Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Несостоятельность (банкротство) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > К вопросу о роли судебной практики в системе источников правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства) (Карелина С.А.)

К вопросу о роли судебной практики в системе источников правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства) (Карелина С.А.)

Дата размещения статьи: 09.03.2018

Вопрос о рассмотрении судебной практики в качестве источника права в целом и правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства) в частности уже давно является предметом оживленных дискуссий <1>. Отмечая возрастающую роль судебной практики в настоящее время, некоторые авторы говорят о судебном правотворчестве как источнике российского права <2>.

--------------------------------

<1> См.: Фролов И.В. Управленческие функции судебных органов, их место в системе государственного (административного) управления сферы финансового оздоровления, несостоятельности (банкротства) // Вестник Томского государственного университета. 2009. С. 254 - 255.

<2> См., к примеру: Поляков С.Б. Судебный прецедент в России: форма прав или произвола? // Lex russica. 2015. N 3. С. 28 - 42. 

Так, по мнению Г.А. Гаджиева, "для предпринимательского права России судебная практика становится новым и весьма важным источником права" <3>.

--------------------------------

<3> Гаджиев Г.А. Предпринимательское право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. Е.П. Губин и П.Г. Лахно. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2010. С. 84. 

О.М. Свириденко считает, что "постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ признаются источниками права, поскольку в судебных актах на них допускаются ссылки как на правовую основу разрешения дела", а также поскольку содержащиеся в них разъяснения обязательны для арбитражных судов. В качестве подтверждения особой роли судебной практики автор приводит Постановление от 30 апреля 2009 г. N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", содержащее конкретные разъяснения для арбитражных судов <4>.

--------------------------------

<4> Свириденко О.М. Судебная практика - источник российского права? // СПС "КонсультантПлюс". 

Е.Е. Уксусова в своей работе <5> указывает на то, что в связи с увеличением роли правовых позиций высших судебных инстанций все чаще можно встретить точку зрения о том, что постановления данных судов относятся к источникам права. Автор также указывает, что "их действие носит общий характер, они обязательны не только для судов, но и для неопределенного круга адресатов, включая прежде всего лиц, участвующих в процессе", при этом данное утверждение верно и для сферы несостоятельности (банкротства).

--------------------------------

<5> См.: Уксусова Е.Е. Гражданское судопроизводство по делам о банкротстве: проблемы законодательного регулирования и правоприменения // Lex russica. 2014. N 2. С. 211 - 227; N 6. С. 683 - 703; N 8. С. 975 - 985. 

С точки зрения В.А. Вайпана, "хотя официально в Российской Федерации судебный прецедент в качестве источника права не признается, тем не менее на практике при разрешении споров суды учитывают решения вышестоящих судов" <6>.

--------------------------------

<6> Вайпан В.А. Источники предпринимательского права: Учебно-методический комплекс. М., 2017. С. 39. 

Вместе с тем В. Анохин, отмечая, что Постановление Пленума ВАС РФ является обязательным для арбитражных судов, подчеркнул, что оно не является источником права <7>.

--------------------------------

<7> Анохин В. Предупреждение банкротства и восстановление платежеспособности несостоятельного должника // Хозяйство и право. 2006. N 1; СПС "КонсультантПлюс". 

Важность рассмотрения судебной практики через призму источника права отмечают исследователи и применительно к сфере несостоятельности (банкротства) <8>. Однако ряд авторов, говоря о большом значении руководящих разъяснений Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ, вместе с тем не рассматривают их в качестве источников права <9>.

--------------------------------

<8> См., к примеру: Пирогова Е.С., Курбатов А.Я. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учебник. М., 2014. С. 22; Банкротство хозяйствующих субъектов: Учебник для бакалавров / Отв. ред. И.В. Ершова, Е.Е. Енькова. М., 2016. С. 22.

<9> См., к примеру: Попондопуло В.Ф. Банкротство: правовое регулирование: Научно-практическое пособие. М., 2013. С. 48. 

При анализе судебной практики первостепенное значение следует уделить правовым позициям Конституционного Суда РФ, которые действуют непосредственно, не требуют подтверждения другими органами и являются общеобязательными на основании ст. 125 Конституции РФ, ст. 6, ч. 3 ст. 29 и ст. 71 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (ред. от 28 декабря 2016 г.) <10>. Конституционный Суд РФ формирует правовые позиции по важнейшим вопросам российского законодательства путем общеобязательного толкования Конституции РФ и признания неконституционными норм законов ("негативное правотворчество").

--------------------------------

<10> СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447. 

Заметим, что в доктрине под правовой позицией понимают обобщенное представление Конституционного Суда РФ по конкретным конституционно-правовым проблемам. Это "правовые выводы и представления Суда как результат интерпретации (толкования) им духа и буквы Конституции РФ и конституционного смысла положений (аспектов) отраслевых (действующих) законов и других нормативных актов в пределах его компетенции, которые снимают неопределенность в конкретных конституционно-правовых ситуациях и служат правовым основанием итоговых решений (постановлений) Конституционного Суда" <11>.

--------------------------------

<11> Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ: понятие, юридическая сила и значение // Конституционное правосудие в меняющихся правовых системах. М., 1999. С. 89, 91. 

К правовым позициям, сформированным Конституционным Судом РФ, оказывающим особое влияние на рассмотрение дел о несостоятельности, можно отнести позицию <12> о публично-правовой цели института банкротства, выражающейся в обеспечении баланса прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, имеющих различные, зачастую диаметрально противоположные, интересы. Кроме того, Конституционный Суд РФ обращает внимание на особый порядок формирования воли сторон в деле о банкротстве в связи с тем, что "процедуры банкротства носят публично-правовой характер, они предполагают принуждение меньшинства кредиторов большинством". Данная правовая позиция нашла свое отражение, в частности, в судебных актах, выносимых при разрешении споров о включении требований в реестр требований кредиторов должника, и применяется для защиты прав кредиторов и должника от включения фиктивной задолженности в реестр требований кредиторов должника.

--------------------------------

<12> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июля 2002 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобами граждан, жалобой региональной общественной организации "Ассоциация защиты прав акционеров и вкладчиков" и жалобой ОАО "Воронежское конструкторское бюро антенно-фидерных устройств" // СЗ РФ. 2002. N 31. Ст. 3161; Постановление Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 г. N 12-П "По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева" // СЗ РФ. 2006. N 3. Ст. 335. 

Так, в одном деле при рассмотрении спора об оспаривании одним конкурсным кредитором должника выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение третейского суда в пользу другого кредитора суд, направляя дело на новое рассмотрение, указал со ссылкой на вышеуказанные Постановления Конституционного Суда РФ, что "нарушением публичного порядка Российской Федерации является создание в преддверии банкротства видимости частноправового спора с отнесением его на рассмотрение третейского суда для получения в последующем формальных оснований для упрощенного включения необоснованной задолженности в реестр требований кредиторов должника в целях влияния на ход дела о банкротстве". При этом суд указал, что ходатайствовать о проверке третейского решения на основании нарушения публичного порядка вправе и третьи лица, чьи права и законные интересы затронуты таким третейским решением <13>.

--------------------------------

<13> Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 3 июля 2017 г. N Ф02-2431/2017 по делу N А19-17924/2016. 

В другом деле суд, руководствуясь в том числе правовой позицией Конституционного Суда РФ о публично-правовой цели института банкротства, отказал во включении части задолженности в реестр требований кредиторов должника, не приняв платежные поручения в качестве доказательства, подтверждающего предоставление должнику в заем денежных средств, т.к. было невозможно установить их соотносимость с заявленными требованиями <14>. Аналогичные доводы были положены судом в обоснование того, что "фактической целью выдачи векселей является создание условий для вывода имущества должника" <15>, что, в свою очередь, влечет отказ в защите соответствующего права.

--------------------------------

<14> Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16 октября 2014 г. N Ф03-4607/2014 по делу N А59-3044/2013.

<15> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 5 февраля 2016 г. N Ф04-29089/2015 по делу N А45-6116/2015. 

В развитие позиции о публично-правовой цели института банкротства Конституционный Суд РФ рассматривал особенности правового положения арбитражного управляющего, обусловленные специальными задачами и характером его деятельности в процессе несостоятельности (банкротства).

Так, Конституционный Суд РФ исследовал <16> положения Закона о банкротстве о членстве арбитражного управляющего в саморегулируемой организации как необходимом условии его допуска к осуществлению соответствующей профессиональной деятельности на предмет его соответствия Конституции РФ.

--------------------------------

<16> Постановление Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 г. N 12-П "По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева" // РГ. 2005. N 293. 

Среди выводов Конституционного Суда РФ по данному вопросу особый интерес представляет положение о том, что закрепление такого требования не является установлением запрета на осуществление соответствующей профессиональной деятельности, так как "предполагается, что в объединение по профессиональному признаку вступают граждане, уже избравшие для себя соответствующую профессию", при этом предъявление законодателем таких специальных требований к арбитражным управляющим обусловлено публично-правовым статусом арбитражных управляющих ввиду особенностей осуществляемой ими деятельности.

Перед Конституционным Судом РФ не раз вставал вопрос о конституционности норм Закона о банкротстве, предусматривающих специальный порядок удовлетворения требований кредиторов должника, в частности положения о том, что требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными.

Конституционный Суд РФ, отказывая в признании соответствующих норм противоречащими Конституции РФ, указывал на то, что предпосылками такого погашения является отсутствие имущества у должника и его ликвидация, в результате чего его права и обязанности не переходят в порядке правопреемства к другим лицам.

Более того, Конституционный Суд РФ высказал позицию, что возможность предъявления кредитором требования к должнику вне рамок дела о банкротстве "противоречила бы самому существу конкурсного производства, исключительно в ходе которого должна решаться задача пропорционального распределения среди кредиторов всей конкурсной массы" <17>.

--------------------------------

<17> Определение Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. N 254-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки М.Г. Ершовой положением пункта 5 статьи 114 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 6. 

Значимость и актуальность данной правовой позиции подтверждается тем, что она нашла свое применение в последующей практике Конституционного Суда РФ <18>.

--------------------------------

<18> См., напр.: Определение Конституционного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 1465-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дриги Валерия Евгеньевича на нарушение его конституционных прав абзацем третьим пункта 9 статьи 142 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // СПС "КонсультантПлюс" (документ опубликован не был). 

Ранее Конституционный Суд РФ высказывал связанную с вышеизложенным правовую позицию, которая сохраняет свою актуальность и в настоящее время, в соответствии с которой ограничения, связанные с порядком предъявления и удовлетворения требований кредиторов, направлены "на предотвращение банкротства и восстановление платежеспособности должника, а также на создание условий для справедливого обеспечения экономических и юридических интересов всех кредиторов" <19>.

--------------------------------

<19> Постановление Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся возможности обжалования определений, выносимых Арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц" // РГ. 2001. N 57. 

В развитие данной правовой позиции о направленности института несостоятельности на предоставление кредиторам равных возможностей получения удовлетворения их требований к должнику, Конституционный Суд РФ указал, что наложение ареста на имущество должника в рамках уголовного судопроизводства для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска не предполагает наложение ареста на имущество должника в процедуре конкурсного производства либо сохранение такого ранее наложенного ареста в отношении отдельных конкурсных кредиторов. При этом Конституционный Суд РФ указал, что иное толкование "означало бы подмену установленных федеральным законом частноправовых способов разрешения спора об имущественных правах публично-правовыми способами, ставящими отдельных конкурсных кредиторов в привилегированное положение лишь в силу их признания также субъектами уголовного судопроизводства" <20>.

--------------------------------

<20> Постановление Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положений частей первой, третьей и девятой статьи 115, пункта 2 части первой статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобами закрытого акционерного общества "Недвижимость-М", общества с ограниченной ответственностью "Соломатинское хлебоприемное предприятие" и гражданки Л.И. Костаревой" // РГ. 2011. N 29. 

В практике судов неоднократно возникал вопрос, является ли установление особенностей удовлетворения требований кредиторов должника различных категорий нарушением ст. 19 Конституции РФ, предусматривающей равенство всех перед законом и судом.

Конституционный Суд РФ указал, что особый порядок удовлетворения требований кредиторов разных категорий не противоречит Конституции РФ в соответствии с общей позицией Конституционного Суда, согласно которой "принцип равенства, предполагая равный подход к формально равным субъектам, не обусловливает необходимость предоставления одинаковых гарантий лицам, относящимся к разным категориям, а равенство перед законом и судом не исключает фактических различий и необходимости их учета законодателем" <21>.

--------------------------------

<21> Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 1755-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества "Доставка" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 статьи 142 и пунктом 2 статьи 225 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // СПС "КонсультантПлюс" (документ опубликован не был). 

Вопрос о необходимости обеспечения баланса интересов различных участников процесса несостоятельности (банкротства) Конституционным Судом РФ поднимался также при рассмотрении проблемы, связанной с возможностью оспаривания выплаты заработной платы в качестве сделки по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Заметим, что в литературе высказывается мнение <22>, согласно которому возможность оспаривания выплаты заработной платы и действий по уплате налогов и сборов противоречит не только соответствующим федеральным законам, но и Конституции РФ, которая гарантирует каждому вознаграждение за труд (ст. 37) и устанавливает обязанность платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57). Таким образом, под сомнение ставится обоснованность отнесения такого широкого круга действий к сделкам по смыслу Закона о банкротстве.

--------------------------------

<22> См.: Аюрова А.А. Оспаривание сделок должника согласно нормам законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Адвокат. 2014. N 11. 

В развитие этой мысли необходимо отметить следующее. С одной стороны, законодатель преследует правомерную цель, а именно защищает права кредиторов, позволяя вернуть в имущественную массу должника как можно больше активов для удовлетворения законных требований кредиторов. С другой стороны, при более детальном рассмотрении этой проблемы можно отметить, что уплата налогов и сборов имеет социальную значимость, так как часть этих средств идет на защиту социально незащищенных слоев населения, развитие экономики и т.п. Возникает вопрос, не ставятся ли интересы отдельной группы кредиторов в приоритет перед интересами всего населения страны при оспаривании действий должника по уплате налогов и сборов.

Конституционный Суд РФ в своем Определении <23> высказал следующую правовую позицию по данному вопросу: "...при правовом регулировании процедур банкротства необходимо, чтобы был обеспечен конституционно обоснованный разумный компромисс между интересами кредиторов, должника, его учредителей (участников) и сотрудников, а также государства. Созданию таких условий должно способствовать, в частности, правовое регулирование, направленное на сохранение конкурсной массы, необходимой для справедливого удовлетворения требований кредиторов".

--------------------------------

<23> Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 2017-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лудиной Ольги Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 3 статьи 61.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // СПС "КонсультантПлюс" (документ опубликован не был). 

Представляется, что, несмотря на то что рассматриваемое дело вытекает из трудовых правоотношений, данная позиция Конституционного Суда РФ применима ко всем основаниям оспаривания в соответствии с диспозицией ст. 61.1 Закона о несостоятельности (банкротстве), так как содержит общий принцип обеспечения баланса интересов всех субъектов права.

Таким образом, правовые позиции Конституционного Суда РФ оказывают существенное влияние на развитие судебной практики по делам о банкротстве, в частности создавая инструменты и дополнительные гарантии реализации основной цели института несостоятельности (банкротства), а также защиты прав и законных интересов участников соответствующих отношений.

Следует обратить внимание, что особая значимость итоговых решений Конституционного Суда РФ в форме постановлений подкреплена положениями Федерального конституционного закона N 11-ФКЗ <24>, который вводит новый вид постановления, возможного к принятию Конституционным Судом РФ по итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти, - постановления о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ в истолковании, данном Конституционным Судом РФ. По сути речь идет о прямом закреплении принципа недопустимости применения нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, которое расходится с истолкованием, содержащимся в постановлении Конституционного Суда РФ.

--------------------------------

<24> СЗ РФ. 2017. N 1 (часть I). Ст. 2. 

Безусловно, данная новелла будет способствовать повышению значимости правовых позиций Конституционного Суда РФ как источника российского права <25>.

--------------------------------

<25> Интересен тот факт, что в одном деле при рассмотрении спора о включении требований кредитора в реестр требований кредиторов должника суд первой инстанции сослался, в частности, на позицию, изложенную в Определении Конституционного Суда РФ N 138-О, на что возразил податель жалобы, указывая на неправомерность ссылки на акт Конституционного Суда РФ. Суд апелляционной инстанции, обосновывая правомерность применения к рассматриваемым правоотношениям позиции, изложенной в данном Определении Конституционного Суда РФ, указал, что согласно положениям ст. ст. 3, 6 Федерального закона "О Конституционном Суде РФ" "решения Конституционного Суда являются одним из источников права и обязательны на всей территории Российской Федерации". Суд кассационной инстанции, оставляя судебный акт без изменения, тем не менее несколько иначе выразился в отношении правовой природы определения Конституционного Суда РФ, не затрагивая вопрос о том, является ли оно источником права, указав при этом, что "суды правомерно при разрешении данного спора руководствовались и позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 г. N 138-О, поскольку в Определении изложена позиция общего подхода определения добросовестности действий плательщиков и банков". 

Следует признать, что Верховный Суд РФ в соответствии с положениями Конституции РФ наделен правом давать разъяснения нижестоящим арбитражным судам по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ). Заметим, что ранее (до внесения изменений в Конституцию РФ Федеральным конституционным законом от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации") соответствующим полномочием обладал Высший Арбитражный Суд РФ.

Об учете правовых позиций Верховного Суда РФ свидетельствует и тот факт, что основанием для пересмотра судебных актов могут выступать новые обстоятельства, к числу которых в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ относится определение либо изменение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Верховного Суда содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в связи с данным обстоятельством.

Большое значение для формирования правоприменительной практики имеют и судебные акты нижестоящих судов. Вместе с тем следует признать, что российская правовая система, относящаяся к континентальной системе права, не рассматривает решение суда, вынесенное по конкретному делу, в качестве источника права.

При рассмотрении вопроса, являются ли правовые позиции, сформированные судами, источником права в сфере регулирования правоотношений, складывающихся в процессе несостоятельности (банкротства), и подхода судов к решению поставленного вопроса, следует выделить две группы споров.

К первой группе споров следует отнести ситуации, при которых стороны в подтверждение своих доводов ссылаются на сформированный какими-либо судами подход к разрешению аналогичных ситуаций, в том числе в процессе разрешения споров по делам о банкротстве. Однако суды в данных случаях ссылаются на правовую позицию, в соответствии с которой при рассмотрении дел о банкротстве "судебный (юридический) прецедент не является официальным источником права в Российской Федерации, а представляет собой толкование нормы права и пример ее применения с учетом конкретных обстоятельств дела" <26>. Данный подход подтверждается также в иных судебных актах <27>.

--------------------------------

<26> Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 20 мая 2016 г. по делу N А33-27826/2015.

<27> Постановление ФАС Московского округа от 28 мая 2013 г. по делу N А40-128069/12-98-949, Постановление ФАС Московского округа от 15 октября 2013 г. по делу N А40-76159/12-73-271, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 ноября 2014 г. по делу N А57-17561/2012. 

Так, по одному из дел <28> суд указал, что "судебная практика, за исключением случаев, установленных законом, не является источником права и не является обязательной". Вместе с тем дальнейших разъяснений того, когда такие случаи установлены законом, суд не приводит.

--------------------------------

<28> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 августа 2017 г. N 13АП-13092/2017 по делу N А56-84148/2016. 

Данный вывод о необязательности для судов правовых позиций, сформированных другими судами, относится также к случаям, если речь идет о правовой позиции, сформированной судом высшей инстанции в рамках конкретного дела.

В частности, в одном деле <29> суд указал, что "позиция, изложенная в определениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, не является обязательной к применению арбитражными судами".

--------------------------------

<29> Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2011 г. N 07АП-5065/11 по делу N А03-9763/2009. 

Во второй группе споров перед судами вставал вопрос правомерности разрешения споров в рамках дел о банкротстве со ссылками на разъяснения судов высшей инстанции.

Так, оспаривая вынесенные по спору судебные акты, заявители иногда ссылаются на то, что позиция суда высшей инстанции не может быть применена судом при рассмотрении дела, поскольку не является источником права.

В исследованной нами судебной практике (в частности, сложившейся до упразднения ВАС РФ <30>) суды в ответ на данный довод указывали, что на основании ст. 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" Пленум ВАС РФ рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики, а также утверждает по представлению Председателя ВАС РФ регламент арбитражных судов. По вопросам своего ведения Пленум ВАС РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

--------------------------------

<30> Представляется, что данные выводы являются обоснованными и в настоящее время, так как в соответствии с частью первой статьи 3 Федерального конституционного закона от 4 июня 2014 г. N 8-ФКЗ разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом ВС РФ (данный вывод был сделан судом в ответ на довод заявителя, что разъяснения высшей судебной инстанции нельзя отождествлять с источником права (см.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2016 г. по делу N А40-158864/2015). 

Данный подход нашел отражение в судебных актах по спорам в рамках дел о банкротстве <31>.

--------------------------------

<31> См., например: Постановление ФАС Московского округа от 17 июня 2008 г. N КГ-А40/4854-08 по делу N А40-110/08-123-1Б; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 1 сентября 2008 г. N 08АП-3213/2008 по делу N А46-13686/2008; Постановление ФАС Поволжского округа от 10 февраля 2011 г. по делу N А57-6279/2010. 

К примеру, в одном деле суд, рассматривая довод подателя жалобы о том, что положения информационного письма ВАС РФ не подлежат применению, поскольку оно не является источником права, указал в обоснование правомерности их применения, что данные положения "лишь подтверждают правомерность применения судами соответствующих норм права, а не содержат самостоятельную норму права, подлежащую применению" <32>.

--------------------------------

<32> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 3 февраля 2011 г. по делу N А56-62523/2009. 

Таким образом, суды напрямую не высказываются о том, являются ли разъяснения высшей судебной инстанции источником права, однако указывают на их обязательность для арбитражных судов при применении соответствующих норм права.

Интересен тот факт, что Федеральная налоговая служба РФ в одном из своих писем <33> при рассмотрении вопросов, связанных с порядком применения налога на добавленную стоимость при реализации имущества банкротом, и анализе положений Постановления Пленума ВАС РФ от 25 января 2013 г. N 11 "Об уплате налога на добавленную стоимость при реализации имущества должника, признанного банкротом" указала, что постановления Пленума и Президиума ВАС РФ <34> не только являются обязательными для арбитражных судов, но и "для налоговых органов являются сложившейся судебной практикой, которой налоговым органам следует руководствоваться при рассмотрении вопроса о целесообразности доначисления сумм налога в рассматриваемом случае".

--------------------------------

<33> Письмо ФНС России от 10 июля 2014 г. N ГД-4-3/13426@ "О порядке применения налога на добавленную стоимость при реализации имущества банкротом".

<34> Письмо опубликовано до упразднения ВАС РФ. 

Таким образом, не рассматривая в качестве источника права решение суда по конкретному спору (прецедент), следует признать, что правовые позиции Конституционного Суда РФ, а также разъяснения Верховного Суда РФ (до упразднения Высшего Арбитражного Суда РФ) занимают важное место в системе источников правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства).

Библиографический список

1. Анохин В. Предупреждение банкротства и восстановление платежеспособности несостоятельного должника // Хозяйство и право. 2006. N 1; СПС "КонсультантПлюс".
2. Аюрова А.А. Оспаривание сделок должника согласно нормам законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Адвокат. 2014. N 11.
3. Вайпан В.А. Источники предпринимательского права: Учебно-методический комплекс. М., 2017.
4. Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ: понятие, юридическая сила и значение // Конституционное правосудие в меняющихся правовых системах. М., 1999.
5. Гаджиев Г.А. Предпринимательское право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. Е.П. Губин и П.Г. Лахно. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2010.
6. Пирогова Е.С., Курбатов А.Я. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учебник. М., 2014. С. 22; Банкротство хозяйствующих субъектов: Учебник для бакалавров / Отв. ред. И.В. Ершова, Е.Е. Енькова. М., 2016.
7. Поляков С.Б. Судебный прецедент в России: форма прав или произвола? // Lex russica. 2015. N 3.
8. Попондопуло В.Ф. Банкротство: правовое регулирование: Научно-практическое пособие. М., 2013.
9. Свириденко О.М. Судебная практика - источник российского права? // СПС "КонсультантПлюс".
10. Уксусова Е.Е. Гражданское судопроизводство по делам о банкротстве: проблемы законодательного регулирования и правоприменения // Lex russica. 2014. N 2. С. 211 - 227; N 6. С. 683 - 703; N 8.
11. Фролов И.В. Управленческие функции судебных органов, их место в системе государственного (административного) управления сферы финансового оздоровления, несостоятельности (банкротства) // Вестник Томского государственного университета. 2009.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


27 марта 2018 г.
Проект федерального закона № 424632-7 "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - закрепление в гражданском законодательстве некоторых положений, отталкиваясь от которых, российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений (в обиходе - "токены", "криптовалюта" и пр.), обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию).




20 марта 2013 г.
Проект федерального закона № 419090-7 "Об альтернативных способах привлечения инвестирования (краудфандинге)"

Законопроектом регулируются отношения по привлечению инвестиций коммерческими организациями или индивидуальными предпринимателями с использованием информационных технологий, а также определяются правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфандинга). Деятельность по организации розничного финансирования (краудфандинга) заключается в оказании услуг по предоставлению участникам инвестиционной платформы доступа к ее информационным ресурсам. 




12 марта 2013 г.
Проект Федерального закона № 410960-7 "О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и ст. 151 Уголовно-процессуального кодекса РФ"

Законопроект направлен на усиление ответственности за нарушения в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд. Анализ правоприменения свидетельствует о наличии определенных пробелов в законодательном регулировании ответственности за злоупотребления в сфере госзакупок со стороны лиц, представляющих интересы государственных или муниципальных заказчиков, а также лиц, исполняющих государственные или муниципальные контракты.




7 марта 2018 г.
Проект Федерального закона № 408171-7 ""Об особенностях участия социально ориентированных некоммерческих организаций в приватизации арендуемого государственного или муниципального недвижимого имущества и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ"

Целью данного законопроекта является предоставление социально ориентированным некоммерческим организациям преференций при отчуждении из государственной собственности субъектов Российской Федерации или из муниципальной собственности недвижимого имущества, арендуемого этими организациями.




1 марта 2018 г.
Проект Федерального закона № 403657-7 "О внесении изменений в статью 18.1 Федерального закона "О защите конкуренции"

Цель данного законопроекта - уточнение оснований для обжалования в антимонопольный орган нарушений порядка осуществления в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся субъектами градостроительных отношений, процедур, включенных в исчерпывающие перечни процедур в сферах строительства, в том числе при проведении торгов. Вносимые изменения позволят антимонопольному органу оперативно восстанавливать нарушенные права юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся субъектами градостроительных отношений, во внесудебном порядке.



В центре внимания:


К вопросу о роли судебной практики в системе источников правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства) (Карелина С.А.)

Дата размещения статьи: 09.03.2018

подробнее>>

Теперь и арбитражные управляющие с профессиональными стандартами (Оржиховская Е.)

Дата размещения статьи: 27.02.2018

подробнее>>

Некоторые вопросы реализации трудовых прав работников в свете недавних изменений Закона о банкротстве (Беседина О.С.)

Дата размещения статьи: 16.01.2018

подробнее>>

Банкротство застройщиков: новое в законодательстве (Улезко А.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

подробнее>>

Что нужно знать кредитору о банкротстве должника (Ермаков В.И.)

Дата размещения статьи: 31.10.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2018
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта