Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Договор страхования > Морское страхование грузов как разновидность имущественного страхования в Российской Федерации (Лебедев П.А.)

Морское страхование грузов как разновидность имущественного страхования в Российской Федерации (Лебедев П.А.)

Дата размещения статьи: 07.04.2017

В большинстве случаев морская перевозка грузов является коммерческой деятельностью, так как торговое мореплавание главным образом обслуживает рыночные отношения с участием предпринимателей. Поэтому морское страхование грузов - это правоотношение, преимущественно возникающее при осуществлении предпринимательской деятельности.

В юридической литературе давно отмечается, что морское страхование является разновидностью имущественного страхования [4, с. 33]. На первый взгляд может показаться, что отсылочная норма п. 2 ст. 1 Кодекса торгового мореплавания РФ, устанавливающая подчиненный статус норм КТМ РФ положениям Гражданского кодекса РФ при регулировании тех имущественных отношений, которые возникают в сфере торгового мореплавания и основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, дает вполне ясную иерархию указанных источников регулирования отношений по морскому страхованию. Это вполне вписывается в формулу понятия гражданского законодательства, установленную в п. 2 ст. 3 ГК РФ.

Однако в ст. 970 ГК РФ указано, что отношения по морскому страхованию могут регламентироваться иначе, чем предусмотрено гл. 48 ГК РФ. Иных норм, уточняющих данное регулирование, ни в ГК РФ, ни в КТМ РФ не содержится.

В такой ситуации требует ответа вопрос о степени самостоятельности и самодостаточности норм КТМ РФ при упорядочении правоотношений имущественного страхования на примере морского страхования грузов.

Нормы гл. 48 ГК РФ показывают, что страхование разделяется на виды в зависимости от страхуемого интереса, сам факт наличия которого является конституирующим элементом договора страхования в смысле определения лица, в пользу которого может быть заключен договор имущественного страхования, предопределяющий разновидность правового регулирования. В итоге положения ст. 930 - 933 ГК РФ императивны в части принадлежности страхового интереса, а следовательно, принадлежности риска, подлежащего страхованию, что в свою очередь предопределяет правовой статус лиц, участвующих в процессе в качестве страхователя либо выгодоприобретателя.

Представляется, что механизм правового регулирования имущественного страхования, закрепленный в нормах гл. 48 ГК РФ в части принадлежности страхового интереса страхователю или выгодоприобретателю, в пользу которого заключается договор страхования, сам по себе вызывает у правоприменителя ощущение исключительности, единственно возможного и необходимого варианта для регулирования имущественного страхования на основе ст. 930 - 933 ГК РФ.

В то же время риски, указанные в п. 2 ст. 929 ГК РФ, имеют общий характер, т.е. они могут наступать при ведении любой хозяйственной деятельности, в том числе при осуществлении торгового мореплавания. При этом может показаться, что в зависимости от того, что происходит с имуществом при воздействии морских опасностей и случайностей - оно утрачивается (гибнет), повреждается или возникает его недостача; появляется ответственность по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственность по договорам - риск гражданской ответственности; либо возникают убытки от предпринимательской деятельности, - следует решать, какие императивные нормы гл. 48 ГК РФ (ст. 930 - 933) применимы к морскому страхованию, так как от квалификации таких отношений зависит вид правового регулирования.

Однако КТМ РФ не содержит подобной ГК РФ формулы установления вида морского страхования через наличие одного из перечисленных видов страхуемого имущественного интереса. Более того, ст. 249 КТМ РФ указывает, что объектом договора морского страхования может быть всякий имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием. КТМ РФ, в отличие от ГК РФ, указывает на видовой характер рисков в виде несения убытков вследствие воздействия на объект страхования морских опасностей и случайностей, т.е. все объекты могут подвергаться морским рискам.

Так или иначе, морское страхование невозможно вне сферы торгового мореплавания, которое является одним из квалифицирующих его особенностей. Причем сам по себе факт использования судна (своего, взятого в аренду либо чужого) для морской перевозки груза, т.е. для осуществления предпринимательской деятельности, например, у грузовладельца либо судовладельца может порождать страховой интерес, основанный на отношении их с лицами, так или иначе причастными к перевозке (например, собственником, управляющим, перевозчиком судна, собственником груза, экспедитором, лоцманами, сюрвейерами, портами), вызванный сохранением груза, перевозимого на судне, от убытков при нарушении как договорных обязательств контрагентами грузовладельца, судовладельца, так и на случай причинения внедоговорных убытков перевозимому грузу, и в конечном итоге страхования на случай наступления убытков при осуществлении предпринимательской деятельности в виде морской перевозки грузов в целом.

Решающее значение при квалификации правоотношений и установлении нормативного регулирования имеют морские опасности и случайности как квалифицирующий признак морского страхования и как его обязательное условие. Они составляют второй уровень рисков дополнительно к тем, которые указаны в п. 2 ст. 929 ГК РФ. Таким образом формируется двухуровневая система рисков, которая как бы приподнимает или отделяет морское страхование от иных видов имущественного страхования. И при подавляющем большинстве предпринимательских правоотношений устанавливают преимущественно диспозитивный характер норм гл. XV КТМ РФ (ст. 247) в отличие от норм гл. 48 ГК РФ, что в итоге позволяет сторонам преодолевать вышеуказанные положения императивных правил регулирования, содержащихся в ст. 930, 933 ГК РФ, применяя их не напрямую, а с учетом особенностей гл. XV КТМ РФ.

Так, если грузоотправитель в рамках осуществления своей предпринимательской деятельности по отправке грузов застрахует риск возникновения убытков в виде неполучения ожидаемого дохода в месте его прибытия от продажи отправленного, но поврежденного либо утраченного в процессе перевозки груза в пользу грузополучателя, то это вовсе не означает, что необходимо применять правило ст. 933 ГК РФ, запрещающее страховать чужой предпринимательский риск и не в пользу самого предпринимателя-грузоотправителя, только основываясь на том, что перевозимый груз подвергся риску, указанному в подп. 3 п. 2 ст. 929 ГК РФ. В рассматриваемом примере нормы ст. 247, 249, 253 КТМ РФ создают особенность правового регулирования и допускают страховать предпринимательский риск в виде неполучения ожидаемого дохода от продажи поврежденного либо утраченного товара в месте его прибытия самого грузополучателя и в его пользу, если груз подвергся второму уровню рисков в виде морских опасностей и случайностей.

Причем последствия для имущества при наступлении рисков, указанных в п. 2 ст. 929 ГК РФ, всегда будут одинаковы, а именно: имущество либо погибнет, будет повреждено или возникнет его недостача; появится ответственность по обязательствам вследствие причинения ущерба имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственность по договорам - риск гражданской ответственности; либо это приведет к убыткам от предпринимательской деятельности. Поэтому сам по себе факт наступления перечисленных рисков при осуществлении торгового мореплавания не дает оснований для вывода о регулировании правоотношений на основе императивных норм гл. 48 ГК РФ без учета особенностей, предусмотренных гл. XV КТМ РФ, только основываясь на том, что гл. XV КТМ РФ не содержит статьи, специально регулирующей страхование предпринимательского риска.

В то же время если в приведенном выше примере грузоотправитель не укажет в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя грузополучателя, то по умолчанию будет действовать норма ст. 933 ГК РФ, устанавливающая, что выгодоприобретателем будет сам предприниматель, т.е. для морского страхования норма ст. 933 ГК РФ будет носить восполнительный характер.

Поэтому условия в виде морских опасностей и случайностей отделяют морское страхование от имущественного страхования в качестве его вида, так что это позволяет сторонам, руководствуясь ст. 247 КТМ РФ, фактически изменить императивную норму ст. 933 ГК РФ и регулировать свои договорные правоотношения иначе.

При страховании предпринимательского риска страхованию подлежат не риски, связанные с конкретной вещью, и не риски возникновения ответственности за нарушение конкретного договора страхователем перед выгодоприобретателем, здесь предприниматель может застраховать свои собственные риски от убытков при осуществлении предпринимательской деятельности, а именно: страхованию подлежат убытки предпринимателя в вещах и по договорам, посредством которых он осуществляет свою деятельность в течение определенного договором страхования периода. В действительности речь идет не собственно о страховании предпринимательского риска (риска неполучения ожидаемых доходов), а в общем о страховании от убытков при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 4 ст. 933 ГК РФ) [2].

Обращает на себя внимание и то, что в подп. 3 п. 2 ст. 929 ГК РФ говорится о контрагентах предпринимателя и не уточняется статус этих лиц в нарушенных обязательствах. Бесспорно, что речь идет о должнике в обязательстве перед кредитором-предпринимателем. Однако в обязательстве могут быть как главная, основная обязанность должника, так и второстепенные, сопутствующие либо открывающие исполнение для должника обязанности кредитора. Иными словами, может ли быть самим перевозчиком застрахован риск возникновения у него убытков по договору страхования предпринимательского риска, выражающийся в просрочке доставки груза, возникшей по его вине, в случае если его вина состояла в том, что срок доставки груза был увеличен по причине увеличения срока погрузки груза из-за ненадлежащего состояния судовых помещений для погрузки?

Если же просрочка в перевозке груза вызвана исключительно действиями контрагента перевозчика, то страхование его предпринимательского риска от убытков возможно, так как это прямо регулируется нормой ст. 933 ГК РФ.

В то же время ст. 933 ГК РФ не содержит прямого запрета на страхование перевозчиком своего предпринимательского риска от убытков, например, в виде дополнительных расходов на стоянку при погрузке груза, неполучения в полном объеме либо получения только части прибыли из-за просрочки в доставке груза, если просрочка в доставке груза перевозчиком стала следствием несвоевременного исполнения им своей обязанности по очистке помещений судна для погрузки.

С одной стороны, причины просрочки в доставке груза являются прямым следствием просрочки в погрузке груза на судно, срок начала которой был сдвинут по причине дополнительной очистки судовых помещений. Действия самого перевозчика по ненадлежащей очистке судовых помещений и просрочке в доставке груза хоть и не являются событиями, следующими друг за другом, но входят в последовательную цепочку событий, связующим звеном которой является просрочка в погрузке. Можно заключить, что причина просрочки в доставке груза стала следствием действий самого перевозчика. На первый взгляд такая ситуация не предполагает возможности для перевозчика страховать свой предпринимательский риск, например, в виде неполучения им дохода за просрочку доставки груза, так как это может способствовать страхованию событий, наступление которых вызвано ненадлежащим исполнением обязательств самим предпринимателем-страхователем.

С другой стороны, невозможность страхования перевозчиком своего предпринимательского риска в виде расходов от событий, наступление которых вызвано действиями самого перевозчика, только исходя из того, что перевозчик будет освобожден от убытков, наступивших вследствие его же ненадлежащего поведения, не будет способствовать развитию страхования предпринимательского риска при осуществлении морской перевозки грузов. Представляется, что не может быть побуждающим мотивом для неисполнения перевозчиком своих обязательств сама возможность обеспечить себя за счет страхования от убытков, причина наступления которых вызвана в том числе действиями самого перевозчика. Заинтересованность перевозчика в надлежащем исполнении своих обязательств перед контрагентами имеет только одну цель - прибыль, которую невозможно получить, если предприниматель не обеспечит себя от сопутствующих убытков при ее получении.

Неблагоприятным последствием для предпринимателя-страхователя будет сам факт отсутствия ожидаемого дохода, которого вполне достаточно как побуждающего мотива к надлежащему исполнению им своих обязательств перед контрагентами. В таком случае страхование риска неполучения ожидаемых доходов поставит перевозчика в безразличное отношение, например, к надлежащей очистке судовых помещений его судовой командой. В то же самое время было бы более оправданно в рассматриваемом примере допустить к страхованию перевозчиком риска своих расходов, например, на дополнительную стоянку при погрузке.

ГК РФ не содержит прямого регулирования для такой ситуации, однако при толковании норм ст. 247 и 265 КТМ РФ допустимо заключение договора на случай страхования указанных расходов.

Более того, ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей работниками (судовой командой) перевозчика по очистке судовых помещений в соответствии со ст. 402 ГК РФ рассматривается как действия самого страхователя. Такое упущение перевозчика для целей страхования можно рассматривать как его грубую неосторожность, которая согласно абз. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения, если иное не предусмотрено договором страхования.

Однако при регулировании этой же ситуации через нормы КТМ РФ грубой неосторожности страхователя не будет, так как согласно ст. 61, 71, 265 КТМ РФ, ст. 182 ГК РФ грубая неосторожность работников страхователя не может рассматриваться как грубая неосторожность самого страхователя, т.е. в рамках морского страхования страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения по причине иной, чем при осуществлении иной хозяйственной деятельности предпринимателем при страховании предпринимательского риска по нормам гл. 48 ГК РФ, что подтверждается судебной практикой [6].

В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" объектом имущественного страхования является имущественный интерес, предпринимательским интересом для целей имущественного страхования, исходя из определения предпринимательской деятельности, будет интерес в обеспечении себя от убытков при осуществлении деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг предпринимателем.

Предпринимательская деятельность направлена на систематическое получение прибыли, поэтому страховой интерес предпринимателя состоит в обеспечении себя от убытков при осуществлении деятельности, направленной на получение прибыли. В этом смысле определяющим фактором для отнесения наступившего риска в виде неполучения ожидаемого дохода к предпринимательскому выступает цель, которую преследовал предприниматель, используя имущество либо неся расходы.

Представляется, что любая потеря и любые убытки при осуществлении деятельности, направленной на систематическое получение прибыли, должны относиться к предпринимательским рискам, так как деятельность предпринимателя - это процесс, комплекс договорных и внедоговорных взаимоотношений предпринимателя с контрагентами, которые сопровождаются рисками наступления убытков в результате как собственных действий, так и действий контрагентов. Используя механизм страхования, предприниматель имеет экономический интерес в обеспечении себя от убытков в определенный период, указанный в договоре страхования предпринимательского риска. Предприниматель не конкретизирует имущество, которое используется для осуществления предпринимательской деятельности, страхованию подлежат не риски утраты, гибели либо повреждения конкретной вещи, а риски, связанные с конкретной деятельностью предпринимателя. Конкретная вещь или вещи могут служить только для целей определения размера страховой суммы [1]. При этом стоимость вещи или вещей является не единственной основой для определения размера страховой суммы, так как при страховании предпринимательского риска для определения размера страховой суммы необходимо учитывать размер ожидаемого дохода.

Представляется, что договор страхования имущества и договор страхования риска ответственности за нарушение договора имеют цель покрыть страхованием риски либо в отношении конкретной вещи или вещей, либо в отношении конкретного договора, однако договор страхования предпринимательского риска направлен на обеспечение от убытков, возникающих в результате осуществления систематической деятельности, что вполне соответствует содержанию п. 2 ст. 929 ГК РФ.

Причем заметим, что собственно сам предпринимательский риск, указанный в подп. 3 п. 2 ст. 929 ГК РФ, представлен только в качестве неполучения ожидаемых доходов. Риски несения иных убытков при осуществлении предпринимательской деятельности, так называемые сопутствующие предпринимательской деятельности риски, только потому могут быть застрахованы по договору страхования предпринимательского риска, что, только осуществляя эту деятельность, прилагая усилия, т.е. выполняя самостоятельную деятельность и производя соответствующие затраты, можно ожидать получение доходов. В этой норме также упоминаются убытки при изменении условий ведения предпринимательской деятельности, осуществляемой предпринимателем самостоятельно, которые могут быть застрахованы, если обстоятельства, послужившие причиной изменения условий, не зависят от предпринимателя.

Однако когда в процессе осуществления предпринимательской деятельности предприниматель заключает договор, то обеспечить себя от риска наступления убытков из-за нарушений контрагентами своих договорных обязательств можно, только заключив договор морского страхования предпринимательского риска (ст. 246, 249, 253 КТМ РФ) [5], так как нормы подп. 3 п. 2 ст. 929 и ст. 933 ГК РФ не позволяют страховать чужие риски по договору страхования предпринимательского риска. Это же касается и случаев несения убытков при изменении условий ведения предпринимательской деятельности, осуществляемой посредством привлечения по договору иных лиц, если обстоятельства, послужившие причиной изменения условий, не зависят от предпринимателя.

В соответствии со ст. 933 ГК РФ предприниматель может застраховать только свой предпринимательский риск и только в свою пользу. По ГК РФ страхование чужого предпринимательского риска недопустимо [3].

Возможно, в гражданских правоотношениях такое жесткое регулирование направлено на пресечение случаев страхования чужого предпринимательского риска только с целью освободить своего контрагента от убытков из-за неисполнения договора перед страхователем-предпринимателем, а также по причине наличия иных видов имущественного страхования, которые, так или иначе, регулируют вопросы компенсации убытков, в том числе и при осуществлении предпринимательской деятельности по правилам таких разновидностей имущественного страхования. Например, предприниматель использует для перевозки несколько судов либо осуществляет отправку различных грузов и по нормам ГК РФ он может застраховать конкретные суда либо грузы от риска их утраты, гибели либо повреждения по нормам ст. 930 ГК РФ либо застраховать риск неисполнения договоров фрахтования, перевозки по нормам ст. 932 ГК РФ. При этом страховать себя от убытков по ст. 933 ГК РФ он не заинтересован, так как эта норма имеет очень узкое регулирование и не позволяет страховать чужой предпринимательский риск, в котором предприниматель заинтересован не меньше, чем в своем. Заинтересованность в страховании чужого предпринимательского риска продиктована тем, что во внешнеторговой деятельности зачастую продавец страхует товар в пользу покупателя, обеспечивая последнему риски на 110% цены товара (которая включает стоимость перевозки, страхования). Чтобы обеспечить себя от рисков, связанных с продажей товаров, в которые можно включить риски утраты, гибели либо повреждения товаров, ответственности за нарушение договора перевозки товаров, несения дополнительных расходов, например, на фумигацию древесины в порту прибытия, неполучения ожидаемой прибыли от продажи товаров в месте их прибытия, предприниматель заключает договор страхования своего предпринимательского риска. Но ведь эти же самые риски несут и предприниматели - покупатели товаров, т.е. продавец-предприниматель, зная об этом, заинтересован страховать предпринимательский риск своих контрагентов. Во-первых, это обеспечит покупателям компенсацию вложенных в товары денежных средств, а во-вторых, снизит стоимость товаров, потому что возможные издержки покупателя, связанные с убытками при покупке и доставке товаров, он компенсирует не за счет увеличения цены на товары, а за счет страховой выплаты.

Отношения, регламентируемые гл. XV КТМ РФ, являются объектом регулирования положений гл. 48 ГК РФ, но только с учетом того, что сами отношения по морской перевозке груза и соответствующий им страховой интерес - это отношения, возникающие в сфере торгового мореплавания, т.е. предпринимательской деятельности, сам факт наличия которых уже не может их подчинить положениям ст. 930 - 933 ГК РФ, как в силу ст. 970 ГК РФ, которая предусматривает субсидиарное применение ст. 930 - 933 ГК РФ, так и в силу того, что гл. XV КТМ содержит другое регулирование, не обязывающее к соблюдению положений указанных статей ГК РФ.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что договор морского страхования груза является договором с самостоятельным правовым режимом, обусловленным наличием специальных правил, содержащихся в гл. XV КТМ РФ. В ситуациях, когда объектом страхования выступает груз, используемый предпринимателем в сфере торгового мореплавания, страхованию подлежит предпринимательский риск, который может включать в себя риск убытков при наступлении морских опасностей и случайностей в виде утраты, гибели повреждения (порчи) груза, нарушения контрагентами предпринимателя своих обязательств перед ним и неполучения ожидаемых доходов, прибыли от продажи груза. Поэтому при квалификации правоотношений между страхователем и страховщиком необходимо учитывать особенности правового регулирования морского страхования, которые определяют вид и характер норм, подлежащих непосредственному применению.

Список литературы

1. Иванов Г.Г. Правовое регулирование морского судоходства в Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Морские вести России, 2009 // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: В 3 т. (постатейный) / Т.Е. Абова, Л.В. Андреева, Е.Б. Аникина и др.; Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2006. Т. 2 // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
3. Кузнецова И.А. Страхование жизни и имущества граждан: Практ. пособие. М.: Дашков и К, 2008 // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
4. Мусин В.А. Морское страхование. Избранное. СПб.: АНО "Редакция журнала "Третейский суд". М.: Статут, 2014. С. 33 - 71.
5. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 31.08.2004 N Ф03-А51/04-1/2523 // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
6. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.05.2011 по делу N А56-32094/2008 // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

References

1. Ivanov G.G. Pravovoe regulirovanie morskogo sudohodstva v Rossijskoj Federacii. 2-e izd., pererab. i dop. M.: Morskie vesti Rossii, 2009 // Dostup iz SPS "Konsul'tantPljus".
2. Kommentarij k Grazhdanskomu kodeksu Rossijskoj Federacii, chasti vtoroj: V 3 t. (postatejnyj) / T.E. Abova, L.V. Andreeva, E.B. Anikina i dr.; Pod red. T.E. Abovoj, A.Ju. Kabalkina. 3-e izd., pererab. i dop. M.: Jurajt-Izdat, 2006. T. 2 // Dostup iz SPS "Konsul'tantPljus".
3. Kuznecova I.A. Strahovanie zhizni i imushhestva grazhdan: Prakt. posobie. M.: Dashkov i K, 2008 // Dostup iz SPS "Konsul'tantPljus".
4. Musin V.A. Morskoe strahovanie. Izbrannoe. SPb.: ANO "Redakcija zhurnala "Tretejskij sud". M.: Statut, 2014. S. 33 - 71.
5. Postanovlenie FAS Dal'nevostochnogo okruga ot 31.08.2004 N F03-A51/04-1/2523 // Dostup iz SPS "Konsul'tantPljus".
6. Postanovlenie FAS Severo-Zapadnogo okruga ot 31.05.2011 po delu N A56-32094/2008 // Dostup iz SPS "Konsul'tantPljus".

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

13 апреля 2017 г.
Проект Федерального закона № 148799-7 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Целями законопроекта являются расширение сферы применения электронного документооборота и установление единого порядка электронного страхования для физических и юридических лиц; привлечение к реализации услуг страховых посредников (агентов и брокеров); устранение неопределенности в части обязанности медицинских учреждений предоставлять информацию о специальной категории персональных данных пациентов при наличии соответствующего разрешения субъекта персональных данных либо его законного представителя/наследника). 




4 апреля 2017 г.
Президентом РФ подписан Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О национальной платежной системе"

Основная цель данного Федерального закона - совершенствование регулирования осуществления трансграничных переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов. Кроме этого, Федеральный закон от 3 апреля 2017 г. № 59 ФЗ  направлен на устранение негативных последствий запрета на деятельность российских платежных систем на территории Украины, введенного 17 октября 2016 г.




1 апреля 2017 г.
Проект федерального закона № 137655-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"... "

Законопроект разработан в целях развития системы предоставления государственных и муниципальных услуг по принципу "одного окна" в многофункциональных центрах предоставления государственных и муниципальных услуг и направлен на обеспечение взаимодействия регистрирующего органа с многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме без дублирования документов на бумажных носителях при предоставлении услуги по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.




27 марта 2017 г.
Проект Федерального закона № 133709-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Трудовой кодекс Российской Федерации"

Целью законопроекта является установление дополнительных гарантий по оплате труда работников, при банкротстве работодателя. В частности, предлагается обеспечивать погашение требования об оплате труда работников должника вне очереди за счет денежных средств, накопленных должником и размещенных на специальном счете эскроу (ст. 860.7 ГК РФ), открытом в соответствии с проектируемой законопроектом ст. 130.1 ТК РФ ("Гарантия прав работников на вознаграждение за труд в случае прекращения деятельности работодателя и его неплатежеспособности").




17 марта 2017 г.
Проект Федерального закона № 124991-7 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации"

Целью законопроекта является совершенствование законодательства, регулирующего туристскую деятельность. Законопроектом предлагается изложить в новой редакции определение понятия "туристский информационный центр" и предусмотреть в данном определении, что туристские информационные центры информируют об объектах туристской индустрии не только физических, но и юридических лиц.



В центре внимания:


Страхование профессиональной ответственности: понятие, специфика и основания возникновения (Луговец В.Я.)

Дата размещения статьи: 15.04.2017

подробнее>>

Риск-менеджмент в страховых организациях: ситуация, проблемы, задачи (Юргенс И.)

Дата размещения статьи: 11.04.2017

подробнее>>

Страховой агент =\ платежный агент (Антонов Н.)

Дата размещения статьи: 10.04.2017

подробнее>>

Морское страхование грузов как разновидность имущественного страхования в Российской Федерации (Лебедев П.А.)

Дата размещения статьи: 07.04.2017

подробнее>>

Значение страховой защиты субъектов предпринимательской деятельности в современных условиях (Романова И.Н.)

Дата размещения статьи: 06.04.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта