Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Об использовании законодателем терминов "процессуальные действия" и "следственные действия" (сравнительно-правовой анализ законодательства России и иных стран СНГ) (Алонцева Е.Ю.)

Об использовании законодателем терминов "процессуальные действия" и "следственные действия" (сравнительно-правовой анализ законодательства России и иных стран СНГ) (Алонцева Е.Ю.)

Дата размещения статьи: 28.04.2017

В теории уголовного процесса России понятия "процессуальное действие" и "следственное действие" имеют различные значения. В уголовно-процессуальном законе содержится только понятие процессуального действия. Вместе с тем различия в понятиях и правильное использование терминов "процессуальные действия" и "следственные действия" важны как для теории, так и правоприменительной практики, в первую очередь при формировании доказательственной базы. Согласно пункту 32 ст. 5 УПК РФ "Процессуальное действие - следственное, судебное или иное действие, предусмотренное настоящим Кодексом". Понятие следственного действия в законе не закреплено. Виды следственных действий перечислены лишь в названиях соответствующих глав. В науке и теории уголовного процесса сложилось понятие следственного действия как процессуального действия, направленного на получение доказательств <1>. Различные цели их производства и являются основным отличием следственного действия от процессуального. Необходимость разграничения данных терминов возникает при рассмотрении вопросов регламентации производства следственных действий и мер процессуального принуждения.

--------------------------------
<1> См.: Бычков В.В. Система следственных действий в российском уголовно-процессуальном законодательстве // Российский следователь. 2013. N 10. С. 11 - 14; Титов П.С. Понятие следственного действия и его признаки // Российский следователь. 2013. N 14. С. 4 - 6; Каретников А.С., Коретников С.А. Следственные действия как способы проверки сообщения о преступлении // Законность. 2014. N 7. С. 37 - 49; Кальницкий В.В. Вопросы правовой регламентации следственных действий на современном этапе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 2. С. 39 - 38; Семенцов В.А. О соотношении следственных и иных процессуальных действий, предназначенных для собирания доказательств // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 2. С. 39 - 45; Шейфер С.А. Следственные действия - правомерны ли новые трактовки? // Lex russica. 2015. N 10. С. 115 - 197.

Изучение законодательства некоторых стран СНГ подтверждает, что в нем законодатели также не всегда разграничивают термины "процессуальные действия" и "следственные действия". Статья 6 УПК Республики Армении <2> содержит только понятие процессуальных действий. В соответствии с указанной статьей таковыми являются процессуальные действия, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом, производимые в ходе производства по делу. Понятие следственных действий в УПК Республики Армении отсутствует. При изложении норм закона законодатель не дает четкого разграничения процессуальных и следственных действий. Статья 125 УПК Республики Армении содержит правило о том, что собирание фактов происходит путем следственных и судебных действий. Часть 2 той же статьи использует термин "следственные действия", понимая под ним получение образцов для сравнительного исследования и наложение ареста на имущество, эксгумацию трупа. Действительно, нормы закона, регламентирующие данные действия, находятся в разделе досудебного производства, к которому относятся и нормы, регламентирующие процессуальный порядок следственных действий. Но подобная позиция законодателя представляется неверной. Познавательная составляющая указанных процессуальных действий, характерная для следственных действий, отсутствует. Полагаем, что законодательство нуждается в совершенствовании терминологии и разграничении указанных понятий.
--------------------------------
<2> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Армения от 1 сентября 1998 г. N ЗР-948. URL: http://www.investigatory.am/ru/criminal-j.

Статья 5 УПК Кыргызской Республики <3> определяет процессуальные действия как действия, производимые в ходе уголовного судопроизводства в соответствии с кодексом. Данное понятие аналогично предыдущему понятию, данному в УПК Республики Армении. Понятие следственных действий в законе отсутствует. В положениях закона об участниках уголовного судопроизводства законодатель использует термины "процессуальные действия" и "следственные действия", следовательно, эти понятия имеют различные значения. В статье 90 УПК Кыргызской Республики "Протоколы следственных действий и судебных действий" перечисляются следственные действия: осмотр, освидетельствование, выемка, обыск, задержание, предъявление для опознания, эксгумация трупа, проверка показаний на месте, следственный эксперимент, прослушивание телефонных и иных переговоров. Несмотря на то что в данной статье задержание названо следственным действием, статья, регламентирующая данное процессуальное действие (ст. 94 УПК Кыргызской Республики), находится в разделе 4 "Меры процессуального принуждения". Таким образом, при изложении статьи 90 УПК Кыргызской Республики имеет место использование терминов "процессуальные действия" и "следственные действия" вне зависимости от сформировавшегося значения этих понятий. По нашему мнению, целесообразно внесение изменений в название указанной статьи и изложение ее названия в следующей редакции - "Протоколы процессуальных, следственных и судебных действий".
--------------------------------
<3> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики от 30 июня 1999 г. N 62. URL: http://online.adviser.kd/Document/?doc_id=30241915.

Справедливости ради следует отметить, что УПК Республики Таджикистан <4>, в отличие от уголовно-процессуального законодательства России и иных стран СНГ, не содержит понятий процессуального и следственного действий. Тем не менее анализ ряда статей Кодекса свидетельствует об употреблении терминов "процессуальные действия" и "следственные действия" в различных значениях. Так, в статье 39 УПК Республики Таджикистан следователь имеет полномочия на производство следственных действий. В соответствии со статьей 40 УПК Республики Таджикистан органы дознания вправе производить неотложные следственные действия, при этом не раскрывая значения этого термина. В статье 40.1 определено, что начальник дознавательного подразделения проводит следственные и иные процессуальные действия. В указанной статье законодатель использует одно понятие "дознавательные действия", не раскрывая его значения. Статья 153 УПК Республики Таджикистан "Деятельность органов дознания по делам, по которым предварительное следствие обязательно" предписывает дознавателю производить следственные и другие процессуальные действия и, перечисляя отдельные следственные действия, также в их числе указывает задержание. Тогда как сама статья, регламентирующая задержание (ст. 91 УПК Республики Таджикистан), находится в разделе 4 "Меры процессуального принуждения". Еще раз сталкиваемся с той же ситуацией, когда задержание, являясь мерой процессуального принуждения, названо следственным действием, несмотря на их различные цели и значения данных терминов.
--------------------------------
<4> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан от 3 декабря 2009 г. N 564. URL: http://mmk.tj/ru/legislation-base/kodecs.

Статья 6 УПК Республики Беларусь <5> содержит понятие процессуальных действий, под которыми подразумевает предусмотренные Кодексом и производимые в соответствии с его положениями действия уполномоченных на это должностных лиц, совершаемые в ходе производства по материалам и уголовному делу. Небезосновательно указывая на то, что это действия, производимые по материалам проверки, то есть до возбуждения уголовного дела. Статья 36 УПК Республики Беларусь, регламентирующая процессуальный статус следователя, указывает, что следователь производит следственные и процессуальные действия. Главы 23, 24, 25, 26 перечисляют названия следственных действий. Статья 99 УПК Республики Беларусь называется "Протоколы следственных действий, судебных заседаний и оперативно-розыскных мероприятий", перечисляет названия следственных действий из указанных глав, куда также включены эксгумация трупа и получение образцов для сравнительного исследования.
--------------------------------
<5> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 16 июля 1999 г. N 295-3. URL: http://pravo.leonevsky.ogr/kodeksby/upk.

Статья 7 Уголовно-процессуального кодекса Азербайджанской Республики <6> дает понятие процессуальных действий: действия участников уголовного судопроизводства, предусмотренные Кодексом и осуществляемые в соответствии с его положениями. В соответствии со статьей 85 УПК Азербайджанской Республики следователь производит следственные и процессуальные действия, неоднократно употребляя эти термины и в других статьях, при этом справедливо разделяя данные термины в статьях 176 и 177, где речь идет о принудительных мерах для производства процессуальных действий, о принудительном производстве следственных действий. Тем не менее наложение ареста на имущество, эксгумация трупа также именуются следственными действиями. Указанные процессуальные действия, по нашему мнению, ошибочно названы законодателем следственными, поскольку имеют другую цель либо являются вспомогательными процессуальными действиями.
--------------------------------
<6> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской Республики от 14 июля 2000 г. N 907-IQ. URL: http://www.taxes.gov.az/uploads/ganun/2011/mecelleler/cinayet_processual_mecelle_rus.pdf.

Статья 6 УПК Туркменистана <7> раскрывает понятие процессуальных действий: это действия, которые производятся в ходе уголовного судопроизводства в соответствии с Кодексом. Отсутствует понятие следственных действий, вместе с тем дано понятие обыска как следственного действия, что отличает уголовно-процессуальное законодательство Туркменистана от уголовно-процессуального законодательства России и иных стран СНГ. Статья 177 УПК Туркменистана регламентирует порядок составления протокола и имеет название "Протокол следственного действия". В части 2 статьи 177 УПК Туркменистана четко прослеживается мысль о том, что следственное действие - это процессуальное действие. Об этом свидетельствует и тот факт, что в содержании данной нормы есть утверждение, что в протоколе следственного действия указываются процессуальные действия в том порядке, в котором они производились, существенные для данного дела обстоятельства, а также излагаются заявления и жалобы участников следственного действия. Статья 124 УПК Туркменистана гласит, что фактические данные, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела, устанавливаются протоколами процессуальных действий. На основании этого можно сделать вывод, что законодатель употребляет обозначенные термины в тех же значениях, что и УПК РФ, и УПК других государств СНГ, но в качестве доказательств признает протоколы не только следственных, но и процессуальных действий. Это подтверждает и изучение статьи 134 УПК Туркменистана "Закрепление доказательств", в которой указано, что фактические данные могут быть доказательствами только после их фиксации в соответствующих протоколах процессуальных действий. Вместе с тем наложение ареста на имущество законодатель называет и мерой процессуального принуждения (ст. 169 гл. 19 "Иные меры процессуального принуждения" УПК Туркменистана), и следственным действием (гл. 30 "Обыск, выемка, наложение ареста на имущество"), из чего следует, что его можно рассматривать и как следственное действие. Поэтому, различая эти термины, законодатель использует неверную правотворческую технику при изложении текста закона. В статьях данной главы, посвященных процессуальному порядку обыска, выемки, наложению ареста на имущество, они названы процессуальными действиями, что безусловно является правильным, но в то же время не позволяет понять, какие же процессуальные действия имеют целью получение доказательств, а какие не имеют такой цели (меры процессуального принуждения). О том, что законодатель при изложении норм закона использует термины, не соответствующие понятиям следственных и процессуальных действий, свидетельствует статья 235 УПК Туркменистана. Часть 1 статьи 235 определяет производство дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, перечисляет неотложные следственные действия, в число которых включает наложение ареста на имущество и задержание, что явно противоречит статьям 139 и 169 УПК Туркменистана, в которых они отнесены к мерам процессуального принуждения. В связи с изложенным полагаем, что уголовно-процессуальное законодательство Туркменистана также требует внесения изменений в указанные статьи для устранения несоответствия терминов устоявшимся понятиям уголовно-процессуального законодательства.
--------------------------------
<7> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Туркменистан от 18 апреля 2009 г. URL: http://www.turkmenbusiness.org/node/124.

Отличается при рассмотрении данной проблемы УПК Республики Молдовы <8>. Подобно уголовно-процессуальному законодательству Таджикистана, он не содержит понятий процессуальных и следственных действий. Употребляя при формулировке статей термин "процессуальные действия", он не конкретизирует, что следует под ними понимать. При этом в некоторых случаях использует термин "действия"; но не совсем понятно, что имеет в виду законодатель, поскольку под процессуальными действиями и просто действиями подразумевает, на наш взгляд, и разыскные действия в том числе. Этот вывод основан на том, что следственные действия УПК Молдовы называет средствами и методами доказывания, включая их в этот же раздел 4 части 5 Кодекса под названием "Специальная розыскная деятельность". Отдельный раздел 5 посвящен мерам процессуального принуждения, куда входят задержание и наложение ареста на имущество. В отличие от законодательства иных государств, УПК Молдовы в случае обозначения мер принуждения не допускает подмены терминов иные "процессуальные действия" и иные "следственные действия".
--------------------------------
<8> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова от 14 марта 2003 г. N 122-XV. URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=3833.

Представляется, что формирование в странах постсоветского пространства собственного законодательства еще не закончено, в связи с чем имеет место необходимость совершенствования терминологии при изложении норм закона. Это характерно практически для всех стран СНГ, и в том числе для уголовно-процессуального законодательства России. Применительно к отечественному законодательству следует отметить, что в части 2 ст. 164 УПК РФ, а также в частях 1, 3.1 и 5 ст. 165 УПК РФ следственными действиями названы и иные процессуальные действия - наложение ареста на имущество, реализация, утилизация, уничтожение вещественных доказательств, что противоречит теории уголовного процесса. У практиков вызывает непонимание подобная позиция законодателя, поскольку расширительное толкование закона не предусмотрено в уголовно-процессуальном законодательстве. При подобном изложении закона происходит подмена понятий следственного действия и процессуального действия. Полагаем, что при изложении указанных норм законодатель должен был конкретизировать, что сам порядок получения судебного решения при наложении ареста на имущество либо уничтожении вещественных доказательств аналогичен порядку, установленному для следственных действий, при этом в указанных статьях не называет их следственными. Разрешить возникшую проблему возможно только путем внесения изменений в обозначенные статьи. Представляется, что для правильной конструкции процессуальных норм более правильным будет внесение изменений в ст. 165 УПК РФ.
В связи с изложенным полагаем целесообразным внести в статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации следующие изменения:
1) изменить редакцию части 2 статьи 164, исключив из нее пункт 9;
2) изменить название статьи 165 УПК РФ и изложить ее в следующей редакции: "Судебный порядок получения разрешения на производство следственного (процессуального) действия"; внести соответствующие изменения в текст статьи;
3) часть 1 ст. 115 после слов "...за их действия" изложить в следующей редакции "Суд рассматривает ходатайство и принимает решение в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса";
4) часть 4.1 ст. 82 дополнить: "Суд рассматривает ходатайство и принимает решение в порядке, установленном частью 3.1 статьи 165 настоящего Кодекса".
Проведенное сравнительное исследование использования законодателем терминов "процессуальные действия" и "следственные действия" по УПК России и УПК иных стран СНГ еще раз подтвердило необходимость внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство России и стран СНГ в части разграничения понятий "процессуальные действия" и "следственные действия" и единообразного изложения закона в соответствии с пониманием данных действий. Понятия процессуальных действий схожи в УПК и России, и стран СНГ. Несмотря на, казалось бы, достаточно устоявшуюся теорию о понятиях процессуальных и следственных действий, законодатель допускает неточности при изложении норм закона либо создает явные противоречия. Внесение изменений позволит: во-первых, исключить подмену понятий "следственные действия" и "процессуальные действия", допускаемую самим законодателем в статьях УПК РФ и уголовно-процессуальном законодательстве государств СНГ; во-вторых, обеспечить единообразие в изложении и применении законодательства.

Литература

1. Бычков В.В. Система следственных действий в российском уголовно-процессуальном законодательстве // Российский следователь. 2013. N 10. С. 11 - 14.
2. Кальницкий В.В. Вопросы правовой регламентации следственных действий на современном этапе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 2. С. 32 - 38.
3. Каретников А.С., Коретников С.А. Следственные действия как способы проверки сообщения о преступлении // Законность. 2014. N 7. С. 37 - 42.
4. Семенцов В.А. О соотношении следственных и иных процессуальных действий, предназначенных для собирания доказательств // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 2. С. 39 - 45.
5. Титов П.С. Понятие следственного действия и его признаки // Российский следователь. 2013. N 14. С. 4 - 6.
6. Шейфер С.А. Следственные действия - правомерны ли новые трактовки? // Lex russica. 2015. N 10. С. 115 - 127.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


15 сентября 2017 г.
Проект Федерального закона №266932-7 "О внесении изменений в статью 59 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

В рамках законопроекта предлагается изменить редакцию части 3 статьи 59 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, чтобы не допустить проведения электронного аукциона при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, не включенных в указанные в ч. 2 ст. 59 перечни. Законопроект направлен на поддержание баланса в правоотношениях заказчиков и исполнителей с целью обеспечения качества приобретаемых товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.




1 сентября 2017 г.
Вступила в силу ст. 2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 281-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статьи 5 и 38 Федерального закона "О рекламе"

Указанной  статьей предусматривается, что в случае размещения рекламы на телеканале на основании данных, полученных по результатам исследования объема зрительской аудитории телеканалов, рекламодатели, рекламораспространители и их представители и посредники обязаны использовать указанные данные в соответствии с договорами, заключенными указанными лицами или их объединениями с организациями, уполномоченными на проведение указанных исследований Роскомнадзором.




15 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 249505-7 "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - увеличение эффективности налогового стимулирования, снижение административной нагрузки на бизнес и обеспечение стабильности и предсказуемости системы налогообложения. Так законопроектом предлагается сократить сроки проведения камеральной проверки, учитывая современные системы контроля финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщиков. Кроме того, предметом повторной выездной налоговой проверки на основании уточненной налоговой декларации с уменьшением исчисленной суммы налога может быть только обоснованность уменьшения налога на основании измененных в уточненной декларации сведений.




2 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 239932-7 "О внесении изменений в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации долгов в делах о банкротстве юридических лиц"

В настоящее время законодательство о банкротстве предусматривает недостаточно эффективные механизмы реабилитационных процедур. При этом они редко применяются на практике и редко заканчиваются восстановлением платежеспособности должников. Цель данного законопроекта - расширение практики применения реабилитационных механизмов в отношении юридических лиц, а также введение новой реабилитационной процедуры - реструктуризации долгов.




28 июля 2017 г.
Проект федерального закона № 237568-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях"

Принятие данного законопроекта будет способствовать обеспечению защиты прав граждан-должников по потребительским кредитам (займам) посредством установления правового механизма, ограничивающего возможные злоупотребления в данной сферы, а также способствующего вытеснению с рынка не профессиональных кредиторов, а также кредиторов, ведущих недобросовестную деятельность, связанную с предоставлением потребительских кредитов (займов).



В центре внимания:


Нет обязательств - нет возмещения (Гапизов Ш.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Штраф за нарушение прав потребителей: НДФЛ и налог на прибыль (Дружинин А.В.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Возврат денежных средств, потраченных на виртуальные ценности, невозможен (Пешков А.В.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Корректировка базы по НДС при премировании покупателей (Бычков А.И.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Обременения застройщика многоквартирных жилых домов: учет и налогообложение (Знаменщиков С.А.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта