Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Под покровом тайны: запрет разглашать результаты голосования в Конституционном Суде Российской Федерации (Кряжкова О.Н.)

Под покровом тайны: запрет разглашать результаты голосования в Конституционном Суде Российской Федерации (Кряжкова О.Н.)

Дата размещения статьи: 28.04.2017

В решениях Конституционного Суда Российской Федерации (далее, за исключением цитат, - КС России, Суд) отсутствуют данные о том, каким количеством голосов судей они приняты. Таково правило Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ (с изм. от 14 декабря 2015 г.) <1> (далее - ФКЗ о КС России). Там установлено, что КС России принимает итоговое решение по рассматриваемому делу в закрытом совещании, при этом "судьи и другие лица, присутствовавшие на закрытом совещании, не вправе разглашать... результаты голосования" (части первая и пятая ст. 70). В этом плане решения КС России кардинально отличаются от актов Европейского суда по правам человека <2>, других международных судов <3>, конституционных судов и эквивалентных им органов ряда государств мира <4>.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447; 2015. N 51 (ч. I). Ст. 7229.
<2> Согласно Регламенту Европейского суда по правам человека в редакции, вступившей в силу с 1 января 2016 г., "[в] решении Палаты указывается, принято оно единогласно или большинством голосов" (п. 1 ст. 56) (URL: http://www.echr.coe.int/Documents/Rules_Court_RUS.pdf. (дата обращения: 25.07.2016)). На практике в решениях, принятых не единогласно, отмечается, как именно распределились голоса судей (например, шесть "за" и один "против" в случае разбирательства дела в Палате или же шестнадцать "за" и один "против", если дело рассматривалось Большой палатой). Эти сведения есть в каждом из них и располагаются в конце решения.
<3> Раскрытие указанных данных практикует, к примеру, Международный Суд ООН (см.: Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда. 1997 - 2002 годы. Нью-Йорк, 2006 (URL: http://www.icj-cij.org/homepage/ru/files/sum_1997-2002.pdf (дата обращения: 25.07.2016))).
<4> Общеизвестно, что объявлять о числе голосов, поданных "за" и "против" решения, в традиции Верховного Суда США. То же самое свойственно Федеральному конституционному суду ФРГ. В российской юридической литературе уже отмечалось, что "[в] решении по так называемому делу журнала "Зеркало" (Spiegel), вынесенном в 1966 г., Федеральный конституционный суд Германии впервые обнародовал результаты голосования судей (голоса разделились поровну), а также аргументы, высказанные за различные варианты разрешения данного дела... В 1970 г. соответствующие изменения, позволяющие палате раскрывать соотношение голосов при принятии решения... были внесены в статью 30 Закона ФРГ "О Федеральном конституционном суде" (Ултургашев П.Ю. Особые мнения судей в сравнительно-правовом контексте // Сравнительное конституционное обозрение. 2013. N 6 (97). С. 78). Похожая практика существует и в других государствах, в частности в Болгарии, Словении, Турции, в чем нетрудно убедиться, обратившись к текстам решений этих конституционных судов на их интернет-сайтах.

Когда-то ситуация была иной и у нас. Закон, предшествовавший ФКЗ о КС России <5>, не содержал подобного запрета. Во времена КС России первого состава число голосов судей, поданных за решение, провозглашалось в заседании Суда <6>. Более того, это отражалось в его официальном издании - "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации" (далее - Вестник КС России, Вестник). Такая информация обнаруживается в первом, а также в объединенном втором и третьем номерах Вестника, выпущенных соответственно в октябре и ноябре 1993 г. Благодаря чему известно, что единогласно были приняты постановления КС России по первому делу <7>, по делам о проверке конституционности увольнения лиц, достигших пенсионного возраста <8>, о Всероссийском агентстве по авторским правам <9>, о целевых чеках и вкладах для приобретения легковых автомобилей <10>, а также о проверке конституционности отказов в восстановлении на работе на основании некоторых норм трудового законодательства <11>; одиннадцатью голосами против одного - Постановление по делу о референдуме в Татарстане <12>; восемью голосами против трех - Постановление по делу о статусе Москвы <13>; девятью голосами против двух, как уже упоминалось, - Постановление по делу об Антимонопольном комитете <14>. Правда, продолжалось это недолго. Уже в объединенном четвертом и пятом, а также шестом номерах Вестника за 1993 г., во всех выпусках 1994 г. помещены лишь оговорки, что то или иное решение принято большинством голосов (да и то не всегда, а если к нему прилагались особые мнения судей). Начиная с 1995 г. и это скупое сообщение оттуда пропадает. Пожалуй, единственный случай, когда результаты голосования в КС России стали в дальнейшем достоянием общественности, - крымское дело 2014 г. Одновременно с публикацией Постановления по нему <15> было объявлено, что оно принято единогласно <16>. По оценкам специалистов в области конституционного правосудия, тем самым могло быть положено "начало новой практик[е] (складывающегося обыкновения, которое в дальнейшем будет узаконено) в понимании гласности и открытости деятельности Суда с позиций того, что гражданское общество вправе быть осведомленным об умонастроениях конституционных судей" <17>. Но эти чаяния не сбылись: решения КС России по-прежнему скрывают соотношение голосов судей при их принятии.
--------------------------------
<5> Закон РСФСР от 12 июля 1991 г. N 1599-1 "О Конституционном Суде РСФСР" // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 30. Ст. 1017.
<6> По воспоминаниям М.А. Митюкова, представлявшего 20 мая 1992 г. на заседании КС России по рассмотрению так называемого дела об Антимонопольном комитете сторону Верховного Совета, "[п]осле трехчасового рассмотрения дела Суд ушел в совещательную комнату, откуда появился в 14.00. Оглашается резолютивная часть: Конституционный Суд прислушался к доводам Президента и признал Закон не соответствующим Конституции (за - 9, против - 2 судьи)". Еще один пример: при рассмотрении дела КПСС "В.Д. Зорькин проинформировал, что за объединение [в одном производстве двух] ходатайств высказались 9 судей, а против - 3" (Митюков М.А. Штрихи к истории Конституционного Суда России: из дневников, блокнотов, интервью, стенограмм и иных документов и материалов 1989 - 1996 годов. М.: Юрлитинформ, 2014. С. 130, 148).
<7> Постановление КС России от 14 января 1992 г. N 1-П-У "По делу о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 "Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР" // Вестник КС России. 1993. N 1. Сведения о распределении голосов - на с. 19.
<8> Постановление КС России от 4 февраля 1992 г. N 2П-3 "По делу о проверке конституционности правоприменительной практики расторжения трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 1.1 статьи 33 КЗоТ РСФСР" // Вестник КС России. 1993. N 1. Сведения о распределении голосов - на с. 35.
<9> Постановление КС России от 28 апреля 1992 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 февраля 1992 г. N 2275-1 "О Всероссийском агентстве по авторским правам" // Вестник КС России. 1993. N 1. Сведения о распределении голосов - на с. 62.
<10> Постановление КС России от 9 июня 1992 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности Постановления Совета Министров Российской Федерации от 17 июля 1991 года N 403 "О мерах по реализации Распоряжения Председателя Верховного Совета РСФСР и Председателя Совета Министров РСФСР от 8 июля 1991 г. N 1554-1 "О дополнительных мерах по формированию государственных хлебных и других продовольственных ресурсов в 1991 году" и Постановления Правительства Российской Федерации от 24 января 1992 года N 43 "Об упорядочении торговли легковыми автомобилями по целевым чекам и целевым вкладам на территории Российской Федерации" // Вестник КС России. 1993. N 2 - 3. Сведения о распределении голосов - на с. 36.
<11> Постановление КС России от 23 июня 1992 года N 8-П "О проверке конституционности правоприменительной практики по делам о восстановлении на работе, сложившейся на основании части четвертой статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, части пятой статьи 211 КЗоТ Российской Федерации и пункта 27.1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. N 3 "О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора" // Вестник КС России. 1993. N 2 - 3. Сведения о распределении голосов - на с. 52.
<12> Постановление КС России от 13 марта 1992 года N П-РЗ-I "По делу о проверке конституционности Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР от 30 августа 1990 года, Закона Татарской ССР от 18 апреля 1991 года "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Татарской ССР", Закона Татарской ССР от 29 ноября 1991 года "О референдуме Татарской ССР", постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года "О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан" // Вестник КС России. 1993. N 1. Сведения о распределении голосов - на с. 52.
<13> Постановление КС России от 19 мая 1992 года N 5-П "По делу о проверке конституционности Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 18 декабря 1991 г. N 2053-1 "О толковании статьи 183 Конституции (Основного Закона) РСФСР" // Вестник КС России. 1993. N 2 - 3. Сведения о распределении голосов - на с. 9.
<14> Постановление КС России от 20 мая 1992 года N 6-П "По делу о проверке конституционности Закона Российской Федерации от 22 ноября 1991 года "О внесении изменений и дополнений в статью 3 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" // Вестник КС России. 1993. N 2 - 3. Сведения о распределении голосов - на с. 21.
<15> Постановление КС России от 19 марта 2014 года N 6-П "По делу о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов" // Российская газета. 2014. 20 марта.
<16> См.: Голубкова М. Все по праву // Российская газета. 2014. 20 марта (URL: https://rg.ru/2014/03/19/ks-site.html (дата обращения: 25.07.2016)).
<17> Кряжков В.А. Крымский прецедент: конституционно-правовое осмысление // Сравнительное конституционное обозрение. 2014. N 5 (102). С. 88.

В чем же причина изменения отношения к обнародованию результатов голосования в КС России, которое произошло в первой половине 90-х годов XX в., и насколько оправданна информационная закрытость, характерная для этого аспекта его деятельности? Настоящая статья представляет собой попытку найти ответ на указанные вопросы. Для этого изучена история положения части пятой ст. 70 ФКЗ о КС России, а также проанализированы аргументы, лежащие в основе правового регулирования такого рода. Статья далека от того, чтобы считаться исчерпывающим исследованием заявленной темы. Ее задача - наметить пути для дальнейшего научного обсуждения и означенного предмета, и более общей проблемы открытости деятельности КС России.

Ретроспектива

Как известно, проект ФКЗ о КС России рождался в самом органе конституционного контроля <18>. Его черновой вариант, подготовленный рабочей группой сотрудников Секретариата Суда к 19 ноября 1993 г., исходил из необходимости принятия итогового решения по делу в закрытом совещании (ст. 66), однако рассматриваемого запрета там не было <19>. Даже больше, вопросы, поставленные на голосование судей, итоги голосования и перечень судей, заявивших особые мнения, предлагалось воспроизводить в протоколе совещания, с которым могли знакомиться не только судьи, но и - с разрешения КС России - другие участники заседания (ст. 57) <20>. Впоследствии это все-таки было квалифицировано как упущение. Когда проект обсуждался на совещании судей КС России 9 декабря 1993 г., В.И. Олейник обратил внимание на то, что там "совершенно не стоит очень важный вопрос - процедурный и нормативный - это режим тайны совещательной комнаты". "Это прописать необходимо четко и в процессуальном смысле, и в ответственности", - сказал он <21>.
--------------------------------
<18> Статья опирается на периодизацию разработки и принятия ФКЗ о КС России, а также на сопутствующую терминологию М.А. Митюкова (см.: Митюков М.А. К истории разработки и принятия Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" // Комментарий к Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации" (постатейный) / Под ред. Г.А. Гаджиева. М.: Норма, Инфра-М, 2012. С. 38 - 64).
<19> См.: Архив КС России. 1993. Дело N 16. Т. 2. С. 46.
<20> См.: Там же. С. 40 - 41.
<21> См.: Стенограмма совещания судей КС России от 9 декабря 1993 г. С. 77 - 80 // Архив судьи КС России Г.А. Гаджиева (далее - Архив Г.А. Гаджиева); Архив КС России. 1993. Дело N 16. Т. 2. С. 141.

Формулу такого режима отразила в себе версия проекта ФКЗ о КС России, направленная в Государственную Думу 3 февраля 1994 г.: "Судьи и другие лица, присутствовавшие на закрытом совещании, не вправе разглашать содержание дискуссии и итоги голосования" (ч. 5 ст. 66) <22>. Из пояснительной записки, поступившей туда одновременно, следует, что это стало позиционироваться не как рядовое, а как концептуальное положение, развивающее одну из ключевых идей будущего закона - "деполитизацию" КС России, понимаемую как способ оградить Суд от вовлечения в политические процессы. "Двухлетняя практика деятельности Конституционного Суда свидетельствует о необходимости введения таких законодательных мер, которые, независимо от наличного состава судей и их личных убеждений, исключали или, во всяком случае, максимально затрудняли бы использование Конституционного Суда как инструмента политики... В этом направлении призваны действовать такие принципиальные установки законопроекта, как... ограничение возможности политических маневров вокруг итогов голосования в Конституционном Суде (которые не будут оглашаться)...", - говорилось в записке <23>. Попутно надо отметить, что о необходимости "перекрыть каналы, через которые политика проникала" в деятельность судебного органа конституционного контроля, совершенно внятно было заявлено еще 19 октября 1993 г., на заседании Научно-консультативного совета при КС России. (О том, что послужило тому толчком, будет сказано далее.) Среди предложенных мер - изменение порядка назначения судей, создание палат в КС России, недопустимость рассмотрения дел по собственной инициативе Суда, сокращение объема его компетенции и т.д., но речи о том, чтобы сделать данные о результатах голосования при принятии решений непубличными, на нем не велось <24>. Позднее в поддержку запрещения разглашать тайну голосований в Суде, апеллируя к "российским политическим и правовым реалиям", лично выступил член рабочей группы по созданию проекта ФКЗ о КС России В.К. Собакин <25>.
--------------------------------
<22> См.: Архив КС России. 1993. Дело N 16. Т. 2. С. 132.
<23> См.: Там же. С. 176 - 177.
<24> См.: Предложения Научно-консультативного совета при КС России о конституционном правосудии в Российской Федерации // Отечественная конституционная юстиция: история и современность. Документы и материалы (1988 - 2010) / Под общ. ред. А.А. Клишаса, С.М. Шахрая; сост. С.Н. Станских; предисл. А.А. Клишаса, С.М. Шахрая. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 530 - 533.
<25> Собакин В. Модели конституционного судопроизводства // Российская Федерация. 1994. N 6. Цит. по: Митюков М.А. Штрихи к истории Конституционного Суда России. С. 372.

Лишь единожды на совещаниях судей прозвучало, что нежелание выносить на публику результаты голосования продиктовано заботой о том, как общество воспримет неединогласные решения (концепция "хромой утки"): "...скажем, решение принято 5/4, если мы это огласим, у общества будет сомнение, крепкое ли это решение, если такой раздрай в Суде" <26>.
--------------------------------
<26> Выступление Г.А. Гаджиева на совещании судей КС России от 28 марта 1994 г. // Архив КС России. 1994. Д. 1. Т. 1. С. 204.

Содержательной полемики внутри КС России, а равно замечаний со стороны отечественных экспертов и государственных органов, причастных к работе над проектом ФКЗ о КС России, это нововведение не вызвало. Редкое исключение - ремарка саратовского профессора В.Т. Кабышева, сделанная в более широком контексте: "Если следовать логике ст. 4 п. 2 проекта, устанавливающей, что Конституционный Суд РФ решает только вопросы права, то какая же это тайна совещания? А может быть, политики? И в данном случае нужно точно зафиксировать для истории мнения судей... Вопросы права следует все же решать не тайно, а открыто" <27>.
--------------------------------
<27> Цит. по: Митюков М.А. Штрихи к истории Конституционного Суда России. С. 392 - 393. Следует напомнить, что аналогичный вопрос интересовал еще Г. Кельзена: "Для процедуры конституционного суда необходимо рекомендовать применять принцип публичности и устной формы, несмотря на то что речь идет о чисто правовых вопросах, и при том, что основные объяснения будут излагаться в письменных объяснениях сторон процесса. Дела, рассматриваемые конституционным судом, носят настолько важный характер, что публичность процедуры необходима. Необходимо даже задаться вопросом, не стоит ли придать характер публичности и совещаниям коллегии судей" (Кельзен Г. Судебная гарантия конституции (конституционная юстиция). Ч. 2 // Право и политика. 2006. N 9 (81). Цит. по тексту, размещенному в СПС "КонсультантПлюс").

Зарубежные специалисты, осуществлявшие экспертизу проекта ФКЗ о КС России, напротив, не оставили запрет обнародовать результаты голосования без критики. Вопрос о его необходимости был поднят в ходе двухдневного обсуждения проекта судьями КС России и Федерального конституционного суда ФРГ в марте 1994 г. судьей Хельгой Зайберт (Helga Seibert). "По мнению Зайберт, надо допустить возможность по решению суда оглашать, если это необходимо, итоги голосования... То есть нельзя запрещать суду, когда считается это необходимым, не огласить. Не хотите - не оглашайте, но если нужно, огласите... Она обратила внимание, что не совсем логично, вы, говорит... запрещаете разглашать итоги голосования, но допускаете особое мнение. Даже если кто-то написал особое мнение, то, естественно, вырисовывается совершенно четко, кто голосовал "за", кто голосовал "против", зачем же запрет оглашать итоги", - сообщил Г.А. Гаджиев на совещании судей КС России 28 марта 1994 г. Н.В. Витрук, который вел совещание, удивился: "...я бы так понял, когда мы это записали, что мы можем в цифровом выражении только говорить, не поименно". "Но мы так записали, что и в цифровом нельзя", - ответил Г.А. Гаджиев <28>.
--------------------------------
<28> См.: Стенограмма совещания судей КС России от 28 марта 1994 г. // Архив КС России. 1994. Д. 1. Т. 1. С. 204 - 205.

Как ни странно, замечание германского конституционного судьи оказалось среди немногих, реализованных в очередной вариации проекта ФКЗ о КС России, той, которая была вынесена на голосование депутатов Государственной Думы и успешно прошла первое чтение 11 мая 1994 г. Г.А. Гаджиев и Т.Г. Морщакова, дорабатывавшие законопроект после визита в Федеральный конституционный суд ФРГ, сформулировали рассматриваемое законоположение (которое стало ч. 5 ст. 70) заново: "Судьи и другие лица, присутствовавшие на закрытом совещании, не вправе разглашать содержание дискуссии. Результаты голосования могут быть оглашены по решению Конституционного Суда Российской Федерации" <29>, что и на сей раз не встретило возражений ни судей, ни - впоследствии - депутатов Государственной Думы.
--------------------------------
<29> См.: Архив Г.А. Гаджиева.

Ко второму чтению ветер опять переменился. На заседании рабочей группы по подготовке проекта ФКЗ о КС России под председательством депутата Государственной Думы Л.Н. Завадской с участием судей КС России, прошедшем 2 июня 1994 г., было решено принять поправку об исключении из проекта указания на возможность оглашения результатов голосования по делу <30>. Такое требование высказали, в частности, эксперты Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам (никак это не мотивировав) <31>, а также Комитет по законодательству и судебно-правовой реформе Государственной Думы (председатель - В.Б. Исаков) со следующим обоснованием: "Установление запрета разглашать результаты голосования призвано обеспечивать сохранение тайны совещательной комнаты и ограждение Суда от излишней политизации" <32>.
--------------------------------
<30> См.: Митюков М.А. Штрихи к истории Конституционного Суда России. С. 392 - 393.
<31> См.: Замечания по проекту Закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" экспертов Комитета по законодательству и судебно-правовым вопросам Совета Федерации (на 2 с.) // Архив судьи КС России Ю.Д. Рудкина (далее - Архив Ю.Д. Рудкина). Состав экспертов неизвестен.
<32> Таблица N 1 поправок к проекту ФКЗ о КС России, принятых Комитетом по законодательству и судебно-правовой реформе Государственной Думы (на 28 с.). С. 17 // Архив Ю.Д. Рудкина.

Вариант проекта с запретом предания гласности результатов голосования в КС России был принят Государственной Думой 24 июня 1994 г. и в конечном итоге стал действующим Законом.

Контекст

Документы, отражающие ход подготовки ФКЗ о КС России, не объясняют до конца причин, стоящих за решением ввести запрет разглашать результаты голосования. Их определенно следует искать в том, каким был КС России первого состава, в сопутствующих событиях и в последующей рефлексии их судьями.
Деятельность судебного органа конституционного контроля России первого состава неоднократно исследовалась <33>. В данной статье нет нужды пересказывать известные факты. Ограничимся оценками. Они сопряжены, как правило, с признанием политической небеспристрастности и его самого, и его членов, что находило выход в конфронтации судей, "фактическом разделении их... на "противостоящие группы" <34>.
--------------------------------
<33> См., например: Бланкенагель А. "Детство, отрочество, юность" российского Конституционного Суда. М.: Центр конституционных исследований МОНФ, 1996. 122 с.; Пашин С. Портрет Конституционного Суда России // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1993. N 2 (3). С. 28 - 35; Страшун Б. Эволюция института конституционного контроля в России: от надзора к правосудию. Часть 1 // Сравнительное конституционное обозрение. 2016. N 1 (110). С. 112 - 119; и др.
<34> Митюков М.А. К истории разработки и принятия Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". С. 26.

Судья Г.А. Гаджиев, например, свидетельствует, что решение КС России по делу КПСС "во многом было продиктовано политическими резонами - оно не родилось только из юридической логики. Ощущение было таким, что если мы пойдем по радикальному пути и признаем преступными не только структуры КПСС, но и всю партию, то это вместе с членами их семей будет очень большая часть общества... Раскачивать лодку не хотелось... Тогда у нас был первый серьезный раскол в суде" <35>.
--------------------------------
<35> Судья Гадис Гаджиев: "Мы собрались вечером, действительно, без мантий". Беседовал Б. Вишневский // Новая газета. 2011. 17 июня.

С точки зрения Н.В. Витрука, "[н]ачало политизации в деятельности Конституционного Суда в слегка закамуфлированной юридической форме было положено его посреднической инициативой в острейшем политическом и конституционном конфликте Президента и законодательной власти на седьмом Съезде народных депутатов... Тогда миротворческая миссия Конституционного Суда всеми его судьями была воспринята как единственная возможность для предотвращения непредсказуемых последствий... Однако процесс политизации его деятельности стал стремительно нарастать. Все это не могло не привести к систематическим нарушениям процессуальных норм ради скоропалительного и избирательного реагирования на те или иные нормативные акты или даже на чисто политические акции (например, на обращение Президента Российской Федерации к народу по телевидению 20 марта 1993 года)... Внутри состава Конституционного Суда наметился явный раскол, в том числе в его руководстве" <36>.
--------------------------------
<36> Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991 - 2001 гг.). Очерки теории и практики. М.: Городец-издат, 2001. С. 22.

А. Бланкенагель, анализируя публикации в прессе того времени, делает акцент на поведении судей: комментируя разрешенные дела, они "говорили не только о содержании и понимании самого решения; они критиковали - не слишком, но достаточно часто - решение и позицию большинства, не ограничиваясь в этой критике вопросами права: большинство открыто подвергалось критике за защиту определенных интересов, за политический характер решений... После марта 1993 г., когда активность Суда перешла в энергичную поддержку одной из конфликтующих сторон, это привело к ситуации, когда общественность стала воспринимать Суд как состоящий из пропарламентского большинства и пропрезидентского меньшинства..." <37>.
--------------------------------
<37> Бланкенагель А. Указ. соч. С. 102 - 103.

Результатов голосования в КС России напрямую касается заметное по своим последствиям инициативное заседание Суда в ночь с 21 на 22 сентября 1993 г. по поводу Указа Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" N 1400, которым, в частности, прерывалось функционирование Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Заключение КС России <38> было оглашено его председателем В.Д. Зорькиным в 2 часа ночи 22 сентября <39>. Указ и обращение Президента к гражданам России, произнесенное в день его издания, были признаны не соответствующими Конституции и служащими "основанием для отрешения его от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности". В стенограмме заседания отражено, что решение принято девятью голосами против четырех (известен и персональный расклад), причем по настоянию В.Д. Зорькина имело место переголосование, так как с первого раза большинство достигнуто не было <40>. Последующие события включали в себя отказ судей, оставшихся в меньшинстве, участвовать в заседаниях КС России, заявление Суда о невозможности осуществления им проверки конституционности нормативных правовых актов и международных договоров в сложившейся ситуации, издание Указа Президента "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 7 октября 1993 г. N 1612 с острой критикой Суда и постановлением не созывать его заседаний до принятия новой Конституции и т.д. <41>. Судья Н.В. Витрук, уже будучи исполняющим обязанности председателя КС России после сложения с себя этих полномочий В.Д. Зорькиным, заявил о фальсификации последним результатов голосования. "Камнем преткновения" стало упоминание в Заключении ст. 121.6 Конституции, устанавливающей автоматическое прекращение полномочий Президента, против чего, по словам Н.В. Витрука, высказались девять судей, но это никак не было учтено при его оглашении <42>. Если верить газете "Известия", факт расхождения в результатах голосования при принятии Заключения даже фигурировал в беседе руководителя Администрации Президента Российской Федерации С.А. Филатова с Президентом США Биллом Клинтоном 23 ноября 1993 г., назвавшего его "формальной правовой базой для безумия" <43>.
--------------------------------
<38> Заключение КС России от 21 сентября 1993 г. N З-2 "О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных с его Указом от 21 сентября 1993 года "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года" // Вестник КС России. 1994. N 6.
<39> См.: Митюков М.А. Штрихи к истории Конституционного Суда России. С. 275.
<40> "В Москве - дурдом" // Московские новости. 2003. 30 сентября.
<41> См.: Витрук Н.В. Указ. соч. С. 22 - 26.
<42> См.: Зорькин метил в президенты. С и.о. председателя Конституционного Суда Николаем Витруком беседует обозреватель "Известий" Юрий Феофанов // Известия. 1993. 20 ноября (URL: http://yeltsin.ru/uploads/upload/newspaper/1993/izv11_20_93/FLASH/index.html (дата обращения: 25.07.2016)); Стенограмма совещания судей КС России от 5 ноября 1993 г. // Архив КС России. 1993. Д. 15. Т. 11. С. 220 - 236.
<43> См.: Надеин В. Сергей Филатов разъясняет американцам, с чем идет Россия на первые свободные выборы // Известия. 1993. 25 ноября (URL: http://yeltsin.ru/uploads/upload/newspaper/1993/izv11_25_93/FLASH/index.html (дата обращения: 25.07.2016)).

Как отметил А. Бланкенагель, в 1992 - 1993 гг. облик КС России был иногда весьма непрофессиональным <44>. О нем говорили как об органе, "скомпрометировавшем себя", подразумевая действия судей, исключая тех немногих, кто "не запятнал честь мантии" <45>, что, в общем, не лишено оснований. Между тем после принятия Конституции Российской Федерации 1993 г., сохранившей Конституционный Суд как модель осуществления конституционного контроля в Российском государстве, все судьи остались при своих должностях. Для того чтобы сделать дальнейшую совместную работу возможной, были необходимы изменения.
--------------------------------
<44> См.: Бланкенагель А. Указ. соч. С. 91.
<45> Батурин Ю. В публ.: Нельзя раскачивать общественную лодку // Российская газета. 1993. 6 октября (URL: http://yeltsin.ru/uploads/upload/newspaper/1993/rs10_06_93/FLASH/index.html (дата обращения: 25.07.2016)).

Эту мысль выразил Б.С. Эбзеев на совещании судей 10 января 1994 г., в центре внимания которого находился вопрос о восстановлении ранее приостановленных полномочий В.Д. Зорькина и В.О. Лучина: "Хотелось бы предложить пересмотреть многие позиции. Я имею в виду не те решения, которые принимались... я имею в виду позиции поведенческого характера, которые мы занимали в течение этих двух лет. И думается, что подобные претензии возможно высказывать и по отношению к Зорькину, и по отношению к Эбзееву, по отношению к Лучину и, наверное, по отношению к Витруку... подобные претензии возможны по отношению к любому из нас" <46>.
--------------------------------
<46> Архив КС России. 1994. Д. 1. Т. 1. С. 18.

О.И. Тиунов в развитие высказался о необходимости "выработать элементы кодекса поведения судей в отношении друг к другу и в каких-то ситуациях, которые связаны с обвинениями в политической деятельности" <47>. Элементами такого кодекса, с его точки зрения, должны были стать избегание судьями средств массовой информации, неучастие в каких-либо мероприятиях политического характера (съездах партий и т.п.), воздержание от попадания в списки политиков года, а также уговор о том, "чтобы не разглашать дискуссий, которые мы здесь ведем, особенно ход голосования в совещательной комнате". "Конечно, можно передавать, если есть решение Суда на эту тему, и то тут надо подумать. Но в принципе вот это разглашение только страсти возбуждает и больше ничего, когда вдруг пресса начинает писать, кто как голосовал", - заметил он <48>. Предложения, высказанные на совещании, было решено учесть в работе над проектом ФКЗ о КС России, что, как понятно из сказанного выше, и было сделано.
--------------------------------
<47> Выступление О.И. Тиунова на том же совещании // Архив КС России. 1994. Д. 1. Т. 1. С. 77.
<48> Там же. С. 79 - 80.

Pro et contra

Авторы комментария к ФКЗ о КС России подчеркивают, что запрет разглашать результаты голосования в Суде носит безусловный характер и не предполагает изъятий <49>. Сосредоточимся на том, чем мотивировано столь категоричное правило, и постараемся - в порядке постановки вопросов - обозначить моменты, вызывающие сомнения в силе соответствующих аргументов.
--------------------------------
<49> Комментарий к Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации" (постатейный) / Под ред. Г.А. Гаджиева. С. 380.

Итак, в ходе подготовки и принятия ФКЗ о КС России звучало, что этот запрет нужен:
1) для предотвращения восприятия решений КС России как неавторитетных;
2) чтобы сохранить тайну совещательной комнаты;
3) в целях ограждения Суда от излишней политизации, а также ограничения "политических маневров" / страстей вокруг итогов голосования.
В последующем добавилось мнение, что эта мера:
4) гарантирует объективность и независимость судей при принятии ими решений <50>.
--------------------------------
<50> См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособие. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012. С. 427; Комментарий к Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации" (постатейный) / Под ред. Г.А. Гаджиева. С. 380; Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Учеб. пособие. М.: БЕК, 1998. С. 224; Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации". Комментарий / Отв. ред. Н.В. Витрук, Л.В. Лазарев, Б.С. Эбзеев. М.: Юридическая литература, 1996. С. 219.

Следует оговорить то обстоятельство, что указанные цели были продекларированы, но не объяснены подробно. Это затрудняет их анализ, однако не делает его полностью невозможным, хотя бы в первом приближении.
Первый аргумент, будучи второстепенным при обсуждении проекта ФКЗ о КС России, звучит наиболее весомо. Он совпадает с распространенным в мировой практике доводом против публикации особых мнений судей: наличие разногласий в судебной коллегии, а также причин, способных привести к альтернативным выводам, может поколебать веру людей в судебную систему и подорвать авторитет суда, принявшего решение. Особенно актуально это в случае применения судом инновационного толкования законов или разрешения им новых правовых проблем <51>. Но не сводит ли его на нет сохраненная в ФКЗ о КС России возможность обнародования особых мнений судей? В практике Суда был случай, когда из-за этого расклад голосов стал доподлинно известным <52>. Данный вопрос не нов; его, как уже упоминалось, поднимала судья Федерального конституционного суда ФРГ Хельга Зайберт в рамках экспертизы проекта ФКЗ о КС России. Что же касается особых мнений судей КС России, то они давно стали частью российского конституционно-правового "ландшафта" и воспринимаются как нечто само собой разумеющееся; никто не требует закрывать к ним доступ и не оспаривает право судьи на их публичное высказывание (надо думать, так будет и впредь).
--------------------------------
<51> Raffaelli R. Dissenting opinions in the Supreme Courts of the Member States. Strasbourg: European Parliament, 2012. Р. 10 (URL: http://www.europarl.europa.eu/document/activities/cont/201304/20130423ATT64963/20130423ATT64963EN.pdf (дата обращения: 25.07.2016)).
<52> В рассмотрении дела о конфликте в Чечне принимали участие 18 судей, восемь из которых заявили особые мнения (Постановление КС России "По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 2137 "О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики", Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 2166 "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта", Постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360 "Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа", Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. N 1833 "Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации" от 31 июля 1995 года N 10-П // Вестник КС России. 1995. N 5).

Второй аргумент вряд ли можно считать самодостаточным. Тайна совещательной комнаты (а точнее, тайна совещания) - институт, существующий во всех отраслях российского процессуального права (ст. 194, п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК России; ст. ст. 20, 176, ч. 4 ст. 184, п. 7 ч. 4 ст. 270 АПК России; ст. 175, п. 7 ч. 1 ст. 310 КАС России; ч. ч. 1 и 2 ст. 298, ч. 5 ст. 301, п. 8 ч. 2 ст. 389.17 УПК России). Вопрос в том, каков ее объем, а также цели. В юридической литературе резонно утверждается, что она означает "закрытость именно процесса, но не его итогов" и что в конституционном судопроизводстве она вполне совместима с особым мнением судьи, а кроме того, эта тайна имеет смысл в той мере, в какой она выступает гарантией сохранения в секрете позиции конкретного судьи, не желающего ее обнародовать <53>. Если не вдаваться в оценки тайны совещания как таковой, правильно ли полагать, что результаты голосования судей, особенно в их цифровом, неперсонифицированном выражении, могут ее поколебать?
--------------------------------
<53> См.: Верещагин А.Н. Комментарий к законопроекту ВАС РФ об особых мнениях судей // Закон. 2008. N 9. С. 101.

Третий аргумент был "топовым" при подготовке проекта ФКЗ о КС России, но он, как видится, самый неконкретный, пробуждающий дополнительные вопросы.
1. Что именно имели в виду под деполитизацией разработчики? Современные политологические исследования, например, различают такие явления, как "политизация правосудия" и "судебификация политики". Первое понятие означает тенденцию инкумбентов - соискателей выборной должности, которые занимают ее на момент выборов, - влиять на деятельность суда, чтобы выигрывать дела, в которые они вовлечены, и воспрепятствовать выигрышу оппозиции. "Используя суды, инкумбенты надеются ослабить позиции соперников или влияние их пропаганды и тем самым помешать им рекрутировать новых сторонников" <54>. Второй термин описывает тенденцию к вмешательству судов в политическую жизнь, когда судьи "становятся настолько влиятельными и настолько узурпирующими свои полномочия, что скорее должны относиться к избираемым политикам" <55>. Может, и тогда дело было не в Суде, а в судьях?
--------------------------------
<54> Попова М. Политизированное правосудие в новых демократиях: политическая борьба и судебная независимость в России и Украине // Как судьи принимают решения: эмпирические исследования права / Под ред. В.В. Волкова. М.: Статут, 2012. С. 213.
<55> Там же.

2. Существуют ли вообще основания отрицать политическую составляющую в деятельности конституционных судов и эквивалентных им органов? Сегодня есть научные работы, доказывающие, что естественный порядок вещей как раз обратный <56>. Не теряет ли на этом фоне сокрытие от общества результатов голосования в КС России в своем масштабе?
--------------------------------
<56> См.: Загретдинов В.И. Конституционное орудие политической борьбы // Сравнительное конституционное обозрение. 2015. N 5 (108). С. 104 - 119.

Четвертый аргумент, как и первый, находит подтверждение в зарубежной практике неразглашения индивидуальных мнений судей. Его часто называют мерой, служащей сохранению независимости судьи в ее внешнем аспекте (т.е. независимости от возможных источников давления, находящихся вне суда). Когда судебное решение принимается коллегиально, голос каждого судьи остается неизвестным для общественности; следовательно, они могут не опасаться потенциального преследования за свою профессиональную деятельность <57>. Осталось выяснить необходимость запрета разглашать результаты голосования в КС России опять-таки с учетом практики написания и обнародования судьями особых мнений.
--------------------------------
<57> Raffaelli R. Dissenting opinions in the Supreme Courts of the Member States. P. 9.

Какие существуют аргументы в пользу противоположного варианта - раскрытия информации о том, каким количеством голосов принимаются судебные акты?
Во-первых, выработка решений в некоторых внутригосударственных судах, осуществляющих конституционное правосудие, базируется на понимании пользы прозрачности данного процесса, возможности внутренней критики решений. Это считается достаточным средством для того, чтобы сделать их власть подотчетной обществу в соответствии с принципами демократии. Альтернатива - прямые выборы судей - не является ни необходимым, ни целесообразным способом достижения такой подотчетности, поскольку это будет подвергать их чрезмерному политическому давлению и помешает им выполнять свои функции должным образом <58>. В Европейском суде по правам человека также уделяют внимание процедурам и методам работы, нацеленным на достижение большей прозрачности его решений (в числе которых и раскрытие результатов голосования, и оставление возможности идентификации имен и позиций всех участвующих судей), что делается ради укрепления их легитимности <59>. Надо сказать, что демократический принцип гласности присущ деятельности и КС России (ст. ст. 5, 31 ФКЗ о КС России).
--------------------------------
<58> Ibid. P. 14.
<59> См.: Гарлицкий Л. Судебные совещания в страсбургской перспективе // Сравнительное конституционное обозрение. 2009. N 4 (71). С. 52.

Во-вторых, наличие видимых следов дискуссии при принятии решений укладывается в логику восприятия конституции и подобных ей актов как "живых документов": "...если Конвенция [о защите прав человека и основных свобод] рассматривается как "живой документ", процесс ее развития должен также показывать больше динамики и разногласий" <60>. Хельга Зайберт, отвечая на сомнения российских коллег относительно возможного умаления авторитета Суда, если решение будет принято перевесом в один голос, сказала, что знание о раскладе голосов ничему не грозит; "наоборот, авторитет суда будет только возрастать": решение родилось в борьбе, и оно есть <61>. Концепция "живой Конституции" и "живого конституционализма" отнюдь не чужда российским высоким судьям <62>.
--------------------------------
<60> Там же. С. 53.
<61> См.: Стенограмма совещания судей КС России от 28 марта 1994 г. // Архив КС России. 1994. Д. 1. Т. 1. С. 204.
<62> См.: Бондарь Н.С. Судебный конституционализм в России в свете конституционного правосудия. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011. С. 100, 107.

В-третьих, иной, чем у нас, взгляд на обнародование данных о распределении голосов судей признает, что, хотя уровень единогласия не имеет значения для обязательности исполнения решений, его наличие или отсутствие "может повлиять на убедительность принятых Судом решений: принятое незначительным большинством решение указывает на то, что мнения внутри Суда разошлись. Вот почему, особенно на уровне Большой палаты [Европейского Суда по правам человека], отдается предпочтение таким проектам решений, которые могут привлечь поддержку явного большинства участвующих в деле судей" <63>. О более тщательной проработке судебных актов в условиях, когда существуют открытые особые мнения судей, пишет А.Н. Верещагин: "...возможность публичного возражения со стороны отдельного судьи имеет (в случае Конституционного Суда)... дисциплинирующее влияние на большинство, побуждая его всесторонне обсуждать и оценивать все существенные нюансы конкретного спора, а главное - глубже анализировать и полнее отражать их в тексте решения, которое призвано оказывать направляющее воздействие на будущую судебную практику" <64>. Значение этого фактора подчеркивает А.Л. Кононов: "...авторитет судебного решения, как нам представляется, покоится вовсе не на том, сколько судей проголосовало "за" или "против"... Определяется он по совершенно другим основаниям, среди них можно назвать качество самого решения, его аргументированность, убедительность, справедливость, готовность принять его массовым и юридическим сознанием и т.п. Очевидно, что аргументы в пользу того или иного решения имеют разную силу и вес" <65>, и чем скрупулезнее будет вестись работа над решением, тем лучше.
--------------------------------
<63> Гарлицкий Л. Указ. соч. С. 52 - 53.
<64> Верещагин А. Особые мнения в российских судах // Сравнительное конституционное обозрение. 2006. N 4 (57). С. 172.
<65> Кононов А.Л. Право на особое мнение // Закон. 2006. N 11. Цит. по тексту, размещенному в СПС "КонсультантПлюс".

В-четвертых, есть мнение, что указание на расклад голосов при принятии решения в органе конституционного контроля "в психологическом плане... дало бы возможность выявить степень сплоченности судейского коллектива, а также сопоставить число судей, проголосовавших "против", с количеством заявленных особых мнений. В свою очередь, последнее обстоятельство позволило бы определить воззрения конституционных судей относительно полезности особых мнений и послужило бы мощным стимулом, побуждающим к более смелому их заявлению, поскольку [такое] указание... неминуемо побуждало бы судей, голосовавших против решения, "объясниться" перед обществом, по каким мотивам они это делали" <66>. К этому можно было бы добавить, что анонимность и деиндивидуализация в социальной психологии рассматриваются как факторы, уменьшающие личную ответственность, а это, в свою очередь, способствует целому ряду негативных проявлений, одним из самых безобидных вариантов которого является конформизм <67>.
--------------------------------
<66> Евсеев А.П. Психология конституционного судопроизводства. Харьков: Юрайт, 2013. С. 210 - 211.
<67> См.: Зимбардо Ф. Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев. М.: Альпина нон-фикшн, 2013. С. 347 и далее.

Заключение

Введение законодательного запрета разглашать результаты голосования в КС России произошло, по всей видимости, под воздействием следующих обстоятельств:
- неоднозначные с политической точки зрения практики КС России первого состава;
- поведение некоторых судей в 1992 - 1993 гг., вызывающее вопросы профессионально-этического свойства;
- сохранение судейской скамьи неизменной после принятия действующей Конституции;
- переосмысление судьями прежнего опыта и желание начать работу с чистого листа (в том числе предотвратить возможные обвинения в политической деятельности в свой адрес и избежать общественного внимания к конфронтации в Суде);
- активная роль Суда в подготовке проекта ФКЗ о КС России;
- отсутствие у разработчиков законопроекта понимания общественной значимости информации о количестве голосов, которым принимаются решения, и ценности ее раскрытия.
Появление такого запрета стало скорее гранью эмоциональной реакции на конкретную ситуацию, сложившуюся вокруг Суда, нежели безальтернативным правовым решением, не зависящим от времени и места. Приходится констатировать, что распространенное в российской литературе по конституционному правосудию объяснение его смысла, тяготеющее к универсальности, - обеспечение объективности и независимости судей при принятии решений - методом историко-правового анализа пока не подтверждается.
Неразглашение данных о результатах голосования в КС России оправдывается рядом аргументов, более или менее рациональных. Надо учитывать, что существуют разумные доводы в пользу противоположного подхода. Их сопоставление и взвешивание - дело будущего, как и обсуждение возможности реального возврата КС России к практике обнародования числа голосов судей, поданных "за" и "против" решения. Со своей стороны отмечу, что в перспективе было бы допустимо изменить часть пятую ст. 70 ФКЗ о КС России по формуле, предложенной в свое время Г.А. Гаджиевым и Т.Г. Морщаковой (отличающейся большей гибкостью, нежели сейчас): "Судьи и другие лица, присутствовавшие на закрытом совещании, не вправе разглашать содержание дискуссии. Результаты голосования могут быть оглашены по решению Конституционного Суда Российской Федерации".

Литература

1. Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации". Комментарий / Отв. ред. Н.В. Витрук, Л.В. Лазарев, Б.С. Эбзеев. М.: Юридическая литература, 1996. 352 с.
2. Бланкенагель А. "Детство, отрочество, юность" российского Конституционного Суда. М.: Центр конституционных исследований МОНФ, 1996. 122 с.
3. Бондарь Н.С. Судебный конституционализм в России в свете конституционного правосудия. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011. 544 с.
4. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991 - 2001 гг.). Очерки теории и практики. М.: Городец-издат, 2001. 508 с.
5. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособие. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012. 592 с.
6. Верещагин А.Н. Комментарий к законопроекту ВАС РФ об особых мнениях судей // Закон. 2008. N 9. С. 99 - 102.
7. Верещагин А. Особые мнения в российских судах // Сравнительное конституционное обозрение. 2006. N 4 (57). С. 165 - 175.
8. Гарлицкий Л. Судебные совещания в страсбургской перспективе // Сравнительное конституционное обозрение. 2009. N 4 (71). С. 47 - 54.
9. Евсеев А.П. Психология конституционного судопроизводства. Харьков: Юрайт, 2013. 230 с.
10. Загретдинов В.И. Конституционное орудие политической борьбы // Сравнительное конституционное обозрение. 2015. N 5 (108). С. 104 - 119.
11. Зимбардо Ф. Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев. М.: Альпина нон-фикшн, 2013. 740 с.
12. Кельзен Г. Судебная гарантия конституции (конституционная юстиция). Ч. 2 // Право и политика. 2006. N 9 (81). С. 5 - 18.
13. Комментарий к Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации" (постатейный) / Под ред. Г.А. Гаджиева. М.: Норма; Инфра-М, 2012. 672 с.
14. Кононов А.Л. Право на особое мнение // Закон. 2006. N 11. С. 43 - 46.
15. Кряжков В.А. Крымский прецедент: конституционно-правовое осмысление // Сравнительное конституционное обозрение. 2014. N 5 (102). С. 82 - 96.
16. Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Учеб. пособие. М.: БЕК, 1998. 462 с.
17. Митюков М.А. Штрихи к истории Конституционного Суда России: из дневников, блокнотов, интервью, стенограмм и иных документов и материалов 1989 - 1996 годов. М.: Юрлитинформ, 2014. 632 с.
18. Отечественная конституционная юстиция: история и современность. Документы и материалы (1988 - 2010) / Под общ. ред. А.А. Клишаса, С.М. Шахрая; сост. С.Н. Станских; предисл. А.А. Клишаса, С.М. Шахрая. М.: Волтерс Клувер, 2010. 1120 с.
19. Пашин С. Портрет Конституционного Суда России // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1993. N 2 (3). С. 28 - 35.
20. Попова М. Политизированное правосудие в новых демократиях: политическая борьба и судебная независимость в России и Украине // Как судьи принимают решения: эмпирические исследования права / Под ред. В.В. Волкова. М.: Статут, 2012. С. 199 - 223.
21. Страшун Б. Эволюция института конституционного контроля в России: от надзора к правосудию. Часть 1 // Сравнительное конституционное обозрение. 2016. N 1 (110). С. 112 - 119.
22. Ултургашев П.Ю. Особые мнения судей в сравнительно-правовом контексте // Сравнительное конституционное обозрение. 2013. N 6 (97). С. 75 - 87.
23. Raffaelli R. Dissenting opinions in the Supreme Courts of the Member States. Strasbourg: European Parliament, 2012. 53 p. (URL: http://www.europarl.europa.eu/document/activities/cont/201304/20130423ATT64963/20130423ATT64963EN.pdf).

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


15 сентября 2017 г.
Проект Федерального закона №266932-7 "О внесении изменений в статью 59 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

В рамках законопроекта предлагается изменить редакцию части 3 статьи 59 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, чтобы не допустить проведения электронного аукциона при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, не включенных в указанные в ч. 2 ст. 59 перечни. Законопроект направлен на поддержание баланса в правоотношениях заказчиков и исполнителей с целью обеспечения качества приобретаемых товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.




1 сентября 2017 г.
Вступила в силу ст. 2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 281-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статьи 5 и 38 Федерального закона "О рекламе"

Указанной  статьей предусматривается, что в случае размещения рекламы на телеканале на основании данных, полученных по результатам исследования объема зрительской аудитории телеканалов, рекламодатели, рекламораспространители и их представители и посредники обязаны использовать указанные данные в соответствии с договорами, заключенными указанными лицами или их объединениями с организациями, уполномоченными на проведение указанных исследований Роскомнадзором.




15 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 249505-7 "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - увеличение эффективности налогового стимулирования, снижение административной нагрузки на бизнес и обеспечение стабильности и предсказуемости системы налогообложения. Так законопроектом предлагается сократить сроки проведения камеральной проверки, учитывая современные системы контроля финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщиков. Кроме того, предметом повторной выездной налоговой проверки на основании уточненной налоговой декларации с уменьшением исчисленной суммы налога может быть только обоснованность уменьшения налога на основании измененных в уточненной декларации сведений.




2 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 239932-7 "О внесении изменений в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации долгов в делах о банкротстве юридических лиц"

В настоящее время законодательство о банкротстве предусматривает недостаточно эффективные механизмы реабилитационных процедур. При этом они редко применяются на практике и редко заканчиваются восстановлением платежеспособности должников. Цель данного законопроекта - расширение практики применения реабилитационных механизмов в отношении юридических лиц, а также введение новой реабилитационной процедуры - реструктуризации долгов.




28 июля 2017 г.
Проект федерального закона № 237568-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях"

Принятие данного законопроекта будет способствовать обеспечению защиты прав граждан-должников по потребительским кредитам (займам) посредством установления правового механизма, ограничивающего возможные злоупотребления в данной сферы, а также способствующего вытеснению с рынка не профессиональных кредиторов, а также кредиторов, ведущих недобросовестную деятельность, связанную с предоставлением потребительских кредитов (займов).



В центре внимания:


Нет обязательств - нет возмещения (Гапизов Ш.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Штраф за нарушение прав потребителей: НДФЛ и налог на прибыль (Дружинин А.В.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Возврат денежных средств, потраченных на виртуальные ценности, невозможен (Пешков А.В.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Корректировка базы по НДС при премировании покупателей (Бычков А.И.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>

Обременения застройщика многоквартирных жилых домов: учет и налогообложение (Знаменщиков С.А.)

Дата размещения статьи: 05.09.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта