Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Договор перевозки > Нормативное регулирование ответственности грузоперевозчиков в гражданском и транспортном законодательстве (Трофимов С.В.)

Нормативное регулирование ответственности грузоперевозчиков в гражданском и транспортном законодательстве (Трофимов С.В.)

Дата размещения статьи: 03.04.2017

Основания и пределы ответственности сторон за ненадлежащее исполнение обязательств принято относить к ключевым вопросам обязательственного права. Нет сомнений, что устоявшееся понимание прав и обязанностей сторон гражданско-правовых договоров в полной мере значимо и для сферы транспортных перевозок. Опережающие темпы развития мировой транспортной системы сегодня не только предполагают серьезные изменения в инфраструктуре транспортных сообщений, но и требуют установления максимально определенных правил организации деятельности транспортных организаций и частных предпринимателей. В данных аспектах большой практический интерес представляет анализ заложенных в законодательстве Российской Федерации правовых механизмов, обеспечивающих ответственность перевозчиков за сохранность транспортируемых ими грузов.
Реалии правоотношений в сфере транспортных перевозок таковы, что практически все виды перевозок осуществляются частными грузовыми компаниями на основе гражданско-правовых договоров. Ответственность грузоперевозчика за утрату, недостачу или повреждение груза при его транспортировке следует в общем случае из содержания заключаемых сторонами договоров, норм Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), а также специальных норм транспортных кодексов и уставов. Диспозиция п. 1 ст. 401 ГК РФ "Основания ответственности за нарушение обязательств" устанавливает обязанность ненадлежащего исполнителя (в данном случае - грузоперевозчика) нести ответственность при наличии его вины (умышленной или неосторожной). Причем, если надлежащее исполнение обязательства оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, сторона может быть освобождена от ответственности. Однако данная статья ГК РФ содержит еще и словосочетание "если иное не предусмотрено законом", которое довольно часто порождает серьезные затруднения даже для квалифицированных специалистов в области гражданского права.
Следует учитывать также содержание ст. 796 ГК РФ "Ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа", которая является по факту основной нормой, регулирующей ответственность грузоперевозчика. В соответствии с п. 1 данной статьи перевозчик несет ответственность за сохранность принятого к перевозке груза, если не докажет, что его утрата или повреждение "произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело". Очень близка к данной норме и грамматическая конструкция п. 1 ст. 117 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ <1>. В соответствии с данным пунктом при перевозках грузов водным транспортом объем ответственности перевозчика за утрату, недостачу или повреждение (порчу) принятого груза ограничивается обстоятельствами, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Некоторое отличие имеется в Уставе автомобильного и городского наземного электрического транспорта РФ <2>, в ст. 34 которого ("Ответственность перевозчика, фрахтовщика") указано, что пределы ответственности перевозчика ограничиваются обстоятельствами, "которые перевозчик не мог предотвратить или устранить по независящим от него причинам". Кроме того, из содержания ст. 36 Устава следует, что перевозчик может быть освобожден от ответственности вследствие непреодолимой силы и иных независящих от него причин.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 07.03.2001 N 24-ФЗ "Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации" (ред. 03.07.2016) // СЗ РФ. 2001. N 11. Ст. 1001.
<2> Федеральный закон от 08.11.2007 N 259-ФЗ "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта" (ред. 03.07.2016) // СЗ РФ. 2007. N 46. Ст. 5555.

Гораздо более сложными представляются правила, устанавливающие ответственность морского грузоперевозчика, следующие из диспозиции п. 1 ст. 166 "Ответственность перевозчика" Кодекса торгового мореплавания РФ <3>. В соответствии с данной нормой перевозчик освобождается от ответственности за принятый к перевозке груз при воздействии не только непреодолимой силы, но и опасностей и случайностей на море, пожара (возникшего не по вине перевозчика), а также иных обстоятельств, имевших место не по вине перевозчика, его работников или агентов. Кроме того, в соответствии со ст. 167 КТМ РФ "Навигационная ошибка" при утрате или повреждении груза перевозчик вправе ссылаться на возможные ненадлежащие действия или бездействие экипажа или лоцмана (навигационную ошибку), которые применительно к международным перевозкам могут освобождать грузоперевозчика от ответственности за транспортируемый груз.
--------------------------------
<3> Федеральный закон от 30.04.1999. N 81-ФЗ "Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации" (ред. 07.02.2017) // СЗ РФ. 1999 г. N 18. Ст. 2207.

Что касается ответственности при грузоперевозках воздушным транспортом, то она определяется содержанием п. 3 ст. 118 Воздушного кодекса РФ <4>. Утрата или повреждение груза при перевозке его железнодорожным транспортом предполагает ответственность перевозчика в соответствии с ст. 19 Устава железнодорожного транспорта РФ <5>, которая наступает, если это произошло в связи с произошедшими по вине перевозчика аварийными ситуациями, включая перевозку грузов.
--------------------------------
<4> Федеральный закон от 19.03.1997 N 60-ФЗ "Воздушный кодекс Российской Федерации" (ред. 06.07.2016) // СЗ РФ. 1997. N 12. Ст. 1383.
<5> Федеральный закон от 10.01.2003 N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации" (ред. 03.07.2016) // СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 170.

На основе изучения приведенных выше правовых конструкций можно сделать вывод, что ответственность грузоперевозчика за принятый к перевозке груз определяется главным образом нормами транспортных уставов и кодексов. Это следует из п. 1 ст. 401 ГК РФ "Основания ответственности за неисполнение обязательств", которая устанавливает приоритет при правоприменении для норм специального законодательства, под которыми в данном случае подразумеваются транспортные уставы и кодексы. Однако в правомерности такого подхода нет полной уверенности, так как в соответствии с п. 1 ст. 793 ГК РФ "Ответственность за нарушение обязательств по перевозке" законодатель основное значение придает содержанию норм ГК РФ: стороны в обязательствах несут ответственность, "установленную настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон".
Большой интерес представляет сложившаяся в последние 10 - 15 лет правоприменительная практика (в первую очередь судебная). Наибольшее количество рассмотренных в арбитражных судах споров грузоперевозчиков с клиентами приходится сегодня на автомобильные перевозки. Не претендуя на полноту анализа по всему внушительному объему доступной для изучения судебной практики, все же отметим, что при разрешении споров по данному предмету при вынесении судебных решений суды в абсолютном большинстве случаев ссылаются на диспозицию п. 1 ст. 796 ГК РФ "Ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа".
В Постановлении Президиума ВАС РФ от 11 июня 2013 г. N 18359/12 по делу N А40-13030/12-111-119 было отмечено, что грузоперевозки на коммерческой основе осуществляются профессиональными перевозчиками, т.е. организациями и частными предпринимателями, осуществляющими предпринимательскую деятельность. В соответствии с позицией ВАС РФ, выраженной в данном Постановлении <6>, профессиональный перевозчик отвечает за сохранность вверенного ему груза независимо от вины (наличие которой презюмируется) и может быть освобожден от ответственности только "вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело". Данная формулировка ст. 796 ГК РФ полностью соответствует и п. 5 ст. 34 Устава автомобильного и городского наземного электрического транспорта РФ, на который суды также ссылаются в мотивировочной части судебных решений.
--------------------------------
<6> Которая ранее была сформулирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20 октября 2010 г. N 3585/10 по делу N А40-59532/07-32-46 и Постановлении Президиума ВАС РФ от 20 марта 2012 г. N 14316/11 по делу N А50-21608/2010.

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 20 марта 2012 г. N 14316/11 указано, что именно подразумевают формулировки п. 1 ст. 796 ГК РФ и п. 5 ст. 34 Устава ("Ответственность перевозчика, фрахтовщика") под единственным основанием освобождения перевозчика от ответственности за утрату груза. Под таким основанием ВАС РФ понимает "наличие препятствий вне разумного контроля обстоятельств... которые было разумно ожидать" и брать в расчет в качестве препятствий при заключении договора. Причем даже утрата груза в результате возгорания автомобиля не относится к обстоятельствам, которых перевозчик не мог предвидеть, и суды относят такие случаи к обычным рискам предпринимательской деятельности. Спустя два года тот же подход был подтвержден ВАС РФ и при разрешении сходного по обстоятельствам дела (Определение от 20 марта 2014 г. N ВАС-2850/14).
В случае если в процессе перевозки груз был утрачен в связи с произошедшим дорожно-транспортным происшествием (ДТП), перевозчик, по мнению высшей судебной инстанции, выраженному в Определении ВАС РФ от 23 июля 2014 г. N ВАС-7871/14, также должен отвечать на основе п. 1 ст. 796 ГК РФ независимо от вины водителя (перевозчика) в происшедшем ДТП <7>. Единственным основанием освобождения от ответственности за утраченный или поврежденный при ДТП груз может быть только наличие обстоятельств непреодолимой силы (в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ "Основания ответственности за нарушение обязательства").
--------------------------------
<7> Как было отмечено в Постановлении ФАС Московского округа от 09.01.2008 N КГ-А40/13668-07, отсутствие вины перевозчика в аварии, в результате которой был потерян перевозимый груз, не освобождает перевозчика от возмещения стоимости груза.

Аналогичные подходы к основаниям и пределам ответственности грузоперевозчиков суды используют и в отношении перевозок внутренним водным транспортом. Основываясь на правовой позиции Президиума ВАС РФ, выраженной в Постановлении N 14316/11, суды в подавляющем большинстве случаев выносят решения на основе п. 1 ст. 796 ГК РФ и ст. 117 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ "Ответственность перевозчика за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза, багажа либо буксировщика за утрату или повреждение буксируемого объекта". В качестве примеров можно сослаться на Постановление ФАС Поволжского округа от 27.01.2012 по делу N А12-7916/2011, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 19.09.2014 по делу N А70-13643/2013, от 05.09.2016 по делу N А05-10031/2015 и др.
Несколько более сложным представляется правоприменение в случаях, когда разрешаются дела в связи с утратой, недостачей или порчей грузов при морских перевозках. Несмотря на то что основное значение при правоприменении суды по-прежнему придают диспозиции п. 1 ст. 796 ГК РФ, при вынесении судебного решения следует учитывать ряд значимых для судопроизводства обстоятельств, сосредоточенных в ст. ст. 166, 167 Кодекса торгового мореплавания РФ, освобождающих грузоперевозчика от ответственности за утрату, недостачу или порчу груза. Однако при определении ответственности грузоперевозчиков за принятый груз суды в абсолютном большинстве случаев исходят из презумпции вины и крайне редко принимают во внимание некоторые обстоятельства, освобождающие перевозчика от ответственности, на которые указано в ст. 166 КТМ РФ (опасности и случайности на море, пожар на судне не по вине перевозчика и т.п.). В вышедшем в 2004 г. информационном письме Президиума ВАС РФ <8>, в котором даны некоторые рекомендации судам по различным вопросам, к сожалению, нет ни слова об особенностях рассмотрения споров в связи с морскими грузовыми перевозками.
--------------------------------
<8> Информационное письмо ВАС РФ от 13.08.2004 N 381 "Обзор практики применения Арбитражными судами Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации".

Судебная практика в связи с грузовыми перевозками воздушным транспортом является гораздо менее объемной, что объясняется существенно меньшим распространением таких перевозок. Подходы к разрешению данного вида дел несколько иные, что объясняется, по нашему мнению, совершенно недоступной для понимания диспозицией п. 3 ст. 118 Воздушного кодекса РФ ("Ответственность перевозчика за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа, груза, а также вещей, находящихся при пассажире"). Действительно, крайне затруднительно понять смысл и значение для правоприменения следующей грамматической конструкции: "Перевозчик несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу)... груза, если не докажет, что они не явились результатом совершенных умышленно действий (бездействия) перевозчика...". Как справедливо отмечают авторы одного из комментариев к Воздушному кодексу РФ, сформулированное в ст. 118 ВК РФ правило не может вызвать ничего, кроме недоумения <9>.
--------------------------------
<9> Иванова О.М., Симонов А.М. Комментарий к Воздушному кодексу РФ // СПС "КонсультантПлюс".

Тем не менее разрешение споров в связи с перевозками воздушным транспортом также происходит главным образом на основе диспозиции п. 1 ст. 796 ГК РФ, в соответствии с которой вина перевозчика в утрате или недостаче груза презюмируется. При этом суды хотя и ссылаются в мотивировочной части судебных решений на ст. 118 ВК РФ, но не используют в качестве их обоснования грамматические конструкции п. 3 данной статьи, касающиеся сложных аспектов возможной вины перевозчика. Это подтверждается содержанием Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 28 апреля 2004 г. по делу N А-19-13265/01-12-17-Ф02-1454/04-С2, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 7 июля 2014 г. по делу N А45-15481/2013, Постановления ФАС Дальневосточного округа от 26 января 2016 г. N Ф03-4825/2015 по делу N А59-3274/2014.
Особый интерес, по нашему мнению, представляет правоприменительная практика арбитражных судов по разрешению споров в связи с утратой, недостачей или порчей груза при железнодорожных перевозках. Так, например, в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 24 марта 2006 г. по делу N А82-9240/2004-7 предметом рассмотрения была жалоба ответчика (РЖД) в связи с утратой груза при столкновении грузового поезда с автомобилем, выехавшим в нарушение Правил дорожного движения на нерегулируемый железнодорожный переезд. При рассмотрении кассационной жалобы ФАС было указано на неверное применение судом первой инстанции диспозиций п. 1 ст. 796 ГК РФ и ст. 95 Устава железнодорожного транспорта. По мнению суда кассационной инстанции, положения данных норм более значимы для разрешения дела, чем ст. 1079 ГК РФ "Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих" и ст. 1082 ГК РФ "Способы возмещения вреда", на основе которых, в суде первой инстанции было принято решение о возложении ответственности за утраченный груз на владельца автомобиля (владельца источника повышенной опасности). При этом в Постановлении ФАС указано со ссылкой на п. 1 ст. 796 ГК РФ, что причины аварии не могли быть предотвращены грузоперевозчиком и их устранение не зависело от последнего.
Спустя три года, при рассмотрении кассационной жалобы по сходному делу, тот же суд принял уже несколько иное решение. В Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 9 января 2008 г. по делу N А-43-5249/2007-7-78 было вновь указано на неверное применение п. 1 ст. 796 ГК РФ, на основе которого суд первой инстанции определил отсутствие вины ответчика (РЖД) при утрате груза из-за столкновения грузового поезда на нерегулируемом переезде с автомобилем. По обстоятельствам произошедшего дорожно-транспортного происшествия, в котором был виноват водитель автомобиля, ФАС посчитал данное событие обладающим для грузоперевозчика чрезвычайностью и непредотвратимостью (обстоятельствами непреодолимой силы). По этой причине, как указал суд, ответчик (РЖД) ответственности за утраченный груз нести не должен и иск к нему неправомерен.
Однако в абсолютном большинстве случаев в делах по железнодорожным перевозкам суды все же исходят из презумпции вины перевозчика, которая следует из содержания ст. 796 ГК РФ и ст. 95 УЖТ РФ. При этом суды ссылаются (в том числе) и на пункт 37 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 октября 2005 г. N 30 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона УЖТ РФ", в соответствии с которым перевозчик должен доказать, что утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.
В завершение этого весьма беглого обзора особенностей правоприменительной практики арбитражных судов по разрешению споров в случаях утраты, недостачи или повреждения транспортируемых грузов следует обратить внимание на некоторые спорные, по нашему мнению, моменты.
При полном уважении к правовой позиции Президиума ВАС РФ, в соответствии с которой судам следует исходить из презумпции вины профессиональных перевозчиков, следующей из содержания п. 1 ст. 796 ГК РФ, такой подход, как представляется, предельно упрощенно трактует сущность института вины перевозчиков в случае утраты или повреждения груза на любом виде транспорта. При таком подходе полностью выпадают такие правовые институты, непосредственно связанные с виной перевозчиков (морских и речных судов), как грубая неосторожность, случай и ошибка. Кроме того, представляется, что при правоприменении большее значение должны иметь нормы не главы 40 ГК РФ "Перевозка", а специального законодательства, в том числе транспортных кодексов и уставов.
В результате использования сложившихся в арбитражной практике подходов при рассмотрении споров грузоотправителей и перевозчиков такая статья главы 59 ГК РФ "Обязательства вследствие причинения вреда", как ст. 1079 ГК РФ "Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность", практически не применяется, хотя именно использование транспортных средств относится к одному из основных видов деятельности, создающих повышенную опасность. Справедливости ради следует отметить, что и нормы, устанавливающие ответственность перевозчиков за транспортируемый груз, изложенные в транспортных кодексах и уставах, также представляются не вполне сбалансированными. Так, например, ни в одном из этих документов вообще не содержится упоминания о таком правовом институте, как "источник повышенной опасности".
Прямое отношение к анализу возможной вины перевозчиков имеет и ст. 1095 ГК РФ "Основания возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги", на нормы которой арбитражные суды также практически не ссылаются. Причем в статьях 1079 и 1095 ГК РФ фактически содержится противопоставление подходам, на которых в соответствии с правовой позицией Пленума ВАС РФ возникает правовая коллизия, вне всякого сомнения, создающая трудности для разрешения возможных споров между грузоперевозчиками и их клиентами.
По нашему мнению, для преодоления неоднозначности в сложившихся подходах при установлении правовых оснований и пределов ответственности грузоперевозчиков, использующих различные виды транспорта, есть необходимость внести в нормы ГК РФ, транспортных кодексов и уставов ряд изменений и дополнений, на основе которых может быть обеспечена большая сбалансированность подходов при правоприменении. Кроме того, в условиях, когда количество используемых транспортных средств постоянно растет (а их количество в мире уже превышает 1 миллиард единиц), как и объемы перевозимых грузов, следовало бы, наверное, принять соответствующее постановление Верховного Суда РФ для установления единства правоприменения.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


28 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 996066-7 "О внесении изменения в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности"

Цель законопроекта - повышение информированности вкладчика об условиях привлечения денежных средств физических лиц во вклады, а также снижение рисков вкладчиков при принятии решения о выборе конкретного вклада и кредитной организации, привлекающей денежные средства во вклады. Изложение условий договора банковского вклада в стандартной табличной форме и информирование вкладчика о минимальной гарантированной процентной ставке по вкладу позволит потребителю сравнивать условия разных банков




20 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 992248-7 "О внесении изменений в КоАП РФ по вопросам защиты прав и законных интересов физических лиц при совершении действий, направленных на возврат просроченной задолженности"

Законопроект направлен на усовершенствование механизма защиты прав граждан от недобросовестных действий при осуществлении возврата просроченной задолженности. Помимо этого, предлагаемое законопроектом изменение компетенции рассмотрения статьи 14.57 КоАП снизит нагрузку на судебные органы.




14 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 988027-7 "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ"

Законопроектом устанавливается возможность использования системы налогообложения в виде ЕНВД и патентной системы налогообложения для субъектов предпринимательской деятельности в сфере розничной торговли маркированной продукцией на период с 1 сентября 2020 г. по 31 декабря 2021 г. включительно.




7 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 983620-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Цель законопроекта - обеспечение баланса интересов как участника долевого строительства, так и застройщика. Также он призван обеспечить нормативные рамки взаимодействия сторон при возникновении спорных вопросов.




28 июня 2020 г.
Проект Федерального закона № 979423-7 "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ"

Законопроектом предлагается ввести гуманитарный сбор в размере 5 процентов от средств полученных рекламораспространителями за предоставление своих услуг. Цель данного сбора - оказание помощи гражданам России, оказавшимся в трудной жизненной ситуации и нуждающимся в лечении.



В центре внимания:


Некоторые вопросы ответственности перевозчика при морской перевозке груза вследствие просрочки доставки (Хихинашвили Л.Г., Гречуха В.Н.)

Дата размещения статьи: 13.07.2020

подробнее>>

Проблемы ответственности в трансграничных перевозках по внутренним водным путям международного значения (Ивашова Т.А., Иванова Т.Н.)

Дата размещения статьи: 24.10.2017

подробнее>>

Деликтная ответственность перевозчика как субъекта малого и среднего бизнеса (Добровинская А.В.)

Дата размещения статьи: 25.08.2017

подробнее>>

Предложения по совершенствованию понятийного аппарата Модельного закона о контрейлерных перевозках (Карпеев О.В.)

Дата размещения статьи: 13.04.2017

подробнее>>

Нормативное регулирование ответственности грузоперевозчиков в гражданском и транспортном законодательстве (Трофимов С.В.)

Дата размещения статьи: 03.04.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи