Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Предпринимательские споры. Арбитражный процесс. Третейское разбирательство > Новая система третейского разбирательства в Российской Федерации (Еременко В.И.)

Новая система третейского разбирательства в Российской Федерации (Еременко В.И.)

Дата размещения статьи: 03.04.2017

В последние годы в России активно обсуждалась тема реформирования системы третейских судов, в деятельности которых обнаружились существенные изъяны. Упомянутая тема была поддержана Президентом РФ, который дважды в посланиях Федеральному Собранию Российской Федерации в 2012 и 2013 гг. указывал на необходимость совершенствования законодательства в области третейского разбирательства.

В декабре 2015 г. приняты следующие Федеральные законы в указанной области: от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" (далее - настоящий Закон, Закон об арбитраже) и от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" (далее - Закон N 409-ФЗ) <1>, которые вступили в силу с 1 сентября 2016 г.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2016. N 1. Ст. 2. 29. 

Следует признать, что третейские суды в России существуют длительное время, однако рассмотрение споров в них до сих пор скорее исключение, чем правило, в том числе в сфере интеллектуальной собственности. За рубежом система третейского разбирательства (арбитража) широко развита (например, в США число подобных споров исчисляется многими сотнями тысяч), что связано с многолетней традицией и высоким уровнем доверия к компетенции арбитров. Не удивительно, что в целях совершенствования системы третейского разбирательства в России была взята практика зарубежных стран, включая терминологию (например, заимствован широко используемый на Западе термин "арбитраж"), что не может не привести к смешению терминологии и путанице в области государственного судопроизводства и альтернативного разрешения споров. Как известно, термином "арбитраж" в нашей стране практически 20 лет именуют государственные арбитражные суды. Однако основная идея реформы третейских судов - ликвидация так называемых "карманных" третейских судов, аффилированных с одним из участников третейского разбирательства (коммерческой организацией), которые заведомо выносили нужные решения в пользу своей стороны (например, кредитные договоры банков с условием о подсудности спора в аффилированном третейском суде, решение которого обязательно и обжалованию не подлежит).

Важно отметить, что ранее в системе арбитражных судов сформировалась правоприменительная практика, фактически ставящая под запрет деятельность аффилированных третейских судов, поскольку Высший Арбитражный Суд РФ считал решения таких судов необъективными и отказывал в выдаче исполнительных листов на их принудительное исполнение.

Между тем Верховный Суд РФ и Конституционный Суд РФ придерживались противоположной позиции, согласно которой сам факт учреждения третейского суда при организации, являющейся стороной в споре, не может быть основанием для его отмены в форме отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение. Так, в Постановлении от 18 ноября 2014 г. N 30-П <2> Конституционный Суд РФ указал, что "практика применения положений статьи 18 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", пункта 2 части 3 статьи 239 АПК Российской Федерации и пункта 3 статьи 10 Федерального закона "О некоммерческих организациях" арбитражными судами, сложившаяся с учетом позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, не позволяет в каждом конкретном случае достичь должного баланса интересов всех лиц, участвующих в соответствующих правоотношениях, и принять решение, наиболее отвечающее требованиям справедливости, т.е. исходя из предусмотренных действующим правовым регулированием пределов усмотрения компетентного суда по установлению обстоятельств, являющихся основанием для отмены (отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение) решения третейского суда, что предполагает необходимость установления нарушения принципа беспристрастности при рассмотрении конкретного спора именно составом третейского суда, но при этом не исключает учет в этих целях его организационно-правовых связей со сторонами спора". Иными словами, организационно-правовые связи со сторонами спора (т.е. наличие аффилированности) могут лишь учитываться в целях установления нарушения принципа беспристрастности при рассмотрении конкретного спора, но не являются при этом главным критерием.

--------------------------------

<2> СЗ РФ. 2014. N 47. Ст. 6634. 

Напомню, что в соответствии со статьей 18 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (далее - Закон о третейских судах) третейское разбирательство осуществляется на основе принципов законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон. И все же Конституционный Суд РФ (КС РФ) в резолютивной части своего Постановления признал, что его позиция, открывающая, по сути, зеленую улицу "карманным" третейским судам, "не препятствует внесению федеральным законодателем - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления - изменений в действующее правовое регулирование, направленных на совершенствование порядка и принципов создания (организации, формирования) третейских судов, с тем чтобы обеспечить защиту прав сторон гражданско-правового спора на справедливое третейское разбирательство".

Как уже упоминалось, законодатель внес изменения в российское законодательство в сфере третейского судопроизводства, однако вовсе не с позиции упомянутого выше Постановления КС РФ, поскольку основное нововведение заключается в том, что арбитражные учреждения будут образовываться только при некоммерческих организациях после получения специального разрешения, выдаваемого Правительством РФ, что, по замыслу сторонников такого подхода, исключит возможность учреждения аффилированных с коммерческими организациями так называемых "карманных" третейских судов.

Между тем такой подход означает другую опасность для третейских судов - государственное регулирование при их создании, получившее в литературе меткое наименование "огосударствление" третейского разбирательства, что вряд ли обеспечит им полное доверие у предпринимателей.

Предполагается, что Закон об арбитраже все же сможет улучшить институт третейского разбирательства, повысить его авторитет и привлекательность для бизнеса, что в перспективе позволит снизить нагрузку на государственные суды.

Закон об арбитраже состоит из 12 глав, включающих 54 статьи, которые предусматривают два основных направления правового регулирования:

- определение формы и содержания арбитражного соглашения, установление требований к третейским судам (арбитрам), регламентация процедуры третейского разбирательства, определение порядка принятия арбитражного решения, его оспаривания, а также приведения его в исполнение;

- регламентация процедуры образования и деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений, установление ответственности некоммерческой организации, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение, а также ответственности арбитра перед сторонами арбитража и постоянно действующим арбитражным учреждением.

В соответствии со статьей 1 настоящий Закон регулирует порядок образования и деятельности третейских судов и постоянно действующих арбитражных учреждений на территории Российской Федерации, а также арбитраж (третейское разбирательство). При этом термины "арбитраж" и "третейское разбирательство" по всему тексту настоящего Закона используются как синонимы.

Одно из основополагающих положений настоящего Закона закреплено в части 3 данной статьи: в арбитраж (третейское разбирательство) по соглашению сторон могут передаваться споры между сторонами гражданско-правовых отношений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Привлекает внимание статья 2, в которой приведены основные понятия, используемые в Законе об арбитраже. Так, под арбитражем понимается процесс разрешения спора третейским судом и принятия решения третейским судом (арбитражного решения).

В качестве арбитра (третейского судьи) признается физическое лицо, избранное сторонами или избранное (назначенное) в согласованном сторонами или установленном федеральным законом порядке для разрешения спора третейским судом. Причем деятельность арбитров в рамках арбитража (третейского разбирательства) не является предпринимательской.

Под третейским судом понимается единоличный арбитр или коллегия арбитров, а под третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора (т.е. ad hoc), - третейский суд, осуществляющий арбитраж при отсутствии администрирования со стороны постоянно действующего арбитражного учреждения.

Постоянно действующее арбитражное учреждение означает подразделение некоммерческой организации, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража, т.е. по выполнению функций по организационному обеспечению арбитража, в том числе по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров, ведению делопроизводства, организации сбора и распределения арбитражных сборов, за исключением непосредственно функций третейского суда по разрешению спора.

Как следует из вышеизложенного, с даты вступления в силу Закона об арбитраже (1 сентября 2016 г.) на смену третейским судам как учреждениям согласно Закону о третейских судах придут постоянно действующие арбитражные учреждения, на постоянной основе осуществляющие функции по организационному обеспечению арбитража. С указанной даты изменится само понятие третейского суда, которое будет означать не учреждение, а единоличного арбитра или коллегию арбитров.

В понятие "стороны арбитража" входят организации - юридические лица, граждане, являющиеся индивидуальными предпринимателями, физические лица, которые предъявили исковое заявление в порядке арбитража в защиту своих прав и интересов либо к которым предъявлен иск в порядке арбитража, а также которые присоединились к арбитражу корпоративных споров в качестве их участников в предусмотренных настоящим Законом случаях.

В соответствии со статьей 7 Закона об арбитраже арбитражным считается соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет. Кроме того, арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения.

Арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме, в том числе путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, включая электронные документы, передаваемые по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от другой стороны. Кроме того, арбитражное соглашение также считается заключенным в письменной форме, если оно заключается путем обмена процессуальными документами (в том числе исковым заявлением и отзывом на исковое заявление), в которых одна из сторон заявляет о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

Если арбитражное соглашение содержится в договоре, оно распространяется также на любые споры, связанные с заключением договора, его вступлением в силу, изменением, прекращением, действительностью, в том числе с возвратом сторонами всего исполненного по договору, признанному недействительным или незаключенным, если иное не следует из самого арбитражного соглашения.

Образование и деятельность постоянно действующих арбитражных учреждений в Российской Федерации регламентированы статьями 44 - 48, входящими в главу 9 Закона об арбитраже.

В указанной главе центральной является статья 44, в которой установлен порядок образования постоянно действующих арбитражных учреждений и обозначены рамки их полномочий. Как уже упоминалось, постоянно действующие арбитражные учреждения (далее - арбитражные учреждения) создаются при некоммерческих организациях. Они вправе осуществлять свою деятельность при условии получения некоммерческой организацией, при которой они созданы, права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, предоставляемого актом Правительства РФ, принимаемым в установленном им же порядке, на основании рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства.

Из правила о необходимости создания арбитражного учреждения при некоммерческой организации сделаны два исключения в отношении следующих организаций: Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) и Морской арбитражной комиссии (МАК) при Торгово-промышленной палате РФ (ТПП РФ), которые осуществляют функции арбитражного учреждения без необходимости предоставления Правительством РФ прав на осуществление функций арбитражного учреждения, что, по сути, противоречит конституционному принципу равенства всех перед законом.

Утвержден перечень органов и организаций, при которых не допускается создание арбитражных учреждений: федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения, государственные корпорации, государственные компании, политические партии и религиозные организации, адвокатские образования, адвокатские палаты субъектов РФ, Федеральная палата адвокатов, нотариальные палаты, Федеральная нотариальная палата. Кроме того, не допускается создание одного постоянно действующего арбитражного учреждения одновременно при двух и более некоммерческих организациях.

Что касается иностранных арбитражных учреждений, то таковые признаются постоянно действующими арбитражными учреждениями при условии получения ими соответствующих функций в соответствии с положениями настоящей статьи, за исключением иностранных арбитражных учреждений, имеющих признанную международную репутацию.

Совет по совершенствованию третейского разбирательства создается при уполномоченном федеральном органе исполнительной власти (в настоящее время - Минюст России), в состав которого включаются представители органов государственной власти, общероссийских объединений предпринимателей, торгово-промышленных палат, представители юридического, научного и предпринимательского сообщества.

Основная задача указанного Совета - подготовка рекомендаций о предоставлении или об отказе в предоставлении некоммерческой организации, при которой создается арбитражное учреждение, права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

Некоммерческой организации, при которой создается арбитражное учреждение, предоставляется право на осуществление соответствующих функций или отказывается в предоставлении такого права по результатам анализа соответствия следующим требованиям, перечень которых является исчерпывающим:

- соответствие представленных правил арбитражного учреждения требованиям настоящего Закона;

- наличие у арбитражного учреждения рекомендованного списка арбитров, соответствующего требованиям настоящего Закона;

- достоверность представленной информации о некоммерческой организации, при которой создано арбитражное учреждение, и ее учредителях (участниках);

- репутация некоммерческой организации, при которой создается арбитражное учреждение, масштаб и характер ее деятельности с учетом состава ее учредителей (участников) позволят обеспечить высокий уровень организации деятельности арбитражного учреждения, в том числе в части финансового обеспечения создания и деятельности соответствующего учреждения, осуществление указанной организацией деятельности, направленной на развитие арбитража в России.

Вполне очевидно, что последнее требование (наличие репутации у некоммерческой организации) носит сугубо оценочный характер, дает возможность самого широкого усмотрения при предоставлении разрешения на осуществление функций арбитражного учреждения, что, следует полагать, приведет к множеству спорных ситуаций вследствие необоснованных отказов в выдаче разрешений на осуществление деятельности.

Арбитражное учреждение вправе осуществлять следующие виды деятельности по администрированию арбитража:

- администрирование международного коммерческого арбитража;

- администрирование арбитража внутренних споров;

- выполнение отдельных функций по администрированию арбитража, в том числе по назначению арбитров, разрешению вопросов об отводах и о прекращении полномочий арбитров, при осуществлении арбитража третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора, без общего администрирования спора.

Следует иметь в виду, что указанные правомочия относительно администрирования арбитража действительны при том условии, что эти виды деятельности указаны в правилах арбитражного учреждения.

Важно отметить запрет создания в России арбитражных учреждений, наименования которых включают в себя словосочетания "арбитражный суд" и "третейский суд", если полное наименование учреждения сходно до степени смешения с наименованиями государственных судов или иным образом способно ввести участников гражданского оборота в заблуждение относительно правовой природы и полномочий арбитражного учреждения. Кроме того, наименование арбитражного учреждения должно содержать указание на полное или сокращенное наименование некоммерческой организации, при которой оно создано.

 

II 

Следует признать, что правовое регулирование института третейского разбирательства осуществляется в рамках различных отраслей законодательства. Параллельно с принятием Закона об арбитраже был принят Закон N 409-ФЗ, внесший изменения и дополнения более чем в 10 законодательных актов, в том числе в Законы РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже", от 7 июля 1993 г. N 5340-1 "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации", Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ.

Наиболее существенные и обширные по объему изменения и дополнения внесены в АПК РФ и ГПК РФ, которые определяют общий подход в отношении споров, которые могут быть переданы на рассмотрение третейского суда (так называемые арбитрабельные споры), с установлением закрытого перечня споров, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда (неарбитрабельные споры), а также устанавливают порядок осуществления государственными судами функций органов содействия и контроля относительно арбитража (третейского разбирательства).

Статья 4 АПК РФ, предусматривающая право на обращение в арбитражный суд, дополнена частью 6, согласно которой по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникший из гражданско-правовых отношений, до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и федеральным законом.

В указанной норме ключевыми являются следующие элементы: "подведомственный арбитражному суду спор, возникший из гражданско-правовых отношений" и "если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и федеральным законом", которые следует учитывать при определении подведомственности дел третейским судам.

В соответствии со статьей 2 Гражданского кодекса РФ "Отношения, регулируемые гражданским законодательством" гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения), договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Согласно общей норме части 1 ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

В результате принятия Закона N 409-ФЗ упомянутая общая норма детализирована в новой части 6 ст. 27 АПК РФ.

Так, независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане, арбитражные суды рассматривают дела:

- о несостоятельности (банкротстве);

- по спорам, указанным в статье 225.1 настоящего Кодекса (дела по корпоративным спорам);

- по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей;

- по спорам, вытекающим из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги и с осуществлением предусмотренных федеральным законом иных прав и обязанностей;

- по спорам, вытекающим из деятельности публично-правовых, государственных компаний, государственных корпораций и связанным с их правовым положением, порядком управления ими, их созданием, реорганизацией, ликвидацией, организацией и с полномочиями их органов, ответственностью лиц, входящих в их органы;

- по спорам о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами, а также по спорам, отнесенным к подсудности Суда по интеллектуальным правам в соответствии с частью 4 ст. 34 настоящего Кодекса;

- о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

- другие дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В статье 33 АПК РФ указаны споры, подлежащие передаче на рассмотрение третейского суда, а также перечень споров, которые не подведомственны третейским судам.

Согласно части 1 данной статьи споры между сторонами гражданско-правовых отношений, подведомственные судам в соответствии с настоящим Кодексом, могут быть переданы на рассмотрение третейского суда при наличии между сторонами спора действующего арбитражного соглашения. Между тем в соответствии с частью 2 данной статьи не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда подведомственные арбитражным судам в соответствии с настоящим Кодексом:

- споры, предусмотренные пунктами 1, 3, 6 ч. 6 ст. 27 настоящего Кодекса (т.е. о несостоятельности; об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей; о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами, а также по спорам, отнесенным к подсудности Суда по интеллектуальным правам в соответствии с частью 4 ст. 34 настоящего Кодекса);

- споры, предусмотренные разделом III настоящего Кодекса (производство в арбитражном суде первой инстанции по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений);

- споры, предусмотренные главами 27, 27.1 и 28.2 настоящего Кодекса (т.е. об установлении фактов, имеющих юридическое значение; о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок; о защите прав и законных интересов группы лиц);

- споры, предусмотренные пунктами 1 - 5 ч. 2 ст. 225.1 настоящего Кодекса (т.е. следующие споры в отношении дел по корпоративным спорам: о созыве общего собрания участников юридического лица; вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале ООО; связанные с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц; предусмотренные частью 1 настоящей статьи, если на момент возбуждения дела юридическим лицом, в отношении которого возникли такие споры, является хозяйственное общество, имеющее существенное значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства; связанные с применением положений глав IX - XI.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"; связанные с исключением участников юридических лиц, указанных в части 1 настоящей статьи);

- споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством о приватизации государственного и муниципального имущества;

- споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд;

- споры, возникающие из отношений, связанных с возмещением вреда, причиненного окружающей среде;

- иные споры в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом.

В качестве примера можно привести Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", в статье 33 которого предписано, что дела о банкротстве юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, рассматривает арбитражный суд по месту нахождения должника - юридического лица или по месту жительства гражданина, в то время как дело о банкротстве не может быть передано на рассмотрение в третейский суд.

Важно отметить усиление либерального подхода законодателя к компетенции третейских судов, проявившегося в новой редакции статьи 225.1 АПК РФ о делах по корпоративным спорам (так называемая проарбитральная позиция). Так, в соответствии с частью 2 ст. 225.1 третейские суды, за некоторыми уже упоминавшимися исключениями, допущены к следующим корпоративным спорам, указанным в части 1 данной статьи:

- споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;

- споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав (кроме споров, указанных в иных пунктах настоящей части), в частности споры, вытекающие из договоров купли-продажи акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ, партнерств, товариществ, споры, связанные с обращением взыскания на акции и доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ, партнерств, товариществ, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов;

- споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее - участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок;

- споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, споры, возникающие из гражданских правоотношений между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц, а также споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров;

- споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;

- споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных федеральным законом в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;

- споры об обжаловании решений органов управления юридического лица.

Однако следует иметь в виду, что, согласно части 5 ст. 225.1, указанные в настоящей статье споры могут рассматриваться только третейским судом, администрируемым постоянно действующим арбитражным учреждением. Иными словами, на рассмотрение третейских судов ad hoc не могут передаваться во избежание различного рода злоупотреблений никакие корпоративные споры.

Новая редакция статьи 31 АПК РФ посвящена вопросам подведомственности дел, связанных с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов. Так, арбитражные суды в соответствии с главой 30 настоящего Кодекса рассматривают дела:

- об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности;

- о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по указанной категории споров;

- об оказании содействия третейским судам по указанной категории споров.

Глава 30 АПК РФ получила новую редакцию, однако абсолютно новым является ее § 3, в котором регламентировано производство по делам, связанным с выполнением арбитражными судами функций содействия в отношении третейского суда. В соответствии с указанным параграфом арбитражный суд осуществляет следующие функции содействия в отношении третейских судов по спорам, возникающим из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности:

- разрешение вопросов, связанных с отводом третейского судьи;

- разрешение вопросов, связанных с назначением третейского судьи;

- разрешение вопросов, связанных с прекращением полномочий третейского судьи.

Изменения и дополнения в ГПК РФ, по сути, сходны с изменениями и дополнениями, которые рассмотрены ранее в отношении АПК РФ.

В соответствии с новой редакцией части 3 ст. 3 ГПК РФ по соглашению сторон подведомственный суду спор, возникший из гражданско-правовых отношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение гражданского дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и федеральным законом.

В новой редакции статьи 22 ГПК РФ регламентирована подведомственность гражданских дел судам, которые рассматривают и разрешают:

- исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений;

- дела по указанным в статье 122 настоящего Кодекса "Требования, по которым выдается судебный приказ" требованиям, разрешаемые в порядке приказного производства;

- дела особого производства, указанные в статье 262 настоящего Кодекса;

- дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов;

- дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений;

- дела об оказании содействия третейским судам в случаях, предусмотренных федеральным законом.

При этом суды рассматривают и разрешают дела, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

В случае обращения в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие - арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. Если возможно разделение требований, судья выносит определение о принятии требований, подведомственных суду общей юрисдикции, и об отказе в принятии требований, подведомственных арбитражному суду.

Согласно новой статье 22.1 ГПК РФ споры, возникающие из гражданско-правовых отношений, подведомственные судам в соответствии с настоящим Кодексом, могут быть переданы сторонами на рассмотрение третейского суда при наличии между сторонами спора действующего арбитражного соглашения, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Однако не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда подведомственные судам в соответствии с настоящим Кодексом:

- споры, предусмотренные пунктом 4 ч. 1 ст. 22 настоящего Кодекса (т.е. дела особого производства);

- споры, возникающие из семейных отношений, в том числе возникающие из отношений по распоряжению опекунами и попечителями имуществом подопечного, за исключением дел о разделе между супругами совместно нажитого имущества;

- споры, возникающие из трудовых отношений;

- споры, возникающие из наследственных отношений;

- споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством о приватизации государственного и муниципального имущества;

- споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд;

- споры о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью;

- споры о выселении граждан из жилых помещений;

- споры, возникающие из отношений, связанных с возмещением вреда, причиненного окружающей среде;

- иные споры в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом.

 

III 

Новации в правовом регулировании третейского разбирательства, предусмотренные Законом об арбитраже и Законом N 409-ФЗ, влекут за собой необходимость определения подведомственности дел в сфере интеллектуальной собственности третейским судам.

Ранее в статье 31 Патентного закона РФ в редакции 1992 г. в перечне судов, компетентных рассматривать споры в судебном порядке, были упомянуты арбитражные и третейские суды. После внесения в 2003 г. изменений и дополнений в Патентный закон РФ упоминание третейских судов исчезло вместе с указанным перечнем.

Вместе с тем в пункте 1 ст. 11 ГК РФ предусмотрено, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленных процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (далее - суд). Согласно пункту 2 данной статьи защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом решение, принятое в административном порядке, может быть оспорено в суде.

В соответствии с общей нормой пункта 1 ст. 1248 ГК РФ споры, связанные с защитой нарушенных или оспоренных интеллектуальных прав, рассматриваются и решаются судом (п. 1 ст. 11), т.е. споры относительно интеллектуальных прав могут быть переданы на рассмотрение в третейские суды.

В пункте 2 ст. 1248 ГК РФ указано, что в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке (п. 2 ст. 11).

В части четвертой ГК РФ лишь в главе 72 (п. 1 ст. 1406) закреплен примерный перечень споров, связанных с защитой патентных прав, которые рассматриваются судом, а именно:

- об авторстве на изобретения, полезные модели, промышленные образцы;

- об установлении патентообладателя;

- о нарушении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец;

- о заключении, исполнении, изменении и прекращении договоров о передаче исключительного права (отчуждении патента) и лицензионных договоров на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца;

- о праве преждепользования;

- о праве послепользования;

- о размере, сроке и порядке выплаты вознаграждения.

В пункте 2 данной статьи предписано, что в случаях, указанных в статьях 1387, 1390, 1391, 1398, 1401 и 1404 настоящего Кодекса, защита патентных прав осуществляется в административном порядке в соответствии с пунктами 2 и 3 ст. 1248 настоящего Кодекса. В отношении других объектов интеллектуальной собственности административный порядок рассмотрения споров предусмотрен, в частности, в статьях 1441, 1512, 1535 ГК РФ.

Представляется также целесообразным отметить основополагающие нормы российского законодательства (ч. 6 ст. 4 АПК РФ и ч. 3 ст. 3 ГПК РФ), определяющие арбитрабельность споров, в том числе в сфере интеллектуальной собственности: по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду (суду) спор, возникший из гражданско-правовых отношений, до принятия арбитражным судом (судом) первой инстанции судебного акта (постановления), которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и федеральным законом. При этом, как указано в части 1 ст. 33 АПК РФ и части 1 ст. 22.1 ГПК РФ, указанные споры могут быть переданы на рассмотрение третейского суда при наличии между сторонами действующего арбитражного соглашения.

Как уже упоминалось, в рамках компетенции арбитражных судов (п. 1 ч. 2 ст. 33 АПК РФ) не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда подведомственные арбитражным судам в соответствии с настоящим Кодексом дела по спорам о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами, а также по спорам, отнесенным к подсудности Суда по интеллектуальным правам в соответствии с частью 4 ст. 34 настоящего Кодекса.

Не вполне понятны мотивы запрета арбитрабельности споров о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами, поскольку их деятельность не содержит публично-правовой характер, присущий официальной деятельности государственных органов. Во всяком случае, считаю вполне арбитрабельными споры правообладателей, которые заключили с такими организациями соответствующие договоры, содержащие условие о третейском соглашении между сторонами.

Вторая категория неарбитрабельных споров относится к компетенции Суда по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции, предусмотренной в части 4 ст. 34 АПК РФ:

1) дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, права на топологии интегральных микросхем, права на секреты производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии;

1.1) дела об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, права на топологии интегральных микросхем, права на секреты производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами;

2) дела по спорам о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (за исключением объектов авторских и смежных прав, топологий интегральных микросхем), в том числе:

- об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям и их должностных лиц, а также органов, уполномоченных Правительством РФ рассматривать заявки на выдачу патента на секретные изобретения;

- об оспаривании решений федерального антимонопольного органа о признании недобросовестной конкуренцией действий, связанных с приобретением исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, товаров, работ, услуг и предприятий;

- об установлении патентообладателя;

- о признании недействительными патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец или селекционное достижение, решения о предоставлении правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара и о предоставлении исключительного права на такое наименование, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их признания недействительными;

- о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Большинство упомянутых выше дел - это дела по спорам с публично-правовым элементом, разрешаемые федеральными органами исполнительной власти в административном порядке, которые нельзя передавать на рассмотрение третейских судов.

Вместе с тем отнесение спора об установлении патентообладателя к указанной категории споров - явная ошибка законодателя, так как это классический пример спора, возникающего из гражданско-правовых отношений, относительно которого не предусмотрен досудебный административный порядок рассмотрения. Обстоятельство, что споры об установлении патентообладателя могут возникнуть с указанием в нем в качестве патентообладателя лица, не являющегося таковым в соответствии с ГК РФ, или без указания в патенте в качестве патентообладателя лица, являющегося таковым в соответствии с ГК РФ, не меняет суть таких дел. Подобные ситуации нередки, когда работник, являясь автором служебного изобретения, получает патент на свое имя, в то время как по договору право на получение патента принадлежит работодателю.

В связи с вышеизложенным следует учитывать норму части 1 ст. 7 Закона об арбитраже, согласно которой арбитражное соглашение является соглашением сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет. Поэтому, на мой взгляд, не существует никаких препятствий для передачи спора об установлении патентообладателя на рассмотрение третейского суда, принятого прежде к производству Судом по интеллектуальным правам.

На этом основании многочисленные споры о нарушении исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (так называемые дела о контрафакции), рассматриваемые изначально в судебном порядке, могут стать предметом третейского разбирательства, хотя вполне очевидно, что абсолютные правоотношения, которые связывают правообладателей и третьих лиц, по своей сути не предполагают никаких арбитражных соглашений.

Равным образом споры об авторстве результатов интеллектуальной деятельности о размере, сроках и порядке выплаты вознаграждения авторам, подведомственные судам общей юрисдикции, могут быть предметом третейского разбирательства.

Споры, касающиеся передачи интеллектуальных прав на основании договоров об отчуждении и лицензионных договоров, традиционно считаются во всем мире арбитрабельными, возникающими из гражданско-правовых отношений. Речь идет о спорах о заключении, исполнении, изменении и прекращении договоров об отчуждении исключительного права на объекты авторского права и смежных прав, на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, на товарные знаки и лицензионных договоров на использование указанных объектов.

При этом следует иметь в виду, что споры о регистрации, в частности, договоров об отчуждении изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков, а также лицензионных договоров в отношении указанных объектов не подлежат арбитражному разбирательству, поскольку, хотя и носят гражданско-правовой характер, все же возникают из публичных (административных) правоотношений и затрагивают публичный порядок Российской Федерации.

Следует признавать арбитрабельными споры о преждепользовании и о послепользовании в отношении изобретения, полезной модели или промышленного образца, возникающие из гражданско-правовых отношений, которые предусмотрены статьей 1406 ГК РФ.

Споры о предоставлении принудительной лицензии на использование на российской территории изобретения, полезной модели или промышленного образца, а также о прекращении действия принудительной лицензии (ст. 1362 ГК РФ) затрагивают, на мой взгляд, публичный порядок и поэтому не могут передаваться на рассмотрение третейских судов. Примечательно, что указанная категория споров по своему содержанию напоминает споры о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования (ст. 1486 ГК РФ), которые согласно части 4 ст. 34 считаются неарбитрабельными.

Вполне очевидно, что рамки настоящей статьи не позволили проанализировать все споры в сфере интеллектуальной собственности на предмет их арбитрабельности.

В заключение следует признать, что основной итог реформирования третейского судопроизводства - усиление государственного влияния на процесс создания третейских судов и законодательное ограничение круга организаций, которым такое право предоставлено, что, по замыслу разработчиков комментируемых законов, позволит избежать явных недостатков в деятельности прежних третейских судов.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


15 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 249505-7 "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - увеличение эффективности налогового стимулирования, снижение административной нагрузки на бизнес и обеспечение стабильности и предсказуемости системы налогообложения. Так законопроектом предлагается сократить сроки проведения камеральной проверки, учитывая современные системы контроля финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщиков. Кроме того, предметом повторной выездной налоговой проверки на основании уточненной налоговой декларации с уменьшением исчисленной суммы налога может быть только обоснованность уменьшения налога на основании измененных в уточненной декларации сведений.




2 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 239932-7 "О внесении изменений в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации долгов в делах о банкротстве юридических лиц"

В настоящее время законодательство о банкротстве предусматривает недостаточно эффективные механизмы реабилитационных процедур. При этом они редко применяются на практике и редко заканчиваются восстановлением платежеспособности должников. Цель данного законопроекта - расширение практики применения реабилитационных механизмов в отношении юридических лиц, а также введение новой реабилитационной процедуры - реструктуризации долгов.




28 июля 2017 г.
Проект федерального закона № 237568-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях"

Принятие данного законопроекта будет способствовать обеспечению защиты прав граждан-должников по потребительским кредитам (займам) посредством установления правового механизма, ограничивающего возможные злоупотребления в данной сферы, а также способствующего вытеснению с рынка не профессиональных кредиторов, а также кредиторов, ведущих недобросовестную деятельность, связанную с предоставлением потребительских кредитов (займов).




1 июня 2017 г.
Проект Федерального закона № 189113-7 "О внесении изменения в статью 36 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)"

Данным законопроектом предусматривается внесение изменений в правовые и организационно-экономические особенности лизинга в части обеспечения роста поголовья специализированного мясного крупного рогатого скота. Законопроект разработан Минсельхозом России с учетом предложений АО "Росагролизинг" в целях усиления государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей в приобретении и передаче им в лизинг крупного рогатого скота специализированных мясных пород.




16 мая 2017 г.
Проект федерального закона "О признании утратившей силу части 4 статьи 8.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

Законопроект направлен на устранение избыточности правового регулирования в части установления ответственности за нарушение условий гражданско-правовых договоров, заключаемых в соответствии с требованиями лесного законодательства. Во избежание возникновения временного разрыва, в течение которого лица, нарушающие условия договора безвозмездного пользования лесным участком, будут освобождены от какой-либо ответственности, часть 4 статьи 8.25 КоАП предлагается признать утратившей силу с 1 марта 2018 года.



В центре внимания:


Арбитраж (третейское разбирательство) как альтернатива суду или ловушка для неопытных (Васильева С.)

Дата размещения статьи: 03.08.2017

подробнее>>

Арбитрабельность корпоративных споров (Бодрова О.)

Дата размещения статьи: 10.04.2017

подробнее>>

Новая система третейского разбирательства в Российской Федерации (Еременко В.И.)

Дата размещения статьи: 03.04.2017

подробнее>>

Правовые последствия решений Апелляционного органа в системе разрешения споров ВТО (Гомула И.)

Дата размещения статьи: 16.12.2016

подробнее>>

Новые обстоятельства и новые доказательства при установлении тождества исков (Стасюк И.В.)

Дата размещения статьи: 18.11.2016

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта