Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Предпринимательская деятельность и трудовые отношения > О перспективах сближения трудового законодательства государств - учредителей Евразийского экономического союза (ЕАЭС) (Чупрова Е.В.)

О перспективах сближения трудового законодательства государств - учредителей Евразийского экономического союза (ЕАЭС) (Чупрова Е.В.)

Дата размещения статьи: 03.03.2017

В последнее время национальная безопасность государства все чаще ассоциируется с состоянием его экономики, так как финансовая устойчивость определяет в конечном счете политическую возможность продвижения суверенных интересов страны <1>. Однако решение многих государственных задач невозможно осуществлять в отрыве от интересов других стран, что и предопределяет создание многочисленных межгосударственных объединений, к которым можно отнести и Евразийский экономический союз (ЕАЭС) <2>. Несмотря на то что поставленная ЕАЭС задача гармонизации законодательства в отдельных сферах пока не затрагивает непосредственно вопросы правового регулирования труда, тем не менее поступательное экономическое развитие немыслимо без сближения не только налогового или гражданского, но и трудового законодательства, ибо экономика продвигается благодаря труду людей. В связи с этим представляется актуальным проведение сравнительного анализа трудовых кодексов трех государств, являющихся основателями Евразийского экономического союза, тем более что все эти страны когда-то являлись частью одного экономического и правового пространства в составе Союза Советских Социалистических республик. В законодательствах Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан заметно влияние советских законов, в том числе в сфере прекращения трудового договора.
--------------------------------
<1> Поветкина Н.А. Финансовая устойчивость Российской Федерации. Правовая доктрина и практика обеспечения: Монография / Под ред. И.И. Кучерова. М.: ИЗиСП; КОНТРАКТ, 2016.
<2> См.: Договор о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29 мая 2014 г.) // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии: http://www.eurasiancommission.org/.

В качестве примера можно привести основание расторжения трудового договора по инициативе работодателя, связанное с длительным отсутствием работника по причине нетрудоспособности. В Кодексе законов о труде Российской Федерации, принятом еще во времена СССР и утратившем силу с 1 февраля 2002 г. <3>, в статье 33 (п. 5) содержалось такое основание расторжения трудового договора, как неявка на работу в течение более четырех месяцев подряд вследствие временной нетрудоспособности, не считая отпуска по беременности и родам, если законодательством не установлен более длительный срок сохранения места работы (должности) при определенном заболевании. Лишь за работниками, утратившими трудоспособность в связи с трудовым увечьем или профессиональным заболеванием, место работы (должность) сохранялось до восстановления трудоспособности или установления инвалидности. Данное основание явно противоречило международно-правовым нормам, в частности статье 6 Конвенции N 158 Международной организации труда "О прекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя" <4>, согласно которой временное отсутствие на работе в связи с болезнью или травмой не является законным основанием для увольнения <5>. Кроме того, увольнение заболевшего работника шло вразрез с закрепленным в статье 37 Конституции РФ <6> правом на свободу труда, нарушало общеправовые принципы гуманизма, справедливости и равноправия. С учетом этих обстоятельств Российская Федерация в своем действующем трудовом законодательстве не предусматривает возможность расторжения трудового договора по инициативе работодателя в связи с болезнью работника <7>. Вместе с тем в Трудовом кодексе Республики Казахстан (подп. 20 п. 1 ст. 52) <8> указано, что работник может быть уволен в случае его неявки на работу более двух месяцев подряд вследствие временной нетрудоспособности, за исключением случаев нахождения в отпуске по беременности и родам, а также если заболевание входит в перечень заболеваний, для которых установлен более длительный срок нетрудоспособности, утверждаемый уполномоченным государственным органом в области здравоохранения. Трудовой кодекс Республики Беларусь от 26 июля 1999 г. <9> также допускает расторжение трудового договора по инициативе работодателя по причине неявки на работу в течение более четырех месяцев подряд вследствие временной нетрудоспособности (не считая отпуска по беременности и родам), если законодательством не установлен более длительный срок сохранения места работы (должности) при определенном заболевании (п. 6 ст. 42); лишь за работниками, утратившими трудоспособность в связи с трудовым увечьем или профессиональным заболеванием, место работы (должность) сохраняется до восстановления трудоспособности или установления инвалидности.
--------------------------------
<3> См.: Кодекс законов о труде Российской Федерации (утв. ВС РСФСР 9 декабря 1971 г.) // Ведомости ВС РСФСР. 1971. N 50. Ст. 1007.
<4> Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957 - 1990. Женева: Международное бюро труда, 1991. Т. II. С. 1983 - 1989.
<5> Следует отметить, что ни Российская Федерация, ни Республика Беларусь, ни Республика Казахстан не являются участниками этой Конвенции. Тем не менее конвенции и рекомендации МОТ служат для всех стран ориентиром для разработки минимальных социальных стандартов.
<6> См.: Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // СЗ РФ. 2014. N 31. Ст. 4398.
<7> См.: Трудовой кодекс РФ от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. I). Ст. 3.
<8> См.: Кодекс Республики Казахстан от 23 ноября 2015 г. N 414-У. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1500000414.
<9> http://etalonline.by/?type=text&regnum=HK9900296#load_text_none_1_27.

Кроме того, законодательство Республики Казахстан допускает возможность расторжения трудового договора с работником в случае его отсутствия на работе более одного месяца по неизвестным работодателю причинам (подп. 25 п. 1 ст. 52 ТК Республики Казахстан). Объяснение появления данного основания тем, что оно "должно послужить мотивом для работника поддерживать контакт с работодателем в случае своего отсутствия для своего же блага", а также утверждение о том, что если работник "не ценит свое рабочее место, отсутствует на работе более одного месяца и не заинтересован более в работе, то рабочее место необходимо освободить для тех, кто нуждается в нем", на наш взгляд, не выдерживает никакой критики <10>. Работник может отсутствовать на работе по уважительным причинам, в том числе связанным с болезнью, и не иметь возможности длительное время предупредить об этом работодателя, или не выйти на работу в связи с незаконными действиями самого работодателя. Рассматриваемое основание нарушает закрепленное в статье 24 Европейской социальной хартии (пересмотренной) (1996 г.) <11> право всех работников не быть уволенными без достаточных оснований, связанных с их способностями, либо с поведением, либо с производственными потребностями предприятия, учреждения или организации. Несмотря на то что в Российской Федерации одно время на разных уровнях озвучивались предложения об установлении в Трудовом кодексе РФ основания расторжения трудового договора с работником, отсутствующим на работе более месяца по неизвестным причинам <12>, тем не менее в законодательстве они так и не были отражены. В трудовом законодательстве Республики Беларусь подобное основание увольнения также не предусмотрено.
--------------------------------
<10> Гилева Н.В. Новеллы Трудового кодекса Республики Казахстан в части расторжения трудового договора по инициативе работодателя // Трудовое право в России и за рубежом. 2016. N 1. С. 41 - 44.
<11> Бюллетень международных договоров. 2010. N 4. С. 17 - 67.
<12> См., например: Доклад Совета Федерации Федерального Собрания РФ 2009 г. "О состоянии законодательства в Российской Федерации. Мониторинг правового обеспечения основных направлений внутренней и внешней политики" // СПС "КонсультантПлюс"; Головина С.Ю. Дефекты Трудового кодекса России и способы их устранения // Юрист. 2008. N 4.

Вместе с тем в трудовых кодексах Республики Казахстан и Республики Беларусь с советских времен сохранилось основание расторжения трудового договора по инициативе работодателя, касающееся увольнения работника в связи с его обнаружившимся несоответствием занимаемой должности или выполняемой работе вследствие состояния здоровья, препятствующего продолжению данной работы (п. 2 ст. 33 КЗоТ РФ <13>). Еще во времена СССР данное основание расторжения договора трактовалось специалистами неоднозначно, а особую неопределенность вызывал вопрос о том, каким образом определять факт невозможности исполнения работником своих должностных обязанностей по состоянию здоровья <14>. Тем не менее пункт 2 ст. 42 ТК Республики Беларусь и подпункт 6 п. 1 ст. 52 ТК Республики Казахстан предусматривают возможность увольнения работника по причине его несоответствия занимаемой должности или выполняемой работе вследствие состояния здоровья. Действующее российское трудовое законодательство давно отказалось от признания возможности работодателем оценивать состояние здоровья работника с точки зрения соответствия занимаемой должности или выполняемой работе.
--------------------------------
<13> См.: Кодекс законов о труде РФ (утв. ВС РСФСР 9 декабря 1971 г.) // Ведомости ВС РСФСР. 1971. N 50. Ст. 1007. Утратил силу с 1 февраля 2002 г.
<14> Феофилактов А.С. Особенности рассмотрения судами споров, связанных с увольнением работников в связи с их несоответствием занимаемой должности // Трудовое право. 2009. N 9.

Еще одно основание расторжения трудового договора по инициативе работодателя из советского законодательства, воспринятое в настоящее время отдельными странами ЕАЭС, касается увольнения лиц пенсионного возраста. Отметим, что еще в начале 1990-х гг. в Кодексе законов о труде РСФСР было отменено положение, позволяющее расторгнуть трудовой договор по инициативе работодателя с работником в связи с достижением пенсионного возраста <15>. Признавая не соответствующим Конституции РСФСР обыкновение правоприменительной практики расторжения трудового договора по достижении работником пенсионного возраста при наличии права на получение полной пенсии по старости, сложившееся в результате применения пункта 1.1 ст. 33 КЗоТ РСФСР и Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. N 3 "О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора", Конституционный Суд РСФСР отмечал дискриминационный характер данного основания расторжения трудового договора и его противоречие вытекающим из заключенных еще СССР международных договоров общепризнанным принципам и нормам международного права <16>. В частности, речь шла о том, что пункт 1.1 ст. 33 КЗоТ РСФСР не согласуется с положением статьи 7 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. <17>, провозгласившей, что все люди равны перед законом и имеют право без всякого различия на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, а также противоречит закрепленной в пункте 2 ст. 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. <18> обязанности государства гарантировать осуществление прав без какой бы то ни было дискриминации. В том же Постановлении отмечалось противоречие закрепленного в законе положения о возможности увольнения работника только в связи с достижением определенного возраста без учета специфики трудовой деятельности обязательствам, принятым государствами, подписавшими и ратифицировавшими Конвенцию МОТ N 111 относительно дискриминации в области труда и занятости 1958 г. (п. 2 ст. 1, ст. 2) <19>, Рекомендации МОТ N 162 1980 г. "О пожилых трудящихся" (ст. ст. 3, 5, 22) <20>, Рекомендации МОТ N 166 1982 г. "О прекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя" (ст. 5) <21>. В настоящее время из трех стран - учредителей ЕАЭС только в одной из них предусмотрено рассматриваемое основание расторжения трудового договора по инициативе работодателя: по подпункту 24 п. 1 ст. 52 ТК Республики Казахстан работник может быть уволен в связи с достижением им пенсионного возраста, установленного пунктом 1 ст. 11 Закона Республики Казахстан "О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан", с правом ежегодного продления срока трудового договора по взаимному согласию сторон. Единственная привилегия для достигших пенсионного возраста в соответствии с пунктом 1 ст. 11 указанного Закона работников предусмотрена при продлении срочного трудового договора и только в отношении лиц, обладающих высоким профессиональным и квалификационным уровнем, с оговоркой об учете работоспособности этих лиц при принятии решения о продлении договора (подп. 5 п. 1 ст. 30 ТК Республики Казахстан).
--------------------------------
<15> См.: Закон РФ от 12 марта 1992 г. N 2502-1 "О внесении изменений в Кодекс законов о труде РСФСР" // Российская газета. 1992. 3 апр.
<16> См.: Постановление Конституционного Суда РСФСР от 4 февраля 1992 г. N 2П-3 "По делу о проверке конституционности правоприменительной практики расторжения трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 1.1 статьи 33 КЗоТ РСФСР" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 13. Ст. 669.
<17> См.: Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. 1998. 10 дек.
<18> См.: Международный пакт от 16 декабря 1966 г. "Об экономических, социальных и культурных правах" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 12.
<19> См.: Конвенция N 111 Международной организации труда "Относительно дискриминации в области труда и занятий" (принята в г. Женеве 25 июня 1958 г. на 42-й сессии Генеральной конференции МОТ) // Ведомости ВС СССР. 1961. N 44. Ст. 448.
<20> См.: Рекомендация N 162 Международной организации труда "О пожилых трудящихся" (принята в г. Женеве 23 июня 1980 г. на 66-й сессии Генеральной конференции МОТ) // Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957 - 1990. Женева: Международное бюро труда, 1991. Т. II. С. 1927 - 1934.
<21> См.: Рекомендация N 166 Международной организации труда "О прекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя" (принята в г. Женеве 22 июня 1982 г. на 68-й сессии Генеральной конференции МОТ) // Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957 - 1990. Т. II. Женева: Международное бюро труда, 1991. С. 1991 - 1996.

Сравнение этого основания с положениями законодательства Республики Казахстан о правовом статусе государственных служащих, с которыми возможно расторжение трудового договора в связи с достижением пенсионного возраста, по нашему мнению, некорректно, ибо государственные служащие наделены особыми полномочиями, связанными с реализацией государственных функций, к состоянию их здоровья предъявляются специальные требования, и для них, соответственно, могут быть предусмотрены дополнительные основания увольнения <22>. Следует еще раз отметить, что ни Российская Федерация, ни Республика Беларусь не предусматривают возможность расторжения трудового договора с работником в связи с достижением им пенсионного возраста.
--------------------------------
<22> Гилева Н.В. Указ. соч.

Надеемся, что основания увольнения работников в связи с их длительной нетрудоспособностью или отсутствием на работе более одного месяца по неизвестным работодателю причинам, а также достижением пенсионного возраста будут полностью исключены из трудового законодательства всех стран - участниц ЕАЭС как не отвечающие общепринятым представлениям о современном трудовом праве. Только общие подходы к формированию законодательства и единообразная практика его применения являются гарантией дальнейшего поступательного развития экономических и правовых систем государств, участвующих в этом Союзе. Отсутствие подобных подходов может негативно сказаться на дальнейшем взаимодействии стран-участниц. Например, уже в настоящее время некоторые ученые предсказывают возможные проблемы при расторжении трудового договора с участием должностного лица или сотрудника Евразийской экономической комиссии <23>.
--------------------------------
<23> Щур Д.Л. Регулирование трудовых отношений российских граждан в международных организациях на примере Евразийской экономической комиссии // Кадры предприятия. 2015. N 11. С. 69 - 80; N 12. С. 71 - 86.

Библиография

  1. Бондаренко Э.Н., Герасимова Е.С., Головина С.Ю. и др. Международные трудовые стандарты и российское трудовое право: перспективы координации: Монография / Под ред. С.Ю. Головиной, Н.Л. Лютова. М.: Норма; Инфра-М, 2016.
  2. Гилева Н.В. Новеллы Трудового кодекса Республики Казахстан в части расторжения трудового договора по инициативе работодателя // Трудовое право в России и за рубежом. 2016. N 1.
  3. Головина С.Ю. Дефекты Трудового кодекса России и способы их устранения // Юрист. 2008. N 4.
  4. Поветкина Н.А. Финансовая устойчивость Российской Федерации. Правовая доктрина и практика обеспечения: Монография / Под ред. И.И. Кучерова. М.: ИЗиСП; КОНТРАКТ, 2016.
  5. Феофилактов А.С. Особенности рассмотрения судами споров, связанных с увольнением работников в связи с их несоответствием занимаемой должности // Трудовое право. 2009. N 9.
  6. Щур Д.Л. Регулирование трудовых отношений российских граждан в международных организациях на примере Евразийской экономической комиссии // Кадры предприятия. 2015. N 11, 12.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


25 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 632702-7 "О внесении изменения в статью 19 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле"

В целях исключения негативного влияния на финансовый рынок и стабильность внутреннего валютного рынка законопроектом предлагается наделить Банк России полномочиями по согласованию перечня резидентов, которые могут не репатриировать денежные средства в Российскую Федерацию в связи с введением в отношении них мер ограничительного характера.




19 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 628352-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и статью 3 Федерального закона "О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка"

Законопроектом вносятся изменения в статью 6.1 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", которые предоставляют возможность участникам финансового рынка, оказывающим услуги по финансовому консультированию и являющимся членами соответствующей саморегулируемой организации в сфере финансового рынка, определить признаки индивидуальной инвестиционной рекомендации в базовом стандарте данной саморегулируемой организации.




11 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 621469-7 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации"

Законопроектом предлагается не распространять на хозяйствующих субъектов, выручка которых от реализации товаров за последний календарный год не превышает четырехсот миллионов рублей, действие частей 1 и 2 статьи 9 Федерального закона, которые устанавливают обязанности по размещению информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки и об условиях такого договора на своем сайте в сети "Интернет".




1 января 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 251-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Цель закона - повышение эффективности входящих на страховой рынок организаций и защиты прав потребителей страховых услуг. Основная задача закона - совершенствование процедуры лицензирования субъектов страхового дела, в том числе внедрение процедуры оценки соискателя лицензии путем анализа планируемых им бизнес-процессов, а также процедуры регистрации юридического лица через Банк России одновременно с получением лицензии на осуществление страховой деятельности.




18 декабря 2018 г.
Проект Федерального закона № 614127-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предлагает дополнить существующий порядок и условия обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств,  предусмотрев возможность заключения договора обязательственного страхования, который бы мог действовать в отношении любого транспортного средства, находящегося во владении страхователя, если оно соответствует типу (категории) и назначению транспортного средства, указанного в таком договоре.



В центре внимания:


Закупка услуг по психиатрическому освидетельствованию работников (Шахова Ю.Н.)

Дата размещения статьи: 23.01.2019

подробнее>>

Кто владеет информацией, тот... (Киселев А.)

Дата размещения статьи: 16.01.2018

подробнее>>

Некоторые проблемы применения законодательства о дисциплинарной ответственности (Ломакина Л.А.)

Дата размещения статьи: 31.10.2017

подробнее>>

К вопросу о соотношении трудового договора с некоторыми гражданско-правовыми договорами (Туманов Р.В.)

Дата размещения статьи: 27.03.2017

подробнее>>

Когда работники обжалуют дисциплинарные взыскания (Пастушкова Л.)

Дата размещения статьи: 23.03.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи