Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Кредитный договор > Проблема уступки права требования по договору синдицированного кредитования (Самигулина А.В.)

Проблема уступки права требования по договору синдицированного кредитования (Самигулина А.В.)

Дата размещения статьи: 15.01.2019

Как отмечает Н. Магаура, в том числе в условиях нестабильности банковского рынка банки стремятся минимизировать риски, связанные с потенциальной неплатежеспособностью заемщика, и вытекающие из данной ситуации последствия в виде невозврата кредита, неполучения дохода по кредиту и т.д. Одним из способов такой минимизации риска служит в том числе передача прав и обязанностей по кредиту в адрес третьих лиц <1>. В связи с этим, на взгляд автора, крайне важно уделить отдельное внимание правовому регулированию уступки права по договору синдицированного кредита в соответствии с российским законодательством.
--------------------------------
<1> Mugarura Norman. The Law relating to syndicated loan agreements and its application in commercial practice Garadi Ltd, Barking, UK. URL: https://www.emeraldinsight.com/doi/abs/10.1108/JFRC-09-2015-0051 (дата обращения: 18.03.2018).

Уступка права регулируется главным образом Гражданским кодексом Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 03.08.2018, далее - ГК РФ) <2>. Немаловажное значение в вопросах правильности применения положений ГК РФ имеют разъяснения Верховного Суда РФ, содержащиеся в информационном письме Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений гл. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" <3>. Однако, учитывая специфику уступки требования по договору синдицированного кредитования, ряд законов, регулирующих банковскую деятельность, также будет применяться к данным правоотношениям. В частности, к таким законам относится Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. от 03.08.2018, далее - Закон о банках) <4>.
--------------------------------
<2> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
<3> Вестник ВАС РФ. 2008. N 1.
<4> СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

В связи с принятием отдельного Федерального закона от 31 декабря 2017 г. N 486-ФЗ "О синдицированном кредите (займе) и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон о синдицированном кредите) <5> уступка права по договору синдицированного кредитования получила специальное регулирование - в ст. ст. 8, 9 указанного Закона. Следует рассмотреть общее и специальное регулирование уступки права требования по договору синдицированного кредита и выявить ряд специфических особенностей последней.
--------------------------------
<5> СЗ РФ. 2018. N 1. Ч. 1. Ст. 70.

Итак, согласно ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. В п. 1 ст. 8 Закона о синдицированном кредите указывается, что права (требования) по денежному обязательству, принадлежащие участнику синдиката кредиторов на основании договора синдицированного кредита (займа), переходят по сделке или на основании закона к другому лицу только вместе с предусмотренными Законом о синдицированном кредите и договором синдицированного кредита (займа) правами, в том числе правом участвовать в принятии решений участников синдиката кредиторов. Таким образом, можно сделать вывод о том, что объем прав, подлежащих передаче первоначальным кредитором в адрес третьего лица, устанавливается законодательством. Иными словами, данный Закон строго устанавливает, что недопустимо дробление прав, передаваемых цедентом цессионарию. Таким образом, в российском праве запрещается применение такого механизма уступки, как в английском праве: в виде передачи цедентом цессионарию прав только в отношении заемщика, но не иных лиц договора. В п. 2 ст. 8 Закона о синдицированном кредите конкретизируется, что при переходе прав участника синдиката кредиторов к другому лицу в отношении таких лиц сохраняются полномочия кредитного управляющего, управляющего залогом, не являющегося кредитным управляющим, или иных лиц, уполномоченных выступать от имени участников кредитора.
Передача участником синдиката кредиторов всех прав и обязанностей по договору синдицированного кредита другому лицу осуществляется исключительно вместе с передачей прав по сделкам об обеспечении синдицированного кредита (займа), а также прав, возникающих из договоров синдицированного кредита (займа), указанных в ч. 4 ст. 2 Закона о синдицированном кредите (займе).
Отдельное положение о порядке передачи прав закреплено в Законе в отношении кредитного управляющего, в силу его особенного правового статуса. Так, согласно ст. 7 Закона о синдицированном кредите кредитный управляющий не вправе передавать свои права (требования), принадлежащие ему на основании договора синдицированного кредита (займа), другому лицу, не вправе совершать перевод своего долга на другое лицо или одновременную передачу всех своих прав и обязанностей по договору синдицированного кредита (займа) другому лицу до прекращения в порядке, предусмотренном Законом о синдицированном кредите, его полномочий по осуществлению прав участников синдиката кредиторов. Договором синдицированного кредита (займа) или решением участников синдиката кредиторов, принимаемым в порядке, предусмотренном договором синдицированного кредита (займа), может быть установлено, что кредитный управляющий сохраняет свои полномочия, указанные в ч. ч. 1, 2 ст. 4 Закона о синдицированном кредите, при совершении им уступки прав (требований) по отношению к заемщику, принадлежащих ему на основании договора синдицированного кредита (займа).
Статья 390 ГК РФ содержит обязательные условия, которые должны быть соблюдены цедентом: уступаемое требование должно существовать в момент уступки, если только оно не является будущим; цедент должен быть правомочен совершать уступку; уступаемое требование не должно быть ранее уступлено цедентом другому лицу; цедент не должен был совершить и не должен совершать никаких действий, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования. В Законе о синдицированном кредите такой детализации не содержится, тем не менее следует делать вывод о том, что уступка права по договору синдицированного кредита должна соответствовать установленным гражданским законодательством требованиям.
Вопрос о том, требуется ли согласие должника в этом случае, остается дискуссионным. В том числе в силу ст. 388 ГК РФ согласие должника требуется только в случае, если личность кредитора имеет существенное значение для должника. Согласно сложившейся судебной практике <6>, а также доктрине в правоотношениях, связанных с оборотом денежных средств, личность кредитора не может иметь существенное значение для должника. В данном случае также будет релевантно упомянуть о предложении, сделанном Юридической экспертной группой <7>, согласно которому в случае, где личность кредитора имеет существенное значение для должника, необходимо в договоре указать, что возможна уступка без согласия должника в предпринимательских отношениях, даже если уступка запрещена. Тем не менее, на взгляд автора, в такой ситуации должнику было бы весьма проблематично признать сделку недействительной по данному основанию, с точки зрения обоснования важного значения личности кредитора. Как было указано выше, судебная практика в денежных отношениях складывается в пользу правомерности заключения данных сделок.
--------------------------------
<6> Определение Верховного Суда РФ от 21.04.2015 N 56-КГ15-2 // СПС "КонсультантПлюс".
<7> Стандартная документация в сделках синдицированного кредитования. М.: Комитет по синдицированному кредитованию; Юридическая экспертная группа, 2012. С. 9.

Однако Закон о синдицированном кредите устанавливает обязательное требование об уведомлении должника о смене одного из кредиторов. Так, в соответствии со ст. 9 указанного Закона при уступке прав (требований) участником синдиката кредиторов другому лицу кредитор, совершивший уступку, обязан уведомить кредитного управляющего о состоявшемся переходе прав и передать ему доказательства перехода прав к новому кредитору. Далее кредитный управляющий производит уведомление заемщика о переходе прав требований участника синдиката кредиторов к другому лицу в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Такой порядок предусмотрен для "рядовых" участников синдиката кредиторов. Для кредитного управляющего в силу его особой роли в управлении синдицированного кредита (займа) предусмотрено обязательное требование об уведомлении заемщика о переходе его прав и обязанностей по договору. Так, п. 5 ст. 9 указанного Закона устанавливает, что в случае передачи всех прав и обязанностей кредитного управляющего другому участнику синдиката кредиторов новый кредитный управляющий обязан направить заемщику уведомление о состоявшейся передаче. Если заемщик не получил такое уведомление, исполнение обязательств по договору синдицированного кредита (займа), произведенное заемщиком путем передачи денежных средств первоначальному кредитному управляющему, считается надлежащим. На взгляд автора, данное обстоятельство объясняется особым статусом кредитного управляющего и главным образом тем, что исполнение заемщиком своих обязательств по договору синдицированного кредита (займа), в частности передача денежных средств, осуществляется именно кредитному управляющему, который в дальнейшем распределяет полученные денежные средства между синдикатом кредиторов пропорционально их долям. По мнению автора, такое законодательное требование является целесообразным, обоснованным и направленным на защиту интересов заемщика, во избежание ситуации, при которой произведенное им исполнение обязанностей по кредиту будет считаться недействительным в силу передачи денежных средств ненадлежащему кредитному управляющему, о смене которого он не был предупрежден. Тем не менее следует сделать вывод о том, что в договоре синдицированного кредитования обязательно уведомление заемщика о смене любого кредитора.
Однако в Законе о синдицированном кредите не содержится положений об обязательном получении согласия заемщика в случае уступки права по договору синдицированного кредитования, так как обязательное требование об уведомлении заемщика не приравнивается к требованию о необходимости получения его согласия. Тем не менее в п. 5 ст. 8 Закона о синдицированном кредите указывается, что договор синдицированного кредита (займа) может содержать предварительное согласие заемщика на перевод участником синдиката кредиторов своей обязанности по предоставлению кредита (займа). Таким образом, возникает неопределенность в отношении того, необходимо ли согласие должника в ситуациях при переводе права требования по договору синдицированного кредита (займа) и при переводе обязанности кредитора по выдаче денежных средств.
Подобная дилемма существовала и в английском праве. В частности, в унифицированной форме договора синдицированного кредитования, разработанной Лондонской ассоциацией кредитного рынка, предусмотрено положение, согласно которому возможность уступить права требования и передать права и обязанности по договору другому субъекту существует только при наличии согласия заемщика. Тем не менее в некоторых случаях заемщик может стремиться сохранить контроль над определенным составом синдиката кредиторов и поэтому может избегать дачи согласия на передачу прав и обязанностей по договору. Поэтому в целях минимизации и устранения возможных негативных явлений, связанных с уклонением заемщика от дачи согласия на смену кредитора, Лондонская ассоциация кредитного рынка (LMA) ввела следующую формулировку согласия: согласие заемщика считается "полученным, если заемщик прямо не отказался от предоставления согласия или не ответил на такой запрос в течение определенного периода времени, например пяти рабочих дней со дня получения запроса" <8>. Тем не менее в рамках этого вопроса хотелось бы дополнительно отметить, что в английском праве имеет место классификация синдицированных кредитов в зависимости от особенностей формирования банковского синдиката. Так, "выделяются клубные кредиты, которые предусматривают право заемщика отказать в изменении состава кредиторов, и кредиты, предполагающие свободную сменяемость кредиторов по договору" <9>.
--------------------------------
<8> Campbell M. Syndicated lending: practice and documentation / M. Campbell, C. Weaver. L.: Euromoney Books, 2014. P. 303.
<9> Сапункова А.И. Правовое регулирование синдицированного кредитования в международном коммерческом обороте: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 19.

Возвращаясь к российскому законодательству, на взгляд автора, на данный момент, исходя из буквальной трактовки Закона о синдицированном кредите, договором может быть предусмотрена необходимость получения согласия должника при переходе обязанности кредитора по выдаче кредита, однако в случае, если договором данная обязанность не предусмотрена, получение согласия должника необязательно. По мнению автора, такой вывод является неоднозначным. В данном случае необходимо определить, какой именно объем прав и обязанностей подлежит передаче цедентом (первоначальным кредитором) цессионарию. Если говорить только о передаче прав требования по договору синдицированного кредитования (займа) новому кредитору, то, по мнению автора, установление обязанности получения согласия заемщика в таком случае привело бы к усложнению отношений между участниками и возникновению дополнительных, в том числе и временных, затруднений. Однако, если говорить о переходе прав и обязанностей по договору синдицированного кредита (займа), на взгляд автора, необходимо установить обязательное требование о получении согласия заемщика. Данный вывод объясняется тем, что заемщик при заключении договора синдицированного кредита (займа) может быть заинтересован в исполнении обязанности по передаче денежных средств именно определенным кредитором. В таком случае следует принимать риски платежеспособности, надлежащей репутации, общего экономического состояния конкретного кредитора. В случае если после заключения договора синдицированного кредита, до исполнения своей обязанности по передаче денежных средств первоначальный кредитор уступит свои права и обязательства в адрес рискового третьего лица, у заемщика могут возникнуть неблагоприятные последствия в виде неполучения или несвоевременного получения денежных средств.
Таким образом, на взгляд автора, при передаче прав и обязанностей по договору синдицированного кредитования следует установить обязательное получение согласия заемщика в отношении нового кредитора в целях гарантирования и защиты его прав. Тем не менее в случае закрепления такой обязанности в законодательстве необходимо также определить порядок получения такого согласия и определить момент, когда такое согласие будет считаться полученным. На взгляд автора, целесообразно законодательно закрепить конкретный временной период, например количество дней, которое отводится заемщику на принятие решения о даче своего согласия. В то же время важно отметить, что, на взгляд автора, необходимо отразить в законе также возможность установить сторонами синдицированного кредитования собственный временной период для получения такого согласия, исходя из особенностей конкретных отношений. Например, в случае, если в договоре синдицированного кредита участвуют зарубежные банки, время на получение такого согласия может увеличиваться.
Однако, на взгляд автора, также необходимо закрепить положение о том, что обязанность по получению согласия заемщика возлагается на кредитного управляющего. Такое предложение объясняется тем, что, во-первых, именно кредитный управляющий играет роль посредника между синдикатом кредиторов и заемщиком, а также регулирует и контролирует все отношения в рамках договора синдицированного кредитования и, во-вторых, в случае взаимодействия заемщика и кредитора напрямую уведомление кредитного управляющего о результатах данного взаимодействия также будет является обязательным. Поэтому в целях избежания усложнения отношений между участниками синдицированного кредита (займа) и введения дополнительных обязанностей участников, на взгляд автора, обязанность по получению согласия заемщика на передачу прав и обязанностей кредитора в адрес третьего лица возлагается на кредитного управляющего.
Нельзя обойти стороной такой аспект в правовом регулировании отношений цессии по договору синдицированного кредитования, как необходимость получения согласия других кредиторов при уступке требования. По мнению автора, в этом случае будет также релевантно привести пример из зарубежной практики. Так, в германском праве согласно § 398, 413 ГГУ любой участник синдиката кредиторов (консорциума) должен иметь право передать свою долю полностью или частично третьему лицу без согласия иных участников сделки. Данный механизм предусмотрен законодательством Германии с целью увеличения оборотоспособности кредита <10>.
--------------------------------
<10> . Bundesministerium der Justiz und der Verbraucherschutz. URL: http://www.gesetze-im-internet.de/bgb/420.html (дата обращения: 16.03.2018).

В п. 5 ст. 388 ГК РФ указывается на то, что солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними. Однако в этом случае необходимо установить, являются ли кредиторы одного синдиката солидарными кредиторами. Как предусматривается в п. 1 ст. 326 ГК РФ, при солидарности требования любой из солидарных кредиторов вправе предъявить к должнику требование в полном объеме. При интерпретации данного пункта очевидно, что применить данные положения к синдикату кредиторов по договору синдицированного кредитования не представляется возможным. По данному договору каждый из кредиторов обязуется предоставить только свою оговоренную часть кредита и, соответственно, вправе требовать исполнения обязательства по возврату суммы, уплате процентов только в этой части. Данная точка зрения поддерживается и Д.И. Гравиным, который указывает, что "фактически, если каждый из банков не отвечает за действия других членов синдиката... налицо не единое обязательство со множественностью лиц, а множественность самих обязательств" <11>. Таким образом, кредиторы по договору синдицированного кредитования не являются солидарными. Отсюда следует, что при уступке требования третьим лицам согласия других кредиторов не требуется.
--------------------------------
<11> Гравин Д.И. Синдицированное кредитование в российском и английском праве // Журнал российского права. 2014. N 12. С. 63.

Данный вывод нашел свое отражение в Законе, согласно которому, по общему правилу, участник синдиката кредиторов вправе передавать другим лицам без согласия иных участников синдиката кредиторов, в том числе кредитного управляющего, свои права (требования), принадлежащие ему на основании договора синдицированного кредита (займа) (п. 3 ст. 8 Закона о синдицированном кредите). Однако договором синдицированного кредита может быть установлена обязанность кредитора получить согласие других участников договора. Тем не менее согласно п. 3 ст. 9 Закона о синдицированном кредите участник синдиката кредиторов вправе во всякое время потребовать предоставления кредитным управляющим информации о составе участников синдиката кредиторов и о размере их требований к заемщику.
В связи с вышеуказанным, на взгляд автора, следует сделать вывод о том, что при передаче прав по договору синдицированного кредита цедент обязан уведомлять только кредитного управляющего и управляющего залогом в случае, если заключен договор управления залогом и обязанность об уведомлении управляющего залогом о состоявшемся переходе прав не возложена на кредитного управляющего. Законом не предусмотрена обязанность уведомлять о состоявшемся переходе прав иных участников синдиката кредиторов, а также заемщика, за исключением случая, в котором передачу прав и обязанностей осуществляет кредитный управляющий. На взгляд автора, такая ситуация является обоснованной, так как необходимость получения согласия всех кредиторов потребует много времени и, вероятно, вызовет дополнительные, в том числе и финансовые, затруднения в случае уклонения или необоснованного отказа одного из кредиторов на дачу своего согласия и решения такой проблемы. В то же время в отличие от ситуации с заемщиком у других участников синдиката кредиторов отсутствует прямая видимая заинтересованность в контроле над составом синдиката кредиторов. Таким образом, следует сделать вывод о том, что получение согласия других кредиторов при уступке прав и обязанностей по договору не является целесообразным.
Помимо этого, следует также отметить, что до принятия Закона о синдицированном кредите (займе) не существовало ограничений по уступке требований третьим лицам, не являющимся кредитной организацией. Ранее этот вопрос оставался дискуссионным, однако информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" внес ясность в данный вопрос. В п. 2 настоящего письма указывается, что "уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству" <12>. Действительно, уступка требования не относится к банковским операциям в соответствии с Законом о банках. Таким образом, ни данный Закон, ни ст. 819 ГК РФ не содержат указания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организации.
--------------------------------
<12> Вестник ВАС РФ. 2008. N 1.

В Законе о синдицированном кредите данный аспект нашел более детальное регулирование. Согласно п. 5 ст. 8 Закона перевод участником синдиката кредиторов своей обязанности по предоставлению кредита (займа) допускается только на такое лицо, которое может быть участником синдиката кредиторов в соответствии с настоящим Федеральным законом. Таким образом, при осуществлении уступки права по договору синдицированного кредитования (займа) вместе с передачей цедентом своей обязанности по предоставлению кредита необходимо, чтобы цессионарий соответствовал п. 3 ст. 2 Закона о синдицированном кредите: новым кредитором по договору может являться только кредитная организация, Внешэкономбанк, иностранные банки, международные финансовые организации и иностранные юридические лица, правомочные заключать кредитные договоры в соответствии со своим личным законом, негосударственные пенсионные фонды, управляющие компании и специализированные депозитарии инвестиционного, паевого инвестиционного и негосударственного пенсионного фондов, а также иные российские юридические лица в случаях, предусмотренных законом.
Отдельное правило предусматривается в случае, если цессионарием выступает Банк России. В п. 4 ст. 8 Закона о синдицированном кредите оговаривается, что при уступке Банку России участником синдиката кредиторов прав (требований) по договору синдицированного кредита (займа) могут быть переданы только права (требования), возникшие из исполненных участником синдиката кредиторов обязательств по предоставлению заемщику денежных средств. Исходя из прямого требования Закона о синдицированном кредите, на Банк России не может быть возложена обязанность первоначального кредитора по выдаче кредита заемщику.
Таким образом, следует сделать вывод, что на данный момент в законодательном регулировании уступки права по договору синдицированного кредитования Закон о синдицированном кредите играет роль специального регулирования, однако в вопросах, не урегулированных данным Законом, уступка права в договоре синдицированного кредитования подлежит общему регулированию в соответствии с ГК РФ и другими источниками, упомянутыми выше. Так, Законом о синдицированном кредите урегулирован объем прав, подлежащих передаче первоначальным кредитором в адрес третьего лица, а также круг субъектов, в отношении которых такая уступка может быть совершена. Тем не менее вопрос о необходимости получения согласия должника при осуществлении уступки, а также момент, когда такое согласие считается полученным, остается неурегулированным.

Библиографический список

1. Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" от 2 декабря 1990 г. N 395-1 // СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.
2. Федеральный закон "О синдицированном кредите (займе) и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" от 31 декабря 2017 г. N 486-ФЗ // СЗ РФ. 2018. N 1. Ч. 1. Ст. 70.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2008. N 1.
5. Определение Верховного Суда РФ от 21 апреля 2015 г. N 56-КГ15-2 // СПС "КонсультантПлюс".
6. Гравин Д.И. Синдицированное кредитование в российском и английском праве // Журнал российского права. 2014. N 12. С. 63.
7. Сапункова А.И. Правовое регулирование синдицированного кредитования в международном коммерческом обороте: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 19.
8. Стандартная документация в сделках синдицированного кредитования. М.: Комитет по синдицированному кредитованию, Юридическая экспертная группа, 2012. С. 9.
9. . Bundesministerium der Justiz und der Verbraucherschutz. URL: http://www.gesetze-iminternet.de/bgb/420.html.
10. Campbell M. Syndicated lending: practice and documentation / M. Campbell, C. Weaver. L.: Euromoney Books, 2014. P. 303.
11. Mugarura Norman. The Law relating to syndicated loan agreements and its application in commercial practice Garadi Ltd, Barking, UK. URL: https://www.emeraldinsight.com/doi/abs/10.1108/JFRC-09-2015-0051.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


25 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 632702-7 "О внесении изменения в статью 19 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле"

В целях исключения негативного влияния на финансовый рынок и стабильность внутреннего валютного рынка законопроектом предлагается наделить Банк России полномочиями по согласованию перечня резидентов, которые могут не репатриировать денежные средства в Российскую Федерацию в связи с введением в отношении них мер ограничительного характера.




19 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 628352-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и статью 3 Федерального закона "О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка"

Законопроектом вносятся изменения в статью 6.1 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", которые предоставляют возможность участникам финансового рынка, оказывающим услуги по финансовому консультированию и являющимся членами соответствующей саморегулируемой организации в сфере финансового рынка, определить признаки индивидуальной инвестиционной рекомендации в базовом стандарте данной саморегулируемой организации.




11 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 621469-7 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации"

Законопроектом предлагается не распространять на хозяйствующих субъектов, выручка которых от реализации товаров за последний календарный год не превышает четырехсот миллионов рублей, действие частей 1 и 2 статьи 9 Федерального закона, которые устанавливают обязанности по размещению информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки и об условиях такого договора на своем сайте в сети "Интернет".




1 января 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 251-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Цель закона - повышение эффективности входящих на страховой рынок организаций и защиты прав потребителей страховых услуг. Основная задача закона - совершенствование процедуры лицензирования субъектов страхового дела, в том числе внедрение процедуры оценки соискателя лицензии путем анализа планируемых им бизнес-процессов, а также процедуры регистрации юридического лица через Банк России одновременно с получением лицензии на осуществление страховой деятельности.




18 декабря 2018 г.
Проект Федерального закона № 614127-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предлагает дополнить существующий порядок и условия обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств,  предусмотрев возможность заключения договора обязательственного страхования, который бы мог действовать в отношении любого транспортного средства, находящегося во владении страхователя, если оно соответствует типу (категории) и назначению транспортного средства, указанного в таком договоре.



В центре внимания:


Правовые особенности договора синдицированного кредита (Ефимова Л.Г.)

Дата размещения статьи: 28.01.2019

подробнее>>

Проблема уступки права требования по договору синдицированного кредитования (Самигулина А.В.)

Дата размещения статьи: 15.01.2019

подробнее>>

Срок возврата кредита: актуальные проблемы теории и практики (Михеева И.Е.)

Дата размещения статьи: 28.08.2017

подробнее>>

Сфера кредитования как объект правового регулирования (Костюк М.Ф., Селямин А.А.)

Дата размещения статьи: 15.04.2017

подробнее>>

Существенные условия кредитного договора в свете судебной практики (Михеева И.Е.)

Дата размещения статьи: 13.04.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи