Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Несостоятельность (банкротство) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > К вопросу о противопоставимости судебных актов на примере производства по рассмотрению жалоб на действия арбитражных управляющих в делах о банкротстве (Шевченко И.М.)

К вопросу о противопоставимости судебных актов на примере производства по рассмотрению жалоб на действия арбитражных управляющих в делах о банкротстве (Шевченко И.М.)

Дата размещения статьи: 12.04.2019

На заседании Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Северо-Западного округа, проведенном с 6 по 9 июня 2018 г. в Великом Новгороде, обсуждался следующий вопрос (N 27): является ли безусловным основанием (ч. 4 ст. 270, ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее - АПК РФ) для отмены определения арбитражного суда первой инстанции по вопросу о рассмотрении жалобы на действия арбитражного управляющего ненаправление извещения о времени и месте рассмотрения такой жалобы в адрес саморегулируемой организации, членом которой является управляющий, и (или) орган по контролю (надзору)?
На этот вопрос был дан следующий ответ: ненаправление путем использования средств почтовой связи извещения о времени и месте рассмотрения жалобы на действия арбитражного управляющего в адрес саморегулируемой организации, членом которой является управляющий, и (или) в орган по контролю (надзору), которые в соответствии с п. 4 ст. 42 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) извещены о начатом процессе по делу о банкротстве должника, не является безусловным основанием для отмены судебного акта, принятого по результатам рассмотрения названной жалобы <1>.
--------------------------------
<1> Рекомендации Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Северо-Западного округа по результатам заседания 6 - 9 июня 2018 г. (Великий Новгород). URL: http://fasszo.arbitr.ru/files/material_507/Rekomendacii_NKS.doc (дата обращения: 05.10.2018).

Развивая этот вопрос дальше, поставим его еще острее. Имеется ли безусловное основание для отмены судебного акта, принятого по результатам рассмотрения жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего, при отсутствии в материалах дела доказательств извещения о времени и месте рассмотрения жалобы органа по контролю (надзору) за действиями управляющего и саморегулируемой организации, в которой состоит арбитражный управляющий, не только по конкретному обособленному спору, по и в порядке п. 4 ст. 42 Закона о банкротстве?
Здесь же уместно поставить вопрос о наличии безусловных оснований для отмены судебного акта при непривлечении к участию в деле страховой организаций, в которой застрахована ответственность арбитражного управляющего.
Для ответа на этот вопрос постараемся разобраться, по каким причинам в подп. 6 п. 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от 22 июня 2012 г. N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" (далее - Постановление N 35) указано, что орган по контролю и саморегулируемая организация арбитражных управляющих являются непосредственными участниками обособленных споров по рассмотрению жалоб на действия арбитражных управляющих.
Начнем с саморегулируемой организации. Признание действий или бездействия арбитражного управляющего ненадлежащими может привести к взысканию с него убытков (п. 4 ст. 20.4 Закона о банкротстве). При определенных обстоятельствах саморегулируемая организация арбитражных управляющих обязана возместить такие убытки из своего компенсационного фонда (п. 3 ст. 25.1 Закона о банкротстве). Аналогичная обязанность имеется и у страховой организации, в которой застрахована ответственностью управляющего (п. п. 5 - 7 ст. 24.1 Закона о банкротстве).
При этом как в п. 4 ст. 24.1, так и в п. 5 ст. 25.1 Закона о банкротстве указано, что саморегулируемая организация или страховщик осуществляют соответствующую выплату лицу, которому причинены убытки в результате действий (бездействия) управляющего, по представлении судебного решения, подтверждающего факт причинения убытков.
Но значит ли такое положение вещей, что судебный акт об установлении ненадлежащего характера действий арбитражного управляющего будет всегда считаться принятым о правах и обязанностях саморегулируемой или страховой организации?
На наш взгляд, ответ на этот вопрос должен быть отрицательным. Более того, рискнем предположить, что судебный акт, принятый по жалобе на действия управляющего, никогда непосредственно не будет касаться прав и обязанностей саморегулируемой или страховой организаций.
Важно иметь в виду то, что субъективные пределы обязательности судебного акта не тождественны его противопоставимости. Решение или определение суда могут считаться принятыми о правах и обязанностях определенного лица только в том случае, если выводы о таких правах и обязанностях будут содержаться в резолютивной части судебного акта.
Едва ли можно предположить совершение судом такой очевидной ошибки, как вынесение резолютивной части судебного акта в отношении лица, не привлеченного к участию в деле. Такие случаи, если и имеют место, то они чрезвычайно редки.
Вместе с тем, по нашему мнению, отмена судебных актов по такому основанию, как их принятие о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле (п. 4 ч. 4 ст. 270, п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ), должна быть крайне редким явлением. Нормы, содержащиеся в названных пунктах, - суть исключения из общего правила о том, что процессуальные нарушения влекут отмену судебных актов, только если это повлекло принятие неправильного решения по делу (ч. 3 ст. 270 и ч. 3 ст. 288 АПК РФ). Подобные исключения не могут толковаться расширительно или применяться по аналогии.
По этой причине при противопоставимости судебного акта определенному лицу отсутствуют безусловные основания для его отмены. С целью раскрытия понятия противопоставимости обратимся к Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2014 г. N 12278/13 (далее - ВАС РФ). В нем суд надзорной инстанции признал неправомерным вывод судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что два физических лица - граждане Васильев В.В. и Нестеренко П.А., которые явились контрагентами по сделкам, оспоренным конкурсным управляющим, не вправе обжаловать в деле о банкротстве определение об установлении требования уполномоченного органа.
Суд надзорной инстанции указал, что обжалование заинтересованным лицом судебных актов в порядке, установленном п. 24 Постановления N 35, обусловлено тем, что судебный акт, подтверждающий обоснованность требования кредитора, затрагивает права другого кредитора не прямо, а косвенно. Следовательно, подобное обжалование происходит не в порядке ст. 42 АПК РФ, а на основании данного пункта самого по себе.
Особенностью такого обжалования является то, что само признание наличия у кредитора права обжаловать решение, вынесенное в пользу другого кредитора, не влечет автоматической отмены судебного акта как принятого о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле. Суд апелляционной или кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность судебного акта, и при его соответствии этим требованиям вправе оставить решение без изменения (несмотря на принятие к производству жалобы от лица, не привлеченного к участию в деле) <2>.
--------------------------------
<2> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2014 г. N 12278/13 // СПС "КонсультантПлюс".

Более дифференцированный вариант изложенного подхода представлен в Определении Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) от 24 декабря 2015 г. N 304-ЭС15-12643. В нем Судебная коллегия по экономическим спорам сформулировала правовую позицию, согласно которой вступление в дело лиц, обращающихся с жалобой в порядке п. 24 Постановления N 35 и желающих представить новые доказательства, должно осуществляться применительно к правилам о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в суде апелляционной инстанции (ч. 5 ст. 3 АПК РФ).
По этой причине реализация арбитражным управляющим его права на обжалование судебного акта в порядке п. 24 Постановления N 35 с представлением новых доказательств должна осуществляться в специальном порядке, а именно с учетом разъяснений, содержащихся в п. 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 28 мая 2009 г. N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" <3>.
--------------------------------
<3> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2015 г. N 304-ЭС15-12643 // СПС "КонсультантПлюс".

Отметим, что в рамках обсуждения первого подхода преодоления лицом, которому противопоставляется судебный акт, правового эффекта такого акта, нам кажется предпочтительнее вариант с пересмотром судебных актов в порядке гл. 37 АПК РФ. Нормы указанной главы не содержат подробной регламентации порядка производства по пересмотру судебных актов, в связи с чем могут иметь разное "наполнение", служащее различным целям.
Плюсом пересмотра судебного акта самим судом первой инстанции является ничем не ограниченное право суда принимать новые доказательства и оценивать их, в то время как у судов апелляционной и кассационной инстанции такие полномочия полностью или частично отсутствуют (ч. ч. 2 и 3 ст. 268, ч. 2 ст. 287 и ч. 3 ст. 291.14 АПК РФ).
В ситуации, когда решение или определение суда первой инстанции было вынесено без учета доводов и доказательств лица, которое не привлекалось к участию в деле, едва ли речь может идти о судебной ошибке, поскольку при учете судом таких доводов и доказательств, возможно, решение (определение) было бы иным.
При этом представляется не вполне верным обязывать суд учитывать любую противопоставимость судебного акта при его вынесении, поскольку это едва ли возможно.
Еще одним плюсом использования процедуры, установленной гл. 37 АПК РФ, для преодоления противопоставимости судебных актов состоит в наличии двухступенчатого фильтра для отмены решения (определения).
На первом этапе суд может возвратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 315 АПК РФ заявление о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам при его явной необоснованности (например, заявитель просит пересмотреть судебный акт, но не указывает, на каком основании и не представляет каких-либо доказательств их наличия).
На втором этапе суд производит предварительно оценку доводов и доказательств заявителя исходя из того, насколько они серьезны и могут повлечь другое решение спора по существу (в данном случае признание обоснованной или необоснованной жалобы на действия арбитражного управляющего).
И только при признании доводов и доказательств лица, обратившегося с заявлением о пересмотре судебного акта, достаточно серьезными и способными повлечь иное решение дела по существу, арбитражный суд отменяет судебный акт в порядке ч. 1 ст. 317 АПК РФ и назначает новое судебное разбирательство по делу.
Подобный двухступенчатый порядок пересмотра судебного акта позволит избежать излишних отмен судебных актов, вступивших в законную силу. Сам по себе факт противопоставления судебного акта лицу, не участвовавшему в деле, не является безусловным основанием для отмены решения.
Таким образом, первый способ преодоления лицом, которому противопоставляется судебный акт - его обжалование по аналогии с п. 24 Постановления N 35 или пересмотр в порядке гл. 37 АПК РФ. При этом второй вариант кажется нам предпочтительным.
Однако возможен и другой способ преодоления противопоставимости судебного акта. В его основе лежит довольно простая идея о том, что в условиях состязательного процесса судебный акт по делу, в котором не участвовало конкретное лицо, не может ему противопоставляться в принципе. В действующем законодательстве и судебной практике достаточно примеров подобного подхода.
Первый и самый очевидный пример приведен в ст. 462 Гражданского кодекса Российской Федерации. В ней предусмотрена обязанность покупателя при предъявлении к нему третьим лицом иска об отобрании вещи привлечь к участию в деле продавца. Если покупатель не инициирует привлечение продавца к участию в деле, то последний может освободиться от ответственности, если докажет, что при правильном ведении дела покупателем заявленный к нему иск не был бы удовлетворен.
Перенося подобный ход рассуждений на рассматриваемую нами ситуацию, следовало бы признать, что подача в суд ходатайства о привлечении к участию в деле страховой организации или саморегулируемой организации арбитражных управляющих находится в сфере интересов самого управляющего, поскольку в противном случае указанные лица могут отказаться компенсировать причиненные управляющим убытки, ссылаясь на непривлечение их к участию в обособленном споре по рассмотрению жалобы на его действия.
В подобной ситуации управляющему пришлось бы возмещать причиненные им убытки исключительно самостоятельно.
Возможен и более мягкий вариант анализируемого подхода. Поясним его на примере п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством". В нем указано, что при рассмотрении дела по иску к основному должнику или к поручителю, если иск заявлен к одному из них, привлечение к участию в деле второго является правом, а не обязанностью суда. При рассмотрении последующих исков, например, о взыскании с должника денежных средств, уплаченных поручителем, должник, не привлекавшийся к рассмотрению первого иска, может представить доказательства, опровергающие вывод суда о наличии задолженности, а суд - указать мотивы, послужившие основанием для иного вывода по данному вопросу.
Аналогичный подход в делах по спорам о правах на недвижимое имущество представлен в п. 4 совместного Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".
Тезис о недопустимости противопоставления выводов, содержащихся в судебном акте, лицам, не участвовавшим в рассмотрении соответствующего дела, последовательно обосновывается в статье А.В. Асоскова и Е. Курзински-Сингер "Пределы действия судебных и третейских решений по кругу лиц" <4>. Этой же идеи придерживается в своих статьях М.З. Шварц <5>.
--------------------------------
<4> Асосков А.В., Курзински-Сингер Е. Пределы действия судебных и третейских решений по кругу лиц // Вестник ВАС РФ. 2012. N 2. С. 6 - 35.
<5> См.: Шварц М.З. К вопросу о феномене противопоставимости судебных актов (на примере решений об обращении взыскания на предмет залога) // Арбитражные споры. 2014. N 4. С. 53 - 62; Он же. О правовой природе иска об освобождении имущества от ареста (или еще раз о феномене противопоставимости судебных актов) // Арбитражные споры. 2015. N 3. С. 96 - 106.

На наш взгляд, более верен второй из изложенных подходов. Первая точка зрения основана на изначально неверной предпосылке, согласно которой судебный акт, принятый по спору, в котором не участвовало определенное лицо, может влиять, даже косвенно, на его права и обязанности.
Безусловно то, что судебный акт, принятый по спору, в котором исследовался, в сущности, тот же вопрос, что и во втором споре: являются ли действия (бездействие) арбитражного управляющего неправомерными, будет обладать определенным значением и в отношении лица, не участвовавшего в соответствующем разбирательстве по причине авторитета самого судебного акта, проистекающего из уважения к судебной власти.
Однако такое значение может быть нивелировано путем предоставления заинтересованному лицу возможности представить во втором деле, в котором он участвует, новые доказательства, опровергающие выводы, содержащиеся в судебном акте по первому делу, в котором он не участвовал.
Таким образом, признание ненадлежащими действий (бездействия) арбитражного управляющего и последующее взыскание с него убытков само по себе не влечет возникновения у страховой организации или саморегулируемой организации безусловной обязанности выплатить соответствующие суммы, если эти организации не извещались и не участвовали в рассмотрении обособленного спора по жалобе на управляющего.
Представляется, что решение суда, предъявляемое в страховую организацию или саморегулируемую организацию в порядке п. 7 ст. 24.1 и п. 5 ст. 25.1 Закона о банкротстве, - это только такое решение, которое вынесено по делу, о котором данные организации были извещены и в котором они имели возможность участвовать. Во всех прочих случаях они могут сослаться на отсутствие оснований для выплаты ввиду ненадлежащего ведения арбитражным управляющим дела по жалобе на его действия (бездействие).
Что касается органа по контролю (надзору) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих - Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (далее - Росреестр), то в данном случае решение вопроса о противопоставимости ему судебного акта, принятого по жалобе на действия (бездействие) арбитражного управляющего, решается еще проще.
Выводы, к которым приходит суд при рассмотрении жалоб на действия (бездействие) арбитражных управляющих, не носят обязательного характера для Росреестра, проверяющего деятельность арбитражного управляющего в административном порядке. Верно и обратное утверждение: выводы, к которым придет Росреестр при административной проверке деятельности управляющего, не обязательны для суда, рассматривающего жалобу на действия управляющего в порядке ст. 60 Закона о банкротстве.
По этой причине следует признать, что выводы, содержащиеся в определении арбитражного суда, принятом по результатам рассмотрения жалобы на действия арбитражного управляющего, не могут быть противопоставлены Росреестру, а потому такое определение ни при каких обстоятельствах не затрагивает прав и законных интересов органа по контролю (надзору) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.
Таким образом, мы приходим к выводу о том, что непривлечение к участию в обособленном споре по жалобе на действия (бездействие) арбитражного управляющего саморегулируемой и страховой организаций, а также органа по контролю (надзору), равно как их неизвещение о времени и месте рассмотрения жалобы, не могут являться основанием для отмены судебного акта по безусловному основанию, предусмотренному п. 4 ч. 4 ст. 270 и п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ. Такое нарушение влечет отмену судебного акта только в том случае, если оно повлекло принятие неправильного решения (ч. 3 ст. 270 и ч. 3 ст. 288 АПК РФ).
В связи с этим надеемся на то, что судебная практика, придерживающаяся в ряде случаев противоположного подхода <6>, будет скорректирована.
--------------------------------
<6> См., например: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 14 июня 2017 г. по делу N А65-23286/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 декабря 2017 г. по делу N А40-47316/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

Литература

1. Асосков А.В. Пределы действия судебных и третейских решений по кругу лиц / А.В. Асосков, Е. Курзински-Сингер // Вестник ВАС РФ. 2012. N 2. С. 6 - 35.
2. Шварц М.З. К вопросу о феномене противопоставимости судебных актов (на примере решений об обращении взыскания на предмет залога) / М.З. Шварц // Арбитражные споры. 2014. N 4. С. 53 - 62.
3. Шварц М.З. О правовой природе иска об освобождении имущества от ареста (или еще раз о феномене противопоставимости судебных актов) / М.З. Шварц // Арбитражные споры. 2015. N 3. С. 96 - 106.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


25 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 632702-7 "О внесении изменения в статью 19 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле"

В целях исключения негативного влияния на финансовый рынок и стабильность внутреннего валютного рынка законопроектом предлагается наделить Банк России полномочиями по согласованию перечня резидентов, которые могут не репатриировать денежные средства в Российскую Федерацию в связи с введением в отношении них мер ограничительного характера.




19 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 628352-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и статью 3 Федерального закона "О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка"

Законопроектом вносятся изменения в статью 6.1 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", которые предоставляют возможность участникам финансового рынка, оказывающим услуги по финансовому консультированию и являющимся членами соответствующей саморегулируемой организации в сфере финансового рынка, определить признаки индивидуальной инвестиционной рекомендации в базовом стандарте данной саморегулируемой организации.




11 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 621469-7 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации"

Законопроектом предлагается не распространять на хозяйствующих субъектов, выручка которых от реализации товаров за последний календарный год не превышает четырехсот миллионов рублей, действие частей 1 и 2 статьи 9 Федерального закона, которые устанавливают обязанности по размещению информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки и об условиях такого договора на своем сайте в сети "Интернет".




1 января 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 251-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Цель закона - повышение эффективности входящих на страховой рынок организаций и защиты прав потребителей страховых услуг. Основная задача закона - совершенствование процедуры лицензирования субъектов страхового дела, в том числе внедрение процедуры оценки соискателя лицензии путем анализа планируемых им бизнес-процессов, а также процедуры регистрации юридического лица через Банк России одновременно с получением лицензии на осуществление страховой деятельности.




18 декабря 2018 г.
Проект Федерального закона № 614127-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предлагает дополнить существующий порядок и условия обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств,  предусмотрев возможность заключения договора обязательственного страхования, который бы мог действовать в отношении любого транспортного средства, находящегося во владении страхователя, если оно соответствует типу (категории) и назначению транспортного средства, указанного в таком договоре.



В центре внимания:


К вопросу о противопоставимости судебных актов на примере производства по рассмотрению жалоб на действия арбитражных управляющих в делах о банкротстве (Шевченко И.М.)

Дата размещения статьи: 12.04.2019

подробнее>>

О законодательном регулировании института банкротства граждан в РФ: проблемы реализации и предложения по повышению эффективности (Амелин А.В.)

Дата размещения статьи: 23.01.2019

подробнее>>

Совершенствование законодательства о банкротстве в части регулирования порядка проведения торгов (Ершов Д.В.)

Дата размещения статьи: 23.01.2019

подробнее>>

Правила спасения утопающего. Защита прав кредиторов в деле о банкротстве (Гончаров Ю.)

Дата размещения статьи: 15.01.2019

подробнее>>

К вопросу о роли судебной практики в системе источников правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства) (Карелина С.А.)

Дата размещения статьи: 09.03.2018

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи