Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Предпринимательский договор (общие положения) > Переговоры о заключении договора (понятие, правовое регулирование, правила) (Малеина М.Н.)

Переговоры о заключении договора (понятие, правовое регулирование, правила) (Малеина М.Н.)

Дата размещения статьи: 22.10.2016

Место норм ст. 434.1 ГК РФ в договорном праве. Гражданский кодекс РФ еще до изменений, внесенных в него Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ, регулировал процесс переговоров о заключении договора. Определение формы и содержания оферты, правил выражения акцепта является способом организации переговоров. Кроме того, применительно к конкретным договорам в правовых актах сформулированы отдельные обязанности, которые стороны должны исполнить до заключения договора определенного вида.
Например, подрядчик обязан до заключения договора бытового подряда предоставить заказчику необходимую и достоверную информацию о предлагаемой работе, ее видах и об особенностях, о цене и форме оплаты, а также сообщить заказчику по его просьбе другие относящиеся к договору и соответствующей работе сведения (п. 1 ст. 732 ГК РФ). Требование об исполнении преддоговорной обязанности и реализация или отказ от исполнения подобной обязанности также входят в переговорный процесс.
При заключении договора поставки стороны должны урегулировать возникшие между ними разногласия по отдельным условиям в порядке, установленном законом (ст. 507 ГК РФ). Установление срока для акцепта, ответственности за уклонение от согласования условий договора поставки есть элементы организации переговорного процесса.
Введение статьи 434.1 "Переговоры о заключении договора" ГК РФ дополняет правовое регулирование отношений, направленных на заключение договора, прежде всего когда оферент не может однозначно сформулировать отдельные условия договора или когда условия подлежат разработке путем взаимных уступок, что предполагает совместное согласование в течение определенного периода. Нормы названной статьи формулируют общие юридические правила ведения переговоров, которые должны применяться в отсутствие специальных правил ведения переговоров, привязанных к заключению определенных гражданских договоров.
Следует отметить, что переговорные отношения взаимосвязаны с договорными отношениями по субъектному составу (в них принимают участие одни и те же субъекты) и отчасти - по содержанию. В то же время переговорные отношения представляют самостоятельную стадию (этап), поскольку нормативное регулирование применяется независимо от того, был ли заключен в последующем сторонами договор по результатам переговоров (п. 7 ст. 434.1 ГК РФ). С этим связано и правило об освобождении от ответственности при незаключении основного договора по результатам переговоров.
Порядок ведения переговоров. Закон предусматривает два порядка ведения переговоров о заключении договора: бездоговорный порядок на основе положений, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, и договорный порядок с помощью соглашения о порядке ведения переговоров.
Бездоговорный порядок предполагает, что закон порождает права и обязанности участников переговорных отношений и определяет их содержание (ст. 434.1, гл. 59 ГК РФ и др.).
Договорный порядок означает, что процесс переговоров облачается в особого рода соглашение. В юридической литературе уточняется, что "преддоговорные соглашения должны рассматриваться как договоры, возлагающие на стороны юридически связывающие обязательства, когда в таком преддоговорном соглашении присутствует самостоятельный предмет, и стороны, заключая такое преддоговорное соглашение, намеревались считать себя связанными его содержанием" <1>.
--------------------------------
<1> Кучер А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. М., 2005. С. 266.

На наш взгляд, законодатель использует термин "соглашение" для отграничения этого документа от основного договора, между тем как рассматриваемое соглашение, так и основной договор направлены на возникновение правовых последствий и порождают их. Что же касается предмета договора, то он является квалифицирующим для договоров разных видов, но не для размежевания юридического и морального обязательств.
Соглашение о порядке ведения переговоров подчинено требованиям о юридическом равенстве, диспозитивности и об автономии воли участников и охватывает горизонтальные отношения имущественно обособленных участников, поэтому есть основания отнести такое соглашение по природе к гражданско-правовым. В связи с этим на такое соглашение можно распространить действие норм гл. 27 - 29 ГК РФ.
В системе частных договоров соглашение о порядке ведения переговоров относится к группе соглашений, направленных на организацию договорных связей. Некоторые юристы указывают на отличия соглашения о ведении переговоров с иными организационными сделками (предварительным и рамочным договорами), правовой целью которых является заключение договоров в будущем <2>. Безусловно, возможна классификация преддоговорных соглашений на соглашения с обязательством заключить основной договор и соглашения без обязательства заключить основной договор.
--------------------------------
<2> См.: Егорова М.А. Переговоры о заключении договора (комментарий к ст. 434.1 ГК РФ) // Право и экономика. 2015. N 12.

Если же принимать во внимание содержание преддоговорных соглашений в целом, то с учетом названия ст. 434.1 ГК РФ и анализа отдельных норм можно сделать вывод: законодатель подразумевает, что соглашение о порядке ведения переговоров может быть трех видов: соглашение о процедуре переговоров; соглашение о содержании будущего договора; соглашение смешанного типа. Вряд ли подразумевалось, что все переговоры о заключении договора исчерпываются только обсуждением порядка ведения переговоров, игнорируя содержание будущего договора. Поэтому полагаем, что более точное обобщающее название упомянутого в ст. 434.1 ГК РФ соглашения - соглашение о переговорах по поводу заключения договора. Вместе с тем в деловой практике распространены и иные различные обозначения - соглашение (протокол) о намерениях, соглашение о сотрудничестве, меморандум об основных принципах взаимодействия и сотрудничества участников и проч.
Соглашение о процедуре переговоров (переговорных процедурах) - это гражданский договор, в силу которого стороны обязуются принять меры по организации процедуры переговоров для заключения основного договора (в частности, участвовать в разработке документов переговоров, нести расходы на стадии переговоров, соблюдать конфиденциальность переговоров) в объеме, предусмотренном соглашением. Среди условий, составляющих содержание соглашения о переговорных процедурах, выделим условия о предмете соглашения, о месте, времени переговоров, составе участников переговоров и об их полномочиях, о конфиденциальности, документации в процессе переговоров, языке ведения переговоров и переводчике, распределении расходов на стадии переговоров, о принципах ведения переговоров, об ответственности сторон <3>. Стороны могут придать соглашению долгосрочный характер и на его базе проводить переговоры при заключении нескольких договоров. Основной договор по результатам переговоров может быть заключен либо нет.
--------------------------------
<3> См.: Малеина М.Н. Соглашение о процедуре переговоров (переговорных процедурах) // Законы России. 2011. N 5. С. 22.

Соглашение о содержании будущего договора - это гражданский договор, в силу которого стороны обязуются принять меры по обсуждению условий основного договора с обязательством или без обязательства заключить основной договор. Исходя из действующего законодательства, разновидностями соглашения о содержании будущего договора являются предварительный договор (ст. 429 ГК РФ), рамочный договор (ст. 429.1 ГК РФ), соглашение о предоставлении опциона на заключение договора (ст. 429.2 ГК РФ). Примерами применительно к отдельным видам гражданских договоров можно назвать договор об организации перевозок грузов (ст. 798 ГК РФ), договор страхования по генеральному полису (ст. 941 ГК РФ).
Соглашение о порядке ведения переговоров смешанного типа включает условия как о переговорных процедурах, так и о выработке позиции по содержанию отдельных условий основного договора.
Основные направления правового регулирования переговорного процесса. Независимо от выбранного порядка ведения переговоров нормативное регулирование включает правила:
о свободе в проведении переговоров о заключении договора;
о добросовестном поведении сторон в ходе проведения переговоров и по их завершении;
о предоставлении другой стороне полной и достоверной информации;
о сохранении режима конфиденциальности переданной информации и последствиях нарушения установленного режима;
о несении расходов, связанных с проведением переговоров;
об ответственности за нарушение порядка проведения переговоров.
Если контрагенты решили подчинить процесс переговоров правилам соглашения о порядке ведения переговоров, то для этого закон оговорил возможный круг прав и обязанностей сторон и установил запрет ограничения ответственности за недобросовестные действия сторон в таком соглашении.
О понятии свободы в проведении переговоров о заключении договора. По общему правилу п. 1 ст. 434.1 ГК РФ ("граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора") переговоры могут предшествовать заключению любого договора. Диспозитивный характер этой нормы допускает иное правило в законе и разрешает иное установить в договоре. Так, исходя из существа конструкции договора присоединения, его условия определяются одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. То есть сторонами не обсуждаются ни условия такого договора, ни порядок его заключения. Заключая предварительный договор, стороны могут согласовать не только условия о предмете, но и иные условия основного договора, а также место, срок и порядок его заключения. В таком случае необходимость в ведении каких-либо иных отдельных переговоров о будущем договоре отпадает.
Некоторые договоры о продаже вещи или имущественного права могут быть заключены только путем проведения торгов (п. 3 ст. 447 ГК РФ), в этих ситуациях проведение переговоров не должно проводиться, так как закон предусматривает особый порядок заключения, который заменяет традиционные переговоры.
Таким образом, свобода в проведении переговоров означает прежде всего возможность выбрать порядок ведения переговоров (договорный или бездоговорный) и область переговоров (процедура переговоров, содержание будущего договора). Непосредственно свобода в ведении начавшихся переговоров подчинена принципу добросовестности поведения сторон в процессе переговоров.
Принцип добросовестности поведения сторон в ходе проведения переговоров и по их завершении. Принцип добросовестности поведения участников гражданских отношений прямо предусмотрен в общей норме п. 5 ст. 10 ГК РФ и в специальной норме п. 2 ст. 434.1 ГК РФ.
Проблемой является определение содержания добросовестного поведения. В юридической литературе сформулированы следующие признаки поведения при переговорах, удовлетворяющего требованиям добросовестности: последовательность (необходимость конкретизировать основания прекращения переговорного процесса и указать на действия противоположной стороны, совершение которых влечет продолжение переговоров); информационная открытость (обязанность раскрытия значимой для другой стороны информации, доступ к которой невозможен или затруднителен с учетом характера договора и относительного положения сторон в переговорном процессе) <4>.
--------------------------------
<4> См.: Мазур О.В. Преддоговорная ответственность: анализ отдельных признаков недобросовестного поведения // Закон. 2012. N 5.

Думается, что добросовестность поведения подразумевает прежде всего надлежащее исполнение обязанностей, установленных в законе и соглашении о порядке ведения переговоров (обязанности предоставить другой стороне полную и достоверную информацию, соблюдать конфиденциальность переговоров, не использовать конфиденциальную информацию ненадлежащим образом для своих целей, нести расходы на стадии переговоров, предоставить сведения об участниках переговоров, об обстоятельствах, которые в силу характера основного договора должны быть доведены до сведения другой стороны, участвовать в разработке итоговых и иных документов переговоров и др.).
Кроме того, термин "добросовестность поведения" предполагает расширительное толкование, включающее и такое поведение стороны переговоров, когда требуется учитывать "в общем" правомерные интересы другой стороны. Сложность вопроса состоит в том, в каком объеме чужие интересы должны учитываться, имея в виду противоположность интересов, например, по извлечению прибыли коммерческими организациями - контрагентами. Видимо, чужой интерес не должен быть чрезмерным и подавлять собственный интерес контрагента.
Из пункта 2 ст. 434.1 ГК РФ можно вывести обязанность каждой стороны предоставить другой стороне полную и достоверную информацию, в том числе об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны. Очевидно, что такая формулировка предлагает выводить объем передаваемой информации исходя из характера (природы, особенностей) каждого вида договора, закрепленного в законе. Нам более импонирует правило Закона об обязательственном праве Эстонии 2002 г., где дополнительно предписано договаривающимся сторонам передавать друг другу ту информацию, знание которой очевидно существенно для другой стороны <5>. Закрепление такого положения в российском законодательстве будет способствовать индивидуализации исполняемой обязанности и в целом - принципу справедливости.
--------------------------------
<5> См.: Кяэрди М. Развитие концепции преддоговорных обязанностей в эстонском праве // Вестник ВАС РФ. 2009. N 10. С. 31.

Непосредственно в тексте соглашения о процедуре переговоров возможно закрепить сведения о составе участников переговоров, о документах, подтверждающих полномочия, указать лиц, имеющих право подписи основного договора. В соглашении о содержании будущего договора в объем передаваемой информации входит, например, условие о передаваемом по основному договору объекте (его описание и особые вредоносные свойства).
В соответствии с п. 4 ст. 434.1 ГК РФ каждая из сторон переговоров обязана сохранять конфиденциальность оговоренной информации, переданной другой стороной, и не использовать такую информацию ненадлежащим образом для своих целей. Возможно разрешить раскрытие определенного вида информации с согласия (письменного, устного) другой стороны. Непосредственно в тексте соглашения о процедуре переговоров можно предусмотреть вид сохраняемых в тайне сведений (например, о распределении расходов, размере неустойки), срок действия режима конфиденциальности, перечень технических мер, обеспечивающих конфиденциальность. В соглашении о содержании будущего договора целесообразно распространить режим тайны на определенные условия основного договора (цена, источники финансирования, количество передаваемого товара, целевое использование созданного по договору объекта и проч.).
В пункте 1 ст. 434.1 ГК РФ закреплена обязанность сторон нести расходы, связанные с проведением переговоров. Распределение расходов на стадии переговоров означает указание вида и размера расходов, которые несет каждая сторона. В соглашении о процедуре переговоров может быть предусмотрено, что расходы сторон до проведения переговоров заключаются в арендной плате за помещение для переговоров, затратах на закупку и установку технического оборудования в помещении, а расходы в период переговоров - в оплате услуг переводчика, затратах в связи с изменением места переговоров и др. В соглашении о содержании будущего договора может быть установлено, что расходы состоят в оплате подготовленных заключений различных специалистов - аудиторов, оценщиков, страховщиков и проч., подготовленного проекта договора.
О понятии недобросовестности контрагентов. Законодатель оставляет открытым перечень действий, которые могут быть квалифицированы судом как недобросовестные. В частности, примером таких действий является вступление в переговоры о заключении основного договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной (п. 2 ст. 434.1 ГК РФ). К недобросовестному поведению можно отнести и раскрытие переданной другой стороной конфиденциальной информации или использование конфиденциальной информации ненадлежащим образом для своих целей, однако законодатель эти неправомерные действия обособляет. Соответственно, доказывает факт заведомого отсутствия намерения достичь соглашения или разглашения информации та сторона, которая просит признать переговоры недобросовестными.
В то же время в законе (п. 2 ст. 434.1 ГК РФ) презюмируются как недобросовестные действия: а) предоставление стороне неполной или недостоверной информации; б) внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении основного договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. Такие действия считаются недобросовестными, пока совершивший их не докажет обратное.
Сложность может вызвать квалификация в качестве недобросовестного поведения "внезапного и неоправданного прекращения переговоров о заключении основного договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать". Внезапность объясняется нами как отсутствие предупреждения о прекращении переговоров. Неоправданное прекращение представляется в такой ситуации, когда между сторонами не было существенных разногласий, обязанности сторон на предшествовавшем этапе переговоров исполнены, назначены даты начала следующего этапа переговоров или подписания основного договора и одновременно отсутствовали уважительные причины срыва переговоров.
Следует отметить, что использование термина "недобросовестность" уводит нас в некую моральную область поиска нарушения совести и добрых нравов. Между тем еще раз подчеркнем, что два недобросовестных действия прямо квалифицированы в качестве таковых в законе (п. 2 ст. 434.1 ГК РФ), недобросовестные действия могут быть перечислены в соглашении о порядке ведения переговоров, поэтому в таких случаях более верно вести речь о ненадлежащем исполнении установленных законом или соответственно соглашением обязанностей.
Для эффективного применения соглашения о порядке ведения переговоров следовало бы не только указать на необходимость сторон вести переговоры надлежащим образом, но и привести определенные запреты, как сформулированные в ст. 434.1 ГК РФ, так и иные (например, запрет одновременно проводить переговоры по поводу одного и того же контракта с конкурирующими субъектами).
Об ответственности за нарушение обязанностей по ведению переговоров. Какие меры ответственности применимы за нарушение обязанностей по ведению переговоров?
За неисполнение обязанностей при бездоговорном порядке ведения переговоров по поводу заключения договора закон не предусматривает неустойку. Соглашение о порядке ведения переговоров может устанавливать такую форму ответственности, как взыскание неустойки для нарушителя ведения и прекращения переговоров. За неявку к месту переговоров, разглашение конфиденциальных сведений целесообразно в конкретном соглашении установить штраф в твердой денежной сумме. Неустойку за несвоевременную оплату расходов, связанных с проведением переговоров, разумно ввести в соглашение в процентах от неуплаченных сумм.
Независимо от порядка ведения переговоров закон устанавливает в качестве оснований возмещения возникших убытков как формы ответственности недобросовестное ведение переговоров, включая раскрытие переданной другой стороной конфиденциальной информации или использование конфиденциальной информации ненадлежащим образом для своих целей, а также недобросовестное прерывание переговоров.
Исходя из принципа свободы договора, Гражданский кодекс РФ не предусматривает применение такой меры, как понуждение недобросовестного участника переговоров продолжить внезапно и неоправданно прекратившиеся из-за него переговоры. Для сравнения отметим, что голландская судебная практика допускает в случае, когда переговоры были прекращены на "весьма продвинутой стадии", применить понуждение их продолжения по инициативе потерпевшей стороны переговоров <6>.
--------------------------------
<6> См.: Фоварк-Коссон Б. Переговоры о заключении и пересмотре договора: французская перспектива // Вестник ВАС РФ. 2013. N 2.

По мнению некоторых авторов, в ст. 434.1 ГК РФ предусматривается неизвестный ранее российскому законодательству вид ответственности, который существует наряду с договорной и деликтной ответственностью <7>, а одной из особенностей выступает объем возмещаемых убытков. На базе зарубежного законодательства, судебной практики и доктрины делается вывод о том, что преддоговорная ответственность основана на принципах как деликтной, так и договорной ответственности, и по объему может состоять из расходов, понесенных в ходе переговоров, либо дополнительно включать компенсацию потери шанса заключить договор и даже (редко) взыскание квазидоговорных убытков в размере той прибыли, которую ожидал получить потерпевший от данного договора <8>. В качестве аргументов в пользу самостоятельного характера преддоговорной ответственности называется также то, что неисполненная обязанность возникает не из договора и корреспондирует с правом требовать добросовестного ведения переговоров только по отношению к партнеру по переговорам; "в договоре о ведении преддоговорных переговоров стороны воспроизводят предписания закона об обязанностях" <9>.
--------------------------------
<7> См.: Хохлов В.А. Общие положения об обязательствах: Учеб. пособие. М., 2015.
<8> См.: Богданов Д.Е. Справедливость как основное начало определения размера преддоговорной ответственности // Адвокат. 2014. N 4.
<9> Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Обязанности при ведении преддоговорных переговоров // Вестник ВАС РФ. 2013. N 6. С. 87, 89 - 90.

Полагаем, что в основе определения вида ответственности должно лежать прежде всего основание ее возникновения - нарушение договорной обязанности или обязанности, предусмотренной законом. Поэтому если переговорный процесс базируется только на положениях Гражданского кодекса РФ, то имеются причины назвать предусмотренную форму ответственности (возмещение убытков) преддоговорной ответственностью. Если процедура переговоров подчиняется правилам Кодекса и соглашения о порядке ведения переговоров, то в случае ненадлежащего исполнения обязанностей стороны несут договорную ответственность. Выше указывалось, что заключенное соглашение о порядке ведения переговоров выражает волю сторон породить возникновение гражданских прав и обязанностей, поэтому по своей природе является договором. Воспроизведение в конкретном договоре положений закона (например, отдельных условий или обязанностей) является типичным для любого поименованного гражданского договора, но не снимает с юридического факта свойств договора, поскольку уточняется объем и порядок исполнения предусмотренных законом обязанностей, согласуются иные, не предусмотренные законом права и обязанности сторон. Что же касается ограниченной ответственности в части возмещения убытков (п. п. 3, 4 ст. 434.1 ГК РФ), то ст. 15 ГК РФ допускает возмещение убытков не полном объеме, а в меньшем размере, когда это прямо предусмотрено законом или договором. И это правило касается как договорной, так и деликтной ответственности. Следовательно, объем взыскиваемых убытков по российскому законодательству не является критерием для разграничения видов ответственности.
Теоретический спор о природе ответственности за неисполнение обязанностей в ходе переговоров приводит к проблеме выбора судом мер договорной или внедоговорной защиты участника переговоров.
Существует также мнение о несамостоятельном характере преддоговорной ответственности. Так, В.А. Белов, комментируя ст. 6 Кодекса европейского договорного права (European Contract Code), отмечает: "...если, несмотря на недобросовестное преддоговорное поведение (например, недобросовестное затягивание переговоров, нарушение преддоговорной информационной обязанности и др.), основной договор все-таки был заключен, то недобросовестное преддоговорное поведение не может служить основанием к самостоятельной (преддоговорной) гражданско-правовой ответственности. Это соображение, однако, не препятствует стороне, пострадавшей от нарушения преддоговорных обязанностей, пользоваться правовыми средствами защиты в тех случаях, когда такое нарушение повлияло на содержание заключенного договора" <10>.
--------------------------------
<10> Белов В.А. Кодекс европейского договорного права - European Contract Code: общий и сравнительно-правовой комментарий: В 2 кн. М., 2015. Кн. 1.

Полагаем, что буквальное и сущностное толкование нормы Кодекса европейского договорного права не приводит к такому выводу <11>. Позиция "растворения" преддоговорной ответственности (в случае заключения в дальнейшем основного договора на базе переговоров) или "поглощения" ее договорной ответственностью (если нарушение преддоговорных обязанностей повлияло на содержание заключенного основного договора) свидетельствовала бы о непоследовательности разработчиков Кодекса (за неисполнение одних и тех же обязанностей наступали бы разные последствия с учетом заключения или незаключения основного договора), о неприменении наказания за неисполнение предусмотренных законом или соглашением обязанностей, об отказе в защите потерпевшей стороне. По этим же причинам независимо от квалификации природы преддоговорной ответственности (договорная, деликтная, иная) подход, подразумевающий ее несамостоятельный характер, не должен применяться в российском праве.
--------------------------------
<11> Пункт 4 ст. 6 Кодекса европейского договорного права: "В случаях возникновения ситуаций, рассмотренных в предыдущих пунктах, сторона, действовавшая в противоречии с началом добросовестности, несет ответственность за вред, который она причинила другой стороне, в размере расходов, которые последняя понесла в связи с тем, что была вовлечена в недобросовестные переговоры. Стоимость возможностей, упущенных из-за недобросовестных переговоров, также подлежит полной компенсации".

Отдельно следует остановиться на вопросе о размере такой формы ответственности, как возмещение убытков.
При нарушении обязанности о конфиденциальности переговоров нарушитель должен возместить другой стороне убытки, причиненные в результате раскрытия конфиденциальной информации или использования ее для своих целей (п. 4 ст. 434.1 ГК РФ). Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА (ст. 2.1.16) и Принципы европейского контрактного права (ст. 2:302) предлагают исчислять такие убытки исходя из выгоды, полученной другой стороной. Аналогичное положение содержится в ч. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ.
Согласно п. 3 ст. 434.1 ГК РФ убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.
Объем расходов сторон, связанных с проведением переговоров, был раскрыт выше. Заслуживает внимания определение расходов добросовестной стороны "в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом". Законодатель изначально мог предусмотреть, что добросовестная сторона вправе требовать взыскания упущенной выгоды, однако такая оговорка не была введена. Следовательно, объем сравниваемых понятий не совпадает. А расходы в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом не понимаются и не исчисляются как неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
Обращает на себя внимание также то, что по результатам соглашения о порядке ведения переговоров основной договор предполагается заключить между теми же участниками переговорного процесса. Следовательно, с недобросовестным прекращением переговоров связаны негативные последствия незаключения основного договора. Между тем законодатель говорит об убытках "в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом", не с участником переговоров.
Согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" в результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.
В соответствии с п. 5 ст. 393 ГК РФ размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности, а при невозможности использовать такой критерий суд определяет размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства. Это, однако, не снимает сложности толкования судом определения "соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства". Думается, что в сумму взыскиваемых убытков в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом входят затраты на те мероприятия (действия, приготовления), которые предприняты добросовестным участником переговоров, но не привели к заключению договора с третьим лицом по вине недобросовестного участника переговоров. Соответственно, потеря дохода от несостоявшейся продажи товара, от неисполненной услуги и т.п. в сумму этих убытков не входит.
Закон не допускает введение в соглашение о порядке ведения переговоров условия, ограничивающие ответственность в любой форме за недобросовестные действия сторон соглашения; если такое условие все-таки установлено, то оно ничтожно (п. 5 ст. 434.1 ГК РФ).
В то же время из смысла п. п. 3, 4, 6 ст. 434.1 ГК РФ можно сделать вывод, что от гражданской ответственности в форме возмещения убытков освобождает статус нарушителя как гражданина-потребителя <12>. Очевидно, это предусмотрено для защиты потребителя как более слабой стороны. Если "слабость" стороны толкуется как неблагоприятное, низкого уровня экономическое положение, то такой подход отчасти согласуется с правилом п. 3 ст. 1083 ГК РФ о праве суда уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно. Но, на наш взгляд, "слабость" стороны проявляется также в отсутствии информации о предмете и объекте договора, недостаточности профессиональных знаний и опыта, касающихся заключения договора, в зависимости одной стороны от другой. Поэтому в ст. 434.1 ГК РФ сформулировано особое основание освобождения от гражданской ответственности.
--------------------------------
<12> Потребитель - гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (преамбула Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей").

Библиографический список

  1. Белов В.А. Кодекс европейского договорного права - European Contract Code: общий и сравнительно-правовой комментарий: В 2 кн. М., 2015. Кн. 1.
  2. Богданов Д.Е. Справедливость как основное начало определения размера преддоговорной ответственности // Адвокат. 2014. N 4.
  3. Егорова М.А. Переговоры о заключении договора (комментарий к ст. 434.1 ГК РФ) // Право и экономика. 2015. N 12.
  4. Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Обязанности при ведении преддоговорных переговоров // Вестник ВАС РФ. 2013. N 6.
  5. Кучер А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. М., 2005.
  6. Кяэрди М. Развитие концепции преддоговорных обязанностей в эстонском праве // Вестник ВАС РФ. 2009. N 10.
  7. Мазур О.В. Преддоговорная ответственность: анализ отдельных признаков недобросовестного поведения // Закон. 2012. N 5.
  8. Малеина М.Н. Соглашение о процедуре переговоров (переговорных процедурах) // Законы России. 2011. N 5.
  9. Фоварк-Коссон Б. Переговоры о заключении и пересмотре договора: французская перспектива // Вестник ВАС РФ. 2013. N 2.
  10. Хохлов В.А. Общие положения об обязательствах: Учеб. пособие. М., 2015.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


19 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 628352-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и статью 3 Федерального закона "О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка"

Законопроектом вносятся изменения в статью 6.1 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", которые предоставляют возможность участникам финансового рынка, оказывающим услуги по финансовому консультированию и являющимся членами соответствующей саморегулируемой организации в сфере финансового рынка, определить признаки индивидуальной инвестиционной рекомендации в базовом стандарте данной саморегулируемой организации.




11 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 621469-7 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации"

Законопроектом предлагается не распространять на хозяйствующих субъектов, выручка которых от реализации товаров за последний календарный год не превышает четырехсот миллионов рублей, действие частей 1 и 2 статьи 9 Федерального закона, которые устанавливают обязанности по размещению информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки и об условиях такого договора на своем сайте в сети "Интернет".




1 января 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 251-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Цель закона - повышение эффективности входящих на страховой рынок организаций и защиты прав потребителей страховых услуг. Основная задача закона - совершенствование процедуры лицензирования субъектов страхового дела, в том числе внедрение процедуры оценки соискателя лицензии путем анализа планируемых им бизнес-процессов, а также процедуры регистрации юридического лица через Банк России одновременно с получением лицензии на осуществление страховой деятельности.




18 декабря 2018 г.
Проект Федерального закона № 614127-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предлагает дополнить существующий порядок и условия обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств,  предусмотрев возможность заключения договора обязательственного страхования, который бы мог действовать в отношении любого транспортного средства, находящегося во владении страхователя, если оно соответствует типу (категории) и назначению транспортного средства, указанного в таком договоре.




5 декабря 2018 г.
Проект Федерального закона № 601000-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования государственной политики в области противодействия коррупции"

В целях обеспечения единообразия подходов проектом федерального закона определены критерии отнесения юридических лиц к категории организаций, созданных для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, государственными органами субъекта Российской Федерации и органов местного самоуправления.



В центре внимания:


Смарт-контракты в России: попытка определения правовой сущности (Громова Е.А.)

Дата размещения статьи: 15.01.2019

подробнее>>

О правовых последствиях незаключенного договора (Уруков В.Н.)

Дата размещения статьи: 09.01.2019

подробнее>>

Особенности изменения и расторжения договора при существенном нарушении его условий (Егорова М.А., Арсланов К.М.)

Дата размещения статьи: 25.08.2017

подробнее>>

Спорные вопросы расторжения гражданско-правового договора в одностороннем порядке (Богданов Е.В.)

Дата размещения статьи: 14.08.2017

подробнее>>

Преддоговорные споры (Демкина А.В.)

Дата размещения статьи: 16.12.2016

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи