Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Реорганизация и ликвидация юридических лиц > О преобразовании юридического лица. Комментарий к Определению судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19.07.2016 N 310-КГ16-1802 (Суханов Е.А.)

О преобразовании юридического лица. Комментарий к Определению судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19.07.2016 N 310-КГ16-1802 (Суханов Е.А.)

Дата размещения статьи: 13.04.2017

Преобразование является одной из форм реорганизации юридических лиц. Его основная особенность состоит в том, что здесь не образуется новое юридическое лицо (лица) и не возникают отношения правопреемства; не прекращается и деятельность кого-либо из участников реорганизации (что характерно для большинства ее форм - слияния, присоединения и разделения). Реорганизация в форме преобразования изменяет "лишь" организационно-правовую форму юридического лица. Поэтому в экономическом смысле субъект имущественного оборота сохраняется, тогда как юридически ситуация изменяется - участник оборота приобретает иной правовой статус. У него появляются иные органы и структура управления, из унитарной организации он может превратиться в корпоративную (но не наоборот - ср. п. 3 ст. 68 ГК РФ) и даже изменить "форму собственности". Так, при приватизации государственное унитарное предприятие, не являющееся собственником закрепленного за ним имущества, преобразуется в акционерное общество - корпоративную организацию и частного собственника своего имущества.

Таким образом, при реорганизации в форме преобразования юридическое лицо сохраняет прежнюю имущественную основу своей деятельности, но изменяет юридическую форму ее организации. Поэтому в германской доктрине корпоративного права, одной из наиболее развитых в этом вопросе, данную ситуацию принято называть переменой юридической одежды ( des Rechtskleides), в результате которой субъект права "приобретает новую правовую форму, не изменяя своей идентичности" <1>; иными словами, "ставшая неподходящей правовая одежда заменяется другой" без ликвидации самого "предприятия" <2>. Такое положение возникает, например, в результате принятия общим собранием акционерного общества с небольшим количеством участников решения о преобразовании в общество с ограниченной ответственностью или по итогам решения общего собрания производственного кооператива о его преобразовании в акционерное общество и т.п.

--------------------------------

<1> Windbichler Ch. Gesellschaftsrecht. Ein Studienbuch. 22 Aufl. , 2009. S. 517 - 518. Такой подход основан на нормах Закона о реорганизации (Umwandlungsgesetz) от 28.10.1994, согласно которым "субъект права с помощью преобразования [букв. Formwechsel - "изменение формы"] может приобрести иную правовую форму" (абз. 1 § 190), хотя "меняющий форму субъект права существует далее в правовой форме, определенной в решении о преобразовании" (п. 1 абз. 1 § 202).

<2> Meier-Hayoz A., Forstmozer P. Schweizerisches Gesellschaftsrecht mit Einbezug des  Rechnungslegungsrechts und der Aktienrechtsreform. Elfte Aufl. Bern, 2012. S. 786 - 787. 

В российском гражданском праве существо преобразования обычно также характеризуется как изменение организационно-правовой формы одного и того же юридического лица (п. 5 ст. 58 ГК в первоначальной редакции 1994 г.). В советское время такая форма реорганизации юридических лиц встречалась на практике, но не была прямо предусмотрена законом (ср. ч. 1 ст. 37 ГК РСФСР 1964 г.). В отечественной литературе юридическая природа преобразования вызывает споры относительно того, является ли оно разновидностью реорганизации <3>.

--------------------------------

<3> Тщательно исследовавший этот институт А.В. Габов (см.: Габов А.В. Теория и практика реорганизации (правовой аспект). М., 2014. С. 512 - 524) пришел к выводу о том, что, поскольку новая редакция ст. 58 ГК РФ не рассматривает преобразование как создание нового юридического лица с правопреемством в отношении прежнего, необходимо "концептуальное переосмысление и изменение" самого понятия реорганизации (см.: Юридические лица в российском гражданском праве / Отв. ред. А.В. Габов. М., 2015. Т. 3. Создание, ликвидация и реорганизация юридических лиц. С. 84). 

При этом первоначальная редакция п. 5 ст. 58 ГК, справедливо квалифицируя существо преобразования как "изменение организационно-правовой формы" юридического лица, неудачно раскрывала его содержание, говоря о том, что "к вновь возникшему (здесь и далее в цитатах выделено мной. - Е.С.) юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом" <4>. Такая формулировка наводила на мысль о том, что здесь, как и в большинстве других случаев реорганизации, речь идет о прекращении одного юридического лица и возникновении на его имущественной базе другого юридического лица, сопровождающемся переходом прав и обязанностей (т.е. правопреемством). В действительности же при преобразовании никакого правопреемства не происходит, ибо реорганизованное таким образом юридическое лицо по сути идентично прежнему юридическому лицу. Образно говоря, здесь "дама переменяет свое платье" (die Dame wechselt sein Kleid), фактически оставаясь все тем же лицом.

--------------------------------

<4> Эта формулировка фактически воспроизведена в действующих законах о хозяйственных обществах, согласно которым "при преобразовании общества к вновь возникшему юридическому лицу переходят все права и обязанности реорганизованного общества в соответствии с передаточным актом" (п. 4 ст. 20 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"; в п. 4 ст. 56 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" говорится о "юридическом лице, созданном в результате преобразования"). 

Новая редакция п. 5 ст. 58 ГК (Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ) более точно характеризует содержание преобразования, говоря не о "переходе прав и обязанностей к вновь возникшему юридическому лицу", а о том, что "права и обязанности реорганизованного юридического лица в отношении других лиц не изменяются" (абз. 1). А поскольку правопреемства не возникает, отсутствует необходимость и в составлении передаточного акта, и в применении правил ст. 60 ГК о гарантиях прав кредиторов реорганизуемого юридического лица (абз. 2 п. 5 ст. 58 ГК).

Иное дело - неизбежное изменение структуры управления преобразованным юридическим лицом и сопутствующее ему изменение прав и обязанностей его участников или учредителей (о чем теперь прямо говорит новая редакция абз. 1 п. 5 ст. 58 ГК), т.е. изменение внутренних, чаще всего корпоративных, отношений. Примером тому является преобразование производственного кооператива (члены которого несут субсидиарную ответственность по его долгам в соответствии с п. 2 ст. 106.1 ГК) <5> в хозяйственное общество (ст. 106.6 ГК), для участников которого такая ответственность не предусматривается (абз. 1 п. 1 ст. 87 и абз. 1 п. 1 ст. 96 ГК), либо преобразование учреждения (по долгам которого его учредитель несет субсидиарную ответственность согласно п. 4, абз. 2 п. 5 и абз. 2 п. 6 ст. 123.22 ГК) в автономную некоммерческую организацию (п. 7 ст. 123.22 и п. 3 ст. 123.23 ГК), учредитель которой не отвечает по ее долгам (абз. 2 п. 3 ст. 123.24 ГК). Вместе с тем сохранение идентичности преобразованного юридического лица не только не исключает, но предполагает обязательную государственную регистрацию его новой организационно-правовой формы (абз. 1 п. 4 ст. 57 ГК) <6>, которая фактически сводится к регистрации изменений в наименовании юридического лица.

--------------------------------

<5> См. также: п. 2 ст. 8 и п. 1 ст. 13 Федерального закона от 08.05.1996 N 41-ФЗ "О производственных кооперативах".

<6> Более того, несмотря на новое правило абз. 2 п. 5 ст. 58 ГК, исключившее применение к преобразованию норм ст. 60 ГК, судебная практика настаивает на применении и к этой форме реорганизации юридических лиц п. 1 ст. 60 ГК, в силу которого необходимо письменное уведомление регистрирующего органа о начале процедуры реорганизации в форме преобразования (п. 27 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"). 

К сожалению, отмеченные особенности преобразования не всегда должным образом учитываются в правоприменительной практике. Примером этого может служить одно из дел, рассмотренных Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ <7>. Из его материалов следует, что общим собранием членов сельскохозяйственной артели им. Мичурина (производственного кооператива) было принято единогласное решение о ее реорганизации в форме преобразования в общество с ограниченной ответственностью "Сельскохозяйственное предприятие имени Мичурина" (далее - общество). Соответствующая запись была затем внесена в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ). После этого общество обратилось в регистрирующий орган с заявлением о внесении изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП), касающихся наименования правообладателя здания, ранее зарегистрированного на имя сельхозартели им. Мичурина, и выдаче обществу свидетельства о государственной регистрации его права собственности на это здание. Однако регистрирующий орган отказал обществу, сославшись на то, что в данном случае фактически имеет место создание нового юридического лица, в связи с чем обществу следует зарегистрировать переход права собственности на здание к вновь образованному юридическому лицу и уплатить за это госпошлину в сумме 22 тыс. руб.

--------------------------------

<7> См.: Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19.07.2016 N 310-КГ16-1802. 

Общество оспорило эти действия регистрирующего органа в АС Воронежской области, который своим решением, оставленным без изменения Девятнадцатым арбитражным апелляционным судом, удовлетворил требования общества, признав действия регистрирующего органа незаконными и обязав его внести соответствующие изменения в ЕГРП и выдать обществу свидетельство о государственной регистрации его права собственности на здание. При этом оба суда основывались на правилах п. 5 ст. 58 ГК (в новой редакции), справедливо указывая на то, что изменение организационно-правовой формы заявителя не влечет перехода прав на принадлежащий ему объект недвижимости, ибо никакого нового юридического лица в результате преобразования не возникает (что следует и из записей в ЕГРЮЛ, произведенных в связи с преобразованием).

Однако АС Центрального округа отменил решения судов первой и апелляционной инстанций, сославшись на ст. ст. 57 и 58 ГК, а также на п. 1 ст. 16 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о регистрации юридических лиц), согласно которому "реорганизация юридического лица в форме преобразования считается завершенной с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица". По его мнению, в данном случае имело место "не изменение наименования юридического лица, а прекращение деятельности одного юридического лица и создание другого", в связи с чем необходима государственная регистрация перехода права собственности на здание, принадлежавшее реорганизованному юридическому лицу.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила это Постановление кассационной инстанции, оставив в силе предшествующие судебные решения. При этом она указала, что кассационная инстанция не учла новую редакцию ст. ст. 57 и 58 ГК, из которых следует, что "особенностью реорганизации в форме преобразования, в результате чего происходит изменение организационно-правовой формы юридического лица, является отсутствие изменения прав и обязанностей этого реорганизованного лица", которые не передаются ни полностью, ни частично никакому другому юридическому лицу. Отсутствие правопреемства в случае преобразования подтверждается отпадением необходимости составления передаточного акта. Кроме того, согласно п. 4 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ действующие законодательные акты применяются лишь в части, не противоречащей нормам ГК в редакции этого Закона. Поэтому правила п. 1 ст. 16 Закона о регистрации юридических лиц должны уступать в применении правилам новой редакции п. 5 ст. 58 ГК.

Поскольку в рассматриваемой ситуации нет причин считать, что общество является "вновь образованным" юридическим лицом, отсутствуют и основания для перехода права собственности на здание от него к иному юридическому лицу (п. 1 ст. 218 ГК). Поэтому следует полагать, что с точки зрения государственной регистрации речь идет лишь об изменении наименования юридического лица. Размер госпошлины за выдачу свидетельства о государственной регистрации права на недвижимость в связи с такого рода изменениями составляет 1 тыс. руб. С этими выводами ВС РФ следует полностью согласиться.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


10 ноября 2017 г.
Проект Федерального закона № 311128-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части санации страховых организаций"

Законопроект подготовлен во исполнение пункта 3 перечня поручений Президента Российской Федерации В.В. Путина от 9 июля 2017 г. № Пр-1329. Его цель - совершенствование законодательства Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) в части введения возможности осуществления мер по предупреждению банкротства страховой организации с участием Банка по аналогии с процедурой финансового оздоровления кредитных организаций.




25 октября 2017 г.
Проект Федерального закона № 296412-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части противодействия хищению денежных средств)"

Целью Законопроекта является закрепление механизма по противодействию несанкционированным переводам денежных средств, не требующего существенных временных и финансовых трудовых затрат, как первый шаг на пути создания унифицированной и комплексной системы противодействия любым несанкционированным операциям на финансовом рынке, которая в дальнейшем может быть распространена и на другие сектора финансового рынка (рынок ценных бумаг, страховой рынок и т.д.).




17 октября 2017 г.
Проект Федерального закона № 287844-7 "О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)"

Необходимость принятия данного законопроекта обусловлена тем, что по действующему законодательству очередность погашения требований, предусмотренная ч. 20 ст. 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)" и подлежащая применению к отношениям по договорам потребительского кредита (займа), ставит граждан-потребителей в худшее положение по сравнению с предпринимателями, к которым применим общий порядок, предусмотренный статьей 319 ГК РФ, которая не допускает установления более высокого приоритета требований по уплате неустойки перед требованиями по погашению основного долга и процентов на него.




15 сентября 2017 г.
Проект Федерального закона № 266932-7 "О внесении изменений в статью 59 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

В рамках законопроекта предлагается изменить редакцию части 3 статьи 59 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, чтобы не допустить проведения электронного аукциона при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, не включенных в указанные в ч. 2 ст. 59 перечни. Законопроект направлен на поддержание баланса в правоотношениях заказчиков и исполнителей с целью обеспечения качества приобретаемых товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.




1 сентября 2017 г.
Вступила в силу ст. 2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 281-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статьи 5 и 38 Федерального закона "О рекламе"

Указанной  статьей предусматривается, что в случае размещения рекламы на телеканале на основании данных, полученных по результатам исследования объема зрительской аудитории телеканалов, рекламодатели, рекламораспространители и их представители и посредники обязаны использовать указанные данные в соответствии с договорами, заключенными указанными лицами или их объединениями с организациями, уполномоченными на проведение указанных исследований Роскомнадзором.



В центре внимания:


Исполнение обязанности по уплате налогов и долгов при ликвидации организации (Лермонтов Ю.М.)

Дата размещения статьи: 31.10.2017

подробнее>>

Возникновение прав при реорганизации (Князева Е.)

Дата размещения статьи: 16.09.2017

подробнее>>

О преобразовании юридического лица. Комментарий к Определению судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19.07.2016 N 310-КГ16-1802 (Суханов Е.А.)

Дата размещения статьи: 13.04.2017

подробнее>>

Паноптикум для ликвидатора (Мананников О.В.)

Дата размещения статьи: 01.04.2017

подробнее>>

Правопреемство специальных прав налогоплательщика при реорганизации в форме преобразования (Дергачев С.А.)

Дата размещения статьи: 22.03.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта