Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Правовые формы предпринимательской деятельности > Саморегулируемые организации > Деятельность по саморегулированию как объект гражданского правоотношения: пределы и ограничения (Камышанский В.П.)

Деятельность по саморегулированию как объект гражданского правоотношения: пределы и ограничения (Камышанский В.П.)

Дата размещения статьи: 18.08.2017

Вопросы правового регулирования отношений саморегулирования отдельных видов предпринимательской и профессиональной видов деятельности в последние годы вызывают определенный интерес в науке гражданского и предпринимательского права. Основная идея саморегулирования, как нам представляется, заключается в том, чтобы сократить сферу государственного вмешательства в сферу экономики и осуществление отдельных видов профессиональной деятельности. Мировой опыт показывает, что расширение сфер саморегулирования предпринимательской и профессиональной деятельности дает позитивные результаты, если инициатива по созданию саморегулируемых организаций и определение круга делегированных им полномочий исходит от самих предпринимателей либо участников профессиональной деятельности. В противном случае, если вовлечение в саморегулируемые организации исходит от государства через принуждение под угрозой лишения профессии либо допуска к определенным видам предпринимательской деятельности, декларированные в законодательстве благие цели саморегулирования могут принести обратный результат.

Основная роль в осуществлении процесса саморегулирования отводится согласно действующему законодательству саморегулируемым организациям (далее - СРО) и национальным объединениям СРО. СРО относятся к организациям, обладающим специальной правоспособностью, которые являются некоммерческими организациями и могут осуществлять только определенные виды деятельности в интересах их учредителей (юридических либо физических лиц).
При саморегулировании отдельные функции по государственному регулированию предпринимательской или профессиональной деятельности в силу закона осуществляются саморегулируемыми организациями. Это позволяет более гибко сочетать частноправовые и публично-правовые средства воздействия на поведение членов СРО. Следует признать, что в современной России сохранилась устойчивая традиция по созданию объединений субъектов экономической и профессиональной деятельности в сообщества <1>.
--------------------------------
<1> См.: Ершова И.В., Ершов А.А. Правовое регулирование аудиторской деятельности в Российской Федерации: Монография. М.: Юриспруденция, 2011. С. 89 - 91.

Термин "саморегулируемая организация" (self-regulatory organization), заимствованный из англо-американского права, впервые появился в США с принятием Закона 1934 г. о ценных бумагах и биржах <1>. По принятому в международной практике определению саморегулируемой именуется организация, которая осуществляет некоторую степень регулирующей власти над определенной сферой деятельности <2>.
--------------------------------
<1> См.: Грачев Д.О. Саморегулируемые организации: зарубежный опыт и тенденции развития российского законодательства // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2006. N 3. С. 40.
<2> См.: Лабынцев Н.Т., Сычев Р.А. Деятельность саморегулируемых аудиторских организаций // Аудиторские ведомости. 2007. N 9. С. 64.

Мы исходим из того, что сущность саморегулирования заключается в сокращении государственного вмешательства в отдельные сферы экономической жизни путем его замены правилами, добровольно и инициативно разработанными для себя самим бизнесом. При этом освобождаемая сфера общественных отношений не превращается в белое пятно правового регулирования рынка товаров, работ и услуг, а замещается правилами поведения, разработанными СРО в пределах их компетенции и принятыми в последующем членами СРО к исполнению.
Основополагающим законодательным актом, регламентирующим правовой статус СРО в России, является Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях" (далее - Закон N 315-ФЗ). Помимо этого, особенности правового положения данных организаций определяются также федеральными законами, регулирующими отношения в отдельных сферах предпринимательской и профессиональной деятельности. СРО представляет собой организационно-правовую форму государственно-частного партнерства <1>.
--------------------------------
<1> См.: Зинченко С.А., Галов В.В. Саморегулируемая организация - организационно-правовая форма партнерства бизнеса и государства // Юрист. 2014. N 20. С. 18.

Следует иметь в виду, что действие Закона N 315-ФЗ не распространяется на СРО профессиональных участников рынка ценных бумаг, акционерных инвестиционных фондов, депозитариев инвестиционных фондов, паевых инвестиционных и негосударственных пенсионных фондов, кредитных организаций, бюро кредитных историй, жилищных накопительных кооперативов, поскольку она регулируется специальными федеральными законами.
Основная цель, которую преследовали законодатели при введении института саморегулирования, заключается в осуществлении перехода к самоорганизации деятельности предпринимателей в некоторых сферах экономики и профессиональной деятельности. С этой целью СРО наделяется публично-правовыми полномочиями по установлению стандартов и правил предпринимательской и профессиональной деятельности членов СРО, а также контрольными функциями по обеспечению соблюдения этих стандартов и правил. Таким образом, государство заявило намерение об отказе в некоторых сферах экономики от надзора за отдельными видами предпринимательской и профессиональной деятельности, оставив за собой лишь общий надзор за результатами такой деятельности посредством взаимодействия не со всеми субъектами предпринимательской и профессиональной деятельности, а только с объединяющими их СРО.
Пределы и ограничения правосубъектности СРО предопределены целями и задачами института саморегулирования. Они получили закрепление в ст. 14 Закона N 315-ФЗ "Ограничения прав саморегулируемой организации, ее должностных лиц и иных работников". Согласно названной статье саморегулируемая организация не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность. Она лишена права учреждать хозяйственные товарищества и общества, осуществляющие предпринимательскую деятельность, являющуюся предметом саморегулирования для этой саморегулируемой организации, и становиться участником таких хозяйственных товариществ и обществ. Если деятельность хозяйственных товариществ и обществ не входит в предмет деятельности СРО, то она может выступать учредителем таких хозяйственных обществ и товариществ и вправе рассчитывать на часть дохода, полученного такими товариществами и обществами от осуществляемой ими предпринимательской деятельности.
Из указанной нормы Федерального закона следует, что ограничения по субъектному составу делятся на три группы и адресованы: собственно саморегулируемой организации; ее должностным лицам; иным работникам, связанными с СРО трудовыми отношениями. Первые два пункта статьи содержат запрет на осуществление предпринимательской деятельности. Они отчасти дублируют друг друга и их вполне можно объединить с целью придания большей лаконичности названному ограничению.
Согласно п. 3 ст. 14 Закона N 315-ФЗ саморегулируемая организация не вправе осуществлять следующие действия и совершать следующие сделки, если иное не предусмотрено федеральными законами:
1) предоставлять принадлежащее ей имущество в залог в обеспечение исполнения обязательств иных лиц;
2) выдавать поручительства за иных лиц, за исключением своих работников;
3) приобретать акции, облигации и иные ценные бумаги, выпущенные ее членами, за исключением случаев, если такие ценные бумаги обращаются на организованных торгах;
4) обеспечивать исполнение своих обязательств залогом имущества своих членов, выданными ими гарантиями и поручительствами;
5) выступать посредником (комиссионером, агентом) по реализации произведенных членами саморегулируемой организации товаров (работ, услуг);
6) совершать иные сделки в случаях, предусмотренных другими федеральными законами.
Анализ указанных ограничений в деятельности СРО позволяет установить, что закрепленные в законе ограничения направлены в первую очередь на обеспечение сохранности имущества, сформированного за счет участников СРО, призванного обеспечить надлежащее исполнение обязательств членами СРО перед своими контрагентами. При этом следует признать не вполне логичным выставление приоритетов между работниками СРО и ее членами в части принятия СРО на себя гарантийных функций. Согласно пп. 2 п. 3 ст. 14 Закона N 315-ФЗ СРО может выдавать поручительства за своих работников, но не может быть поручителем за членов СРО, за счет которых сформировано имущество СРО.
Законодатель предусмотрел целый ряд ограничений не только в отношении СРО как юридического лица, но и в отношении лиц, единолично исполняющих функции единоличного органа СРО. Такой подход также не может не вызывать вопросов, поскольку любой орган юридического лица, в том числе и единоличный, не обладает самостоятельной правосубъектностью, является частью юридического лица и действует от его имени. В соответствии с п. 4 ст. 14 Закона N 315-ФЗ лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа саморегулируемой организации, не вправе осуществлять следующие действия:
1) приобретать ценные бумаги, эмитентами которых или должниками по которым являются члены саморегулируемой организации, их дочерние и зависимые общества;
2) заключать с членами саморегулируемой организации, их дочерними и зависимыми обществами любые договоры имущественного страхования, кредитные договоры, соглашения о поручительстве;
3) осуществлять в качестве индивидуального предпринимателя предпринимательскую деятельность, являющуюся предметом саморегулирования для этой саморегулируемой организации;
4) учреждать хозяйственные товарищества и общества, осуществляющие предпринимательскую деятельность, являющуюся предметом саморегулирования для этой саморегулируемой организации, становиться участником таких хозяйственных товариществ и обществ.
Даже поверхностный анализ закрепленных в законе ограничений вызывает целый ряд вопросов относительно их состоятельности и разумности. В частности, во втором подпункте четвертого пункта названной статьи содержится запрет единоличному органу СРО на заключение договора имущественного страхования и кредитные договоры с членами саморегулируемой организации. Надо полагать, что речь идет о договорах, где единоличный орган (физическое лицо) не должен выступать на стороне страховщика (в лице страховой компании) либо кредитной организации (в лице банка). Однако по определению физическое лицо не может статусом юридического лица в форме страховой компании, либо банка. Более того, и банк, и страховая компания сами по себе обладают специальной правосубъектностью и не могут заниматься иной деятельностью, кроме страховой и банковской.
Лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа саморегулируемой организации, не вправе являться членом органов управления членов саморегулируемой организации, их дочерних и зависимых обществ, являться работником, состоящим в штате указанных организаций (п. 5 ст. 14 Закона N 315-ФЗ).
Согласно п. 6 ст. 14 Закона N 315-ФЗ федеральными законами, уставом некоммерческой организации или иными установленными ею требованиями может быть предусмотрено возложение на саморегулируемую организацию или ее работников дополнительных ограничений, направленных на устранение обстоятельств, влекущих за собой возникновение конфликта интересов, установленного ч. 3 ст. 8 Закона N 315-ФЗ, угрозу неправомерного использования работниками саморегулируемой организации ставшей известной им в силу служебного положения информации о деятельности членов саморегулируемой организации.
Кроме этого, вопреки п. 3 ст. 55 Конституции РФ согласно п. 6 ст. 14 Закона N 315-ФЗ, помимо предусмотренных федеральными законами ограничений, допускается возможность возложения дополнительных ограничений на СРО и ее работников путем их закрепления в уставе СРО или посредством иных установленных СРО требований (надо полагать, речь идет о мерах оперативного воздействия посредством локальных актов).
Обязательное членство в СРО является ограничением свободы предпринимательства. И если правомерность подобных ограничений в рамках лицензирования, технического регулирования (требований, установленных техническими регламентами) и ряда других правовых институтов предпринимательского права не вызывает сомнения, соответствует ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и нашла отражение в соответствующих законах, то в отношении саморегулирования столь однозначный вывод сделать сложно.
Стандарты и правила СРО, а также иные акты саморегулируемых организаций представляют собой правовые формы осуществления саморегулирования. В этой связи представляются важными выработка и закрепление в Законе о СРО четких критериев пределов осуществления саморегулирования и обязательного членства в саморегулируемых организациях в качестве императивных норм с невозможностью произвольного расширения сферы обязательного саморегулирования. Нельзя забывать, что при переходе функций от государственных органов к профессиональным сообществам в лице СРО они не утрачивают свою публичную природу, поскольку имеют своей целью обеспечение законных интересов общества. Соответственно, саморегулируемые организации призваны осуществлять в этой области именно публичные функции <1>. В связи с этим смена субъекта осуществления публичной функции не должна приводить к дополнительным ограничениям прав и свобод членов СРО. Как справедливо отмечают С.А. Зинченко и В.В. Галов, "парадокс заключается в том, что стандарты приобретают здесь статус обязательных, в то время как в силу Закона "О техническом регулировании" любые стандарты (национальные, организаций) носят добровольный характер" <2>.
--------------------------------
<1> См.: Аганина Р.Н. Саморегулирование аудиторской деятельности // Бизнес и право в России и за рубежом (приложение к журналу "Предпринимательское право"). 2012. N 2. С. 73.
<2> Зинченко С.А., Галов В.В. Саморегулируемая организация - организационно-правовая форма партнерства бизнеса и государства // Юрист. 2014. N 20. С. 18.

Ужесточение стандартов в деятельности членов СРО должно иметь место исключительно по воле ее членов, а не выступать в качестве собственного творения СРО с последующим предложением присоединения к ним в качестве участников субъектам предпринимательской или профессиональной деятельности под угрозой лишения допуска к профессии либо осуществления определенных видов деятельности.
Правительство РФ <1> в своей пространной, на сорока трех страницах, Концепции, утвержденной даже не постановлением, а своим распоряжением, предлагает в порядке совершенствования механизмов саморегулирования в качестве общегосударственной модели саморегулирования закрепить трехуровневую структуру института саморегулирования, в которой над членами СРО будут присматривать и регламентировать их деятельность отдельно взятые СРО и национальные объединения СРО, сформированные по отраслевому принципу. Двойная опека и бремя их содержания для субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности, как нам представляется, не будут способствовать улучшению их деятельности.
--------------------------------
<1> См.: Об утверждении Концепции совершенствования механизмов саморегулирования: распоряжение Правительства Рос. Федерации от 30 дек. 2015 г. N 2776-р // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2016. N 2 (ч. II). Ст. 458.

Библиографический список

1. Грачев Д.О. Саморегулируемые организации: зарубежный опыт и тенденции развития российского законодательства // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2006. N 3. С. 40 - 52.
2. Лабынцев Н.Т., Сычев Р.А. Деятельность саморегулируемых аудиторских организаций // Аудиторские ведомости. 2007. N 9. С. 64 - 74.
3. Зинченко С.А., Галов В.В. Саморегулируемая организация - организационно-правовая форма партнерства бизнеса и государства // Юрист. 2014. N 20. С. 14 - 19.
4. Аганина Р.Н. Саморегулирование аудиторской деятельности // Бизнес и право в России и за рубежом (приложение к журналу "Предпринимательское право"). 2012. N 2. С. 72 - 84.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


15 сентября 2017 г.
Проект Федерального закона №266932-7 "О внесении изменений в статью 59 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

В рамках законопроекта предлагается изменить редакцию части 3 статьи 59 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, чтобы не допустить проведения электронного аукциона при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, не включенных в указанные в ч. 2 ст. 59 перечни. Законопроект направлен на поддержание баланса в правоотношениях заказчиков и исполнителей с целью обеспечения качества приобретаемых товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.




1 сентября 2017 г.
Вступила в силу ст. 2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 281-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статьи 5 и 38 Федерального закона "О рекламе"

Указанной  статьей предусматривается, что в случае размещения рекламы на телеканале на основании данных, полученных по результатам исследования объема зрительской аудитории телеканалов, рекламодатели, рекламораспространители и их представители и посредники обязаны использовать указанные данные в соответствии с договорами, заключенными указанными лицами или их объединениями с организациями, уполномоченными на проведение указанных исследований Роскомнадзором.




15 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 249505-7 "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - увеличение эффективности налогового стимулирования, снижение административной нагрузки на бизнес и обеспечение стабильности и предсказуемости системы налогообложения. Так законопроектом предлагается сократить сроки проведения камеральной проверки, учитывая современные системы контроля финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщиков. Кроме того, предметом повторной выездной налоговой проверки на основании уточненной налоговой декларации с уменьшением исчисленной суммы налога может быть только обоснованность уменьшения налога на основании измененных в уточненной декларации сведений.




2 августа 2017 г.
Проект Федерального закона № 239932-7 "О внесении изменений в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации долгов в делах о банкротстве юридических лиц"

В настоящее время законодательство о банкротстве предусматривает недостаточно эффективные механизмы реабилитационных процедур. При этом они редко применяются на практике и редко заканчиваются восстановлением платежеспособности должников. Цель данного законопроекта - расширение практики применения реабилитационных механизмов в отношении юридических лиц, а также введение новой реабилитационной процедуры - реструктуризации долгов.




28 июля 2017 г.
Проект федерального закона № 237568-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях"

Принятие данного законопроекта будет способствовать обеспечению защиты прав граждан-должников по потребительским кредитам (займам) посредством установления правового механизма, ограничивающего возможные злоупотребления в данной сферы, а также способствующего вытеснению с рынка не профессиональных кредиторов, а также кредиторов, ведущих недобросовестную деятельность, связанную с предоставлением потребительских кредитов (займов).



В центре внимания:


Деятельность по саморегулированию как объект гражданского правоотношения: пределы и ограничения (Камышанский В.П.)

Дата размещения статьи: 18.08.2017

подробнее>>

Проблемы с перечислением взноса в компенсационный фонд при переходе в региональную СРО (Черникова О.)

Дата размещения статьи: 03.08.2017

подробнее>>

Саморегулирование в системе социального регулирования общественных отношений (Петров Д.А.)

Дата размещения статьи: 30.01.2017

подробнее>>

Роль национальных объединений саморегулируемых организаций в регулировании предпринимательской деятельности хозяйствующих субъектов (Егорова М.А.)

Дата размещения статьи: 25.01.2017

подробнее>>

Саморегулирование в сфере частной системы здравоохранения (Романовская О.В.)

Дата размещения статьи: 27.10.2016

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта