управление, поскольку оно также может быть введено на любой процедуре банкротства, в частности при проведении наблюдения (ст. 75 Закона о банкротстве), финансового оздоровления (абз. 2 п. 4 ст. 82 и абз. 3 п. 4 ст. 87 Закона о банкротстве), конкурсного производства (ст. 146 Закона о банкротстве), мирового соглашения (абз. 2 п. 1 ст. 163 и абз. 2 п. 1 ст. 166 Закона о банкротстве). Однако, несмотря на сказанное, в юридической литературе и в законодательстве не вызывает сомнения тот факт, что внешнее управление являет собой одну из процедур банкротства.
--------------------------------
<2> См.: Семина А.Н. Банкротство: вопросы правосубъектности должника - юридического лица. М., 2003. С. 97 - 98; Рожкова М.А. Мировое соглашение в процедуре банкротства // Законодательство. 2004. N 2. С. 24 - 25; Анохин В.С. Мировое соглашение в деле о банкротстве // Арбитражная практика. 2006. N 5. С. 69.

Таким образом, оправданно обозначение в законодательстве мирового соглашения как самостоятельной процедуры банкротства <3>.
--------------------------------
<3> См.: Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов в деле о банкротстве. М., 2010. С. 174 - 176.

Нормы ст. 2 Закона о банкротстве определяют мировое соглашение как процедуру, которая применяется в целях прекращения производства по делу о банкротстве. Однако следует учитывать, что прекращение производства по делу о банкротстве не может рассматриваться в качестве основной цели указанной процедуры. В данном случае следует согласиться с мнением М.А. Рожковой, согласно которому прекращение дела о банкротстве является процессуальной целью мирового соглашения, имеющей не основной, а скорее дополнительный характер <4>. Как представляется, основная цель процедуры мирового соглашения - восстановление платежеспособности должника.
--------------------------------
<4> См.: Рожкова М.А. Указ. соч. С. 23.

Указанная неточность в определении цели мирового соглашения порождает в судебной практике проблемы применения норм, регулирующих заключение мирового соглашения.
В связи с этим является показательным следующее дело.
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО N 1 в арбитражный суд обратился конкурсный управляющий с ходатайством об утверждении мирового соглашения, заключенного по результатам собрания кредиторов ООО N 1.
Определением, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в утверждении мирового соглашения отказано. Судебные инстанции пришли к выводу, что мировое соглашение, предусматривающее обмен требований кредиторов на доли в уставном капитале должника и передачу залогового имущества должника единственному залоговому кредитору (ООО N 2), направлено лишь на удовлетворение требований кредиторов, но не на предотвращение банкротства должника и восстановление его платежеспособности; передача залогового имущества лишит должника возможности осуществлять уставную деятельность.
Окружной суд оставил определение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда без изменений, исходя из следующего.
Нижестоящие суды отказали в утверждении мирового соглашения, поскольку его условия, по смыслу регулирующие данную процедуру норм, противоречат целям мирового соглашения как реабилитационной процедуры, направленной на восстановление платежеспособности должника и аналогичной, по мнению суда, процедурам внешнего управления и финансового оздоровления, а исполнение мирового соглашения приведет к невозможности осуществления должником уставной деятельности.
Между тем, как посчитал ФАС СКО, указанный вывод не основан на буквальном содержании норм главы VIII Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), регулирующих вопросы заключения мирового соглашения.
Суд отметил, что законом (п. 2 ст. 12 Закона о банкротства) принятие решения о заключении мирового соглашения отнесено к исключительной компетенции общего собрания кредиторов. Тем самым законодатель ориентирует арбитражные суды на то, что вмешательство в волю кредиторов и должника, принявших такое решение, т.е. считающих, что прекращение банкротства более соответствует их интересам, чем продолжение процедур, возможно лишь при нарушении установленных Законом о банкротстве формальных правил либо при прямом несоответствии условий мирового соглашения законодательству. В ст. 2 Закона о банкротстве восстановление платежеспособности должника прямо указано в качестве цели только таких процедур, как финансовое оздоровление и внешнее управление. В то же время данной нормой мировое соглашение определяется как процедура, применяемая в деле о банкротстве в целях прекращения производства по делу путем достижения соглашения между должником и кредиторами. В этом определении не указывается на восстановление платежеспособности должника как на цель заключения мирового соглашения. Согласно ст. 57 Закона о банкротстве арбитражный суд прекращает производство по делу в случае восстановления платежеспособности должника в ходе финансового оздоровления и в ходе внешнего управления. Отдельным основанием прекращения производства по делу в этой статье указано заключение мирового соглашения без ссылки на то, что при этом также должно достигаться восстановление платежеспособности должника, которое в связи с прекращением обязательств перед кредиторами предполагается.
На основании вышеизложенного суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что Закон о банкротстве не дает оснований для вывода о полной аналогии целей, стоящих перед финансовым оздоровлением, внешним управлением и заключением мирового соглашения, хотя последнее действительно может быть отнесено к числу реабилитационных процедур, поскольку предполагает прекращение производства по делу о банкротстве без ликвидации должника. Суды, придя к названному выводу, не указали, по каким признакам платежеспособность должника не может считаться восстановленной, если обязательства перед кредиторами прекращаются в результате распределения между ними долей в уставном капитале, передачи залогового имущества залоговому кредитору и погашения в рассрочку денежного требования налогового органа. Вопрос о том, возможно ли будет осуществление должником уставной деятельности в результате исполнения условий мирового соглашения, в том числе при передаче одному из кредиторов имущества, составляющего основные производственные средства должника, может рассматриваться судом только в связи с требованием ст. 160 Закона о банкротстве о соответствии условий мирового соглашения федеральным законам и иным нормативным правовым актам, несоответствие которым влечет ничтожность мирового соглашения как сделки <5>.
--------------------------------
<5> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29 марта 2012 г. по делу N А53-25723/2009 // СПС "КонсультантПлюс".

Из содержания приведенного Постановления следует, что суды первой и апелляционной инстанций, рассмотрев дело по существу, пришли к выводу, что цель мирового соглашения аналогична цели финансового оздоровления и внешнего управления и направлена на восстановление платежеспособности должника. Следовательно, мировое соглашение не подлежит утверждению судом, если его исполнение приведет к невозможности осуществления должником уставной деятельности <6>.
--------------------------------
<6> К такому же выводу пришел ФАС Уральского округа, который указал, что имущество, подлежащее передаче в собственность третьему лицу по мировому соглашению, составляет все оборотные и внеоборотные активы должника и его передача третьему лицу в собственность приведет к невозможности осуществления должником его уставной деятельности, т.е. фактически к ликвидации предприятия, что противоречит целям и задачам мирового соглашения как процедуры, направленной на сохранение действующего предприятия (см.: Постановление ФАС Уральского округа от 18 июня 2007 г. N Ф09-6554/06-С4 // СПС "КонсультантПлюс").

Суд кассационной инстанции, не согласившись с выводами нижестоящих судов, напротив, указал, что нормы Закона о банкротстве не дают оснований для вывода о полной аналогии целей, стоящих перед финансовым оздоровлением, внешним управлением и заключением мирового соглашения, хотя последнее действительно может быть отнесено к числу реабилитационных процедур.
Из приведенных позиций правильной представляется последняя. Однако думается, что суд кассационной инстанции, сделав вывод о том, что целью мирового соглашения не является восстановление платежеспособности должника, несмотря на восстановительный характер процедуры, допустил противоречие, так как мировое соглашение, будучи восстановительной процедурой, не может не иметь в качестве цели восстановление платежеспособности должника.
По этой причине, как представляется, правильнее было бы мотивировать решение суда кассационной инстанции тем, что невозможность продолжения осуществления уставной деятельности должником после исполнения мирового соглашения не противоречит цели мирового соглашения как реабилитационной процедуры, так как о восстановлении платежеспособности должника свидетельствует наличие установленных Законом обстоятельств, позволяющих прекратить производство по делу о банкротстве без ликвидации должника, на что обоснованно указано судом кассационной инстанции, или без прекращения у индивидуального предпринимателя статуса индивидуального предпринимателя.
Невозможность продолжения осуществления уставной деятельности должником после исполнения мирового соглашения не противоречит цели мирового соглашения как реабилитационной процедуры ввиду следующего.
Как указывалось ранее, целью конкурсного права, возникшего на почве кредита, является устранение неплатежеспособных должников из сферы кредитных отношений, позволяющее исключить дальнейшее увеличение долговых обязательств и оградить кредитные отношения от угрозы их дальнейшего нарушения.
В рамках восстановительных процедур устранение неплатежеспособного должника из сферы кредитных отношений происходит путем восстановления его платежеспособности, позволяющего прекратить производство по делу о банкротстве без ликвидации должника или без прекращения у индивидуального предпринимателя статуса индивидуального предпринимателя и тем самым позволить указанному лицу вновь участвовать в сфере кредитных отношений.
При указанных обстоятельствах невозможность должника продолжать осуществлять уставную деятельность после исполнения мирового соглашения не может являться признаком, позволяющим судить о восстановлении платежеспособности должника, так как цель восстановительной процедуры - сохранение неплатежеспособного должника как субъекта кредитных отношений, а не как субъекта какого-либо вида деятельности (например, торговой, производственной, транспортной и т.д.). Следовательно, если исполнение мирового соглашения не позволяет сохранить, например, имущество неплатежеспособной торговой организации, но позволяет сохранить ее как субъект права, то это не будет противоречить мировому соглашению как реабилитационной процедуре, призванной предоставить неплатежеспособным должникам возможность дальнейшего участия в сфере кредитных отношений.
Мировое соглашение следует также рассмотреть в качестве юридического факта.
"В этом плане, - как справедливо отмечает В.В. Ярков, - мировое соглашение представляет собой одновременно юридический факт материального и процессуального права, вызывая самые различные правовые последствия" <7>.
--------------------------------
<7> Ярков В.В. Мировое соглашение в конкурсном производстве // Юрист. 2002. N 11. С. 35.

Как материальный юридический факт мировое соглашение является гражданско-правовой сделкой (договором), обладающей рядом специфических признаков, которые позволяют отличать его от мирового соглашения, заключаемого в исковом производстве, а также от сделок (договоров), заключаемых в гражданском обороте.
Во-первых, мировое соглашение, заключаемое в деле о банкротстве, отличается от мирового соглашения, заключаемого в исковом производстве, своим предметом. Если предметом первого соглашения является отсрочка исполнения денежного обязательства или его прекращения путем использования институтов новации или отступного (ст. 156 Закона о банкротстве), то предмет второго - устранение спора.
Законодатель устанавливает различный порядок заключения указанных выше видов мировых соглашений. Если мировое соглашение в исковом производстве заключается на основе взаимного согласия сторон, то мировое соглашение в деле о банкротстве может заключаться при помощи принуждения меньшинства кредиторов со стороны большинства кредиторов. Эта особенность связана не с мировым соглашением как таковым, а с конкурсными правоотношениями в целом, в рамках которых большинство кредиторов может обязывать своими решениями меньшинство кредиторов.
В литературе данное свойство мирового соглашения иногда используется для опровержения его договорной природы, которой характерно свободное изъявление воли его сторонами. Как представляется, подобные попытки необоснованны, так как ограничение принципа свободы договора характерно в том числе и для договорного права <8>.
--------------------------------
<8> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 127; Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право. М., 2005. С. 186; Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2005. Т. 1. С. 584 - 585.

В отношении кредиторов, которые голосовали против заключения мирового соглашения или не приняли участия в голосовании, Закон устанавливает важную гарантию их интересов. Она выражается в том, что условия мирового соглашения для названных лиц не могут быть хуже, чем для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших за его заключение.
Как гражданско-правовая сделка (договор) мировое соглашение отличается от сделки (договора), заключаемой в гражданском обороте, тем, что оно требует обязательного утверждения арбитражным судом.
Мировое соглашение не является самостоятельным юридическим фактом, т.е. его заключение не обусловливает движение правоотношения. Оно представляет собой важный элемент юридического состава, который и порождает определенный правовой результат.
Поскольку мировое соглашение выступает в качестве юридического факта одновременно как для материальных, так и для процессуальных правоотношений, постольку оно обусловливает динамику обоих отношений. Для процессуальных отношений мировое соглашение выступает в качестве правопрекращающего юридического факта. Это значит, что заключение и утверждение мирового соглашения арбитражным судом влечет прекращение арбитражного процесса.
Материальные отношения, основанные на мировом соглашении, как правило, устанавливают новые сроки и порядок исполнения обязательств должника в денежной форме.
Перечисленные свойства мирового соглашения позволяют определить его как восстановительную процедуру, осуществление которой возможно только в условиях доверия со стороны кредиторов.
Мировое соглашение может быть заключено на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве арбитражным судом. Оно заключается между должником, его конкурсными кредиторами и уполномоченными органами.
Решение о заключении мирового соглашения со стороны должника принимается должником-гражданином или руководителем должника - юридического лица, исполняющим обязанности руководителя должника, внешним управляющим или конкурсным управляющим.
Решение о заключении мирового соглашения со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов принимается собранием кредиторов. Следовательно, до первого созыва собрания кредиторов заключение мирового соглашения невозможно.
В этом отношении показательно следующее дело.
Арбитражный суд спустя месяц после введения процедуры наблюдения утвердил мировое соглашение по делу о банкротстве, в котором участвовали два лица - должник и кредитор, обратившийся с заявлением о признании должника банкротом, и прекратил производство по делу.
Суд кассационной инстанции констатировал неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, так как правило п. 1 ст. 150 Закона о банкротстве должно толковаться системно, с учетом иных положений Закона. Согласно п. 2 ст. 150 Закона о банкротстве решение о заключении мирового соглашения со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов принимается собранием кредиторов. Для проведения собрания кредиторов необходимо соблюсти предусмотренный порядок оповещения кредиторов должника. Таким образом, решение о заключении мирового соглашения может быть принято кредиторами не ранее, чем в процедуре наблюдения на первом собрании кредиторов <9>.
--------------------------------
<9> Цит. по: Анохин В.С. Мировое соглашение в деле о банкротстве // Арбитражная практика. 2006. N 5. С. 71.

Литература

1. Анохин В.С. Мировое соглашение в деле о банкротстве // Арбитражная практика. 2006. N 5. С. 69, 71.
2. Банкротство хозяйствующих субъектов: Учеб. для бакалавров / Отв. ред. И.В. Ершова, Е.Е. Енькова. М.: Проспект, 2016. С. 176.
3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 127.
4. Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2005. Т. 1. С. 584 - 585.
5. Дубинчин А. Мировое соглашение в деле о банкротстве: проблемы теории и практики // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 16.
6. Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов в деле о банкротстве. М., 2010. С. 174 - 176.
7. Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право. М., 2005. С. 186.
8. Рожкова М.А. Мировое соглашение в процедуре банкротства // Законодательство. 2004. N 2. С. 23 - 25.
9. Семина А.Н. Банкротство: вопросы правосубъектности должника - юридического лица. М., 2003. С. 97 - 98.
10. Ярков В.В. Мировое соглашение в конкурсном производстве // Юрист. 2002. N 11. С. 35, 36.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

16 мая 2017 г.
Проект федерального закона "О признании утратившей силу части 4 статьи 8.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

Законопроект направлен на устранение избыточности правового регулирования в части установления ответственности за нарушение условий гражданско-правовых договоров, заключаемых в соответствии с требованиями лесного законодательства. Во избежание возникновения временного разрыва, в течение которого лица, нарушающие условия договора безвозмездного пользования лесным участком, будут освобождены от какой-либо ответственности, часть 4 статьи 8.25 КоАП предлагается признать утратившей силу с 1 марта 2018 года.




27 апреля 2017 г.
Проект Федерального закона № 162019-7 "О внесении изменений в статьи 4 и 5 Федерального закона "О транспортно-экспедиционной деятельности" и статью 11.14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

Законопроект разработан в целях принятия дополнительных мер противодействия актам незаконного вмешательства и обеспечения общественной безопасности, а также устранения противоречий положений статьи 12 Федерального закона от 6 июля 2016 года № 374-Ф3 отдельным нормам законодательства Российской Федерации. Статьей 12 федерального закона № 374-Ф3 внесены изменения в Федеральный закон от 30 июня 2003 года №87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности". 




13 апреля 2017 г.
Проект Федерального закона № 148799-7 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Целями законопроекта являются расширение сферы применения электронного документооборота и установление единого порядка электронного страхования для физических и юридических лиц; привлечение к реализации услуг страховых посредников (агентов и брокеров); устранение неопределенности в части обязанности медицинских учреждений предоставлять информацию о специальной категории персональных данных пациентов при наличии соответствующего разрешения субъекта персональных данных либо его законного представителя/наследника). 




4 апреля 2017 г.
Президентом РФ подписан Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О национальной платежной системе"

Основная цель данного Федерального закона - совершенствование регулирования осуществления трансграничных переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов. Кроме этого, Федеральный закон от 3 апреля 2017 г. № 59 ФЗ  направлен на устранение негативных последствий запрета на деятельность российских платежных систем на территории Украины, введенного 17 октября 2016 г.




1 апреля 2017 г.
Проект федерального закона № 137655-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"... "

Законопроект разработан в целях развития системы предоставления государственных и муниципальных услуг по принципу "одного окна" в многофункциональных центрах предоставления государственных и муниципальных услуг и направлен на обеспечение взаимодействия регистрирующего органа с многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме без дублирования документов на бумажных носителях при предоставлении услуги по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.



В центре внимания:


Криминальное банкротство - форма хищения? (Разыграева Е.Н.)

Дата размещения статьи: 16.05.2017

подробнее>>

Трансграничная несостоятельность - 2016: обновленное руководство по вопросам трансграничного банкротства (Брукс С., Бернберг И.Д., Лэнц Р.Д.)

Дата размещения статьи: 16.05.2017

подробнее>>

Проблемы и перспективы законодательного закрепления вопросов, касающихся несостоятельности физических лиц (Порошкина Ю.О.)

Дата размещения статьи: 27.04.2017

подробнее>>

К вопросу о правовом статусе лица, исполняющего обязанности конкурсного управляющего: правовые коллизии и судебная практика (Гузанов К.А.)

Дата размещения статьи: 07.04.2017

подробнее>>

Обязательные платежи при банкротстве (Евдокимова А., Тихонова В.)

Дата размещения статьи: 05.04.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта