Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Несостоятельность (банкротство) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > К вопросу о правовом статусе лица, исполняющего обязанности конкурсного управляющего: правовые коллизии и судебная практика (Гузанов К.А.)

К вопросу о правовом статусе лица, исполняющего обязанности конкурсного управляющего: правовые коллизии и судебная практика (Гузанов К.А.)

Дата размещения статьи: 07.04.2017

В связи с увеличением роста судебных производств, связанных с банкротством юридических лиц, правоприменитель и практикующие юристы отмечают все большее количество проблем, связанных с несовершенством Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее также - Закон о банкротстве или Закон).

В частности, возникают вопросы, вытекающие из неточности формулировок Закона и относящиеся к периоду перехода банкротящегося юридического лица из одной из реабилитационных стадий банкротства в стадию конкурсного производства.
В большинстве случаев такой переход осуществляется в момент прекращения стадии наблюдения, после проведения первого собрания кредиторов. Частота использования двух реабилитационных процедур финансового оздоровления и внешнего управления же, по мнению С.В. Сарбаша, "...не может проиллюстрировать каких-то значительных сдвигов в сторону реабилитации должников. В подавляющем большинстве случаев возбуждение дела о банкротстве влечет ликвидацию должника" <1>. И с этим мнением сложно не согласиться.
--------------------------------
<1> Сарбаш С.В. Финансовое оздоровление и внешнее управление // Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2010. С. 199.

Так, крайне затруднительным представляется переход в реабилитационные процедуры в случае наличия у должника - юридического лица высокого уровня просроченной долговой нагрузки, кратно превышающей стоимость принадлежащих ему активов, и наличия нескольких (как правило, более трех) "крупных" кредиторов, совместно контролирующих более 75 процентов общей задолженности должника.
Именно поэтому первое собрание кредиторов, созываемое временным управляющим должника по истечении срока процедуры наблюдения, зачастую принимает решение о начале процедуры конкурсного производства и назначении конкурсного управляющего.
Однако на практике не редки ситуации, при которых действующие в собственном интересе кредиторы, которых мы условно в рамках настоящей статьи обозначили как "крупные", предлагают собранию кредиторов разные кандидатуры саморегулируемых организаций (далее - СРО) арбитражных управляющих и, соответственно, самих конкурсных управляющих, в результате чего отсутствует возможность утверждения единой кандидатуры СРО и конкурсного управляющего при отсутствии большинства голосов участвующих в собрании кредиторов.
Также кандидатуры СРО и конкурсного управляющего не могут быть выбраны в случае, если первое собрание кредиторов вообще не было проведено к моменту истечения срока наблюдения, что возможно как вследствие противоправных действий временного управляющего, так и по не зависящим от временного управляющего и кредиторов обстоятельствам: например, в случае неутверждения арбитражным судом мирового соглашения, подписанного кредиторами <2>.
--------------------------------
<2> Данная ситуация отражена в деле N А41-34695/2014, рассматриваемом Арбитражным судом Московской области.

Независимо от того, было ли первым собранием кредиторов принято решение перейти к какой-либо процедуре и была ли выбрана кандидатура конкурсного управляющего, суд выносит одно из решений, предусмотренных статьей 52 Закона о банкротстве, в частности, назначает временного управляющего исполняющим обязанности конкурсного управляющего <3>.
--------------------------------
<3> В силу абзаца 3 пункта 3 статьи 75 Закона о банкротстве.

На лицо, исполняющее обязанности конкурсного управляющего, судом возлагается обязанность провести собрание кредиторов для того, чтобы выбрать СРО арбитражных управляющих и определить требования к кандидатуре конкурсного управляющего. В Законе о банкротстве отсутствует указание на необходимость предложения конкретной кандидатуры конкурсного управляющего.
Так, указанной выше статьей Закона о банкротстве установлено, что "в случае, если... конкурсный управляющий не был утвержден одновременно с введением соответствующей процедуры, а также в необходимых случаях арбитражный суд возлагает исполнение обязанностей соответствующего арбитражного управляющего на временного управляющего и обязывает временного управляющего провести собрание кредиторов для рассмотрения вопроса о выборе саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден... конкурсный управляющий, и о требованиях к кандидатуре такого управляющего".
На собрании кредиторов, проводимом в соответствии с абзацем 3 пункта 3 статьи 75 Закона о банкротстве (далее - "другое собрание"), решение должно быть принято большинством голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, требования которых включены в реестр требований кредиторов.
Если первое собрание состоялось и не признано несостоявшимся по формальным основаниям и при этом решение о СРО или кандидатуре управляющего не принято и будет приниматься на другом собрании, то такое другое собрание не считается повторным первым собранием.
Другое собрание кредиторов, формально не являясь первым собранием кредиторов, проводится по общим правилам, то есть при голосовании на нем залоговые кредиторы не имеют права голоса, что, на наш взгляд, нарушает баланс интересов сторон.
Такое "другое собрание", на котором принимается решение по вопросам, относимым к повестке первого собрания кредиторов, де-факто меняет соотношение голосов к конкурсной (имущественной) массе, лишая залоговых кредиторов права на выбор кандидатуры арбитражного управляющего, которое является важной гарантией контроля любого, в том числе и залогового, кредитора за сохранностью имущества должника до непосредственной реализации имущества.
С другой стороны, необходимо отметить логическую последовательность превалирующей в настоящий момент судебной практики относительно данного вопроса: ведь Законом о банкротстве не предусмотрено проведение нескольких собраний кредиторов в период процедуры банкротства-наблюдения.
Предусмотрено лишь проведение повторного собрания кредиторов в случае, "...если на созванном собрании кредиторов присутствовали конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, включенные в реестр требований кредиторов и обладающие менее чем половиной голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр требований кредиторов" <4>, <5>.
--------------------------------
<4> В силу пункта 4 статьи 12 Закона о банкротстве.
<5> Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2010 N 07АП-10070/09 по делу N А03-1456/2009.

Таким образом, собрание, которое проведет лицо, исполняющее обязанности конкурсного управляющего, не будет повторным, если первое собрание состоялось (хотя не все вопросы, вынесенные на такое собрание, нашли свое решение) и не признано несостоявшимся <6>.
--------------------------------
<6> Вывод подтверждается сложившейся судебной практикой, например Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 13.04.2016 N 10АП-3319/2016 по делу N А41-64492/14.

Представляется, что решением данной коллизии могло бы стать закрепление в Законе о банкротстве безусловного права залоговых кредиторов голосовать по вопросам выбора СРО арбитражных управляющих и кандидатуры арбитражного управляющего вне зависимости от того, на каком собрании кредиторов принимается решение по данным вопросам.
Итак, каковы же правовые последствия утверждения исполняющего обязанности конкурсного управляющего?
1. Если первым собранием решение о кандидатуре или СРО не принято, суд выносит определение о том, что исполняющим обязанности конкурсного управляющего назначается временный управляющий, на которого возлагается обязанность провести собрание кредиторов для решения вопроса о выборе СРО и требований к конкурсному управляющему.
Так, например, Постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20 апреля 2011 г. N Ф02-740/11 по делу N А19-23565/09 собрание кредиторов должника, проведенное исполняющим обязанности конкурсного управляющего Полуэктовым М.Л., не приняло решения по вопросу о выборе саморегулируемой организации, из числа членов которой подлежал утверждению конкурсный управляющий, или о выборе кандидатуры конкурсного управляющего. Впоследствии судебное заседание по рассмотрению вопроса об утверждении конкурсного управляющего было отложено.
А Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 24.03.2016 N Ф06-26539/2015 по делу N А55-27454/2014 "...суд обязал исполняющего обязанности конкурсного управляющего Самохвалову Ю.В. провести собрание кредиторов для рассмотрения вопроса о выборе саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден конкурсный управляющий должником".
2. Временный управляющий, занимающий должность конкурсного управляющего, исполняет все полномочия конкурсного управляющего.
Устаревшая судебная практика следовала буквальному толкованию положения Закона о банкротстве, в результате чего в середине нулевых годов преобладала практика ограничения полномочий исполняющего обязанности конкурсного управляющего только до прямо указанных в тексте нормы:
а) созыва собрания для выбора СРО и
б) сохранения положения должника, существовавшего до введения конкурсного производства.
Однако со временем стало понятно, что сохранить положение должника на уровне даты окончания процедуры наблюдения, не имея на то полномочий конкурсного управляющего или руководителя должника, исполняющему обязанности конкурсного управляющего представляется невозможным.
Результатом постепенного изменения судебной практики стало Определение Конституционного Суда РФ от 28.01.2016 N 168-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Камынина Андрея Эдуардовича на нарушение его конституционных прав пунктами 1 и 3 статьи 60 и абзацем третьим пункта 3 статьи 75 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в котором судьями Конституционного Суда РФ отмечено, что "...в случае, если... конкурсный управляющий не был утвержден одновременно с введением соответствующей процедуры, а также в необходимых случаях арбитражный суд возлагает исполнение обязанностей соответствующего арбитражного управляющего на временного управляющего и обязывает временного управляющего провести собрание кредиторов для рассмотрения вопроса о выборе саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден... конкурсный управляющий, и о требованиях к кандидатуре такого управляющего".
Впоследствии данный подход был поддержан арбитражным судами: в Постановлении Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2016 N 12АП-5915/2016 по делу N А57-17295/2014 приведено мнение суда о том, что исполняющий обязанности конкурсного управляющего не является конкурсным управляющим должника и, следовательно, не вправе требовать передачи ему бухгалтерской и иной документации, печатей, материальных и иных ценностей должника, что не является верным.
Судом отмечено, что "...поскольку законодательство о банкротстве не содержит указаний на иные полномочия лица, являющегося исполняющим обязанности конкурсного управляющего, то исполнение его обязанностей приравнено к обязанностям конкурсного управляющего должника (Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 N 1031-О)".
Изложенная оценка позиции довода представляется нам верной, так как из части 2 статьи 126 Закона о банкротстве следует, что с даты принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника, и конкурсный управляющий осуществляет весь объем полномочий, предусмотренных статьей 129 Закона о банкротстве, то есть осуществляет функции единоличного исполнительного органа.
В случае отсутствия признания за исполняющим обязанности конкурсного управляющего компетенции и полномочий арбитражного управляющего складывается ситуация, при которой должник - юридическое лицо осуществляет свою деятельность без единоличного исполнительного органа, что прямо противоречит статье 53 ГК РФ.
Более того, если юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности исключительно через свои органы, следовательно, должник, в котором судом назначено лицо, исполняющее обязанности конкурсного управляющего, не имеет ни гражданских прав, ни гражданских обязанностей, что в любом случае противоречит учредительным документам должника и возникшим обязанностям по уплате денежных средств (долга) кредиторам, чьи права уже установлены в реестре требований кредиторов. Такая ситуация имеет внутренние логические противоречия и не может рассматриваться в качестве исключительно правовой коллизии норм, следовательно, она невозможна, так как обязанность уплатить долг не может прекратиться исключительно из-за отсутствия единоличного исполнительного органа у юридического лица.
3. По смыслу Закона о банкротстве нельзя возложить исполнение обязанностей конкурсного управляющего на иное, кроме временного управляющего, лицо, даже если временный управляющий ненадлежащим образом исполнял свои обязанности.
Представляется, что абзацем 3 пункта 3 статьи 75 Закона о банкротстве императивно определено, что исполнение обязанностей конкурсного управляющего может быть возложено на арбитражного управляющего, исполнявшего обязанности временного управляющего должника.
К данному выводу пришел и Арбитражный суд Московского округа, отметивший в Постановлении от 05.07.2016 N Ф05-6036/2015 по делу N А40-55638/2014, что, "...в связи с чем возложение судом исполнения обязанностей конкурсного управляющего на Кацера Е.И. (временным управляющим был не он. - Прим. К.А.) свидетельствует о нарушении положений Закона о банкротстве".
4. В случае отсутствия предложенных на первом собрании кредиторов кандидатур конкурсного управляющего, полномочия конкурсного управляющего возлагаются на временного, и вводится следующая процедура.
Законом о банкротстве не предусмотрено продление процедуры наблюдения на основании того, что первым собранием кредиторов не была согласована кандидатура конкурсного управляющего.
По смыслу пункта 1 статьи 52 Закона о банкротстве отсутствие возможности утвердить арбитражного управляющего одновременно с введением соответствующей процедуры банкротства не является препятствием для вынесения решения или определения арбитражного суда из числа перечисленных в данной статье.
В таких случаях арбитражный суд возлагает исполнение обязанностей соответствующего арбитражного управляющего на временного управляющего и обязывает его провести собрание кредиторов для рассмотрения вопроса о выборе саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден соответствующий арбитражный управляющий, и о требованиях к кандидатуре такого управляющего <7>.
--------------------------------
<7> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 01.06.2004 N Ф03-А51/04-1/1203.

Более того, по смыслу положений названной нормы права, исходя из ее буквального толкования, принятие решения о выборе арбитражного управляющего или саморегулируемой организации, из членов которой арбитражный суд утверждает арбитражного управляющего, требует квалифицированного большинства голосов.
Однако, что может являться таким квалифицированным большинством голосов?
Судебная практика пошла по пути признания квалифицированным простого большинства голосов от числа внесенных в реестр кредиторов с учетом их доли в общей сумме требований к должнику, а не только присутствующих на собрании кредиторов.
Завершением рассмотрения данного вопроса стала публикация Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", в пункте 7 которого указано, что "...судам следует принимать во внимание, что решения по указанным вопросам на проводимом на основании пункта 4 статьи 12 Закона повторном собрании кредиторов принимаются большинством голосов от числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, присутствующих на собрании кредиторов" <8>.
--------------------------------
<8> Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 октября 2015 г. N 20АП-4477/2015; Постановление девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2016 г. N 19АП-1135/2015.

Таким образом, Законом о банкротстве создан квазиорган юридического лица - должника, имеющий ограниченную компетенцию, ограниченные полномочия, дополнительные обязанности в виде обязанности созыва собрания для выбора СРО и сохранения положения должника, существовавшего до введения конкурсного производства, правовой статус которого, по сути, определяется складывающейся судебной практикой.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Егорова М.А. Обязательное саморегулирование как институт частного права // Предпринимательское право. 2014. N 4. С. 10 - 17.
2. Рябинин А., Татлыбаев Б. Судебные расходы по делам о банкротстве: виды расходов и порядок взыскания // Банковское обозрение. Приложение "БанкНадзор". 2015. N 2. С. 18 - 21.
3. Шишмарева Т.П. Институт несостоятельности в России и Германии. М.: Статут, 2015. 332 с.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


11 января 2018 г.
Проект Федерального закона № 356734-7 "О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации в части установления статуса земельных участков необходимых для ведения работ, связанных с пользованием недрами"

Внесение данного законопроекта обусловлено тем, что несмотря на социально-экономическую и экологическую значимость участков недр, отмечена правовая неопределённость статуса земель, под которыми такие участки расположены и необходимых для ведения работ, связанных с пользованием недрами. Такая неопределённость приводит к спорным ситуациям, а также является коррупциогенным фактором.




1 января 2018 г.
Вступает в силу Федеральный закон от 27 ноября 2017 г. N 351-ФЗ "О внесении изменений в статьи 146 и 170 части второй Налогового кодекса Российской Федерации"

Данным законом устанавливается, что передача на безвозмездной основе имущества, созданного в целях реализации соглашений о создании особых экономических зон, не облагается НДС. Имеется ввиду передача имущества акционерным обществом, созданным в целях реализации таких соглашений, 100% акций которого принадлежит РФ, а также созданными с его участием хозяйственными обществами, являющимися управляющими компаниями особых экономических зон. Кроме того, исключается обязанность восстановления акционерным обществом и управляющими компаниями ОЭЗ сумм НДС, ранее принятых к вычету в отношении такого имущества.




26 декабря 2017 г.
Проект Федерального закона № 350175-7 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части уточнения понятия "иностранный инвестор")"

Данный законопроект направлен на создание эффективного механизма пресечения получения российскими юридическими лицами и гражданами необоснованных преимуществ, предусмотренных для иностранных инвесторов, а также совершенствование норм инвестиционного законодательства.




19 декабря 2017 г.
Проект Федерального закона № 344476-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольно

Законопроект вносит запрет на производство так называемого "сухого алкоголя", который представляет собой порошкообразное вещество, которое при добавлении воды в определенной пропорции преобразуется в алкогольный напиток. Исследованиями выявлено, что данное вещество является смертельно опасным если существенно увеличить концентрацию "сухого алкоголя" на количество жидкости.




1 декабря 2017 г.
Проект Федерального закона № 329665-7 "О внесении изменений в Гражданский кодекс РФ в части уточнения обстоятельств непреодолимой силы в отношении договора о залоге недвижимого имущества (договора об ипотеке)"

Законопроект предусматривает защиту прав залогодателей-физических лиц при заключении ими договора ипотеки жилого дома или квартиры в случае, если расчет по такому договору осуществлялся в иностранной валюте, изменение курса которой привело к существенному повышению цены договора в рублевом эквиваленте в результате финансово-экономического кризиса, изменения валютного курса, девальвации национальной валюты и других не зависящих от воли сторон договора о залоге недвижимого имущества обстоятельств. 



В центре внимания:


Некоторые вопросы реализации трудовых прав работников в свете недавних изменений Закона о банкротстве (Беседина О.С.)

Дата размещения статьи: 16.01.2018

подробнее>>

Банкротство застройщиков: новое в законодательстве (Улезко А.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Что нужно знать кредитору о банкротстве должника (Ермаков В.И.)

Дата размещения статьи: 31.10.2017

подробнее>>

Банкротство: действия налоговых органов (Салтыков А.И.)

Дата размещения статьи: 19.10.2017

подробнее>>

Банкротная практика Верховного суда (Вдовин О.Ф.)

Дата размещения статьи: 16.09.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2018
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта