Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Контрактные обязательства: позиция Верховного Суда (Лобанова О.Л.)

Контрактные обязательства: позиция Верховного Суда (Лобанова О.Л.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

Трудности прочтения и сложность практического воплощения положений Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ о контрактной системе (далее - Закон N 44-ФЗ) - это головная боль не только контрактных управляющих, но и, в частности, бухгалтеров и финансистов, которые также задействованы в закупочной деятельности учреждения. И нередко административная и арбитражная практика рассмотрения споров является хорошим подспорьем в принятии правильного решения в той или иной ситуации.
Рассмотрим далее отдельные вопросы, связанные с порядком исполнения контракта с учетом обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017 (далее - Обзор).

Оплата обязательств при отсутствии заключенного контракта

В соответствии с Законом N 44-ФЗ государственные органы, органы управления внебюджетными фондами, органы местного самоуправления, казенные учреждения и иные получатели средств федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ или местных бюджетов могут вступать в договорные отношения только посредством заключения государственного (муниципального) контракта.

Примечание. Основанием для оплаты обязательств в целях обеспечения государственных и муниципальных учреждений является заключенный контракт.

При этом в соответствии с ч. 1 ст. 72 Бюджетного кодекса РФ госконтракт заключается и оплачивается в пределах лимитов бюджетных обязательств.
Однако на практике часто возникают вопросы:
- можно ли оплатить поставленные товары, выполненные работы или оказанные услуги при отсутствии заключенного соглашения (контракта, договора), и если можно, то при каких обстоятельствах;
- если заказчик и поставщик договорились устно о выполнении каких-либо услуг или работ, чем в этом случае рискует подрядчик, или какие обязательства при этом могут возникнуть у заказчика?

Правило "нет контракта - нет оплаты"

Например, общество "X" обратилось в суд с иском о взыскании стоимости услуг как неосновательного обогащения на основании статьи 1102 Гражданского кодекса РФ, ссылаясь на то, что администрация не оплатила оказанные услуги.
По общему правилу поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных (муниципальных) нужд при отсутствии госконтракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления.
Оказывая услуги без наличия муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами Закона N 44-ФЗ, общество не могло не знать, что работы выполняются им при отсутствии обязательства. Следовательно, в силу п. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежит взысканию плата за фактически оказанные услуги для государственных и муниципальных нужд при отсутствии заключенного государственного или муниципального контракта.
В связи с изложенным поставка товаров (выполнение работ, оказание услуг) в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд при отсутствии госконтракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления (п. 20 Обзора).
Но это еще не означает, что заказчик может злоупотреблять своим правом или вводить в заблуждение поставщика. Иными словами, не всегда факт отсутствия заключенного контракта (договора) является основанием для отказа в оплате.
По мнению Верховного Суда РФ, в исключительных случаях даже при отсутствии заключенного соглашения заказчик обязан будет оплатить поставленные товары (выполненные работы, оказанные услуги).

Исключения из правил

Одним из оснований, порождающих обязанность заказчика осуществить оплату без заключенного основания, являются случаи, когда из существа оказания услуг (или выполнения работ) они не могут быть прекращены или приостановлены в том числе и по жизненным показаниям.
Первая группа примеров - наличие объективных причин или требований о непрерывности процесса, который является жизненно необходимым в силу действующего законодательства (пункты 21 - 23 Обзора).
Например, общество оказывало медицинскую помощь пациентам, направляемым заказчиком, в том числе в период между истечением срока действия первого договора и заключением второго (т.е. с 22 по 29 апреля). Заказчик отказался оплачивать обществу услуги, оказанные в данный период времени, в связи с чем общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности.
Лечебная организация в силу п. 1 ст. 11 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" и п. 2 ст. 20 Федерального закона от 29.11.2010 N 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации" не вправе отказать в предоставлении медицинской помощи обратившимся застрахованным гражданам. Довод заказчика о том, что сотрудники исполнителя должны были перенаправить пациентов в лечебное учреждение заказчика для продолжения лечения, подлежит отклонению как не основанный на положениях законодательства РФ. Гемодиализ является методом заместительной почечной терапии и производится пациентам с терминальной стадией хронической болезни почек, то есть является жизненно важной процедурой, которая не может быть прервана, поэтому медицинская организация не вправе отказать в оказании жизненно необходимой медицинской помощи на основании превышения объема финансирования для оплаты оказанных медицинских услуг.
Таким образом, не может быть отказано в удовлетворении иска об оплате поставки товаров (выполнения работ, оказания услуг) в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд при отсутствии госконтракта или с превышением его максимальной цены в случаях, когда из закона следует, что поставка товаров (выполнение работ, оказание услуг) является обязательной для соответствующего исполнителя вне зависимости от его волеизъявления (п. 21 Обзора).
К списку подобных случаев, например, относится оказание услуг по поддержанию в состоянии постоянной готовности аппаратуры оповещения населения при возникновении чрезвычайных ситуаций в соответствии с Федеральным законом от 21.12.1994 N 68-ФЗ. Отсутствие между сторонами надлежащим образом оформленного контракта в силу особенностей функционирования системы оповещения населения, а также непрерывности процесса по поддержанию ее работоспособности не может являться основанием для прекращения обществом оказания услуг по организации обслуживания указанных систем, в том числе и в случае отсутствия заключенного на новый срок контракта.
Или, например, оплата оказанных услуг по обслуживанию резервуарных установок сжиженных углеводородных газов после истечения срока действия государственного контракта. Руководствуясь положениями Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ о промышленной безопасности, согласно которым данные резервуарные установки относятся к опасным производственным объектам, и приняв во внимание, что у исполнителя отсутствовала возможность прекратить оказание названных услуг в связи с недопустимостью создания аварийной ситуации и в целях безопасного и бесперебойного газоснабжения сжиженным газом населения города, суды отклонили доводы заявителей о недопустимости взыскания в качестве неосновательного обогащения стоимости поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг при отсутствии госконтракта.
Вторая группа примеров - оказание услуг в целях ликвидации последствий аварийной, экстренной, чрезвычайной ситуаций природного или техногенного характера, а также угрозы их возникновения.
Например, авария на теплосети муниципального предприятия привела к отключению теплоснабжения и горячего водоснабжения в 186 домах, при этом температура наружного воздуха в период аварии составляла 18 - 27 градусов ниже нуля.
Муниципальное предприятие обратилось к обществу, с которым ранее был заключен договор по аварийному обслуживанию сетей, для срочного устранения аварии. Однако муниципальный контракт в установленном порядке заключен не был. В последующем предприятие отказалось оплачивать работы по устранению аварии вследствие их выполнения при отсутствии муниципального контракта.
При рассмотрении данного дела судами было принято во внимание, что работы выполнялись в условиях, при которых всякое промедление могло причинить существенный вред жизни и здоровью населения, проживающего в указанных домах. Учитывая зимний период и низкий уровень температуры, устранение аварии не терпело отлагательства, и принятые меры являлись чрезвычайными и объективно необходимыми. Выполнение работ носило разовый характер и было направлено исключительно на устранение внезапно произошедшей аварии и ее последствий. При таких обстоятельствах суды пришли к выводу об удовлетворении заявленного обществом требования об оплате выполненных работ по устранению аварийной ситуации.
Таким образом, не может быть отказано в удовлетворении иска об оплате поставки товаров, выполнения работ или оказания услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд при отсутствии госконтракта в случаях экстренного осуществления поставки товаров, выполнения работ или оказания услуг в связи с аварией, иной чрезвычайной ситуацией природного или техногенного характера, а также угрозой их возникновения (п. 22 Обзора).

Ответственность за ненадлежащее исполнение условий контракта

Одним из обязательных условий, которое заказчик обязан включить в контракт, является условие об ответственности заказчика и поставщика (подрядчика, исполнителя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом. В случае просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательств, предусмотренных контрактом, заказчик направляет поставщику (подрядчику, исполнителю) требование об уплате неустоек (штрафов, пеней) <1>.
--------------------------------
<1> Часть 6 статьи 34 Закона N 44-ФЗ.

При этом в госзакупках применяются единые правила определения размера штрафа и пени в случае ненадлежащего исполнения обязательств, которые утверждены Постановлением Правительства РФ от 25.11.2013 N 1063 (далее - Постановление N 1063). На практике возникает ряд вопросов в части его применения.

Какую меру ответственности выбрать: штраф или пени?

В зависимости от вида нарушенного контрактного обязательства Законом N 44-ФЗ предусмотрена вариативность вида и порядка расчета неустойки (штрафа, пени), а именно (части 5 - 8 ст. 34 Закона N 44-ФЗ):
- пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного контрактом;
- штрафы начисляются за ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения обязательств.
Не всегда на практике можно однозначно сделать выбор в пользу только штрафа или пени либо применить к ненадлежащему исполнителю одновременно и штраф, и пени.
Например, между заказчиком и обществом (подрядчик) заключен государственный контракт на поставку товаров. В связи с допущенной обществом просрочкой исполнения обязательств заказчик письмом уведомил его об одностороннем отказе от исполнения договора и потребовал уплатить начисленные за период просрочки пени и штраф за неисполнение контракта. Поскольку общество не уплатило пени и штраф, заказчик обратился в арбитражный суд с иском.
В данной ситуации отсутствует просрочка исполнения обязательства со стороны поставщика, поскольку контракт был расторгнут, а поставка не осуществлена. Кроме этого, взыскание неустойки в виде пени производится при условии фактической поставки товара, но с нарушением срока. Оценив указанные обстоятельства, суды признали правомерным только требование о взыскании штрафа.
Однако, по мнению Верховного Суда РФ, суды, которые рассматривали это дело ранее, не учли, что фактическое неисполнение обязательства еще не означает невозможность начисления пени за просрочку поставки, поскольку неисполнение поставщиком обязательств по поставке товара в установленный срок свидетельствует как о нарушении условий договора в целом (поставка не осуществлена), так и о просрочке исполнения обязательства (нарушение срока поставки товара), которая имела место с момента наступления срока поставки до момента расторжения договора в связи с односторонним отказом заказчика от него.
В соответствии с п. 2 ст. 393 ГК РФ восстановительный характер гражданско-правовой ответственности предполагает, что кредитор будет поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Взыскание только штрафа за неисполнение государственного контракта не восстанавливает положение кредитора, поскольку не учитывает его возможные потери в период просрочки, когда он ожидал реального исполнения за пределами срока, установленного в договоре, однако в итоге был вынужден полностью отказаться от договора ввиду неисполнения обществом взятых на себя обязательств поставщика.
Таким образом, пеня за просрочку исполнения обязательств по госконтракту подлежит начислению до момента прекращения договора в результате одностороннего отказа заказчика от его исполнения. Одновременно за факт неисполнения контракта, послужившего основанием для одностороннего отказа от договора, может быть взыскан штраф в виде фиксированной суммы (п. 36 Обзора). Отдельно отметим, что допустимость одновременного начисления и штрафа, и пеней была подтверждена в Определениях Верховного Суда РФ от 31.08.2016 N 309-ЭС16-6825, от 09.03.2017 N 302-ЭС16-14360 по делу N А33-28174/2015.

Одно нарушение - один и штраф

Еще один вопрос, который заслуживает внимания, - это допустимость неоднократности привлечения исполнителя к ответственности, например, в случае совершения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) нескольких нарушений своих обязательств по государственному (муниципальному) контракту.
Заказчиком и обществом заключен контракт на оказание услуг по содержанию детских игровых площадок в летний период. По истечении первого отчетного периода заказчиком были выявлены случаи нарушения обязательств обществом (в частности, территория в соответствии с графиком уборки не убиралась, твердые бытовые отходы не вывозились и др.). В связи с этим общество в ответ на требование заказчика уплатило штраф, рассчитанный в соответствии с Постановлением N 1063.
Вместе с тем, поскольку во втором отчетном периоде были также установлены случаи некачественного оказания услуг, заказчик вновь обратился с требованием о взыскании штрафа. Общество уплатить штраф отказалось, ссылаясь на то, что в соответствии с Законом N 44-ФЗ штраф может быть взыскан лишь единожды, что уже было сделано заказчиком. Данные обстоятельства послужили основанием для обращения заказчика в суд.
Суд отметил, что по смыслу статьи 330 ГК РФ неустойка направлена на стимулирование должника к надлежащему исполнению обязательства под угрозой наступления неблагоприятных материальных последствий. При этом из буквального прочтения текста ч. 8 ст. 34 Закона N 44-ФЗ следует возможность взимания нескольких штрафов при неисполнении или ненадлежащем исполнении контракта.
Кроме этого, необходимо учитывать обеспечительную функцию неустойки как инструмента правового воздействия на участников гражданского оборота, создав таким образом ситуацию, при которой нарушение должником принятых на себя обязательств фактически может не повлечь для него имущественных последствий, стимулирующих его в дальнейшем избегать подобных нарушений и исполнять обязательства надлежащим образом.
В связи с изложенным при установлении фактов совершения исполнителем по государственному контракту нескольких самостоятельных однородных нарушений допустимо взыскание с него нескольких штрафов непосредственно после выявления нарушения (п. 37 Обзора).

Правила указания в проекте контракта размера неустойки

В соответствии с частями 5 и 8 статьи 34 Закона N 44-ФЗ размер штрафа устанавливается контрактом в виде фиксированной суммы. На практике возникает вопрос, насколько дословно заказчик обязан исполнять такую норму (к примеру, необходимо ли размер штрафа указывать в конкретном денежном выражении).
Например, на этапе согласования факта заключения контракта с единственным поставщиком по итогам несостоявшегося конкурса антимонопольный орган (далее - ФАС) установил, что в нарушение требований частей 5 - 8 ст. 34 Закона N 44-ФЗ заказчик в проекте контракта не установил фиксированную сумму штрафа. В проекте контракта содержалось лишь указание на порядок его определения в соответствии с Постановлением N 1063.
Считая подобную позицию ФАС незаконной, заказчик обратился в арбитражный суд. В результате рассмотрения дела арбитражный суд признал недействительным решение антимонопольного органа в связи со следующим.
Применяемое Законом N 44-ФЗ понятие "в виде фиксированной суммы" не свидетельствует о том, что проект контракта должен содержать указание на конкретную сумму штрафа в денежном выражении, а означает, что в отличие от пени, которая начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательств, предусмотренный контрактом размер штрафа будет являться неизменным (фиксированным) вне зависимости от срока исполнения сторонами нарушенного им обязательства.
При этом Постановлением N 1063 конкретные размеры штрафов, определяемые в качестве процента от цены контракта, например, за ненадлежащее исполнение поставщиком (исполнителем, подрядчиком) обязательств, предусмотренных контрактом, установлены следующим образом:
- 10% цены контракта в случае, если цена контракта не превышает 3 млн руб.;
- 5% цены контракта в случае, если цена контракта составляет от 3 млн до 50 млн руб.;
- 1% цены контракта в случае, если цена контракта составляет от 50 млн до 100 млн руб.;
- 0,5% цены контракта в случае, если цена контракта превышает 100 млн руб.
Установление в проекте контракта порядка расчета размера штрафа в процентах от цены контракта не нарушает права участников, так как все потенциальные участники закупки, в том числе лицо, с которым заключается контракт, имеют возможность определить, каким образом будет исчисляться размер штрафа в случае ненадлежащего исполнения обязательств, предусмотренных контрактом. В связи с изложенным заказчик не может быть признан нарушившим положения частей 4, 8 ст. 34 Закона N 44-ФЗ (п. 34 Обзора).
Справедливости ради стоит отметить, что до этого суды неоднократно придерживались противоположной точки зрения при рассмотрении аналогичных дел. В частности, суды исходили из того, что положения статьи 34 Закона N 44-ФЗ, определяющие обязательность включения в контракт не только условия об ответственности заказчика и поставщика (подрядчика, исполнителя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом, но и закрепление размера штрафа в фиксированной сумме и порядка его определения, являются императивными нормами и не предполагают возможности для заявителя по своему усмотрению подменять такие условия ссылкой на определение размера штрафа в соответствии с Постановлением N 1063 <2>. Таким образом, во избежание различного толкования порядка фиксации неустойки (штрафа, пени) можно порекомендовать заказчикам в проекте контракта указывать порядок определения размера штрафа и пеней, дублируя (переписывая) положения Постановления N 1063.
--------------------------------
<2> Определение Верховного Суда РФ от 21.09.2015 N 305-КГ15-11035 по делу N А40-159615/14; постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 07.08.2015 N Ф03-2907/2015 по делу N А59-5611/2014.

Порядок определения размера пеней

При определении размера пеней за просрочку обязательств учитывается размер ставки рефинансирования. Актуальным в таком расчете является вопрос: на какой момент времени определяется размер ставки рефинансирования?
Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с заказчика по государственному контракту задолженности и неустойки. При расчете размера неустойки поставщиком был применен размер одной ставки за весь период просрочки обязательств заказчиком, не учитывая изменение ее размера во времени. По итогам расчет поставщика был признан верным в связи со следующим.
В соответствии с ч. 5 ст. 34 Закона N 44-ФЗ пеня за просрочку заказчиком исполнения своих обязательств устанавливается контрактом в размере одной трехсотой действующей на дату уплаты пеней ставки рефинансирования Центрального банка России от не уплаченной в срок суммы. Следовательно, при добровольной уплате названной неустойки ее размер по общему правилу подлежит исчислению по ставке, действующей на дату фактического платежа.
При этом, принимая во внимание, что по смыслу статьи 330 ГК РФ взыскание неустойки направлено на компенсацию потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств, при расчете неустойки должна быть применена ставка, позволяющая максимальным образом обеспечить защиту права кредитора и покрыть его инфляционные и иные потери. В связи с этим не имеется оснований при отсутствии прямого указания в законе при расчете неустойки учитывать соответствующие периоды действия ставок рефинансирования ЦБ РФ в течение просрочки.
Но при этом суды обратили внимание, что закон не содержит прямого указания на применимую ставку в случае взыскания неустойки в судебном порядке. Механизм возмещения возникших у кредитора убытков в связи с просрочкой исполнения обязательств по оплате в судебном порядке за период до принятия решения суда ко всему периоду просрочки подлежит применению ставка на день его вынесения. Данный механизм расчета неустойки позволит обеспечить правовую определенность в отношениях сторон на момент разрешения спора в суде.
Таким образом, при расчете пени, подлежащей взысканию в судебном порядке за просрочку исполнения обязательств по государственному контракту в соответствии с частями 5 и 7 статьи 34 Закона N 44-ФЗ, суд вправе применить размер ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на момент вынесения судебного решения (п. 38 Обзора).

Допустимость установления ответственности в повышенном размере

Предусмотренный Постановлением N 1063 порядок начисления неустойки не всегда реально соразмерен имущественным последствиям, возникшим в результате недобросовестных действий (бездействия) поставщика (подрядчика, исполнителя). Возникает вопрос: а имеет ли право заказчик в проекте контракта предусмотреть размер ответственности более, чем это установлено Законом N 44-ФЗ и Постановлением N 1063?
Например, в проекте контракта на выполнение работ по капитальному ремонту здания установлен размер пеней в случае просрочки исполнения обязательства подрядчиком в размере 1% за каждый день просрочки обязательства. Полагая, что установленный в контракте размер пени превышает размер, установленный Законом N 44-ФЗ и Постановлением N 1063, общество обратилось в арбитражный суд с иском о признании соответствующего условия контракта недействительным.
Суд апелляционной инстанции поддержал позицию заказчика исходя из того, что действующими актами определен только минимальный размер неустойки.
Согласно статье 332 ГК РФ размер законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, если закон этого не запрещает. Закон N 44-ФЗ и Постановление N 1063 устанавливают только нижний предел ответственности подрядчика в виде пени "не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации" и не содержат запрета на увеличение соглашением сторон размера пени.
Исходя из изложенного, правомерным является вывод апелляционного суда о том, что установление контрактом пени в размере большем, чем указано в Законе N 44-ФЗ и Постановлении N 1063, законодательству не противоречит и само по себе не может служить основанием для признания спорного условия договора недействительным по статье 168 ГК РФ.
Таким образом, условие госконтракта об уплате заказчиком и (или) исполнителем неустойки в размере, превышающем размер, установленный Законом N 44-ФЗ и Постановлением N 1063, является действительным (пункт 35 Обзора судебной практики).
Повышенный размер неустойки может применяться в отношении не только поставщика (подрядчика, исполнителя), но и заказчика. Напомним, в соответствии с ч. 5 ст. 34 Закона N 44-ФЗ пеня устанавливается в размере 1/300 действующей на дату уплаты пеней ставки рефинансирования ЦБ РФ от не уплаченной в срок суммы. В случае если специальными законодательными актами, например в сфере энергоснабжения, предусмотрен иной порядок расчета неустойки, применяются нормы специального законодательства.
Исполнитель государственного контракта обратился в суд с иском о взыскании с заказчика неустойки, начисленной за просрочку исполнения обязательства по оплате потребления тепловой энергии исходя из 1/130 ставки рефинансирования за каждый день просрочки в соответствии с ч. 9.1 ст. 15 Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ "О теплоснабжении". При этом суд первой инстанции пришел к выводу, что при взыскании неустойки необходимо руководствоваться ч. 5 ст. 34 Закона N 44-ФЗ, устанавливающей иной размер неустойки - 1/300 действующей на дату уплаты пеней ставки рефинансирования ЦБ РФ от не уплаченной в срок суммы.
Арбитражный суд округа отменил принятые по делу судебные акты по следующим основаниям. Положения Закона о теплоснабжении носят специальный характер по отношению к Закону N 44-ФЗ, поскольку последний устанавливает общие особенности участия органов государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений и предприятий в гражданско-правовых отношениях именно в целях повышения эффективности осуществления закупок, обеспечения гласности и прозрачности размещения заказов, добросовестной конкуренции, предотвращения коррупции и других злоупотреблений. В Законе N 44-ФЗ не учитываются специфика отношений в сфере энергоснабжения, конкретные особенности исполнения договоров в данной сфере.
Следовательно, заказчик должен уплатить за каждый день просрочки исполнения государственного (муниципального) контракта, заключенного в целях удовлетворения государственных (муниципальных) нужд в энергоснабжении, неустойку в размере 1/130 ставки рефинансирования, действующей на дату уплаты пеней, от не выплаченной в срок суммы.
Таким образом, при расчете неустойки, подлежащей взысканию с заказчика по государственному (муниципальному) контракту, заключенному в целях удовлетворения государственных (муниципальных) нужд в энергоснабжении, необходимо руководствоваться положениями специальных законодательных актов о снабжении энергетическими ресурсами (пункт 39 Обзора судебной практики).

Просрочка обязательств как основание для применения мер ответственности

Прежде чем направить поставщику требование об уплате неустоек (штрафов, пеней), заказчику необходимо удостовериться в наличии надлежащих оснований для ее начисления. Например, заказчик обратился в суд с иском о взыскании неустойки за просрочку выполнения работ в связи с тем, что результат работ к установленному в контракте сроку не сдан исполнителем заказчику. Подрядчик, в свою очередь, возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на допущенную самим заказчиком просрочку выполнения обязательства в части обязательств по передаче строительной площадки в состоянии, пригодном для осуществления подрядчиком работ.
При рассмотрении спора было установлено, что задержка выполнения работ была вызвана несвоевременным выполнением контрагентом заказчика работ по переносу газопровода, нахождение которого в зоне строительства препятствовало выполнению работ. При этом подрядчик неоднократно письмами уведомлял заказчика о необходимости скорейшего выполнения работ по выносу сетей газоснабжения из места застройки для соблюдения сроков строительства. Однако данные работы были завершены с существенной просрочкой, что и повлекло перенос сроков выполнения работ подрядчиком. При таких обстоятельствах заказчиком фактически не исполнена предусмотренная законом и договором обязанность по своевременному предоставлению земельного участка в состоянии, соответствующем условиям договора и обеспечивающем своевременное начало работ, нормальное их ведение и завершение в срок (ст. 747 ГК РФ). На основании данного факта судебные инстанции указали, что подрядчик не считается просрочившим свои обязательства, в связи с чем неустойка не подлежит начислению и взысканию.
Таким образом, при несовершении заказчиком действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором, до совершения которых исполнитель госконтракта не мог исполнить своего обязательства, исполнитель не считается просрочившим, а сроки исполнения обязательств по госконтракту продлеваются на соответствующий период просрочки заказчика (п. 10 Обзора).

Кто еще вправе требовать уплаты задолженности?

В соответствии с пунктом 17 Обзора уступка поставщиком третьему лицу права требования к заказчику об исполнении денежного обязательства не противоречит законодательству РФ.
Поставщик уступил обществу право требования уплаты задолженности по государственному контракту на поставку товаров к заказчику. Заказчик посчитал такое требование неправомерным и не оплатил задолженность по контракту, ссылаясь на ничтожность цессии <3> в связи с недопустимостью уступки прав по госконтракту третьим лицам. И такая позиция заказчика была поддержана судами апелляционной и кассационной инстанций, которые исходили из следующего:
- для передачи права требования оплаты долга по государственным (муниципальным) контрактам необходимо наличие согласия должника-заказчика ввиду того, что в данном обязательстве личность кредитора имеет существенное значение (п. 2 ст. 388 ГК РФ);
- в соответствии с п. 7 ст. 448 ГК РФ, согласно которому если в соответствии с законом заключение договора возможно только на торгах, победитель торгов не вправе уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора.
--------------------------------
<3> (лат. - уступка, передача) - уступка прав требования или иного имущества, права собственности которые подтверждаются некими документами.

Но судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, отметив следующее.
В результате подписания договора цессии не производится замена стороны договора - поставщика (подрядчика, исполнителя), а лишь переходит право требования уплаты начисленной задолженности. Предусмотренный п. 7 ст. 448 ГК РФ запрет не может быть распространен на уступку победителем торгов денежного требования, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника.
В качестве обстоятельства, свидетельствующего о наличии такой связи, заказчик указал требования бюджетного законодательства, в силу которых при подтверждении денежного обязательства и санкционировании оплаты проводится проверка соответствия получателя данным, указанным в контракте и реестре контрактов. Внесение изменений в ранее предоставленные данные о контрагенте, позволяющие осуществить санкционирование расходов в случае уступки права требования, не предусмотрено бюджетным законодательством Российской Федерации. По мнению суда, необходимость внесения изменений в документацию, сопровождающую совершение расчетных операций, не может служить обстоятельством, свидетельствующим о существенном значении личности кредитора для должника.
Таким образом, в госзаказе допускается уступка поставщиком (подрядчиком, исполнителем) третьему лицу права требования к заказчику об исполнении денежного обязательства в рамках заключенного государственного (муниципального) контракта.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


10 ноября 2017 г.
Проект Федерального закона № 311128-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части санации страховых организаций"

Законопроект подготовлен во исполнение пункта 3 перечня поручений Президента Российской Федерации В.В. Путина от 9 июля 2017 г. № Пр-1329. Его цель - совершенствование законодательства Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) в части введения возможности осуществления мер по предупреждению банкротства страховой организации с участием Банка по аналогии с процедурой финансового оздоровления кредитных организаций.




25 октября 2017 г.
Проект Федерального закона № 296412-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части противодействия хищению денежных средств)"

Целью Законопроекта является закрепление механизма по противодействию несанкционированным переводам денежных средств, не требующего существенных временных и финансовых трудовых затрат, как первый шаг на пути создания унифицированной и комплексной системы противодействия любым несанкционированным операциям на финансовом рынке, которая в дальнейшем может быть распространена и на другие сектора финансового рынка (рынок ценных бумаг, страховой рынок и т.д.).




17 октября 2017 г.
Проект Федерального закона № 287844-7 "О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)"

Необходимость принятия данного законопроекта обусловлена тем, что по действующему законодательству очередность погашения требований, предусмотренная ч. 20 ст. 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)" и подлежащая применению к отношениям по договорам потребительского кредита (займа), ставит граждан-потребителей в худшее положение по сравнению с предпринимателями, к которым применим общий порядок, предусмотренный статьей 319 ГК РФ, которая не допускает установления более высокого приоритета требований по уплате неустойки перед требованиями по погашению основного долга и процентов на него.




15 сентября 2017 г.
Проект Федерального закона № 266932-7 "О внесении изменений в статью 59 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

В рамках законопроекта предлагается изменить редакцию части 3 статьи 59 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ, чтобы не допустить проведения электронного аукциона при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, не включенных в указанные в ч. 2 ст. 59 перечни. Законопроект направлен на поддержание баланса в правоотношениях заказчиков и исполнителей с целью обеспечения качества приобретаемых товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.




1 сентября 2017 г.
Вступила в силу ст. 2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 281-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статьи 5 и 38 Федерального закона "О рекламе"

Указанной  статьей предусматривается, что в случае размещения рекламы на телеканале на основании данных, полученных по результатам исследования объема зрительской аудитории телеканалов, рекламодатели, рекламораспространители и их представители и посредники обязаны использовать указанные данные в соответствии с договорами, заключенными указанными лицами или их объединениями с организациями, уполномоченными на проведение указанных исследований Роскомнадзором.



В центре внимания:


Доплаты к стоимости построенной квартиры: споры сторон (Симич И.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Опасности, которые таит цифровизация (Москалева О.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Проблемы судебного доказывания таможенной стоимости товаров (Микулин А.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Когда приоритет нарушает запрет (Тальцева Л.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Налоговая проверка ИП проводится по месту жительства физлица (Лермонтов Ю.М.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта