Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Правовые формы предпринимательской деятельности > Акционерное общество > Основания привлечения к ответственности управляющего (управляющей организации) акционерного общества (Шикин С.А.)

Основания привлечения к ответственности управляющего (управляющей организации) акционерного общества (Шикин С.А.)

Дата размещения статьи: 18.11.2016

Управляющая организация и управляющие-предприниматели - субъекты гражданского права. Их правовой статус определяется исходя из общих положений законодательства, устава и локальных правовых актов АО об ЕИО (единоличный исполнительный орган) общества и решения общего собрания акционеров в договорах с ними (ч. 3 п. 1 ст. 69 ФЗ). На основании абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об АО по решению общего собрания акционеров полномочия ЕИО АО могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

Очевидно, что, принимая такое решение, общее собрание акционеров должно решить, кому поручить заключить такой договор, в то время как только ЕИО может это сделать, так как именно к его компетенции принадлежит заключение договоров от имени общества. На практике после заключения договора об управлении управляющая организация вводит в свой штат должность управляющего соответствующего АО, который, действуя на основании договора об управлении и доверенности, выданной руководителем управляющей организации, осуществляет полномочия исполнительного органа АО. Такой управляющий, будучи работником управляющей организации, может быть в любой момент заменен решением исполнительного органа управляющей организации <1>.
--------------------------------
<1> Шиткина И.С. Правовое обеспечение деятельности акционерного общества. Комплект локальных нормативных актов. М., 2010. 124 с.

Так как оба субъекта являются предпринимателями, то их ответственность подчиняется более жестким правилам (ст. 315, п. 2 ст. 322, п. 3 ст. 401 ГК и др.). На них как на лиц, осуществляющих функции управления, распространяется ст. 71 ФЗ об АО как на лиц, имеющих возможность определять действия АО, - п. 3 ст. 3 ФЗ об АО. Кроме того, они подпадают под понятие аффилированных лиц, лиц, имеющих заинтересованность в совершении АО сделки, и, следовательно, под особые требования в отношении этих лиц (в сфере информационных отношений, экстраординарных сделок) и ответственность за их несоблюдение.
Совершение сделки с заинтересованностью без одобрения ее условий уполномоченным органом общества влечет в силу положений п. 1 ст. 84 указанного Закона привлечение к ответственности за убытки, возникшие у общества в результате совершения сделки с заинтересованностью. В результате чего, если такое лицо, которое осуществляет функции единоличного исполнительного органа АО, скроет информацию, которая должна быть предоставлена в обязательном порядке в соответствии с правилами ст. 82 ФЗ об АО, и в результате этого будет совершена сделка с заинтересованностью и общество понесет убытки, то такое лицо может быть привлечено к ответственности с возложением на него обязанности по возмещению таких убытков общества, которые возникли в результате совершения сделки с заинтересованностью.
Ответственность управляющей организации и (или) управляющего в силу договорного характера отношений с АО (ч. 3 п. 1, ч. 2 п. 3 ст. 69 ФЗ об АО) носит в основном гражданско-правовой характер. Противоправный характер действий или бездействия управляющего (управляющей организации) является неотъемлемой частью элемента состава для привлечения к гражданской ответственности, поэтому если причинены убытки правомерными действиями, то такая ответственность исключается.
Как справедливо отмечает А.В. Богданов, противоправные деяния как одно из оснований гражданско-правовой ответственности необходимо определять как противоположность правомерным действиям лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, а именно обязанности действовать в интересах общества добросовестно и разумно. По мнению Г.Л. Рубенко, в сфере ответственности лиц, осуществляющих управление, принцип действий в интересах общества определяет категории оценки добросовестных и разумных действий <2>.
--------------------------------
<2> Богданов А.В. Гражданско-правовой статус управляющей организации как единоличного исполнительного органа акционерного общества: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Пермь, 2012. 175 с.

Для сравнения, например, в США для более ясного понимания и определения категорий разумных и добросовестных действий используется принцип "duty of loyalty", противоправность и определение категорий разумных и добросовестных действий или соответственно недобросовестных и неразумных рассматриваются через призму принципа обязанности действовать лояльно в интересах компании, т.е. были ли эти действия совершены в интересах самого юридического лица (стратегическое планирование, менеджмент, устав и т.д.), в каждом отдельном случае это правило может рассматриваться отдельно, объективно в зависимости от характера содержания самого правонарушения и наступивших в результате его негативных последствий.
Иными словами, то, что в зарубежных правопорядках именуется duty of care и duty of loyalty, в формате российской правовой системы может именоваться добросовестностью и разумностью действий управляющего. Исследуемые требования к деятельности управляющего по своей юридической природе могут быть определены как пределы осуществления его прав и исполнения обязанностей, определяемые в силу закона, устава общества или (и) договора, заключенного с управляющим. Неуклонное соблюдение таких требований обеспечивает надлежащее исполнение обязанностей управляющего по договору о реализации функций единоличного исполнительного органа.
В связи со специфическими особенностями правового статуса некоторых участников акционерных отношений к ним не могут быть применены санкции всех отраслей права, осуществляющих правовое регулирование ответственности в АО.
Данная особенность вызвана прежде всего различным правовым статусом участников акционерных правоотношений, а также характерными особенностями отдельных отраслей права. В качестве наиболее яркого примера выступает уголовное право. В отличие от законодательств некоторых других стран (США, Великобритании) в России уголовной ответственности подлежат исключительно физические лица (ст. 19 УК). Данное обстоятельство может оказать серьезное влияние на дальнейшую судьбу конкретного участника акционерных правоотношений <3>.
--------------------------------
<3> Богданов А.В. Условия и основания гражданско-правовой ответственности лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа акционерного общества // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2013. N 3. С. 62 - 72.

Итак, исходя из диспозиции ст. 185.1 УК РФ, за совершение соответствующих деяний к уголовной ответственности может быть привлечен управляющий. Однако в случае совершения аналогичных деяний управляющая организация может быть привлечена только к гражданско-правовой ответственности, ведь она является юридическим лицом и не подлежит уголовной ответственности (что, однако, не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности сотрудников управляющей организации).
Управляющая организация или единоличный управляющий должны вести дела АО добросовестно и разумно. Они не должны разглашать деловые секреты своего общества, которые стали им известны в силу их служебного положения. Это не значит, конечно, что можно раскрывать коммерческие тайны АО, известные из других источников. В связи с этим считаем, что необходимо установление в Законе об АО требований, предъявляемых к управляющему (управляющей организации), в частности о лицензировании их деятельности по управлению обществом, об их аттестации, подтверждающей должный уровень профессиональных знаний, навыков и умений по управлению организациями, о конкурсном выборе кандидатуры управляющего <4>.
--------------------------------
<4> Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М.: Волтерс Клувер, 2009. 736 с.

В интересах АО иск о возмещении убытков к управляющей организации или к управляющему могут предъявить само АО или акционеры, владеющие не менее чем одним процентом размещенных обыкновенных акций общества.
С иском от имени АО вправе выступить без доверенности его ЕИО. Если возникнет необходимость предъявить к нему иск о возмещении убытков, то доверенность на ведение дела может быть выдана как на основании решения общего собрания акционеров, так и на основании решения совета директоров (наблюдательного совета) либо коллегиального исполнительного органа <5>.
--------------------------------
<5> Там же.

От управляющей организации следует отличать временно исполняющего обязанности ЕИО. Рассмотрим ситуацию о назначении лица, исполняющего обязанности в период временного отсутствия ЕИО, назначенного (избранного) в установленном законом и уставом порядке, например в случае его очередного отпуска, невозможности исполнения обязанностей по состоянию здоровья и прочего, в целях обеспечения непрерывной деятельности АО <6>.
--------------------------------
<6> Шиткина И.С. Генеральный директор - в отпуске // Акционерное общество. 2012. N 10. С. 25.

Эту ситуацию так называемого оперативного заместительства не следует путать с образованием временного исполнительного органа в АО в связи с приостановлением полномочий ЕИО, поскольку одновременно с решением о приостановлении полномочий и назначении временного исполнительного органа совет директоров принимает решение о проведении внеочередного общего собрания акционеров для решения вопроса о досрочном прекращении полномочий исполнительного органа и об образовании нового исполнительного органа (п. 4 ст. 69 ФЗ об АО) <7>.
--------------------------------
<7> Там же.

В последнем случае назначенный в установленном порядке ЕИО больше не вернется к исполнению своих обязанностей, т.е. у этих институтов совершенно различные цели.
Есть еще один весьма важный вопрос, заслуживающий внимания. Он связан с практикой применения п. 3 ст. 182 ГК РФ, в данной статье указано: "...представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев, предусмотренных законом".
На первый взгляд норма вполне очевидная и понятная. Указывается на ограничения действий лица, которое не может действовать в своих интересах. В связи с этим сложилась довольно большая судебная практика, подтверждающая этот вывод. В качестве примера следует привести несколько дел из судебной практики <8>.
--------------------------------
<8> Хныкина В.И. Гражданско-правовая ответственность органов управления акционерных обществ по законодательству Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 177.

Акционерное общество обратилось к депозитарию с иском о возмещении убытков, причиненных в результате списания пакета акций с его счета без распоряжения. Далее выяснилось, что депозитарий выполнил списание, руководствуясь передаточным распоряжением, подписанным брокерской фирмой, которая действовала по доверенности истца. Спорная сумма акций была зачислена на счет самой брокерской фирмы. Последняя представила договор купли-продажи, подписанный вице-президентом фирмы в качестве продавца, действовавшего в этом случае от имени того, кто стал истцом, и одновременно от имени той же фирмы, но уже в качестве покупателя. Президиумом ВАС РФ данный договор был признан недействительным со ссылкой на то, что п. 3 ст. 182 ГК не дает поверенному права совершать сделку от имени представляемого в отношении себя лично <9>.
--------------------------------
<9> Могилевский С.Д. // СПС "Гарант" (http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/12017111/).

Необходимо отметить, что не всегда практика рассмотрения подобных дел является последовательной и логичной. Так, в другом деле ООО предъявил иск о признании договора купли-продажи акций, заключенного с АО, недействительным. Сославшись на ст. 182 ГК, Президиум ВАС РФ удовлетворил исковые требования. При этом суд указал на то, что лицо, подписавшее по доверенности договор купли-продажи от имени истца, одновременно являлось представителем ответчика, занимая должность генерального директора АО, поэтому оно не могло являться законным представителем продавца <10>.
--------------------------------
<10> Савенко Л.И. // СПС "Гарант" (http://base.garant.ru/12142582/).

Следует обратить внимание на то, что в первом рассматриваемом случае речь идет о представителе АО - брокерской фирме (юридическом лице), которая, действуя на основании доверенности от АО, заключила договор купли-продажи от имени АО с собой, что явно подпадает под запрет, предусмотренный п. 3 ст. 182 ГК. Во втором случае физическое лицо, выступая поверенным ООО, заключило договор с юридическим лицом, в котором оно выполняло функции ЕИО. Своим решением ВАС РФ фактически признал орган юридического лица представителем этого юридического лица и на этом основании попытался применить п. 3 ст. 182 ГК.
Ученые расходятся во мнении, чья воля учитывается при совершении сделки через представителя. Так, взглядам И.Б. Новицкого, полагавшего, что речь должна идти о воле представителя, противостояли точки зрения Н.В. Рабинович и Р.О. Халфиной, исходивших из необходимости учитывать волю, а значит, и пороки воли как представителя, так и представляемого.
Наиболее обоснованным выглядит мнение А.О. Гордона, который указал на то, что смысл представительства состоит в том, что представитель сам совершает юридические действия от имени представляемого, проявляя при этом свою волю, которая признается волей самого представляемого лица. Во всех случаях, когда речь идет о действиях представителя, имеются в виду две разные сделки: конечная, совершаемая представителем, и сделка по наделению представителя полномочиями, которая является односторонней по своей природе, а значит, и пороки воли в ней учитываются исключительно применительно к представляемому, поэтому необходимо учитывать пороки воли как представляемого, так и представителя. Последствия пороков при этом различны. Так, пороки воли представителя превращают основную сделку в недействительную с указанными в ГК РФ последствиями, а пороки воли представляемого влекут за собой невозможность возникновения сделки между представляемым и третьим лицом.
Законодатель не включил в новую редакцию Гражданского кодекса РФ формулировку сделки, совершенной под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной. Однако в норму п. 2 ст. 174 ГК РФ включено положение, говорящее о недействительности сделок, совершенных представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или юридического лица, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица <11>.
--------------------------------
<11> Важин Я.Н. Правовое регулирование недействительности сделок, совершенных с нарушением требований к субъективной стороне сделки (на примере статей 174, 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2015. 53 с.

Отличием основания признания сделки недействительной, закрепленного в п. 2 ст. 174 ГК РФ, от злонамеренного соглашения является то, что не выступают обязательным условием признания сделки недействительной совместные умышленные действия представителя одной стороны с другой стороной, которая может знать о том, что представитель действует не в интересах контрагента, но не принимать никаких действий в связи с этим. Контрагент может не осознавать, что совершаемые им действия причиняют ущерб представляемому лицу, но в случае, если он знал или должен был знать о наличии таких обстоятельств, это будет являться основанием для признания подобной сделки недействительной.
Исходя из вышеуказанных примеров несомненно вытекает вопрос, упирающийся в теории о том, является ли ЕИО органом юридического лица или его представителем. Применительно к нашему правопорядку, как представляется, также следует четко разделить две сферы деятельности лица, реализующего полномочия единоличного исполнительного органа, и говорить, с одной стороны, о внутренних управленческих отношениях, в которых его роль состоит в осуществлении текущего руководства деятельностью хозяйственного общества, в ведении его дел и включает в себя принятие решений по поводу предпринимательской деятельности общества (реализация общих и приоритетных направлений деятельности, целесообразность заключения конкретных сделок, кадровые вопросы и пр.), а с другой - о внешних отношениях, в которых данное лицо выступает представителем общества.
Как справедливо указывает немецкий автор К. Шмидт, внутренние отношения определяют связи участников-акционеров между собой, внешние отношения - связи с третьими лицами. На этой основе различаются в принципе руководство и представительство в объединении <12>.
--------------------------------
<12> Schmidt K. Gesellschaftsrecht. 3. Aufl. Koln; Berlin; Bonn; Miinchen: Carl Heymanns, 1997. S. 180  (цит. по: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 497).

Безусловно, в российской правовой системе в силу эволюции истории права на сегодняшний день так сложилось, что нормы о представительстве слабо урегулированы на законодательном уровне, поэтому, как справедливо отмечает Е.В. Тычинская, что в отношениях корпоративного регулирования следует руководствоваться доктриной директора юридического лица как его органа, однако при урегулировании споров, связанных с договорными и обязательственными правоотношениями, следует исходить из того, что временно исполняющий обязанности и управляющий (управляющая организация) являются представителями юридического лица <13>.
--------------------------------
<13> Тычинская Е.В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества: Монография / Под ред. Л.Ю. Михеевой. Статут, 2012. С. 2 - 5.

Следует отметить вопрос о сущности привлечения к ответственности управляющего в случае банкротства компании.
Существенный показатель гражданско-правовой ответственности лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, в случае банкротства юридического лица - должника обусловливает необходимость защиты других участников гражданских правоотношений с целью обеспечить стабильность гражданских отношений и стимулирования таким лицом обязанности действовать надлежащим образом.
Поскольку в случае привлечения лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа юридического лица, к ответственности по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, речь идет об ответственности перед кредиторами общества, то такая ответственность может быть охарактеризована как внекорпоративная, т.е. выходящая за пределы корпоративных отношений.
Следует также учесть характер внекорпоративной ответственности, исходя из положения п. 9 ст. 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", которая говорит о том, что привлечение лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа должника, к субсидиарной ответственности по обязательствам должника не препятствует предъявлению к нему требований учредителями (участниками) должника о возмещении убытков органами юридического лица по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации и принятыми в соответствии с ним федеральными законами, в части, не покрытой размером субсидиарной ответственности <14>.
--------------------------------
<14> СПС "КонсультантПлюс".

Резюмируя данное исследование, автором предлагается установить в Законе об АО требования, которые предъявляются к управляющему либо управляющей организации (требование об их обязательной аттестации, о лицензировании деятельности по управлению обществом и т.д.).
В целях ограничения возможности ухода от субсидиарной ответственности конкретных физических лиц, принимающих руководящие решения, повлекшие причинение убытков обществу, акционеру или кредиторам общества, представляется целесообразным в ст. 69 ФЗ "Об акционерных обществах" внести дополнительно правило, устанавливающее запрет на передачу полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации другой управляющей организации.

Литература

1. Богданов А.В. Гражданско-правовой статус управляющей организации как единоличного исполнительного органа акционерного общества: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Пермь, 2012. 175 с.
2. Богданов А.В. Условия и основания гражданско-правовой ответственности лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа акционерного общества // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2013. N 3. С. 62 - 72.
3. Важин Я.Н. Правовое регулирование недействительности сделок, совершенных с нарушением требований к субъективной стороне сделки (на примере статей 174, 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2015. 53 с.
4. Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенд. М.: Волтерс Клувер, 2009. 736 с.
5. Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 497.
6. Тычинская Е.В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества: Монография / Под ред. Л.Ю. Михеевой. М.: Статут, 2012. С. 2 - 5.
7. Хныкин В.И. Гражданско-правовая ответственность органов управления акционерных обществ по законодательству Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 177.
8. Шиткина И.С. Генеральный директор - в отпуске // Акционерное общество. 2012. N 10. С. 25.
9. Шиткина И.С. Правовое обеспечение деятельности акционерного общества. Комплект локальных нормативных актов. М., 2010. 124 с.

References

1. Schmidt K. Gesellschaftsrecht. 3. Aufl. Koln; Berlin; Bonn; Miinchen: Carl Heymanns, 1997. S. 180 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


10 ноября 2017 г.
Проект Федерального закона № 311128-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части санации страховых организаций"

Законопроект подготовлен во исполнение пункта 3 перечня поручений Президента Российской Федерации В.В. Путина от 9 июля 2017 г. № Пр-1329. Его цель - совершенствование законодательства Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) в части введения возможности осуществления мер по предупреждению банкротства страховой организации с участием Банка по аналогии с процедурой финансового оздоровления кредитных организаций.




25 октября 2017 г.
Проект Федерального закона № 296412-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части противодействия хищению денежных средств)"

Целью Законопроекта является закрепление механизма по противодействию несанкционированным переводам денежных средств, не требующего существенных временных и финансовых трудовых затрат, как первый шаг на пути создания унифицированной и комплексной системы противодействия любым несанкционированным операциям на финансовом рынке, которая в дальнейшем может быть распространена и на другие сектора финансового рынка (рынок ценных бумаг, страховой рынок и т.д.).




17 октября 2017 г.
Проект Федерального закона № 287844-7 "О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)"

Необходимость принятия данного законопроекта обусловлена тем, что по действующему законодательству очередность погашения требований, предусмотренная ч. 20 ст. 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)" и подлежащая применению к отношениям по договорам потребительского кредита (займа), ставит граждан-потребителей в худшее положение по сравнению с предпринимателями, к которым применим общий порядок, предусмотренный статьей 319 ГК РФ, которая не допускает установления более высокого приоритета требований по уплате неустойки перед требованиями по погашению основного долга и процентов на него.




15 сентября 2017 г.
Проект Федерального закона № 266932-7 "О внесении изменений в статью 59 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

В рамках законопроекта предлагается изменить редакцию части 3 статьи 59 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, чтобы не допустить проведения электронного аукциона при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, не включенных в указанные в ч. 2 ст. 59 перечни. Законопроект направлен на поддержание баланса в правоотношениях заказчиков и исполнителей с целью обеспечения качества приобретаемых товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.




1 сентября 2017 г.
Вступила в силу ст. 2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 281-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статьи 5 и 38 Федерального закона "О рекламе"

Указанной  статьей предусматривается, что в случае размещения рекламы на телеканале на основании данных, полученных по результатам исследования объема зрительской аудитории телеканалов, рекламодатели, рекламораспространители и их представители и посредники обязаны использовать указанные данные в соответствии с договорами, заключенными указанными лицами или их объединениями с организациями, уполномоченными на проведение указанных исследований Роскомнадзором.



В центре внимания:


Правовое регулирование деятельности акционерных обществ в связи с реформированием гражданского законодательства (Лядская Н.В.)

Дата размещения статьи: 18.08.2017

подробнее>>

О статусе акционерного общества (Вавулин Д.А., Матвеева М.В.)

Дата размещения статьи: 03.08.2017

подробнее>>

Время выплачивать дивиденды (Петрова О.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

подробнее>>

Финансирование акционерного общества. Вклады в имущество, не увеличивающие уставный капитал общества (Семенихин В.)

Дата размещения статьи: 21.02.2017

подробнее>>

Основания привлечения к ответственности управляющего (управляющей организации) акционерного общества (Шикин С.А.)

Дата размещения статьи: 18.11.2016

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта