Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Предпринимательские споры. Арбитражный процесс. Третейское разбирательство > Новые обстоятельства и новые доказательства при установлении тождества исков (Стасюк И.В.)

Новые обстоятельства и новые доказательства при установлении тождества исков (Стасюк И.В.)

Дата размещения статьи: 18.11.2016

Два иска, имеющие один и тот же предмет спора и предъявленные тем же истцом к тому же ответчику, не будут являться тождественными при условии различия в их основании. Этот тезис достаточно очевиден, поскольку для констатации тождества исков необходимо выявить совпадение трех элементов: сторон, предмета и основания <1>.
--------------------------------
<1> Необходимость совпадения сторон, предмета и основания для констатации тождества исков установлена ст. 220 ГПК РФ и ст. 150 АПК РФ. На необходимость установления тождества трех элементов указывается также и в литературе (см., напр.: Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966; Практика применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации / Отв. ред. И.В. Решетникова. М., 2012; Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М., 2006). Однако можно утверждать, что для тождества исков достаточно тождества предмета и основания. При изменении субъектного состава, как правило, меняется и основание иска; в то же время даже появление нового лица на стороне истца или ответчика само по себе не исключает тождества иска с ранее рассмотренным. Такой случай, в частности, описан в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 153 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения".

Общепризнано также и то, что если при предъявлении первого иска еще не наступило определенное обстоятельство, на которое ссылался истец и которое являлось необходимым условием удовлетворения иска, то истец не лишен права предъявить новый иск, когда данное обстоятельство действительно наступит.
В некоторых случаях установить различия между первым и вторым иском, исключающие их тождество, не составляет труда. Например, истец предъявил иск о расторжении договора аренды, ссылаясь на то, что ответчик (арендатор) пользуется имуществом не в соответствии с его назначением. Если судом будет установлено, что ответчик в действительности не нарушал условий договора, в иске будет отказано. Однако если в дальнейшем арендатор все же станет пользоваться имуществом в противоречии с его назначением, это обстоятельство может стать основанием для нового иска, не тождественного первому.
Другой пример. Истец (собственник имущества) предъявляет виндикационный иск к ответчику, ссылаясь на то, что имущество находится в незаконном владении последнего. Если в ходе рассмотрения дела будет установлено, что ответчик имуществом не владеет, в иске будет отказано. Однако если завладение произойдет после рассмотрения дела, у истца появится право на новый иск. Хотя номинально основания иска будут одинаковыми, в действительности в этом качестве будут выступать разные обстоятельства, будет иметь место только факт завладения вещью, положенный в основание второго иска, а обстоятельство, описанное истцом в первом иске, в реальности существовать не будет.
В литературе возможность предъявления нового иска в названных случаях объясняется следующим образом. По мнению А.Х. Гольмстена, второй иск не будет тождествен первому, поскольку в первом случае у истца вовсе еще не было права на иск, следовательно, нет и иска, с которым можно было бы сравнивать второй иск <2>. А.С. Грицанов отмечал, что по делам, возникшим из длящихся правоотношений, сама их диалектика (изменяемость и появление новых обстоятельств) изменяет основание нового иска, делая его не тождественным первому <3>. Е.Г. Пушкар также указывал на отсутствие тождества исков, вытекающих из длящихся правоотношений, в силу того что основания каждого из них не совпадают по времени <4>.
--------------------------------
<2> См.: Гольмстен А.Х. Принцип тождества в гражданском процессе // Юридические исследования и статьи. СПб., 1894. С. 283.
<3> Цит. по: Борисова Ю.А. Тождество в гражданском судопроизводстве. М., 2010. С. 66.
<4> См.: Пушкар Е.Г. Исковое производство в советском гражданском процессе (процессуальные последствия возбуждения гражданских дел). Львов, 1978. С. 87.

В зарубежной литературе также встречается точка зрения о том, что в случае если при рассмотрении первого иска установлено, что юридический состав, необходимый для его удовлетворения, не наступил, то решение по этому иску не обладает силой res judicata применительно к новому иску <5>.
--------------------------------
<5> См.: Casad R.C., Clermont K.M. Res judicata. A handbook on its theory, doctrine, and practice. 2001. P. 91.

От ситуации, когда в основание нового иска положено новое обстоятельство, следует отличать случаи, когда в его основании лежат те же обстоятельства, но подтвержденные новыми доказательствами, ранее не представленными истцом. Обнаружение новых доказательств, которые истец не смог представить при первом рассмотрении дела в силу небрежности, правовой ошибки или незнания об их существовании, не дает истцу права на новый иск. Соответственно, дело, возбужденное на основании нового иска, подлежит прекращению (ст. 150 АПК РФ, ст. 220 ГПК РФ).
На первый взгляд, провести разграничение между предъявлением иска с новым основанием и предъявлением иска с тем же, что и ранее, основанием, но подтвержденным новыми доказательствами, достаточно просто. Допустим, покупатель предъявил иск к продавцу, ссылаясь на обнаруженные недостатки товара, на которые продавец при покупке не указал. Суд посчитал, что истец наличие недостатков не доказал, и отказал в иске. Далее возможны следующие варианты развития событий:
а) истец обнаруживает новый недостаток (никак не связанный с первым) и предъявляет новый иск. Такой иск не будет тождествен предыдущему;
б) истец представляет новые доказательства существования того же недостатка (например, заключение специалиста, которое опровергает проведенную в первом деле экспертизу). В этом случае первый и второй иски будут тождественны и дело по второму иску подлежит прекращению.
Описанную ситуацию можно существенно осложнить. Предположим, что истец предъявил к продавцу заведомо необоснованное требование, ссылаясь на якобы существующие недостатки. Суд в иске отказал. Однако впоследствии недостатки действительно были выявлены в результате эксплуатации товара в определенных условиях (например, в холодное время года). Вправе ли истец предъявить новый иск? Очевидно, что в последнем случае разграничение новых обстоятельств и новых доказательств представляет известную трудность.
Далее мы хотели бы перейти к анализу конкретных дел, в которых суды столкнулись со сложностью разграничения новых обстоятельств и новых доказательств при рассмотрении вновь предъявленного иска, два из которых были предметом рассмотрения высшей судебной инстанции.

Дело о выполненных и дважды сданных работах (Постановление Президиума ВАС РФ от 09.10.2012 N 5150/12)

Изначально истец (подрядчик) обратился с иском к заказчику (индивидуальному предпринимателю) о взыскании стоимости выполненных работ (дело N А10-4158/10). В обоснование своих требований истец ссылался на то, что заказчик принял работы по акту от 05.12.2008, который был подписан представителем заказчика и скреплен печатью ООО "Калина красная". Суд первой инстанции в иске отказал, поскольку не усмотрел доказательств того, что ООО "Калина красная" действовало от имени предпринимателя.
Итак, в данном деле предметом иска было взыскание стоимости работ, основанием - факт выполнения работ и сдачи их заказчику, доказательством сдачи - акт сдачи-приемки работ от 05.12.2008.
Истец предъявил новый иск к тому же ответчику о взыскании стоимости работ. На этот раз в качестве доказательства их сдачи подрядчик представил акт от 17.12.2010, подписанный в одностороннем порядке, а впоследствии еще один акт - от 07.02.2011, поскольку в акте сдачи работ от 17.12.2010 был указан иной, чем в договоре подряда, адрес объекта. Суд первой инстанции иск удовлетворил, суды апелляционной и кассационной инстанций оставили его решение в силе. Президиум ВАС РФ рассуждал следующим образом. Основанием иска в обоих случаях является исполнение подрядчиком договорного обязательства, в то время как акты сдачи являются лишь одним из доказательств выполнения работ. Поэтому, сделал вывод Президиум ВАС РФ, основания первого и второго исков совпадают, а различаются лишь доказательства (представлены разные акты). Поскольку представление новых доказательств не позволяет истцу предъявить новый иск к тому же ответчику с тем же предметом и основанием, Президиум ВАС РФ производство по делу прекратил.
Нам представляется, что вывод о тождественности двух исков был сделан ошибочно. Действительно, основанием иска о взыскании стоимости работ является факт выполнения подрядчиком своего обязательства по договору подряда, а именно выполнение работ. При этом для того, чтобы у подрядчика возникло требование для оплаты, подрядчик должен не только выполнить работы, но и сдать их заказчику. Чтобы работы были приняты, подрядчик обязан уведомить заказчика о готовности к сдаче (п. 1 ст. 753 ГК РФ). В отсутствие такого уведомления подрядчик не вправе требовать оплаты работ (п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 N 51). Надлежащим уведомлением в судебной практике считается направление заказчику акта выполненных работ <6>.
--------------------------------
<6> См., напр.: Постановления ФАС Дальневосточного округа от 28.04.2012 по делу N А37-1120/2011, ФАС Московского округа от 15.01.2014 по делу N А40-117958/11-68-1008, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.09.2015 по делу N А56-46672/2014.

Соответственно, как нам представляется, Президиум ВАС РФ в данном случае неверно определил основание иска: в таком качестве выступает не только выполнение работ, но и их приемка заказчиком (или, по крайней мере, совершение подрядчиком действий, направленных на их сдачу). В двух исках подрядчик ссылался на два различных факта сдачи работ. В первом случае суд установил, что акт сдачи-приемки не подписан уполномоченным лицом, т.е., по сути, факт сдачи работ, необходимый для удовлетворения иска, не наступил. Во втором случае этот факт имел место, соответственно, основание второго иска изменилось в части уведомления заказчика о готовности результата работ к приемке. Следовательно, в новом иске имели место не новые доказательства того же обстоятельства, на которые истец ссылался бы в двух исках, а два разных обстоятельства. Это означает, что прекращение производства по делу было ошибочным, а нижестоящие суды обоснованно разрешили спор по существу. В итоге же истец лишился судебной защиты в силу того, что первоначально допустил ошибку (сдал работы неуполномоченному лицу), а ответчик на этом основании был освобожден от оплаты выполненных в его интересах работ.
Примером правильного разрешения подобного вопроса может служить дело, рассмотренное АС Северо-Западного округа (Постановление от 04.06.2015 N Ф07-3182/2015 по делу N А56-56924/2014). Суть спора такова. В удовлетворении первого иска о взыскании стоимости работ было отказано в части, поскольку срок оплаты части работ не наступил. После наступления срока оплаты истец предъявил новый иск, однако производство по делу в части задолженности, которая уже была предметом рассмотрения в ранее заявленном иске, было прекращено. Суд апелляционной инстанции отменил решение суда в части прекращения производства по делу и направил в этой части дело на новое рассмотрение. Окружной суд, оставляя в силе Постановление апелляционного суда, указал следующее. Обращаясь с иском в рамках дела N А56-45484/2013, ООО "Энерго-Сервис" полагало, что уже имеет право на оплату работ по спорным узлам учета тепловой энергии (УУТЭ), т.е. в основание иска был положен факт их выполнения. Между тем, как установлено судебными актами в рамках этого дела, наступление обязанности ответчика по оплате работ увязано с предусмотренным договором дополнительным юридическим фактом - истечением двухлетнего срока с момента ввода в эксплуатацию УУТЭ. В отношении трех спорных УУТЭ, введенных в эксплуатацию в 2012 г., этот срок истек в июле 2014 г., соответственно, в этой части иска было отказано.
Кассационный суд установил, что, обращаясь с иском в рамках нового дела, ООО "Энерго-Сервис" изменило основание иска: наряду с выполнением работ указан новый юридический факт - истечение предусмотренного договором срока эксплуатации, необходимого для наступления обязанности ответчика по оплате работ в отношении трех спорных УУТЭ.

Дело о проданной и возвращенной собственнику мельнице (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 16.09.2014 N 310-ЭС14-79)

Фабула данного дела сводится к следующему. Истец (ЗАО "Версия") приобрел недвижимое имущество (мельницу) и затем продал ее третьему лицу. Впоследствии сделка между продавцом (ООО "Агроком") и ЗАО "Версия" была признана недействительной по иску продавца. При этом требования о применении последствий недействительности сделки заявлены не были.
Позднее ЗАО "Версия" неоднократно пыталось добиться возвращения уплаченных денежных средств. Первоначально истец требовал взыскать с ответчика лишь разницу между уплаченной ценой и рыночной стоимостью на момент рассмотрения дела, поскольку само имущество находилось во владении третьего лица (дело N А09-8133/09). В удовлетворении иска было отказано. После того как мельница была возвращена от третьего лица непосредственно ответчику (продавцу по первой сделке), истец (покупатель) неоднократно обращался в суд с исками к ООО "Агроком" о применении последствий недействительности сделки (дела N А09-7401/2011, А09-10176/2012). Затем он обратился с иском о взыскании неосновательного обогащения в виде уплаченных за мельницу денежных средств.
Суд апелляционной инстанции прекратил производство по делу, с ним согласился суд округа. Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее - Коллегия) не согласилась с обоснованностью прекращения производства и направила дело на новое рассмотрение <7>. Позиция ВС РФ рядом специалистов была воспринята как придающая самостоятельное значение правовому основанию иска и позволяющая предъявлять самостоятельный иск с тем же фактическим, но иным правовым основанием <8>.
--------------------------------
<7> При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда Брянской области от 25.11.2014 исковые требования удовлетворены (текст решения см.: Картотека арбитражных дел. URL: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/107f1931-69a7-490b-9e77-4d1c554f9045/A09-9146-2013_20141125_Reshenie.pdf).
<8> См. дискуссию по поводу комментируемого судебного акта на портале "Закон.ру". URL: http://zakon.ru/Discussions/neosnovatelnoe_obogashhenie_vsled_za_restituciejvs_ne_smutila_konkurenciya_iskov/13832.

Однако в Определении коллегии было отмечено следующее: "Фактические обстоятельства настоящего дела свидетельствуют о том, что общество "Агроком" не в порядке реституции, а на основании судебного решения по другому делу (выделено мной. - И.С.) (по спору о признании права собственности не с истцом, но с третьим лицом) возвратило в свою собственность отчужденный объект недвижимости, зарегистрировало право собственности на него. При этом вырученные от продажи указанной недвижимости денежные средства истцу не возвращены, а правовые основания их удержания ответчиком отсутствуют. Данные факты не совпадают с основаниями реституционного иска по вышеперечисленным делам, а служат основанием для предъявления кондикционного иска как эффективного способа защиты нарушенного права в целях возвращения неосновательно полученного иным лицом".
Таким образом, существенно не то, что истец в новом иске привел новое обоснование своих требований (указав в качестве такового ст. 1102 ГК РФ вместо ст. 167 Кодекса). Важно, что изменились обстоятельства, на которых основано требование: переданное по недействительной сделке имущество было возвращено во владение первоначальному собственнику и за ним было зарегистрировано право собственности.
Правда, необходимо отметить, что истец уже после возврата имущества собственнику обращался с новым иском о применении последствий недействительности сделки (дела N А09-7401/2011, А09-10176/2012). Однако производство по данному делу было прекращено, поскольку суд не посчитал, что новые обстоятельства могут служить основанием для предъявления нового иска. Таким образом, коллегия, по сути, констатировала незаконность прекращения производства и по делам N А09-7401/2011 и А09-10176/2012, а не только по тому, в рамках которого рассматривалась жалоба. Спор, разрешенный ВС РФ, действительно отличался от дела N А09-7401/2011 только правовым основанием. Но вряд ли это означает, что именно изменение правового основания иска позволило истцу добиться рассмотрения дела по существу.
Соответственно, у исков не совпадали именно фактические основания: в основание нового иска был положен тот факт, что имущество, переданное по недействительному договору, уже находится у истца; на момент рассмотрения первого иска этот факт не имел места, соответственно, и не мог быть установлен судом.
Применительно к данному делу интересна следующая деталь. При рассмотрении первого иска истец указал на невозможность возврата имущества в натуре, т.е. он не положил в основание иска факт нахождения имущества у ответчика.
Предположим, однако, что истец уже в первом иске сослался бы на факт нахождения имущества у ответчика либо вовсе умолчал бы об этом, требуя полностью вернуть уплаченные денежные средства. Однако в любом случае истец должен был доказать, что либо имущество находится у него и может быть возвращено ответчику, либо оно уже находится у ответчика, который, несмотря на это, не возвращает полученные за него денежные средства. Соответственно, наличие этого обстоятельства должно быть установлено судом независимо от того, сослался истец на него в иске прямо или нет. Однако то, что данное обстоятельство не могло быть установлено судом, а наступило уже после рассмотрения дела, не позволяет отнести факт нахождения имущества во владении ответчика к основаниям первого иска, которые были тождественны основаниям последующих исков.
Описанные дела позволяют сделать следующие выводы.
Во-первых, если имеются два иска, в основании которых лежит ряд совпадающих фактов, однако в основание предъявленного позднее иска добавляются новые факты, то второй иск не будет тождествен первому. Иными словами, если в основание первого иска положены обстоятельства A1 и A2, а в основание второго иска - A1, A2 и A3, то второй иск отличается по основанию от первого и подлежит рассмотрению по существу.
Во-вторых, основанием каждого конкретного иска являются не абстрактные юридические факты, которые должны образовать необходимый для удовлетворения иска юридический состав, а конкретные обстоятельства, обладающие уникальными характеристиками (лицо, совершающее соответствующее действие, время совершения действия или наступления события).
Так, основанием всякого иска о взыскании стоимости выполненных работ по договору строительного подряда является: а) выполнение работ; б) приемка их заказчиком либо необоснованное уклонение от приемки. Однако основанием конкретного иска будет выполнение определенного объема работ в определенный период и приемка работ конкретным лицом в конкретный период. Соответственно, если основанием первого иска является выполнение работ в период T и приемка работ лицом X в период T1, а основанием второго иска - выполнение работ в период T и приемка их лицом Y в период T2, то эти иски не тождественны. Поэтому Президиум ВАС РФ в Постановлении N 5150/12 допустил ошибку, рассмотрев в качестве основания иска не конкретные обстоятельства (действия, совершенные конкретными лицами в конкретный период), а абстрактное выполнение договорных обязательств.
Аналогичные примеры можно привести и в отношении любых других исков. Например, основанием всякого иска об исключении участника из общества является нарушение исключаемым участником устава и воспрепятствование нормальной деятельности общества. Однако основанием конкретного иска будут конкретные действия участника вопреки интересам общества; следовательно, не исключено предъявление одним и тем же лицом нескольких исков, основанных на разных обстоятельствах.
В-третьих, если истец при рассмотрении первого иска утверждал, что наступили обстоятельства A1, A2 и A3, однако судом было установлено, что обстоятельство A3, необходимое для удовлетворения иска, не наступило, то истец вправе предъявить новый иск после его наступления. То, что истец в первом иске уже ссылался на якобы существующее обстоятельство, еще не делает его основанием иска, если эти факты не существуют в действительности <9>.
--------------------------------
<9> См.: Исаенкова О.В., Демичев А.А., Соловьева Т.В. и др. Иск в гражданском судопроизводстве. М., 2009 (автор главы - О.В. Исаенкова).

В данном случае имеет значение момент наступления "нового" обстоятельства, изменяющего основание второго иска. Если оно наступило после рассмотрения первого иска, то истец вправе предъявить новый иск, дополнив основание новым обстоятельством. Подобный вывод ранее уже находил подтверждение в научной литературе <10>. Если же обстоятельство имело место до предъявления первого иска, то возможны два варианта ответа на вопрос о возможности рассмотрения нового иска по существу. Если наличие обстоятельства безусловно необходимо для удовлетворения иска, то новый иск не может быть рассмотрен по существу. Например, владение ответчика вещью, подлежащей виндикации, является обстоятельством, наличие которого необходимо для удовлетворения виндикационного иска. Если это обстоятельство наступило еще до предъявления первого иска, но не было доказано, предъявление нового иска невозможно. Истец, предъявивший виндикационный иск, не может не ссылаться на факт незаконного владения: даже если он прямо не указывает на соответствующие обстоятельства в иске, он должен будет доказать их при рассмотрении дела.
--------------------------------
<10> См.: Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. С. 53.

Однако возможно основание иска и иного рода. В 1964 г. в диссертации, посвященной основанию иска, Е.В. Рябова предлагала выделять бланкетное, сложное и отрицательное основания. По мнению ученого, бланкетное основание иска имеет место, когда иск предъявлен на основании нормы, содержащей лишь общую характеристику состава, без конкретного указания юридических фактов <11>. К таковым можно отнести иски о взыскании убытков, негаторные иски, иски об исключении участника из общества, поданные в рамках дела о банкротстве заявления об отстранении арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей. Причинение убытков, препятствование владению имуществом могут быть выражены как одним юридическим фактом, так и несколькими в различной совокупности. Так, убытки, возникшие в рамках одного правоотношения, могут выражаться, например, в утрате имущества, расходах, понесенных истцом в связи с утилизацией имущества, упущенной выгоде в связи с невозможностью выполнить обязательства по его продаже. Недобросовестный участник общества может в разное время совершить различные действия, которые в дальнейшем могут быть основанием для исключения его из общества. В данном случае нужно поставить следующий вопрос: вправе ли истец при наличии нескольких фактов, которые могут быть положены в основание иска, предъявить иск на основании только одного факта, а затем предъявить новый иск уже на основании иного факта, хотя бы он и имел место уже к моменту рассмотрения первого иска? Формально российский процессуальный закон не дает суду повод прекратить производство по второму иску, поскольку основания их будут различны. Однако ниже мы хотели бы обратить внимание на еще одно рассмотренное ВС РФ дело, в рамках которого Верховный Суд сделал выводы, которые могли бы быть истолкованы в пользу отрицательного ответа на поставленный выше вопрос.
--------------------------------
<11> См.: Рябова Е.В. Основание иска в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1964. С. 13 - 15.

Дело о затонувшем плавучем доке (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 01.09.2015 N 303-ЭС15-5226 по делу N А24-2619/2014)

Воинская часть в целях дальнейшей передачи на слом списала судно, которое впоследствии приобрел истец. Истец произвел судоподъем и начал буксировку судна. Однако в связи с тем что в доке были обнаружены фрагменты иного плавательного средства, которое не подлежало передаче истцу, он был вынужден передать имущество на хранение в воинскую часть для решения вопроса об удалении плавательного средства из дока или о снятии с него грифа секретности. Впоследствии док затонул, и его подъем был признан нецелесообразным. Изначально истец обратился в суд с иском к Министерству обороны о взыскании убытков, составляющих стоимость утраченного имущества. Этот иск был удовлетворен частично (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2013 по делу N А24-4294/12).
Затем истец обратился с новым иском о взыскании убытков, в качестве которых истцом были определены: а) расходы на подъем и буксировку плавучего дока; б) неустойка, выплаченная по договору поставки металлолома; в) упущенная выгода, возникшая в результате неисполнения истцом договора поставки металлолома (дело N А24-2619/14). Суды удовлетворили требование в части взыскания убытков в виде выплаченной неустойки и упущенной выгоды. Однако Коллегия отказала в иске полностью, мотивировав это следующим образом: предъявив ранее иск о взыскании убытков, размер которых, как и в настоящем деле, определяется стоимостью утраченного предмета купли-продажи (?), общество реализовало свое право на их возмещение и получило судебную защиту своего права, нарушенного вследствие неправомерных действий должностных лиц министерства по передаче имущества. Поэтому право на взыскание заявленных в данном деле убытков, возникших вследствие того же нарушения, отсутствует.
В этой мотивировке в первую очередь вызывает удивление указание Коллегии на то, что размер убытков в рассмотренном деле определяется стоимостью договора купли-продажи, хотя во втором иске речь шла об упущенной выгоде.
Однако более интересен сам вывод о том, что если размер убытков был определен при рассмотрении первого спора, то истец не вправе вновь обратиться за судебной защитой. Таким образом, по мнению Верховного Суда, истцу следовало при первом же рассмотрении дела предъявить все требования об убытках, связанных с затоплением плавучего дока. Поскольку истец этого не сделал, то права на удовлетворение нового иска у него нет.
К сожалению, мотивировка Верховного Суда недостаточно ясна, что не позволяет нам рассматривать сформулированный в Определении вывод как универсальную правовую позицию. Кроме того, как следует из Постановления суда апелляционной инстанции по этому делу, истец выплачивал покупателю металлолома неустойку вплоть до 2014 г., в силу чего, по крайней мере, в части убытков, вызванных уплатой неустойки, их размер никак не мог быть определен к моменту подачи первого иска (в 2012 г.).
Поэтому интерес представляет не столько сама позиция Верховного Суда, сколько в целом проблема предъявления подобного иска.
Российское право не запрещает сторонам предъявлять взаимосвязанные требования путем предъявления различных исков. В случае, когда такие иски рассматриваются одновременно, суд может объединить дела в одно производство. Однако очевидно, что при последовательном предъявлении исков такое объединение невозможно.
В отличие от российского процесса, в Англии предполагается, что истец должен заявить все имеющиеся в рамках одного правоотношения требования в одном процессе, предъявление нового иска в данном случае может быть признано недопустимым. Это правило было сформулировано в деле Henderson v. Henderson в 1843 г. <12>. Оно ориентирует стороны на то, что все возможные требования должны быть предъявлены в рамках одного иска, поскольку разбирательство не может продолжаться бесконечно.
--------------------------------
<12> См.: Эндрюс Н. Система гражданского процесса Англии: судебное разбирательство, медиация и арбитраж. М., 2012.

Признавая определенную привлекательность этого правила (оно препятствует возникновению многочисленных судебных разбирательств вместо одного процесса и повышает правовую определенность в отношениях сторон), следует отметить, что ничего аналогичного ему в России не существует не только в законе, но и на уровне судебной практики. Нет никаких причин запрещать истцу предъявить иск, даже если соответствующие основания могли быть приведены им при рассмотрении предшествующего иска. Единственным критерием, который должен применяться при рассмотрении вопроса о допустимости нового иска, должно быть наличие либо отсутствие тождества оснований первого и последующего исков. При отсутствии такого тождества использование истцом в качестве основания иска фактов, которые были ему известны уже при рассмотрении предшествующего иска, не лишает его ни права на рассмотрение иска по существу, ни права на удовлетворение иска.

References

  1. Andrews N. System of Civil Procedure in England (Sistema grazhdanskogo protsessa Anglii). Moscow: Infotropic Media, 2012. 544 p.
  2. Borisova Yu.A. The Identity in Civil Procedure (Tozhdestvo v grazhdanskom sudoproizvodstve). Moscow: Gorodets, 2010. 160 p.
  3. Casad R.C., Clermont K.M. Res Judicata: a Handbook on Its Theory, Doctrine, and Practice. Durham: Carolina Academic Pr., 2001. 240 p.
  4. Dobrovolsky A.A., Ivanova S.A. Main Problems of the Protection of Rights in Court (Osnovnye problemy iskovoy formy zashity prava). Moscow: Izdatelstvo Moskovskogo universiteta, 1979. 159 p.
  5. Golmsten A.H. The Principle of Identity in Civil Procedure (Printsip tozhdestva v grazhdanskom protsesse), in: Legal Studies and Articles (Yuridicheskie issledovania i stat'i). Saint Petersburg: Tipografiya Pravitelstvuyuschego Senata, 1894. Vol. 1. 274 p.
  6. Gordon V.M. Cause of Action after Modification of Claim (Osnovanie iska v sostave izmenennykh trebovaniy). Yaroslavl: Tipografiya gubernskogo pravleniya, 1902. 316 p.
  7. Isaenkova O.V., Demichev A.A., Solovieva T.V., eds. Action in Civil Procedure (Isk v grazhdanskom sudoproizvodstve). Moscow: Wolters Kluwer, 2009. 216 p.
  8. Pushkar E.G. Civil Proceedings in the Soviet Civil Procedure (Procedural Consequences of a Civil Cases) (Iskovoe proizvodstvo v sovetskom grazdanskom protsesse (protsessualnye posledstvia grazdanskih del)). Lvov: Izdatelstvo pri Lvovskom gosudarstvennom universitete izdatelskogo ob'edineniya, 1978. 199 p.
  9. Reshetnikova I.V., ed. Practice of Application of the Arbitrazh Procedure Code of the Russian Federation (Praktika primeneniya Arbitrazhnogo protsessualnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii). Moscow: Yurayt, 2012. 491 p.
  10. Rozhkova M.A. Means and Methods of Legal Protection of Parties to a Commercial Dispute (Sredstva i sposoby pravovoi zaschity storon kommercheskogo spora). Moscow: Wolters Kluwer, 2006. 416 p.
  11. Ryabova E.V. Causes of Action in the Soviet Civil Procedure: A Summary of a PhD Thesis in Law (Osnovanie iska v sovetskom grazdanskom protsesse: Avtoreferat dis. ... na soiskanie uchyonoi stepeni kandidata yuridicheskikh nauk). Moscow, 1964. 19 p.
  12. Zuider N.B. A Judgment in a Civil Case (Sudebnoe reshenie po grazdanskomu delu). Moscow: Yuridicheskaya literatura, 1966. 190 p.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


15 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 249505-7 "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - увеличение эффективности налогового стимулирования, снижение административной нагрузки на бизнес и обеспечение стабильности и предсказуемости системы налогообложения. Так законопроектом предлагается сократить сроки проведения камеральной проверки, учитывая современные системы контроля финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщиков. Кроме того, предметом повторной выездной налоговой проверки на основании уточненной налоговой декларации с уменьшением исчисленной суммы налога может быть только обоснованность уменьшения налога на основании измененных в уточненной декларации сведений.




2 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 239932-7 "О внесении изменений в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации долгов в делах о банкротстве юридических лиц"

В настоящее время законодательство о банкротстве предусматривает недостаточно эффективные механизмы реабилитационных процедур. При этом они редко применяются на практике и редко заканчиваются восстановлением платежеспособности должников. Цель данного законопроекта - расширение практики применения реабилитационных механизмов в отношении юридических лиц, а также введение новой реабилитационной процедуры - реструктуризации долгов.




28 июля 2017 г.
Проект федерального закона № 237568-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях"

Принятие данного законопроекта будет способствовать обеспечению защиты прав граждан-должников по потребительским кредитам (займам) посредством установления правового механизма, ограничивающего возможные злоупотребления в данной сферы, а также способствующего вытеснению с рынка не профессиональных кредиторов, а также кредиторов, ведущих недобросовестную деятельность, связанную с предоставлением потребительских кредитов (займов).




1 июня 2017 г.
Проект Федерального закона № 189113-7 "О внесении изменения в статью 36 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)"

Данным законопроектом предусматривается внесение изменений в правовые и организационно-экономические особенности лизинга в части обеспечения роста поголовья специализированного мясного крупного рогатого скота. Законопроект разработан Минсельхозом России с учетом предложений АО "Росагролизинг" в целях усиления государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей в приобретении и передаче им в лизинг крупного рогатого скота специализированных мясных пород.




16 мая 2017 г.
Проект федерального закона "О признании утратившей силу части 4 статьи 8.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

Законопроект направлен на устранение избыточности правового регулирования в части установления ответственности за нарушение условий гражданско-правовых договоров, заключаемых в соответствии с требованиями лесного законодательства. Во избежание возникновения временного разрыва, в течение которого лица, нарушающие условия договора безвозмездного пользования лесным участком, будут освобождены от какой-либо ответственности, часть 4 статьи 8.25 КоАП предлагается признать утратившей силу с 1 марта 2018 года.



В центре внимания:


Арбитраж (третейское разбирательство) как альтернатива суду или ловушка для неопытных (Васильева С.)

Дата размещения статьи: 03.08.2017

подробнее>>

Арбитрабельность корпоративных споров (Бодрова О.)

Дата размещения статьи: 10.04.2017

подробнее>>

Новая система третейского разбирательства в Российской Федерации (Еременко В.И.)

Дата размещения статьи: 03.04.2017

подробнее>>

Правовые последствия решений Апелляционного органа в системе разрешения споров ВТО (Гомула И.)

Дата размещения статьи: 16.12.2016

подробнее>>

Новые обстоятельства и новые доказательства при установлении тождества исков (Стасюк И.В.)

Дата размещения статьи: 18.11.2016

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта