Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Предпринимательские риски или... преступление? (Фролов А.)

Предпринимательские риски или... преступление? (Фролов А.)

Дата размещения статьи: 09.01.2017

Еще в 2013 г. Президент Владимир Путин пообещал покончить с обвинительным уклоном в уголовном судопроизводстве. Однако, увы, сказать, что процент обвинительных приговоров резко пошел на спад, к сожалению, нельзя. Актуальной осталась проблема и незаконного уголовного преследования хозяйствующих субъектов. И пока законодатели думают, как ее разрешить, Пленум Верховного Суда уже разъяснил нижестоящим судебным инстанциям порядок применения норм законодательства, регламентирующих особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

В настоящее время в Госдуме рассматривается законопроект, который усиливает ответственность правоохранительных органов за незаконное преследование бизнеса. Пока сложно сказать, насколько это изменит ситуацию. В то же время, как показывает практика, возбуждение уголовных дел, что называется, "по заказу" имеет весьма плачевные последствия - мало кому из предпринимателей, оказавшихся под "статьей", удается вновь "встать на ноги".
Очевидно, что эта проблема не только компаний и ИП, которым пришлось свернуть бизнес из-за происков конкурентов и т.п. Эта проблема имеет государственное значение. О каком благоприятном деловом инвестиционном климате может идти речь, когда "по заказу" можно чуть ли не в один день лишиться бизнеса?
В этой связи интерес представляет Постановление Пленума Верховного Суда от 15 ноября 2016 г. N 48 (далее - Постановление Пленума ВС N 48). В нем "высшие" судьи выделили особенности привлечения к уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Ограниченная свобода

Предпринимательской является деятельность, которая осуществляется хозяйствующими субъектами на свой страх и риск. В то же время задача государства - сделать так, чтобы оградить коммерсантов от "лишних" рисков. Как указано в Постановлении Пленума ВС N 48, эффективное решение задач государственной экономической политики предполагает создание и поддержание в РФ благоприятного делового, предпринимательского и инвестиционного климата и условий для ведения бизнеса посредством стимулирования законной предпринимательской деятельности, осуществляемой ее субъектами самостоятельно, на свой риск, и основанной на принципах юридического равенства и добросовестности сторон, свободы договора и конкуренции.
Бизнес не сможет нормально работать, если не будет защищен законодательно, если по инициативе конкурентов или прочих "доброжелателей" его можно "задавить", просто инициировав уголовное преследование. Плюс ко всему нынешняя экономическая ситуация такова, что предприниматели не всегда могут выполнить взятые на себя договорные обязательства отнюдь не из-за какого-либо злого умысла. А это означает, что вопрос о привлечении к уголовной ответственности таких предпринимателей должен разрешаться индивидуально.

Замкнутый круг

Надо сказать, что в свое время Закон от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ, который был принят опять же в рамках либерализации уголовного законодательства, ввел дифференциацию различных видов мошенничества. В результате санкции за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности стали более мягкими по сравнению с ранее действующими. И более того, предприниматели-мошенники оказались в некотором смысле в более выгодном положении, чем обычные мошенники, не связанные с бизнесом. В связи с этим КС в Постановлении от 11 декабря 2014 г. N 32-П указал на неконституционность отдельных положений регулирования уголовной ответственности за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности и поручил федеральному законодателю устранить "несостыковки".
В некоторой степени исправить допущенные законодателем "ошибки" должен был Закон от 3 июля 2016 г. N 325-ФЗ. Однако, как показывает практика, ситуация в этой части даже несколько усложнилась. С одной стороны, Закон установил условия, при соблюдении которых предприниматели могут быть освобождены от уголовной ответственности, с другой - в некоторых случаях в итоге ответственность виновных в "предпринимательских" преступлениях лиц даже усилилась.

Процессуальные требования

В первую очередь Пленум ВС указал на необходимость неукоснительного выполнения требований уголовного и процессуального законодательства при рассмотрении "предпринимательских" дел. В данном случае речь идет в том числе и о том, что суды должны проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-разыскных мероприятий.
Дело в том, что для отдельных категорий преступлений устанавливаются особенности порядка рассмотрения сообщения о преступлении и возбуждения уголовного дела, признания предметов и документов вещественными доказательствами, применения меры пресечения в виде заключения под стражу, а также особенности освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования.
Если говорить, к примеру, о преступных деяниях в предпринимательской деятельности, то такие дела могут быть возбуждены только по заявлению потерпевшего. И если недобросовестной является коммерческая организация, то дело может быть возбуждено по заявлению ее гендиректора либо уполномоченного им на представление интересов организации лица.
Отдельно стоит отметить случаи, когда в преступлении обвиняется сам руководитель организации. Тогда инициировать возбуждение против него уголовного дела может орган управления компании, который его, собственно, назначает, или уполномоченные им лица. То есть в принципе любой акционер может подать заявление о возбуждении уголовного дела против руководителя компании. Но только на это он должен получить "добро" у органа управления обществом (у собрания акционеров и т.п.).

С особым рвением

Пленум ВС особо подчеркивает, что решение о возбуждении уголовного дела принимается дознавателем, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа только на основании сведений, полученных в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК. Соответственно, все иные полученные незаконным путем доказательства являются недопустимыми и не должны приниматься во внимание при вынесении решения о наличии или об отсутствии признаков преступления. В первую очередь "высшие" судьи призывают исследовать действия и мероприятия, связанные с ограничением имущественных и иных прав и свобод предпринимателей и (или) лиц, состоящих с ними в трудовых отношениях. Речь идет, к примеру, о назначении документальных проверок и ревизий, получении образцов для сравнительного исследования, истребовании или изъятии документов и предметов, принадлежащих ИП или коммерческой организации, включая электронные носители информации, обследование принадлежащих им производственных помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств и т.п.

Предпринимательские риски

При рассмотрении "предпринимательских" дел важно правильно квалифицировать, связаны ли вменяемые подозреваемому лицу преступления с предпринимательской деятельностью. Это важно по нескольким причинам. Во-первых, общие и специальные, то есть "предпринимательские", санкции различны. Во-вторых, это также принимается во внимание при вынесении решения об избрании меры пресечения лица, обвиняемого в преступлениях.
В этой части Пленум ВС дал нижестоящим судам следующие "ориентиры". Так, предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Соответственно, указанные преступления следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены ИП в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности.

Мошенничество по "договоренности"

Важным представляется вывод Пленума ВС о том, что преступления, предусмотренные ч. 5 - 7 ст. 159 Уголовного кодекса, всегда считаются совершенными в предпринимательской сфере. То есть суд этот вопрос не должен дополнительно изучать-исследовать. Речь идет о мошенничестве, сопряженном с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба (не менее 10 000 руб.), ущерба в крупном (свыше 3 млн руб.) или особо крупном размере (свыше 12 млн руб.).
Другой вопрос, что факт умышленного неисполнения договорных обязательств должен быть доказан. К примеру, сторона договора изначально не имела реальной возможности исполнить взятое на себя обязательство, а полученные по договору деньги были направлены на личные нужды обвиняемого. Кроме того, сокрытие информации о том, что компания вся в долгах и (или) ее имущество заложено, Пленум ВС также включил в перечень "подозрительных". Тем не менее "высшие" судьи отметили, что каждое из указанных обстоятельств в отдельности само по себе не может свидетельствовать о наличии умысла на совершение преступления. То есть выводы суда о виновности лица должны быть основаны на оценке всей совокупности доказательств.
Представляется, что в данном случае неважно, когда этот умысел "проявился" - до заключения договора или после.

Налоговые преступления

Касательно налоговых преступлений, которые предусмотрены ст. ст. 198 - 199.1 УК, Пленум ВС высказал следующую позицию. При проверке законности и обоснованности возбуждения уголовного дела по "налоговым" статьям суд должен выяснить, запрашивал ли следователь мнение о нарушениях налогового законодательства. До получения из налогового органа заключения или информации следователь вправе принять решение о возбуждении уголовного дела только при наличии повода и достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 9 ст. 144 УПК). Действительно ли таких данных достаточно, также надлежит проверить суду.

"Откуп" от ответственности

В завершение хотелось бы выделить еще один очень важный вывод, который сделал Пленум ВС, тем более что он отличается от ранее выраженной позиции "высших" судей (она касается применения положений ст. 76.1 УК, которой предусматривается освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности).

Налоговые преступления

Так, ч. 1 ст. 76.1 УК установлено, что лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ст. ст. 198 - 199.1 УК (то есть речь идет о налоговых преступлениях), освобождается от уголовной ответственности, если в полном объеме возместит ущерб, причиненный бюджету.
Пленум ВС разъяснил, что под возмещением ущерба, причиненного бюджету, в данном случае следует понимать уплату в полном объеме налоговой недоимки, пеней и штрафов. Причем погасить долг нужно до назначения судом первой инстанции судебного заседания. Уплата недоимки позже указанного срока уже не освободит от уголовной ответственности - это уже будет обстоятельство, которое может быть признано судом смягчающим ответственность.
Отметим, что долг перед бюджетом по налогам (пеням и штрафам) могут погасить как сам обвиняемый, так и по его просьбе (с его согласия) другие лица. В частности, если гендиректор обвиняется в уклонении от уплаты налогов организацией, которой он "рулил", то "закрыть" расчеты с бюджетом может эта организация. А вот всевозможные обещания-заверения о том, что не сегодня-завтра долг будет погашен, в данном случае во внимание не принимаются. То есть говорить об уголовной ответственности можно только при полном погашении долга перед бюджетом деньгами, а не пустыми обещаниями.

Иные "коммерческие" преступления

Что же касается освобождения от уголовной ответственности за преступления, указанные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, то чтобы его получить, нужно, в частности, не только возместить причиненный ущерб, но и перечислить в федеральный бюджет денежное возмещение в размере двукратной суммы причиненного ущерба. Как указал Пленум ВС, для освобождения от уголовной ответственности произвести перечисление всех "возмещений" нужно до того момента, как суд удалился в совещательную комнату.
Но самое главное, Пленум ВС пришел к выводу, что в случаях выполнения не всех или не в полном объеме действий, предусмотренных ст. 76.1 УК, лицом, совершившим преступление небольшой или средней тяжести в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, его ходатайство о прекращении уголовного преследования по основаниям, предусмотренным ст. ст. 75, 76 или 76.2 УК, может быть удовлетворено судом. Главное условие - должны быть выполнены требования, установленные указанными нормами УК для освобождения от уголовной ответственности.
Иными словами, даже не заплатив штраф в двойном размере, как это предусмотрено ч. 2 ст. 76.1 УК, предприниматель может попытаться получить освобождение от уголовной ответственности, к примеру, по ст. 75 УК в связи с деятельным раскаянием. Ранее считалось, что это невозможно - в п. 16 Постановления Пленума ВС от 27 июня 2013 г. N 19 говорилось о том, что невыполнение условий, установленных ст. 76.1 УК, препятствует получению освобождения от уголовной ответственности как на основании данной нормы, так и "общих" ст. ст. 75 и 76 УК. Теперь это положение исключено.
К сведению! Лицо признается впервые совершившим преступление, если оно не имеет не снятую или непогашенную судимость за преступление, предусмотренное той же статьей, по которой оно освобождается от ответственности.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

31 мая 2017 г.
Проект Федерального закона № 189113-7 "О внесении изменения в статью 36 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)"

Данным законопроектом предусматривается внесение изменений в правовые и организационно-экономические особенности лизинга в части обеспечения роста поголовья специализированного мясного крупного рогатого скота. Законопроект разработан Минсельхозом России с учетом предложений АО "Росагролизинг" в целях усиления государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей в приобретении и передаче им в лизинг крупного рогатого скота специализированных мясных пород.




16 мая 2017 г.
Проект федерального закона "О признании утратившей силу части 4 статьи 8.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

Законопроект направлен на устранение избыточности правового регулирования в части установления ответственности за нарушение условий гражданско-правовых договоров, заключаемых в соответствии с требованиями лесного законодательства. Во избежание возникновения временного разрыва, в течение которого лица, нарушающие условия договора безвозмездного пользования лесным участком, будут освобождены от какой-либо ответственности, часть 4 статьи 8.25 КоАП предлагается признать утратившей силу с 1 марта 2018 года.




27 апреля 2017 г.
Проект Федерального закона № 162019-7 "О внесении изменений в статьи 4 и 5 Федерального закона "О транспортно-экспедиционной деятельности" и статью 11.14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

Законопроект разработан в целях принятия дополнительных мер противодействия актам незаконного вмешательства и обеспечения общественной безопасности, а также устранения противоречий положений статьи 12 Федерального закона от 6 июля 2016 года № 374-Ф3 отдельным нормам законодательства Российской Федерации. Статьей 12 федерального закона № 374-Ф3 внесены изменения в Федеральный закон от 30 июня 2003 года №87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности". 




13 апреля 2017 г.
Проект Федерального закона № 148799-7 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Целями законопроекта являются расширение сферы применения электронного документооборота и установление единого порядка электронного страхования для физических и юридических лиц; привлечение к реализации услуг страховых посредников (агентов и брокеров); устранение неопределенности в части обязанности медицинских учреждений предоставлять информацию о специальной категории персональных данных пациентов при наличии соответствующего разрешения субъекта персональных данных либо его законного представителя/наследника). 




4 апреля 2017 г.
Президентом РФ подписан Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О национальной платежной системе"

Основная цель данного Федерального закона - совершенствование регулирования осуществления трансграничных переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов. Кроме этого, Федеральный закон от 3 апреля 2017 г. № 59 ФЗ  направлен на устранение негативных последствий запрета на деятельность российских платежных систем на территории Украины, введенного 17 октября 2016 г.



В центре внимания:


Нормы служебной нагрузки судей: статистический метод или показатель качества правосудия? (Бурдина Е.В.)

Дата размещения статьи: 28.04.2017

подробнее>>

Под покровом тайны: запрет разглашать результаты голосования в Конституционном Суде Российской Федерации (Кряжкова О.Н.)

Дата размещения статьи: 28.04.2017

подробнее>>

Проблемы реализации конституционного права на охрану здоровья лиц, осужденных к лишению свободы (Климова Д.В.)

Дата размещения статьи: 28.04.2017

подробнее>>

Проблемы закрепления антикоррупционных стандартов в области государственной и муниципальной службы (Антонова Н.А.)

Дата размещения статьи: 28.04.2017

подробнее>>

Борьба с коррупцией в спорте: международный и внутригосударственный опыт (Пешин Н.Л.)

Дата размещения статьи: 28.04.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта