Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Налогообложение юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > О перспективах наднационального регулирования налоговых отношений в Евразийском экономическом союзе (Копина А.А.)

О перспективах наднационального регулирования налоговых отношений в Евразийском экономическом союзе (Копина А.А.)

Дата размещения статьи: 15.02.2017

Двадцатый век характеризуется нарастанием процессов интеграции и тенденции к образованию различных международных организаций, что обусловлено глобализацией и усилением конкуренции между странами.

Как отмечает профессор Нешатаева Т.Н., расширение глобализации экономических связей привело к появлению нового типа международных организаций - не межправительственных, но наднациональных, имеющих уже обширную компетенцию, включающую в том числе те функции, которые прежде считались составной частью суверенной компетенции национальных государств. Характерной чертой таких организаций является передача им государствами-членами суверенных функций: а) по управлению экономическими отношениями не только государств-членов, но и межхозяйственных связей физических и юридических лиц, имеющих гражданство этих государств-членов или действующих на их территории, и б) по осуществлению международного взаимодействия с другими участниками международных экономических отношений [1]. Успешное развитие процессов интеграции без наднационального регулирования невозможно, о чем свидетельствует негативный и позитивный опыт некоторых объединений.

Процессы интеграции на постсоветском пространстве происходят достаточно давно, еще с момента распада СССР. Первым объединением государств, ранее входивших в единую страну, стало Содружество Независимых Государств. Нельзя сказать, что СНГ стало очень успешным интеграционным объединением, так как в силу сложившихся политических и экономических отношений между государствами интеграционные процессы, происходившие в нем, носили не однородный, а разнонаправленный характер. В некоторых случаях можно говорить даже о том, что на первоначальном этапе государства занимались не интеграцией, а реинтеграцией в целях обретения самостоятельности [2]. Слабость СНГ многими специалистами видится также и в отсутствии жизнеспособности основных органов, которые получили задачи, но не получили соответствующих инструментов воздействия, в частности у них не было возможности наднационального регулирования общественных отношений в установленной сфере деятельности [3].

Поэтому в недрах СНГ стали образовываться объединения, в которых государства реализовывали более конкретные цели и задачи и были готовы к передаче соответствующих полномочий органам образовывающегося международного объединения. К таким объединениям можно отнести Евразийское экономическое сообщество. 10 октября 2000 года Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан подписали Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества. В преамбуле этого документа, в частности, отмечено, что стороны заключают договор исполненные решимости повышать эффективность взаимодействия в целях развития процессов интеграции между ними и углублять взаимное сотрудничество в различных областях. Целями же создания ЕврАзЭС в Договоре определялась формирование Договаривающимися сторонами Таможенного союза и Единого экономического пространства. Органы ЕврАзЭС получили возможность издавать свои нормативные правовые акты, являющиеся обязательными для государств-членов.

29 мая 2014 года в г. Астана, основываясь на Декларации о евразийской экономической интеграции от 18 ноября 2011 года, Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская Федерация подписали Договор о Евразийском экономическом союзе, что стало итогом реализации цели создания и осуществления деятельности в рамках Евразийского экономического сообщества. Позднее к ним присоединились Республика Армения [4] и Кыргызская Республика [5].

Договор состоит из четырех частей, 28 разделов и 118 статей. Кодификация международных договоров, составляющих нормативно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства, не только состоялась в отношении содержания самого Договора, но и получила выражение в 33 Приложениях, дополняющих текст Договора.

Следует согласиться с мнением, что если проанализировать статьи 3 и 5 Договора, то можно с уверенностью сказать, что ЕАЭС относится к международным организациям наднационального типа в вопросах единой политики [6]. На первом этапе развития ЕАЭС список сфер единой экономической политики весьма узок: международному институту передана лишь таможенная политика, внешняя торговля и защита промышленного производства с целью развития конкуренции, а иные сферы будут развиваться по схеме сотрудничества, т.е. останутся в совместной компетенции государств-членов и организации. Таким образом, вопросы налогообложения нельзя пока отнести в сферу единой политики, но полагаем, что по мере развития они частично перейдут в сферу единой политики и будут решаться органами Союза, тем более, что предпосылки к этому заложены в самом Договоре.

Налоговые вопросы содержатся в третьей части Договора, связанного с регулированием Единого экономического пространства, в разделе 17. В дополнительном Протоколе N 18 к Договору содержится порядок взимания косвенных налогов и механизмов контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг.

Основными принципами взаимодействия в ст. 71 Договора названы:

- принцип взимания косвенных налогов во взаимной торговле;

- принцип недискриминации;

- принцип гармонизации.

Принцип взимания косвенных налогов гласит, что товары, ввозимые с территории одного государства-члена на территорию другого государства-члена, облагаются косвенными налогами. Порядок обложения косвенными налогами во взаимной торговле подробно раскрывается в ст. 72 Договора и Приложении 18.

Таким образом, порядок взимания косвенных налогов в связи с взаимной торговлей, регулируется на наднациональном уровне, на котором устанавливаются основные принципы взимания данных налогов, позволяющие определить основные правила взимания косвенных налогов во взаимной торговле, разграничить права государств по их взиманию, решить проблемы двойного косвенного налогообложения, а также наладить механизмы контроля за их уплатой.

Принцип недискриминации предполагает, что государства-члены во взаимной торговле взимают налоги, иные сборы и платежи таким образом, чтобы налогообложение в государстве-члене, на территории которого осуществляется реализация товаров других государств-членов, было не менее благоприятным, чем налогообложение, применяемое этим государством-членом при тех же обстоятельствах в отношении аналогичных товаров, происходящих с его территории. Соблюдение данного принципа является важным условием для свободной торговли и экономической интеграции, поэтому его нельзя назвать декларативным. Полагаем, что контроль за его соблюдением приведет к пересмотру некоторых положений национальных законодательств, регулирующих налоговые отношения, как это происходило в рамках Европейского союза [7]. Таким образом, принцип, установленный на наднациональном уровне будет способствовать гармонизации национальных налоговых систем государств-участников. Одно из направлений такой гармонизации уже отражено в ст. 73 Договора и предполагает недискриминационное налогообложение доходов от работы по найму граждан стран-участниц.

Принцип гармонизации в первую очередь направлен на законодательства в отношении налогов, которые оказывают влияние на взаимную торговлю, чтобы не нарушить условия конкуренции и не препятствовать свободному перемещению товаров, работ и услуг на национальном уровне или на уровне Союза, включая:

1) гармонизацию (сближение) ставок акцизов по наиболее чувствительным подакцизным товарам;

2) дальнейшее совершенствование системы взимания налога на добавленную стоимость во взаимной торговле (в том числе с применением информационных технологий).

Тем не менее представляется, что вопросы инвестиций и конкуренции потребуют расширить направления гармонизации налогового законодательства и на сферу корпоративного налогообложения (налога на прибыль, налогообложения дивидендов и процентов, контроля за трансфертным ценообразованием и т.д.).

Таким образом, заложенные в Договоре возможности создают перспективы для перевода регулирования некоторых налоговых отношений на надгосударственный уровень, что будет способствовать углублению интеграции и развитию Единого экономического пространства.

Отдельного внимания заслуживает Суд ЕАЭС, важным направлением деятельности которого является обеспечение единообразной практики применения права Союза через толкование Договора о ЕАЭС, международных договоров, заключенных в рамках ЕАЭС, а также решений органов Союза.

Имеющим налоговое значение спором, рассмотренным этим Судом стал спор о взимании таможенных пошлин и акцизов при ввозе товаров на таможенную территорию Таможенного союза, важной составляющей которого стало разрешения спора о полномочиях ЕЭК, связанных с мониторингом исполнения государствами своих обязанностей по Договору. Как отметил Суд, мониторинг проводится Комиссией на постоянной основе вне зависимости от наличия или отсутствия обращений по данному вопросу. Поэтому обращение физического или юридического лица с просьбой о мониторинге законодательства какого-либо государства-члена в той или иной сфере само по себе не может являться безусловным основанием для мониторинга. Сведения, содержащиеся в таком обращении, могут использоваться как один из источников информации при проведении мониторинга в соответствующей сфере, поскольку мониторинг предполагает сравнительный анализ законодательств государств-членов и положений международного договора.

Основной целью мониторинга является обеспечение полного и своевременного исполнения обязательств по конкретному международному договору всеми сторонами договора, а также выявление нарушения обязательств по договору.

В связи с этим результаты мониторинга в первую очередь имеют правовое значение для государств-членов. Следовательно, реализация Комиссией полномочий по осуществлению мониторинга в рамках настоящего спора непосредственно не влияет на права и законные интересы истца в сфере предпринимательской деятельности.

Предполагаемый истцом результат мониторинга является недостижимым, поскольку нормативно-правовая база ТС и ЕЭП прямо не предусматривает необходимости полного сходства законодательств государств-членов в той или ной сфере экономической интеграции [8].

Таким образом, Суд указал на суверенитет государств участников, а также на тот факт, что взаимодействие государств и ЕЭК должно осуществляться в форме сотрудничества, что является безусловно важным фактором, который будет предопределять развитие наднационального регулирования в том числе и в налоговой сфере.

Литература

1. Нешатаева Т.Н. К вопросу о создании Евразийского союза: интеграция и наднационализм // Международное правосудие. 2014. N 2. С. 57 - 70.
2. Например, в сфере валютных отношений, так как рубль на первоначальном этапе после распада СССР еще был некоторое время общей валютой. См. подр.: Копина А.А. Валютная политика Содружества Независимых Государств // Финансовое право. 2013. N 3. С. 20 - 26.
3. См. например: Наднациональное и национальное регулирование в Таможенном союзе ЕврАзЭС: на примере таможенной пошлины / Ю.В. Гинзбург, А.Ю. Денисова, М.Г. Енадарова и др.; Под ред. А.Н. Козырина. М.: Институт публично-правовых исследований, 2014 // СПС "КонсультантПлюс".
4. Договор о присоединении Республики Армения к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года.
5. Договор о присоединении Кыргызской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (не вступил в силу на 15.03.2015).
6. Нешатаева Т.Н. К вопросу о создании Евразийского союза: интеграция и наднационализм // Закон. 2014. N 6. С. 106 - 119.
7. Например, решением Европейского суда в июне 1996 г. признано противоречащим принципу недискриминации установление ставки налога на доходы нерезидентов в 25% в Нидерландах. См.: Кобзарь-Фролова М.Н. Проблемы налогово-правового регулирования инвестиционной деятельности в РФ // Административное и муниципальное право. 2009. N 2.
8. Решение Суда Евразийского экономического союза от 28.12.2015 по делу N СЕ-1-2/2-15-КС "Об отказе в удовлетворении заявления индивидуального предпринимателя Тарасика Константина Петровича к Евразийской экономической комиссии об оспаривании бездействия Евразийской экономической комиссии".

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


27 марта 2018 г.
Проект федерального закона № 424632-7 "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - закрепление в гражданском законодательстве некоторых положений, отталкиваясь от которых, российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений (в обиходе - "токены", "криптовалюта" и пр.), обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию).




20 марта 2013 г.
Проект федерального закона № 419090-7 "Об альтернативных способах привлечения инвестирования (краудфандинге)"

Законопроектом регулируются отношения по привлечению инвестиций коммерческими организациями или индивидуальными предпринимателями с использованием информационных технологий, а также определяются правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфандинга). Деятельность по организации розничного финансирования (краудфандинга) заключается в оказании услуг по предоставлению участникам инвестиционной платформы доступа к ее информационным ресурсам. 




12 марта 2013 г.
Проект Федерального закона № 410960-7 "О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и ст. 151 Уголовно-процессуального кодекса РФ"

Законопроект направлен на усиление ответственности за нарушения в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд. Анализ правоприменения свидетельствует о наличии определенных пробелов в законодательном регулировании ответственности за злоупотребления в сфере госзакупок со стороны лиц, представляющих интересы государственных или муниципальных заказчиков, а также лиц, исполняющих государственные или муниципальные контракты.




7 марта 2018 г.
Проект Федерального закона № 408171-7 ""Об особенностях участия социально ориентированных некоммерческих организаций в приватизации арендуемого государственного или муниципального недвижимого имущества и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ"

Целью данного законопроекта является предоставление социально ориентированным некоммерческим организациям преференций при отчуждении из государственной собственности субъектов Российской Федерации или из муниципальной собственности недвижимого имущества, арендуемого этими организациями.




1 марта 2018 г.
Проект Федерального закона № 403657-7 "О внесении изменений в статью 18.1 Федерального закона "О защите конкуренции"

Цель данного законопроекта - уточнение оснований для обжалования в антимонопольный орган нарушений порядка осуществления в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся субъектами градостроительных отношений, процедур, включенных в исчерпывающие перечни процедур в сферах строительства, в том числе при проведении торгов. Вносимые изменения позволят антимонопольному органу оперативно восстанавливать нарушенные права юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся субъектами градостроительных отношений, во внесудебном порядке.



В центре внимания:


НДФЛ: точечные изменения в 2018 году (Зобова Е.П.)

Дата размещения статьи: 26.03.2018

подробнее>>

Равенство, дискриминация и дифференциация налогоплательщиков (Копина А.А.)

Дата размещения статьи: 09.03.2018

подробнее>>

Уплата налогов третьими лицами в свете принятия Федерального закона N 401-ФЗ: правовые нюансы и последствия (Проскуряков А.И.)

Дата размещения статьи: 18.08.2017

подробнее>>

Теоретические подходы к определению налога и сбора: экономико-правовой аспект (Напсо М.Б.)

Дата размещения статьи: 16.05.2017

подробнее>>

Меры финансово-правовой ответственности за неуплату налогов (сборов) в установленные сроки: теоретико-правовые аспекты (Кайшев А.Е.)

Дата размещения статьи: 29.03.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2018
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта