Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Договор купли-продажи и его отдельные виды > Отдельные вопросы квалификации и применения договоров о предоставлении торговых мест на розничном рынке (Голышев Е.В.)

Отдельные вопросы квалификации и применения договоров о предоставлении торговых мест на розничном рынке (Голышев Е.В.)

Дата размещения статьи: 31.10.2016

Одним из основных компонентов организации предпринимательской деятельности на розничном рынке является договор о предоставлении торговых мест. В соответствии со ст. 15 Федерального закона от 30 декабря 2006 г. N 271-ФЗ "О розничных рынках и внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации" <1> (далее - ФЗ о розничных рынках) торговые места на розничном рынке размещаются на основании схемы, утверждаемой управляющей рынком компанией, организация и предоставление не предусмотренных схемой торговых мест не допускаются.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 34.

Законодатель не дает определения договора о предоставлении торговых мест. Однако с учетом законодательства, доктринальных соображений, сложившейся систематики договоров под ним следует понимать соглашение о предоставлении права торговать (как особого имущественного права) на определенных условиях на данном рынке. Договор должен оцениваться как предпринимательский, возмездный, консенсуальный, двусторонний (синаллагматический), не поименованный ГК РФ самостоятельный договор, подчиняющийся общим нормам ст. 420 - 422 и др. ГК РФ.
Однако эти исходные представления о данном договоре не дают ответа на ряд вопросов, связанных с практическим его применением, в том числе о том, в какой степени к нему применимы определенные специальные конструкции, предусмотренные законом. Такие конструкции обычно порождают необходимость применять к данному договору дополнительные характеристики, связанные со специальными законодательными установлениями, не изменяющими существо договора, но придающими ему некоторые особые свойства.
Так, в ст. 426 ГК РФ выделена конструкция публичного договора. Полагаем, она вполне применима к договорам о предоставлении торговых мест, поскольку они заключаются с участием предпринимателей; управляющая компания по своему статусу и с учетом направленности деятельности, весьма определенно выраженной в ФЗ о розничном рынке, является обязанной заключать договоры с каждым, кто пожелает заключить такой договор, и формально удовлетворяет требованиям законодателя.
Сложнее оценить правило о том, что в публичном договоре не могут устанавливаться предпочтения для отдельных лиц (за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами), а цена на товары (услуги) должна устанавливаться единая для потребителей соответствующей категории. Не могут устанавливаться преимущества и в иных условиях. Применительно к договорам о предоставлении торговых мест проблема несколько снимается тем, что допущение преимуществ следует непосредственно из ФЗ о розничных рынках (данный Закон выделяет несколько различных категорий лиц, с которыми заключаются такие договоры). Формально-нормативный анализ этих правил позволяет считать, что, например, с производителями, торгующими на сельскохозяйственных рынках, договор заключается в упрощенном порядке, а плата за торговое место, устанавливаемая управляющей компанией самостоятельно, может быть дифференцирована исходя из вида места, наличия специального оборудования, размера торгового места и прочих обстоятельств.
Но действие норм о публичном договоре не исчерпывается указанными ограничениями, поскольку также направлено на нейтрализацию скрытого монополизма. Из него следует выводить и обязанность управляющей компании заключать договор, если заинтересованное лицо представляет собой одну из тех категорий, которые названы в ФЗ о розничном рынке (включая лиц, желающих торговать с автомашин). Она может отказаться от заключения договора в тех отдельных случаях, которые или связаны с отсутствием торгового места, соответствующего профилю товара <2>, или если обратившееся за заключением договора лицо не соответствует требованиям, предусмотренным ФЗ о розничных рынках.
--------------------------------
<2> Доктринальный анализ этого положения см., например: Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, части первой / Отв. ред. В.А. Белов. С. 495 и далее.

Вероятно, не должны применяться правила ст. 426 ГК РФ в тех случаях, когда управляющая компания заранее устанавливает особые правила заключения и исполнения договоров, в том числе в публичной оферте (например, публикуя в местном издании), а закон в таких случаях не обязывает заключать договор в обязательном порядке.
Полагаем, подлежит применению и конструкция договора присоединения (ст. 428 ГК РФ), которая связана с особым способом установления прав и обязанностей: если условия соглашения (в данном случае договора о предоставлении торгового места) определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом <3>. Эта конструкция предназначена для ситуаций, где важно учитывать, как именно заключался договор, была ли у другой стороны возможность адекватно проявить свою волю и т.п. В судебной практике наличие типового договора, утверждаемого органом власти субъекта Российской Федерации, оценивается как наличие проформы, и уже одно это требует признания данного договора договором присоединения.
--------------------------------
<3> О данной конструкции см.: Цыпленкова А.В. Договор присоединения как особая категория гражданского права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

Предварительный договор (ст. 429 ГК РФ) также может оцениваться как специальная договорная конструкция. Практике случаи ее использования известны <4>, что подтверждает принципиальную возможность соединения договора о предоставлении торговых мест с различными конструкциями.
--------------------------------
<4> См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 августа 2009 г. по делу N А56-55948/2008 [Электронный ресурс] // СПС "Гарант-СтройМаксимум. Объединенный комплект". Электрон. дан. (по сост. на 11.06.2014) (далее - СПС "Гарант").

Вызывает интерес также практика, в том числе судебная, относительно возможности передать торговое место третьему лицу.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отказала в удовлетворении заявления о признании недействительным Порядка заключения договоров о предоставлении торговых мест на розничных рынках Кировской области. Заявитель полагал, что включение в этот порядок положения о запрете предоставлять торговое место третьим лицам не основано на законе. Судебная же коллегия указала, что ФЗ о розничных рынках отнес вопрос об установлении порядка заключения таких договоров к компетенции именно субъекта Российской Федерации, что дает основание правительству Кировской области принимать такой порядок <5>.
--------------------------------
<5> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 октября 2009 г. N 10-Г09-9 [Электронный ресурс]. URL: http://docs.kodeks.ru/document/902183703 (по сост. на 10.08.2012).

Таким образом, введение ограничений на передачу торговых мест в актах субъекта Российской Федерации исключает их передачу (как на возмездных, так и безвозмездных началах). Оценивания это положение в концептуальном плане, полагаем обратить внимание, что его наличие связано не только с высокой долей публично-правового регулирования, но и с характером самих отношений по предоставлению торговых мест (через систему розничных рынков государство решает ряд важных социальных и экономических задач).
Следует ли признавать данный договор предпринимательским? Полагаем, ответ должен быть положительным, поскольку закон обе стороны определяет в качестве предпринимателей, а преследуемые ими цели соответствуют предпринимательской деятельности. Из этого следует, что подлежат применению и соответствующие нормы о таких договорах <6>, а при оценке состава прав и обязанностей требуется учитывать статус участников данного договора как предпринимателей. Исключение составляют случаи, когда договор заключают граждане, не зарегистрированные в качестве предпринимателей без образования юридического лица, но закон допускает вступление их в такие отношения (см. подп. 9 ст. 3 ФЗ о розничных рынках). Но это именно исключение, объяснение которого дано ранее (см. § 2 гл. 2).
--------------------------------
<6> Общие правила о таких договорах следует считать раскрытыми, спорными можно считать лишь вопросы о толковании отдельных положений. См., например: Занковский С.С. Предпринимательские договоры. М.: Волтерс Клувер, 2004; Сулейменов М.К. Предпринимательский договор как комплексный институт гражданского права // Журнал российского права. 2008. N 1; Яковлев В.Ф. Понятие предпринимательского договора в российском праве // Журнал российского права. 2008. N 1.

Определенный интерес вызывает также практика оценки дефектов договоров, возможности признания их недействительными и вероятных последствий.
ООО "Ярмарка "Макарий" обратилось в арбитражный суд с иском к предпринимателю Ш. о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.
При рассмотрении дела в кассационной инстанции <7> было установлено, что заключенные с предпринимателем договоры предоставления торговых мест не имеют указания на конкретные номера торговых мест, заключены в отсутствие надлежаще согласованной схемы размещения торговых мест и в этой связи данные договоры должны быть признаны ничтожными (как не соответствующие ст. 168 ГК РФ). Что же касается задолженности, то в условиях, когда договоры недействительны, вопрос о квалификации отношений следует считать правом суда. Поэтому суд первой инстанции правильно определил, что в данном случае возникли отношения из неосновательного обогащения (глава 60 ГК РФ), и взыскал с ответчика денежную сумму, равную арендной плате за аналогичные места.
--------------------------------
<7> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 7 ноября 2011 г. N Ф01-4622/11 по делу N А79-768/2011 [Электронный ресурс] // СПС "Гарант".

Продолжающиеся споры о квалификации данного договора и отсутствие единообразной судебной практики ставят также вопрос о его месте в уже сложившейся системе договоров российского законодательства и о том, к какой группе он мог быть отнесен.
Полагаем, здесь важно учитывать общую тенденцию развития подобных соглашений в хозяйственной практике, позволяющую говорить о том, что под влиянием потребностей сегодня идет процесс формирования целой группы организационных договоров. В них часто используется модель смешанного договора, а в центре внимания оказывается именно взаимодействие сторон.
Думается, здесь важно учитывать общую тенденцию развития подобных соглашений в хозяйственной практике, позволяющую говорить о том, что под влиянием потребностей сегодня идет процесс формирования целой группы организационных договоров. В них часто используется модель смешанного договора, а в центре внимания оказывается именно взаимодействие сторон.
Например, в области оказания услуг связи, помимо взаимодействия между операторами и пользователями, возникают отношения и с другими организациями, не охватываемые договорами, поименованными в ГК РФ <8>.
--------------------------------
<8> См., например: Шафир А. О договорных отношениях владельцев зданий с операторами связи при оказании телекоммуникационных услуг абонентам // Хозяйство и право. 2008. N 7. С. 50 - 58.

Появились и договоры, предусматривающие размещение различных устройств, обеспечивающих продажу или оказание услуг, в том числе автоматов по продаже товаров в учреждениях, торговых центрах, применяются они и на розничных рынках. Если ранее заключение договора об установке, например, автомата по продаже кофе оценивалось как заключение договора аренды определенной площади, то в последнее время его квалификация изменилась.
Так, при рассмотрении кассационной жалобы окружной арбитражный суд указал, что оснований рассматривать договор по установке автомата как договор аренды нет: занимаемая площадь составляет менее 1 кв. м, местонахождение аппарата может изменяться, местом расположения определено лишь здание и этаж; при таких обстоятельствах, по мнению кассационного суда, следует применять нормы главы 39 ГК РФ <9>.
--------------------------------
<9> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 июля 2009 г. N Ф09-5003/09-С5 [Электронный ресурс] // СПС "Гарант". И этот вывод спорен, так как не ясно, в чем же состоит услуга.

Отказ квалифицировать такой договор как арендный считаем обоснованным, в частности, потому, что нет определенности в предоставляемой площади, если же объект не определен, то и договор должен признаваться незаключенным. В судебной практике в целом эта линия вполне прослеживается; так, в сходной ситуации договор передачи торгового места во временное пользование был признан незаключенным, т.к. "отсутствие в договоре данных, позволяющих с достаточной полнотой индивидуализировать вещь для целей аренды, является основанием для признания его незаключенным... сторонами не достигнуто соглашения по всем существенным условиям" <10>.
--------------------------------
<10> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 марта 2010 г. по делу N А65-18040 [Электронный ресурс] // СПС "Гарант".

На розничном рынке договоры о предоставлении торговых мест иногда сочетаются, соединяются с другими. При этом при наличии признаков смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ) его компонент, связанный с предоставлением торгового места, обычно выступает в качестве системообразующего и определяющего. Так, часто предоставление торговых мест сопровождается выдачей оборудования, арендой склада и т.п. Естественно, для арендатора, являющегося продавцом на рынке, важнее всего сохранить свое право продолжить торговлю, поскольку вопрос об использовании оборудования, хранении и т.п. может быть решен как-то иначе. С утратой же статуса продавца он лишается самой возможности продолжить на рынке деятельность.
Сходные вопросы (в том числе связанные с квалификацией отношений) возникают при использовании коммуникаций, инженерных сетей, связи. По общему правилу потребности в дополнительных соглашениях нет, поскольку содержание договора о предоставлении торгового места охватывает (должно охватывать) и действия по предоставлению соответствующих услуг. Применительно к аренде эти вопросы в целом решаются исходя из того, что именно (какой объект) и в каком виде обязуется предоставить арендодатель (см. ст. 611 - 616 ГК РФ); в основе этого подхода нормы ст. 539, 548 ГК РФ, предусматривающие, что арендатор самостоятельно решает, например, вопросы энергоснабжения, так же как и сам оплачивает соответствующие платежи; то есть будут или не будут такого рода платежи входить в состав общей арендной платы - предмет переговоров и соглашения.
Но в условиях розничного рынка ситуация иная, поскольку возможность самостоятельного (автономного) подключения к энергосетям и иным коммуникациям отдельных продавцов является скорее гипотетической. Поэтому было бы правильным квалифицировать такие сопутствующие договоры - если даже отдельно они не оформляются - как часть (элемент) договора о предоставлении торгового места. А органам местного самоуправления (возможно, при выдаче разрешения) устанавливать общий стандарт объема услуг управляющей компанией при заключении договоров о предоставлении торговых мест. Этот подход мог бы снять различного рода недоразумения и споры.
В ряде случаев элементы организации и координации "проникают" в уже известные договоры, существенно преобразуя их. Даже при ведении жилищного строительства заметно, что строительная организация принимает на себя некоторые дополнительные функции, помимо собственно строительства (подводит коммуникации, монтирует силовые станции и пр.), создавая тем самым имущественные и технологические предпосылки для отношений собственников квартир (дома) со снабжающими организациями (сама же она собственником не является).
Обнаруживаются такие качества и у ряда других договоров, например у договора о дистрибуции, договора коммерческой концессии (ст. 1027 - 1040 ГК РФ), в которых заметны не только обычная модель товарно-денежных отношений, но и условия, связанные с технологией и производством. Этим и объясняется включение в договор о дистрибуции условий об объемах продаваемого и территории продаж <11>, а в договор коммерческой концессии - условий, направленных на гарантированность загрузки производственных мощностей и увеличение объема продаж и т.п.
--------------------------------
<11> См. подробнее: Малышева О.А. Договор коммерческой концессии // Право и экономика. 2007. N 11. С. 27 - 31; Маслова В.А. Дистрибьюторский договор как правовой инструмент организации сбыта товаров: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 7 - 9.

В этой же связи неоднократно предлагалось выделить группу договоров о размещении объектов на чужой территории <12>. Идея заключается в том, чтобы "легализовать" массу соглашений, которые не поименованы ГК РФ, не обладают признаками аренды или оказания услуг, но также требуются для организации и взаимодействия.
--------------------------------
<12> См., например: Вендинг-операторы должны пересмотреть договоры аренды с торговыми точками; "Размещение" вместо аренды [Электронный ресурс]. URL: http://e-vending.ru/ru/rus/vending/news480.html (по сост. на 03.08.2012).

Необходимость "включения" договоров о размещении объектов, принадлежащих одному лицу, на территории другого может быть подтверждена и другими примерами. Так, в практике организации и деятельности розничных рынков возник вопрос о том, как оформлять расположение на территории рынка различных средств связи, пожаротушения, сигнализации, находящихся в ведении (в том числе с точки зрения технического обслуживания) других организаций, но необходимых для надлежащего обеспечения работы рынка. В подобных случаях соответствующее устройство не переходит в обладание управляющей компании, не эксплуатируется ею (чаще всего это и невозможно в связи с необходимостью обладать специальными познаниями и навыками), иногда не занимает отдельной площади (так как располагаться может просто на стене, на столе) и т.п.
Таким образом, признание договоров о предоставлении торгового места самостоятельными опирается не только на их собственную специфику, но и ясно ощутимую потребность нормативного регулирования большой группы близких отношений (связанных с организацией использования объектов без признаков аренды) - сегодня в нашем законодательстве такого правового института нет.

Литература

1. Занковский С.С. Предпринимательские договоры. М.: Волтерс Клувер, 2004.
2. Малышева О.А. Договор коммерческой концессии // Право и экономика. 2007. N 11. С. 27 - 31.
3. Маслова В.А. Дистрибьюторский договор как правовой инструмент организации сбыта товаров: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 7 - 9.
4. Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, части первой / Под общ. ред. В.А. Белова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во "Юрайт"; Юрайт-Издат, 2011. 1301 с.
5. Сулейменов М.К. Предпринимательский договор как комплексный институт гражданского права // Журнал российского права. 2008. N 1.
6. Цыпленкова А.В. Договор присоединения как особая категория гражданского права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.
7. Шафир А. О договорных отношениях владельцев зданий с операторами связи при оказании телекоммуникационных услуг абонентам // Хозяйство и право. 2008. N 7. С. 50 - 58.
8. Яковлев В.Ф. Понятие предпринимательского договора в российском праве // Журнал российского права. 2008. N 1.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


12 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 771509-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части наделения Правительства РФ полномочием на утверждение требований к форме и содержанию годовых отчетов о выполнении программ деятельности государственных корпораций (компаний), публично-правовых компаний"

Законопроектом предлагается внести в Налоговый кодекс РФ изменения, предусматривающие, что в случае безвозмездной передачи органам государственной власти имущества, приобретенного (созданного) за счет средств субсидии, налогоплательщик вправе наравне с признанием внереализационного дохода в виде сумм субсидии в порядке пункта 4.1 статьи 271 НК РФ также признавать расход в виде стоимости безвозмездно передаваемого имущества.




7 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 770765-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования отношений, связанных с созданием искусственных земельных участков, созданных на водных объектах, находящихся в федеральной собственности"

Законопроект, в частности, предусматривает внесение изменений  в части исключения положений о проведении аукциона на право создания искусственного земельного участка на водном объекте, регламентации вопросов, связанных с созданием искусственных земельных участков на водных объектах, находящихся в федеральной собственности, в том числе при создании морского порта и расширении его территории.




4 августа 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 320-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью данного Закона является стимулирование добровольного страхования жилья граждан. Законом устанавливается, что органы государственной власти субъектов РФ вправе разрабатывать, утверждать и реализовывать программы организации возмещения ущерба, причиненного расположенным на территориях субъектов РФ жилым помещениям граждан, с использованием механизма добровольного страхования.




1 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 767187-7 "О внесении изменения в статью 24 Федерального закона "О связи"

Законопроект разработан Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации во исполнение пункта 6 раздела VI плана мероприятий ("дорожной карты") по развитию конкуренции в отраслях экономики Российской Федерации и переходу отдельных сфер естественных монополий из состояния естественной монополии в состояние конкурентного рынка на 2018 - 2020 годы. Его реализация направлена на снижение барьеров доступа на рынок, решению задач технологического развития страны, ускорению строительства современных сетей связи, в том числе в сельской местности.




29 июля 2019 г.
Проект Федерального закона № 764260-7 "О внесении изменений в статьи 3.5 и 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

В целях возможности смягчения административного наказания при совершении водителем правонарушения, связанного с оставлением места ДТП в случаях, когда отсутствуют серьезные последствия для его участников, законопроектом предлагается внести изменение в часть 2 статьи 12.27 КоАП РФ, предусматривающее наряду с действующими административными наказаниями введение дополнительно административного штрафа в размере десяти тысячи рублей или возможности лишения права управления транспортными средствами на срок менее одного года. 



В центре внимания:


О применении потребительского законодательства к отношениям, возникающим из реализации программ лояльности (Зардов Р.С.)

Дата размещения статьи: 12.08.2019

подробнее>>

Торговый зал один, а торговых точек несколько (Мокроусов О.)

Дата размещения статьи: 23.01.2019

подробнее>>

Момент заключения электронного договора розничной купли-продажи (Еманова Н.С.)

Дата размещения статьи: 10.04.2017

подробнее>>

Камеральная налоговая проверка. Учет сумм доходов, фактически не полученных налогоплательщиком (Лермонтов Ю.)

Дата размещения статьи: 01.04.2017

подробнее>>

Актуальная судебная практика по договору поставки (Мандрюков А.В.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи