Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Договор купли-продажи и его отдельные виды > Договоры купли-продажи и поставки: проблемы правоприменения и дифференциации (Богданов Е.В.)

Договоры купли-продажи и поставки: проблемы правоприменения и дифференциации (Богданов Е.В.)

Дата размещения статьи: 10.03.2017

Между договорами купли-продажи и поставки настолько много общего, что отграничение одной правовой формы от другой весьма проблематично и вызывает определенные сложности в применении указанных правовых форм на практике. В.Ф. Яковлева в связи с этим отмечала, что "общественно-экономические отношения, регулируемые договорами поставки и купли-продажи, в основном тождественны: они лежат в сфере обращения и представляют собой куплю-продажу в ее экономическом значении" <1>. О.С. Иоффе также указывал на общность указанных договоров: "Договор поставки и купли-продажи сходны в том смысле, что оба они юридически опосредствуют возмездно-денежную реализацию имущества, которая по своей экономической сущности есть не что иное, как купля-продажа" <2>.
--------------------------------
<1> Яковлева В.Ф. О понятии договора поставки по советскому гражданскому праву // Проблемы гражданского и административного права. Л.: Изд-во ЛГУ, 1962. С. 243.
<2> Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. СПб., 2004. Т. 3. Обязательственное право. С. 267.

Таким образом, даже в период плановой экономики, когда договор поставки, как правило, являлся плановым, а договор купли-продажи лишь испытывал некоторое влияние плановых начал хозяйствования, ученые отмечали не только экономическую, но и значительную юридическую общность названных договоров. Впрочем, известную условность поставки отмечал еще Г.Ф. Шершеневич, поскольку, по его мнению, данный договор от договора купли-продажи отличался "по едва уловимым признакам" <3>. В частности, продавец по договору купли-продажи должен был являться собственником продаваемой вещи, тогда как в поставках к продавцу такие требования не предъявлялись <4>.
--------------------------------
<3> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1912. С. 540.
<4> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 541.

В настоящее время в связи с возможностью заключения договора на будущие вещи (п. 2 ст. 455 Гражданского кодекса РФ) наличие вещного права у продавца на момент заключения договора во внимание не принимается. Однако какие же признаки поставки имеют сущностное значение, позволяющие отграничить договор поставки от договора купли-продажи? В.В. Витрянский в связи с этим пишет, что "основной целью выделения договора поставки в отдельный вид договора купли-продажи следует признать необходимость обеспечения детальной правовой регламентации отношений, складывающихся между профессиональными участниками имущественного оборота... данные правоотношения должны отличаться стабильностью и иметь долгосрочный характер. Поэтому в правовом регулировании поставочных отношений преобладающее значение имеют не разовые сделки по передаче товара, а долгосрочные договорные связи между поставщиками и покупателями" <5>.
--------------------------------
<5> Витрянский В.В. Договор купли-продажи и его отдельные виды. М., 1999. С. 117.

Однако где же здесь юридические признаки, позволяющие уверенно отграничить данные правовые формы? Предприниматели выступают как профессионалы при заключении не только договоров поставки, но и других договоров; они также заинтересованы в стабильности любых договоров, а при необходимости и в их долгосрочности.
На первый взгляд статья 506 ГК РФ отличается от статьи 454 этого Кодекса, и отграничение одного договора от другого возможно без особых затруднений. Так, согласно статье 506 поставщиком может быть субъект, осуществляющий предпринимательскую деятельность, т.е. это коммерческая организация или индивидуальный предприниматель. Вместе с тем физические лица, не зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, тоже иногда осуществляют фактическую предпринимательскую деятельность. Суд в этом случае может применить к сделкам, совершенным таким лицом, правила об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (п. 4 ст. 23 ГК РФ), следовательно, к таким сделкам могут быть применены и правила о поставках.
К сущностным критериям отграничения договора поставки от купли-продажи, казалось бы, можно отнести цель использования приобретаемого имущества: только для предпринимательской деятельности или, во всяком случае, в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным потреблением. Однако как быть, если в связи с изменением обстоятельств покупатель стал использовать товар по другому назначению? Предположим, организация закупила большую партию муки для выпечки хлебобулочных изделий и продажи их населению в целях получения дохода. Мука небольшими партиями поставлялась в течение нескольких месяцев. Однако данная мука так и не была использована по предполагавшемуся назначению и была выдана работникам организации в частичное погашение долга по заработной плате. Или, наоборот, муку закупали с целью раздачи работникам или в порядке благотворительности для учреждений социальной защиты населения, но в связи с благоприятной конъюнктурой она была использована для выпечки хлебобулочных изделий для продажи населению в целях извлечения дохода. Можно предложить и такой вариант, когда часть муки будет роздана работникам, а оставшаяся часть - для выпечки хлебобулочных изделий с последующей их реализацией. Или еще один пример, когда гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность, приобрел автомобиль для перевозки пассажиров, но передумал и стал его использовать исключительно в интересах своей семьи. Такие ситуации могут сложиться и с многими другими товарами. И что в итоге: от изменения субъективного усмотрения будет изменяться и правовая природа: то договор купли-продажи, то поставка? Каким же образом участникам договора и суду устанавливать это самое субъективное усмотрение?
Можно было бы предположить, что достаточным отличием купли-продажи от поставки является срок договора. В статье 506 ГК РФ о сроке прямо указано: поставщик (продавец) обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары. В связи с этим некоторые исследователи относят условие о сроке в договоре поставки к существенным условиям договора. Противоречивую позицию по данному вопросу занимает и судебная практика, в отдельных случаях признавая срок в качестве существенного условия договора поставки <6>, в других - не признавая <7>.
--------------------------------
<6> См.: Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 2 марта 2011 г. по делу N А58-2815/10, Северо-Западного округа от 8 февраля 2011 г. по делу N А03-12936/2009, Уральского округа от 17 января 2011 г. по делу N А50-11254/2010.
<7> См.: Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 18 февраля 2011 г. по делу N А53-4291/2010, Московского округа от 27 мая 2010 г. по делу N А40-65955/09-118-516, Поволжского округа от 20 января 2010 г. по делу N А06-3089/2009.

На наш взгляд, срок не является существенным условием договора поставки. Согласно пункту 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки" в случаях, когда моменты заключения и исполнения договора не совпадают, а сторонами не указан срок поставки товаров и из договора не вытекает, что она должна осуществляться отдельными партиями, при разрешении споров необходимо исходить из того, что срок поставки определяется по правилам статьи 314 ГК РФ.
Анализируя нормы, регулирующие поставочные отношения (§ 3 гл. 30 ГК РФ), можно сделать вывод, что вопрос о сроках по договору поставки имеет большое значение (ст. ст. 506, 508, 511, 512, 521, 523 и др. ГК РФ), в то время как в статье 454 Кодекса срок не упоминается и, казалось бы, вот признак, который позволит уверенно отграничить поставку от купли-продажи. Однако в соответствии с пунктом 2 ст. 455 ГК РФ договор может быть заключен на куплю-продажу товара, имеющегося в наличии у продавца в момент заключения договора, а также товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем. В таком договоре тоже будет присутствовать некий период времени между заключением договора и его исполнением, следовательно, срок. Ситуация осложняется еще и тем, что в статье 506 ГК РФ говорится о передаче товара "в обусловленный срок или сроки", а такая редакция предполагает возможность как наличия, так и отсутствия длительности в отношениях между поставщиком и покупателем и, по сути, уравнивает ситуацию с куплей-продажей будущих вещей; следовательно, срок также не может быть использован для дифференциации анализируемых правовых форм.
Таким образом, ни субъектный состав договоров, ни цель приобретения товара, ни срок не являются ни в отдельности, ни в совокупности критериями отграничения договора купли-продажи от поставки. Правда, данные договоры могут отличаться по своему предмету, поскольку в соответствии со статьей 454 ГК РФ предметом купли-продажи могут быть не только вещи, но и имущественные права, тогда как предметом поставки - только товары, т.е. вещи, однако применительно к дифференциации исследуемых правовых форм это различие ничего не дает, так как и в купле-продаже, и в поставке предметом могут быть товары.
Ю.В. Романец предложил признаками договора поставки считать следующие: особый порядок заключения договора (ст. 597 ГК РФ); специальная регламентация вопросов, касающихся периодичности поставки (ст. 598 ГК РФ); восполнение недопоставок (ст. 511 ГК РФ), ассортимента (ст. 512 ГК РФ); особенности расторжения договора поставки, что, например, проявляется в праве поставщика отказаться от исполнения договоров поставки в случае непредоставления покупателем отгрузочной разнарядки; требования, вытекающие из поставки некачественных товаров, которые могут быть заявлены поставщику не только покупателем, но и получателем. Другие признаки, предложенные названным автором, однотипны с вышеизложенными <8>.
--------------------------------
<8> Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России: Монография. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; Инфра-М, 2013.

Однако что это за признаки? Ни один из них не является сущностным, необходимым, имеющим определяющее значение при конструировании договора поставки. Более того, каждый из указанных признаков представляет некоторую вариантность в развитии отношений и, как правило, характерен для случаев нарушения сторонами своих обязанностей. Так, если поставщик надлежащим образом исполнил свои обязанности, нет надобности в том, чтобы как-то специально был решен вопрос, кому предъявлять требования, вытекающие из некачественной поставки; нет необходимости и в решении вопросов в части недопоставок, нарушения ассортимента, особенностей расторжения договора и т.д. Точно так же является случайным и такой признак Ю.В. Романца, как особый порядок заключения договора поставки. Правила статьи 507 ГК РФ могут подлежать применению, а могут и не применяться. Если договор поставки будет заключен между "присутствующими" контрагентами, то в указанных правилах никакой необходимости не возникнет. Словом, все эти признаки ориентированы на аномальное развитие отношений, они не рассчитаны на нормальное функционирование гражданского оборота. Такие случайные признаки не могут быть положены в основу конструирования договора поставки как специфической правовой формы. Появление в ГК РФ раздела, посвященного поставкам в 1990-х гг., скорее, было обусловлено традицией, чем жизненной необходимостью.
Вот как В.В. Витрянский описывает работу над разделом Кодекса, посвященного поставке: "В период работы над кодексом многие настаивали, чтобы исключить нормы о поставке, так как поставка есть только в России. В других странах применяется договор купли-продажи. Остальную специфику стороны должны обсуждать в договоре. Но наша рабочая группа, которая готовила положения о поставке, посчитала, что не следует терять те институты, которые верой и правдой служили нам много лет" <9>.
--------------------------------
<9> Витрянский В.В. Вторая часть Гражданского кодекса о договорных обязательствах // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 6. С. 117.

Однако договор поставки в прошлом принципиально отличался от нынешнего договора поставки, и, внедряя его в совершенно новых экономических условиях, это следовало обязательно иметь в виду. Согласно статье 258 ГК РСФСР 1964 г. по договору поставки организация-поставщик обязуется передать в определенные сроки или срок организации-покупателю в собственность или в оперативное управление определенную продукцию согласно обязательному для обеих организаций плановому акту распределения продукции, а организация-покупатель обязуется принять продукцию и оплатить ее по установленным ценам. Договором поставки является также заключаемый между организациями по их усмотрению договор, по которому поставщик обязуется передать покупателю продукцию, не распределяемую в плановом порядке, в срок, не совпадающий с моментом заключения договора.
Таким образом, договор поставки прежде всего был, как правило, плановым, и в Положениях о поставках продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления, утв. Постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 г. N 888 был детально разработан порядок планирования поставок и заключения договоров на основе соответствующих плановых актов. Договоры при этом заключались на пять лет, на год или иной период. В договоре должны быть обязательно определены номенклатура (ассортимент), количество и качество продукции, сроки поставки и цена, а в долгосрочном договоре по прямым длительным и длительным хозяйственным связям - наименование, групповая номенклатура (ассортимент) и количество продукции, порядок и сроки согласования и представления спецификаций. При отсутствии этих условий в договоре он считался незаключенным. Изложенное свидетельствует, что договор поставки являлся необходимым юридическим инструментом плановой экономики.
Как исключение из общего правила законодательство допускало и договоры поставки на не распределяемую в плановом порядке продукцию, но только в случае, когда поставка продукции должна быть осуществлена в срок, не совпадающий с моментом заключения договора. В противном случае отношения следовало опосредовать договором купли-продажи, который могли заключать как граждане, так и организации (ст. 237 ГК РСФСР).
Как видим, в прошлом даже не могла возникнуть проблема отграничения поставки от купли-продажи. Различие указанных правовых форм было совершенно очевидно. В настоящее время в законодательство внедрена не та поставка, которая имела место в прошлом, а был использован лишь термин "поставка".
Итак, договор поставки наряду с договором купли-продажи получил путевку в жизнь. Естественно, сразу же возникла дискуссия о сферах применения данных правовых форм, в частности о возможности использования купли-продажи в предпринимательской деятельности. По мнению В.В. Витрянского, "договором купли-продажи опосредуются отношения, связанные с продажей потребительских товаров не через сеть розничной торговли, например, когда такой товар продается одним гражданином другому, а также отношения по продаже товаров, не относящихся к недвижимому имуществу, когда лицо, продающее товары, приобрело их не в рамках предпринимательской деятельности по производству или закупке этих товаров, например, юридическое лицо продает свое оборудование" <10>.
--------------------------------
<10> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 2000. Кн. 2. Договоры о передаче имущества. С. 71.

С несколько иным обоснованием исключил возможность использования предпринимателями договора купли-продажи и Ю.В. Романец: "Правила, регламентирующие поставку, отражают специфику предпринимательских отношений купли-продажи независимо от того, исполняется такой договор в момент его заключения или через определенное время. Поэтому предпринимательский договор купли-продажи, моменты заключения и исполнения которого совпадают, также считается договором поставки" <11>. Следует привести здесь еще одно весьма примечательное высказывание Ю.В. Романца по поводу поставки: "Правовая идея формирования института поставки заключалась в регламентации особенностей предпринимательской купли-продажи. Это означает, что нормы рассматриваемого института должны быть применимы к любой купле-продаже между предпринимателями" <12>. Таким образом, Ю.В. Романец полностью проследовал в фарватере позиции В.В. Витрянского о судьбе договора купли-продажи: данный договор не может использоваться при опосредовании отношений между предпринимателями.
--------------------------------
<11> Романец Ю.В. Указ. соч.
<12> Там же.

Естественно, возникает вопрос: почему? Как можно было истолковать действующее законодательство таким образом, чтобы запретить предпринимателям использовать договор купли-продажи для опосредования отношений не только в случаях, когда моменты заключения и исполнения совпадают, но и в случае приобретения будущих вещей (п. 2 ст. 455 ГК РФ)? Откуда вытекает этот запрет? Чем он обусловлен? Какова социально-экономическая подоплека такого запрета? До такого запрета не додумались даже во времена плановой, как сейчас принято ее называть - командной, экономики. На наш взгляд, это чисто субъективное толкование закона. В конце концов, в нормах права такого запрета нет. Поэтому, основываясь на принципе свободы договора, предприниматели вправе свои отношения основывать в том числе на договоре купли-продажи, для регулирования которых вполне может быть достаточно правил § 1 главы 30 ГК РФ. Собственно говоря, в судебной практике достаточно часто такие договоры называют разовой куплей-продажей.
Вместе с тем следует обсудить вопрос, не настало ли время преодолеть совершенно необоснованную в данном случае ностальгию по прошлому в части договора поставки и привести законодательство в соответствие с настоящими реалиями. Так, положения статьи 507 ГК РФ об урегулировании разногласий при заключении договора поставки более чем перекрываются правилами статьи 434.1 о переговорах при заключении договора. В соответствии со статьей 518 ГК РФ покупатель, которому поставлены товары ненадлежащего качества, вправе предъявить поставщику требования, предусмотренные статьей 475 Кодекса, за исключением случая, когда поставщик, получивший уведомление покупателя о недостатках поставленного товара, без промедления заменит поставленные товары товарами надлежащего качества. Однако такого рода последствия могут быть предусмотрены сторонами в самом договоре. Поскольку допускается купля-продажа будущих вещей, что предполагает определение срока или сроков передачи таких товаров, во-первых, статья 523 ГК РФ может быть применена к срочным отношениям, а, во-вторых, основания для одностороннего расторжения договора стороны могут и сами предусмотреть в соглашении, что согласовалось бы с правилами пункта 3 ст. 307 ГК РФ о сотрудничестве сторон любого договора. Это позволило бы в большей мере обеспечить стабильность договорных отношений. Кроме того, в настоящее время правила статьи 450.1 ГК РФ детально регулируют поведение сторон в случае реализации ими права на односторонний отказ от договора или от осуществления прав по договору. И в этом плане статьи 523 и 450.1 ГК РФ в известной мере дублируют друг друга. В связи с изложенным представляется, что статья 523 вообще должна быть исключена из ГК РФ. Нет необходимости и в статье 524, содержащей правила исчисления убытков при расторжении договора поставки, поскольку имеется общая норма - статья 393.1, посвященная этим же вопросам для всех гражданско-правовых договоров.
Обращает на себя внимание также то, что в статье 1211 ГК РФ, регулирующей отношения с участием иностранного элемента, поставка вообще не упоминается. Согласно указанной норме, если стороны не определили право, подлежащее применению к договору, то в соответствующих отношениях применяется право продавца.
Словом, нет какой-либо сущностной необходимости сохранять в настоящее время договор поставки. Следует после небольшой технической корректировки текста норм § 3 главы 30 ГК РФ данные нормы, возможно, с некоторыми исключениями, присоединить к нормам § 1 данной главы. Точно так же следует осуществить техническую корректировку и раздела Кодекса о поставке товаров для государственных или муниципальных нужд, однако вместо термина "поставка" использовать другой - "закупка", т.е. соответствующий раздел ГК РФ будет называться "Закупка товаров для государственных или муниципальных нужд".

Библиография

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 2000. Кн. 2. Договоры о передаче имущества.
Витрянский В.В. Вторая часть Гражданского кодекса о договорных обязательствах // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 6.
Витрянский В.В. Договор купли-продажи и его отдельные виды. М., 1999.
Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. СПб., 2004. Т. 3. Обязательственное право.
Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России: Монография. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; Инфра-М, 2013.
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1912.
Яковлева В.Ф. О понятии договора поставки по советскому гражданскому праву // Проблемы гражданского и административного права. Л.: Изд-во ЛГУ, 1962.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


2 сентября 2019 г.
Проект Федерального закона № 785806-7 "О праве собственности на гаражи и гаражных объединениях"

Вопросы гаражного строительства, оформления прав на гаражи и формы объединений граждан в целях реализации цели по возведению данных объектов являются традиционно актуальными для физических и юридических лиц. Принятие законопроекта способно снять правовую неопределенность статуса гаражей и машино-мест, а также статуса объединений их собственников. Это, в свою очередь, положительно скажется на развитии гражданского оборота в целом и послужит стимулом для развития гаражного строительства.




20 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 778269-7 "О внесении изменения в статью 52 Федерального закона "О защите конкуренции"

В настоящее время количество антиконкурентных нарушений продолжает оставаться высоким. С целью оперативного устранения выявленных нарушений законопроектом предлагается установить, что в случае принятия заявления об обжаловании предписания антимонопольного органа к производству арбитражного суда исполнение предписания антимонопольного органа, выданного органу государственной власти или органу местного самоуправления, не приостанавливается (если иное не предусмотрено судебным актом).




12 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 771509-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части наделения Правительства РФ полномочием на утверждение требований к форме и содержанию годовых отчетов о выполнении программ деятельности государственных корпораций (компаний), публично-правовых компаний"

Законопроектом предлагается внести в Налоговый кодекс РФ изменения, предусматривающие, что в случае безвозмездной передачи органам государственной власти имущества, приобретенного (созданного) за счет средств субсидии, налогоплательщик вправе наравне с признанием внереализационного дохода в виде сумм субсидии в порядке пункта 4.1 статьи 271 НК РФ также признавать расход в виде стоимости безвозмездно передаваемого имущества.




7 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 770765-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования отношений, связанных с созданием искусственных земельных участков, созданных на водных объектах, находящихся в федеральной собственности"

Законопроект, в частности, предусматривает внесение изменений  в части исключения положений о проведении аукциона на право создания искусственного земельного участка на водном объекте, регламентации вопросов, связанных с созданием искусственных земельных участков на водных объектах, находящихся в федеральной собственности, в том числе при создании морского порта и расширении его территории.




4 августа 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 320-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью данного Закона является стимулирование добровольного страхования жилья граждан. Законом устанавливается, что органы государственной власти субъектов РФ вправе разрабатывать, утверждать и реализовывать программы организации возмещения ущерба, причиненного расположенным на территориях субъектов РФ жилым помещениям граждан, с использованием механизма добровольного страхования.



В центре внимания:


О применении потребительского законодательства к отношениям, возникающим из реализации программ лояльности (Зардов Р.С.)

Дата размещения статьи: 12.08.2019

подробнее>>

Торговый зал один, а торговых точек несколько (Мокроусов О.)

Дата размещения статьи: 23.01.2019

подробнее>>

Момент заключения электронного договора розничной купли-продажи (Еманова Н.С.)

Дата размещения статьи: 10.04.2017

подробнее>>

Камеральная налоговая проверка. Учет сумм доходов, фактически не полученных налогоплательщиком (Лермонтов Ю.)

Дата размещения статьи: 01.04.2017

подробнее>>

Актуальная судебная практика по договору поставки (Мандрюков А.В.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи