Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Предпринимательские споры. Арбитражный процесс. Третейское разбирательство > Разрешение споров в современном коммерческом обороте: проблема использования терминов "арбитраж" и "арбитражный суд" в контексте действующего российского законодательства (Бойченко А.Н.)

Разрешение споров в современном коммерческом обороте: проблема использования терминов "арбитраж" и "арбитражный суд" в контексте действующего российского законодательства (Бойченко А.Н.)

Дата размещения статьи: 22.10.2016

Арбитраж как способ альтернативного разрешения споров в международном частном праве. С момента зарождения государства как способа организации общественной жизни одним из центральных институтов законодательства становится институт разрешения споров <1>. Это обусловлено потребностью людей в осуществлении правосудия. Будучи изначально прерогативой исключительно правящих классов, поскольку именно первые лица государства единолично занимались правотворчеством, право на справедливый суд все больше становится неотъемлемой потребностью всех сословий и классов. Это логично и очевидно, поскольку самостоятельная экономика как гарантия независимости государства основывается на внутреннем и внешнем коммерческом обороте, который, в свою очередь, обеспечивается экономически активным населением, испытывающим потребность в разрешении споров, возникающих в ходе осуществления экономической деятельности. И хотя со временем право на правосудие и на доступ к нему получило отражение в нормативных актах тех или иных государств, оставалась неразрешенной и другая проблема: применение законов другого государства, не говоря об исполнении решений иностранных судов, казалось абсолютно немыслимым. Несмотря на то что в современных условиях существуют правовые (в том числе международно-правовые) механизмы для разрешения этой проблемы, человечество до сих пор сталкивается с ней, и ее нельзя считать полностью разрешенной.
--------------------------------
<1> См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1912. Т. 2. С. 578.

В первую очередь стоит отметить важную взаимосвязь между законотворческой и судебной функциями государства, т.е. суверен творит законы, которые применяются судами, организованными этим же сувереном. Эта взаимосвязь исторически не могла гарантировать полной объективности и справедливости решения суда, поскольку зачастую конечный способ разрешения спора основывался не на аргументах и фактах, приведенных сторонами, а на силе и возможности повлиять на процесс, т.е. на так называемом праве сильного, описанном Ж.-Ж. Руссо по следующей формуле: "Делаю, потому что должен, потому что так надо! Делаю, ибо заставили!" <2>. Можно также констатировать и проблему, отмеченную Б.Р. Карабельниковым <3>: в современном мире нельзя говорить об избавлении от порока "права сильного" в государственном правосудии, поскольку оно зависимо, несмотря на формальное отделение на уровне конституций, от законодательной власти, и зачастую государственные суды принимают сторону именно более сильной стороны в процессе. Именно поэтому общество пришло к необходимости создания альтернативного способа разрешения споров, который бы не зависел от "права сильного" и в рамках реализации которого принимались бы объективные решения, основанные на аргументах и фактах, представленных сторонами, без того, чтобы осуществлять отправление правосудия в угоду действующей политической власти в той или иной стране. Таким образом, в коммерческом обороте начали появляться альтернативы государственным судам, такие как третейские суды (и международный коммерческий арбитраж), согласительные процедуры, определенные Типовым законом ЮНСИТРАЛ 2002 г. <4>. В частности, его ст. 1 гласит, что согласительные процедуры - это процесс в форме медиации или согласительных процедур, на который согласились стороны для разрешения спора, для чего обратились к третьему лицу, чье решение не будет обязательным для них. Также отметим, что некоторые правовые системы имеют характерные только для них способы альтернативного разрешения споров <5>. Например, американской системе разрешения споров известен такой способ, как multi-door courthouse: создается определенное учреждение, которое занимается разрешением споров по принципу "одного окна", т.е. в случае, если в арбитражном слушании возникла потребность в медиации, то у сторон разбирательства есть возможность обратиться "в соседнюю комнату", инициировать новую процедуру разрешения спора без поиска соответствующей организации, ее предлагающей. Впервые эта концепция была изложена в 1976 г. гарвардским юристом Ф. Сэндером <6>. Думается, что сам по себе multi-door courthouse представляет собой не отдельный альтернативный способ разрешения спора, а скорее их совокупность, своего рода юридическую клинику. Такую точку зрения, с которой можно согласиться, представляют американские юристы из штата Колорадо в своих работах <7>. Однако все альтернативные способы разрешения споров можно объединить по признаку, который играет решающую роль при выборе таковых вместо обращения в государственные суды: функции третейского судьи (арбитра, медиатора) в таких процедурах исполняет лицо, которое не зависит от государства и от воли государства. Такое лицо по общему правилу назначается самими сторонами спора, а если сторонам не удается прийти к взаимному согласию о личности такого лица, то применяется определенная процедура его выбора.
--------------------------------
<2> Цит. по: Куролесов Д. Право сильного // Деловая газета "Взгляд". 2014. 30 июля. URL: http://www.vz.ru/opinions/2014/7/30/697972.html.
<3> См.: Карабельников Б.Р. Международный коммерческий арбитраж: Учебник. М., 2012. С. 19.
<4> См.: UNCITRAL Model Law on International Commercial Conciliation with Guide to Enactment and Use. 2002. URL: http://www.uncitral.org/pdf/english/texts/arbitration/mlconc/03-90953_Ebook.pdf.
<5> См.: Семкина Ю.Н. Посредничество как международно-правовое средство мирного разрешения споров: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010.
<6> См.: John B. Oakley, Vikram D. Amar. American Civil Procedure: A Guide to Civil Adjudication in US Courts. The Netherlands, 1976. P. 282.
<7> См., например: Kenneth K. Stuart, Cynthia A. Savage. The Multi-Door Courthouse: How It's Working? Colo. Law. 26 Oct. 1997.

Безусловно, третейское правосудие не является панацеей; существует определенный спектр проблем, с которыми сталкиваются стороны арбитражного разбирательства. Одной из таковых является механизм исполнения вынесенных арбитражных решений. До новейшего времени не существовало правового механизма, который бы однозначно позволял выигравшей стороне исполнить решение третейского суда, поскольку такое решение не приравнивалось к решению государственного суда, исполнение которого гарантировано государством, где находится суд, вынесший решение. Безусловно, одним из самых эффективных универсальных механизмов исполнения решений коммерческих арбитражей стали международно-правовые документы - в первую очередь Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. До момента появления названной Конвенции существовали и иные механизмы, облегчавшие эту задачу: Женевский протокол об арбитражных оговорках 1923 г. и Женевская конвенция об исполнении иностранных арбитражных решений 1927 г. Оба документа были несовершенны, и их реформа привела к принятию уже упомянутой выше Нью-Йоркской конвенции. Ее участниками являются 156 государств (по состоянию на июль 2015 г.); стоит отметить, что практика применения этого документа отслеживается Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) <8>.
--------------------------------
<8> Самым ярким примером является римское право: в нем существовал следующий институт - оговорка compromissum sub poena. Суть этого "договора" сводилась к заключению между сторонами двух соглашений - одно из них посвящалось намерению сторон в случае разногласий передать дело третейскому судье, второе - исполнению решения, причем если сторона не исполняла добровольно это решение, то подвергалась достаточно крупному штрафу. См.: David R. Arbitration in International Trade. Economica. 1984. P. 84 - 85. Также стоит отметить, что прообразы третейских оговорок включались и в договорные грамоты русских князей в XIV - XV вв. См.: Ланге Н. Древние Русские смесные или вобчие суды. М., 1882. С. 27 - 28, 33.

К началу XX в. в коммерческом обороте возникает потребность не просто исполнения решения третейского суда другой стороной, но и совершения этого действия в рамках системы государственного правосудия. После принятия названной выше Конвенции 1958 г. в коммерческом обороте появились арбитражные оговорки - соглашения сторон о передаче дела на рассмотрение в тот или иной коммерческий арбитраж. Абсолютное большинство решений, выносимых международными коммерческими арбитражами, основано именно на таких соглашениях, автономных от договора; их правовая сущность заключается в том, что сама по себе такая оговорка, заключенная между сторонами, является отдельным независимым юридическим действием, не зависящим от основного договора. Это положение содержится как в Типовом законе ЮНСИТРАЛ, так и в национальных законах многих стран о международном коммерческом арбитраже, в том числе Российской Федерации. В России такой Закон был принят в 1993 г. <9>.
--------------------------------
<9> См.: Закон РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже".

Государственные арбитражные суды и международный коммерческий арбитраж в национальном праве Российской Федерации. Стоит особенно подчеркнуть разницу между системой государственных судов Российской Федерации и коммерческим арбитражем. Основной проблемой в этом контексте видится некоторая неточность законодателя при выборе названия для системы судов, которым согласно Арбитражному процессуальному кодексу РФ (п. 1 ст. 27) "подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности" и которые "разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя". В государственный суд могут обращаться все лица вне зависимости от наличия соглашения о рассмотрении споров (или арбитражного соглашения) между ними; другой вопрос, не решит ли суд оставить иск без движения. Однако в задачи настоящей статьи не входит рассмотрение процессуальных институтов, существующих в российском праве.
Такие государственные арбитражные суды следовало бы назвать экономическими, торговыми или хозяйственными в целях предотвращения ошибок в наименовании судов в повседневной жизни и во избежание введения потенциального пользователя в заблуждение. Зачастую в отношении государственных арбитражных судов фигурирует термин "арбитраж", однако при детальном рассмотрении становится понятно, что речь идет не о международном коммерческом арбитраже, к которому применимо такое название, а о российском государственном арбитражном суде. Подробно проблему происхождения государственных арбитражных судов исследовали Н.Г. Доронина и Н.Г. Семилютина <10>. В частности, авторами исследуется происхождение не только арбитражных судов в прямом смысле (коммерческих арбитражей) в России, но и наименования "арбитражный суд" в отношении государственного суда, рассматривающего коммерческие дела. Как и предлагалось выше, проблему с наименованием, например, во Франции разрешили следующим образом: суды, которые наделены компетенцией по разрешению торговых и экономических споров (по аналогии с арбитражными судами в России), названы торговыми трибуналами (Tribunalde Commerce) <11>, или торговыми судами, в то время как французский термин "арбитраж" (l'arbitrage) относится именно к международному коммерческому арбитражу, например к институциональному международному арбитражному суду, действующему на постоянной основе при Международной торговой палате в Париже. Думается, что в России термин "арбитраж" должен относиться прежде всего к Международному коммерческому арбитражному суду (МКАС), который действует на территории нашего государства именно в качестве, предусмотренном Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже". Таким образом, основным путем разрешения проблемы наименований является замена термина "арбитражный суд", который применяется к российским государственным судам, разрешающим экономические споры, иным аналогичным термином. Наиболее точным видится применение сочетания "торгово-административный суд", поскольку именно государственные арбитражные суды также рассматривают споры в том числе из административных правоотношений.
--------------------------------
<10> См.: Doronina N.G., Semilyutina N.G. Understanding Origins and Roots of "Russian Arbitration" // Journal of the Russian Academy of Legal Sciences. Russian Law: Theory and Practice. Iss. 2. 2015. P. 67 - 81.
<11> См.: Art. L.721-1, Code de Commerce de la Republique . URL: http://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do?cidTexte=LEGITEXT000005634379.

В свою очередь, коммерческие арбитражные суды (арбитражи) рассматривают исключительно экономические споры, и их участие в процессе разрешения спора возможно только в случае, когда между сторонами имеется арбитражная оговорка, речь о которой шла выше.
Рассмотрим подробнее, чем обусловлен сам процесс арбитражного разбирательства. Раздел II Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" посвящен арбитражному соглашению, которое является основанием для рассмотрения спора арбитражем. Отметим, что из положений ст. ст. 7 - 9 Закона следует, что государственный суд, в который обращаются стороны во время арбитражного разбирательства, должен прекратить разбирательство по существу спора, если вопросы, поднятые в этом споре, являются предметом арбитражного соглашения, но при условии, что одна из сторон попросит о прекращении (очевидно, что сторона должна подать ходатайство о прекращении судебного разбирательства по делу). Также стоит обратить внимание на ст. 5 названного Закона - пределы вмешательства суда (имеется в виду государственный суд) строго определены Законом, а иное вмешательство недопустимо. Обеспечительные меры в отношении иска, присужденные государственным судом во время арбитражного разбирательства, являются несовместимыми с арбитражным соглашением. Существующая в научном сообществе риторика об отказе в доступе к правосудию в этом случае не представляется состоятельной, поскольку обе стороны согласовали порядок разрешения спора, и окончательное решение арбитража будет тем самым конечным документом, которым завершается процесс отправления правосудия. Отметим, что государственный суд имеет право принять к рассмотрению спор, если найдет, что арбитражная оговорка недействительна, утратила силу или не может быть исполнена. Неисполнимые оговорки называются "патологическими" - этот термин, например, используют А.С. Комаров <12> и Е.В. Брунцева <13>. Объяснением этой терминологии также занимаются В.В. Хвалей <14>, А.В. Попова <15>. В такой оговорке может быть неправильно назван институт, которому надлежало бы рассматривать спор; может быть указано несуществующее место рассмотрения спора. Вопросы неисполнимости оговорки представляют собой проблему, требующую отдельного детального изучения.
--------------------------------
<12> См.: интернет-интервью с председателем Международного коммерческого арбитражного суда А.С. Комаровым "Международный коммерческий арбитраж в России: актуальные вопросы практики разрешения споров". URL: http://www.consultant.ru/law/interview/komarov/.
<13> См.: Брунцева Е.В. Международный коммерческий арбитраж. СПб., 2001. С. 141.
<14> См.: Хвалей В.В. Как убить арбитражное соглашение // Третейский суд. 2003. N 5. С. 45.
<15> См.: Попова А.В. Проблема патологических арбитражных оговорок во внешнеторговых контрактах // Альманах работ молодых ученых. Правоведение. 2003. N 1. С. 124 - 128.

Если же оговорка является исполнимой, то стороны могут двигаться дальше в процессе - назначать арбитров, время и место арбитражного разбирательства, совершать иные процессуальные действия. Ведущие международные центры альтернативного разрешения споров обычно предлагают типовые арбитражные оговорки, которые рекомендуется включать в контракт (арбитражная оговорка должна существовать в письменном виде - это предусмотрено и Типовым законом ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже, и отечественным Законом РФ 1993 г.). Приведем примеры таких оговорок. Международный коммерческий арбитражный суд в Москве имеет публикацию, в которой предложена типовая оговорка для включения ее сторонами в контракт. Международная торговая палата (Франция, г. Париж) предлагает следующую формулировку для включения в контракт: "Все споры, возникающие из настоящего контракта или в связи с ним, подлежат окончательному регулированию в соответствии с Арбитражным регламентом Международной торговой палаты одним или несколькими арбитрами, назначенными в соответствии с этим регламентом" <16>. Такая оговорка может быть адаптирована сторонами - в нее можно включить место арбитража, язык разбирательства, количество арбитров, применимое право. Автономность арбитражной оговорки позволяет подчинить ее праву, отличному от того, которое применяется к договору между сторонами. Подобную оговорку предлагает и другой ведущий мировой институциональный арбитражный институт - Венский международный арбитражный центр: "Все споры или претензии, вытекающие из или связанные с настоящим договором, включая споры по его действительности, нарушению, расторжению или ничтожности, разрешаются окончательно в соответствии с Арбитражным регламентом Международного арбитражного суда при Палате экономики Австрии (Венские правила) одним или тремя арбитрами, назначенным(-и) в соответствии с этими Правилам" <17>. Отметим, что адаптация той или иной оговорки сторонами не зависит от центра, которому они вверяют процедуру разрешения спора, но ускоряет процедуру, облегчает задачи арбитров и, следовательно, уменьшает процессуальные расходы сторон в связи с затягиванием процесса. Каждый арбитражный институт, безусловно, имеет арбитражную оговорку, разработанную самим этим институтом и рекомендованную для включения в коммерческие контракты.
--------------------------------
<16> Арбитражные оговорки ICC. Медиативные оговорки ICC. URL: http://www.iccwbo.org/Products-and-Services/Arbitration-and-ADR/Arbitration/Standard-ICC-Arbitrationclauses/Standard-ICC-Arbitration-Clauses-in-several-languages/.
<17> Образец оговорки. VIAC. URL: http://www.viac.eu/ru/arbitration-rus/model-clause-rus.

Международные арбитражные центры: принципы диспозитивности и автономии воли сторон в арбитражных регламентах. Среди множества международных центров по урегулированию споров можно отметить Венский международный арбитражный центр (VIAC), который был основан в 1975 г. как постоянный и независимый арбитражный орган, являющийся составной частью Федеральной коммерческой палаты Австрии, и с тех пор количество споров, для урегулирования которых в международный арбитражный центр обращаются из Европы, Америки и Азии, постоянно растет <18>. Памятуя о том, что Австрия законодательно закрепила свой нейтральный статус <19>, можно также резюмировать, что в Венском арбитражном центре будет обеспечена максимальная объективность при рассмотрении дела, а подчинение договора австрийскому праву в некоторой степени может разрешить проблему "права сильного". Практика Венского центра частично открыта для ознакомления: в большинстве случаев арбитражные институты связаны положениями о конфиденциальности, и только в случае, если стороны прямо разрешили раскрыть факт наличия спора, фактов дела и проч., Центр может разместить практику в открытом доступе.
--------------------------------
<18> URL: http://www.viac.eu/ru/.
<19> См.: Bundesverfassungsgesetzvom 26. Oktober 1955 die // BGBl. N 211/1955 (NR: GP VII RV 520 u. 598AB. 626S. 80. BR: S. 109).

Отметим, что особую роль в арбитражном разбирательстве играет институт соглашения сторон: именно благодаря этому инструменту становится возможным применение альтернативных способов разрешения споров, где под способами альтернативного разрешения споров следует понимать "автономную деятельность сторон, в том числе при содействии третьих лиц, направленную на достижение соглашения по спору, возникшему из гражданско-правовых отношений международного характера, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности" <20>. Венские правила (Арбитражный регламент Венского международного арбитражного центра) гласят, что Центр рассматривает споры, соглашением сторон подчиненные Регламенту Центра. Таким образом, Регламент позволяет сторонам самим выбрать, должен ли их спор быть подсуден Центру. Интересно отметить, что такой подход замечательно иллюстрирует правовые принципы диспозитивности и автономии воли сторон, т.е. стороны сами решают, как должен рассматриваться спор, о чем заключают соглашение (автономия воли сторон), и, если иное не предусмотрено соглашением сторон, Центр принимает к рассмотрению споры между сторонами, как имевшими местом нахождения или обычного пребывания Австрию, так и не имевшими <21>. Безусловно, вышеописанное свидетельствует о возможности сторон избрать и применить действенный способ разрешения спора к своей тяжбе и не быть скованными императивными предписаниями закона (помимо норм, защищающих публичный порядок), которые могут тем или иным образом чинить препятствия и тем самым сводить на нет преимущества использования альтернативных методов разрешения спора.
--------------------------------
<20> Ломакина Е.В. Юридическая сила многоуровневых соглашений об урегулировании международных коммерческих споров // Вестник ЮУрГУ. Серия "Право". 2012. N 43. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/yuridicheskaya-sila-mnogourovnevyh-soglasheniy-ob-uregulirovanii-mezhdunarodnyh-kommercheskih-sporov (дата обращения: 02.11.2015).
<21> Термин "место обычного пребывания" (habitual residence) есть в ст. 19 Регламента ЕС "Рим I" и понимается в соответствии с этим документом.

Подведем итоги. Во-первых, стоит подчеркнуть очевидность различий между системой государственных судов, рассматривающих в том числе экономические споры, и международными коммерческими арбитражными судами, или арбитражами. Несмотря на то что в арбитраже в процессе рассмотрения спора арбитрами применяются те же процессуальные институты, что и в государственных судах (заявление ходатайств, заслушивание позиций сторон, раскрытие доказательств), государственная система арбитражных судов и коммерческий арбитраж представляют собой независимые друг от друга явления правовой сферы жизни общества. Мотивированный отказ суда в разбирательстве по делу, по которому было заключено действительное арбитражное соглашение, не может быть признан отказом в доступе к правосудию в смысле ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., поскольку сторонами был предусмотрен иной порядок разрешения спора, отличный от стандартного судебного процесса, что являет собой пример реализации принципа автономии воли сторон.
Во-вторых, законодательное закрепление наименования государственной системы судов, рассматривающих экономические споры, следовало бы пересмотреть во избежание неправильного понимания и для укрепления правового единообразия в сфере разрешения споров. Название "арбитражный суд", сходное с терминами "арбитраж" и "коммерческий арбитражный суд", требуется изменить с учетом в том числе факта компетенции этих судов по рассмотрению споров из публичных (административных) правоотношений.
И наконец, в-третьих, думается, что с развитием международных связей в сфере коммерции, товарооборота и разрешения споров отечественные компании и предприниматели будут обеспечены должным уровнем рассмотрения дел, какой предлагается не только в зарубежных центрах разрешения споров, рассмотренных выше (ICC (Париж), VIAC (Вена) и проч.), но и в МКАС при ТПП РФ. Со стороны законодателя требуется предпринять все возможное, чтобы работа отечественного арбитража была востребованной, качественной и обеспечивалась соблюдением принципов независимости, автономии, а также не подвергалась воздействию "права сильного" в виде государственного принуждения.

Библиографический список

  1. David R. Arbitration in International Trade. Economica. 1984.
  2. Doronina N.G., Semilyutina N.G. Understanding Origins and Roots of "Russian Arbitration" // Journal of the Russian Academy of Legal Sciences. Russian Law: Theory and Practice. Iss. 2. 2015.
  3. John B. Oakley, Vikram D. Amar. American Civil Procedure: A Guide to Civil Adjudication in US Courts. The Netherlands, 1976.
  4. Kenneth K. Stuart, Cynthia A. Savage. The Multi-Door Courthouse: How It's Working? Colo. Law. 26. Oct. 1997.
  5. Арбитражные оговорки ICC. Медиативные оговорки ICC. URL: http://www.iccwbo.org/Products-and-Services/Arbitration-and-ADR/Arbitration/Standard-ICC-Arbitration-clauses/Standard-ICC-Arbitration-Clauses-in-several-languages/.
  6. Брунцева Е.В. Международный коммерческий арбитраж. СПб., 2001.
  7. Интернет-интервью с Председателем Международного коммерческого арбитражного суда А.С. Комаровым "Международный коммерческий арбитраж в России: актуальные вопросы практики разрешения споров". URL: http://www.consultant.ru/law/interview/komarov/.
  8. Куролесов Д. Право сильного // Деловая газета "Взгляд". 2014. 30 июля. URL: http://www.vz.ru/opinions/2014/7/30/697972.html.
  9. Ланге Н. Древние Русские смесные или вобчие суды. М., 1882.
  10. Ломакина Е.В. Юридическая сила многоуровневых соглашений об урегулировании международных коммерческих споров // Вестник ЮУрГУ. Серия "Право". 2012. N 43. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/yuridicheskaya-sila-mnogourovnevyh-soglasheniy-ob-uregulirovanii-mezhdunarodnyh-kommercheskih-sporov (дата обращения: 02.11.2015).
  11. Карабельников Б.Р. Международный коммерческий арбитраж: Учебник. М., 2012.
  12. Попова А.В. Проблема патологических арбитражных оговорок во внешнеторговых контрактах // Альманах работ молодых ученых. Правоведение. 2003. N 1.
  13. Семкина Ю.Н. Посредничество как международно-правовое средство мирного разрешения споров: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010.
  14. Хвалей В.В. Как убить арбитражное соглашение // Третейский суд. 2003. N 5.
  15. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1912. Т. 2.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


28 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 996066-7 "О внесении изменения в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности"

Цель законопроекта - повышение информированности вкладчика об условиях привлечения денежных средств физических лиц во вклады, а также снижение рисков вкладчиков при принятии решения о выборе конкретного вклада и кредитной организации, привлекающей денежные средства во вклады. Изложение условий договора банковского вклада в стандартной табличной форме и информирование вкладчика о минимальной гарантированной процентной ставке по вкладу позволит потребителю сравнивать условия разных банков




20 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 992248-7 "О внесении изменений в КоАП РФ по вопросам защиты прав и законных интересов физических лиц при совершении действий, направленных на возврат просроченной задолженности"

Законопроект направлен на усовершенствование механизма защиты прав граждан от недобросовестных действий при осуществлении возврата просроченной задолженности. Помимо этого, предлагаемое законопроектом изменение компетенции рассмотрения статьи 14.57 КоАП снизит нагрузку на судебные органы.




14 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 988027-7 "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ"

Законопроектом устанавливается возможность использования системы налогообложения в виде ЕНВД и патентной системы налогообложения для субъектов предпринимательской деятельности в сфере розничной торговли маркированной продукцией на период с 1 сентября 2020 г. по 31 декабря 2021 г. включительно.




7 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 983620-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Цель законопроекта - обеспечение баланса интересов как участника долевого строительства, так и застройщика. Также он призван обеспечить нормативные рамки взаимодействия сторон при возникновении спорных вопросов.




28 июня 2020 г.
Проект Федерального закона № 979423-7 "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ"

Законопроектом предлагается ввести гуманитарный сбор в размере 5 процентов от средств полученных рекламораспространителями за предоставление своих услуг. Цель данного сбора - оказание помощи гражданам России, оказавшимся в трудной жизненной ситуации и нуждающимся в лечении.



В центре внимания:


Судебная практика как источник гражданского процессуального права и ее влияние на работу судов апелляционной инстанции (Шакирьянов Р.В.)

Дата размещения статьи: 13.07.2020

подробнее>>

Подходы к определению арбитрабельности: соотношение арбитрабельности, подведомственности и компетенции (Еремин В.В.)

Дата размещения статьи: 07.07.2020

подробнее>>

О пределах арбитражного соглашения (Сбитнев Ю.)

Дата размещения статьи: 27.02.2018

подробнее>>

Арбитраж (третейское разбирательство) как альтернатива суду или ловушка для неопытных (Васильева С.)

Дата размещения статьи: 03.08.2017

подробнее>>

Арбитрабельность корпоративных споров (Бодрова О.)

Дата размещения статьи: 10.04.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи