Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Отдельные виды предпринимательской деятельности > Поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд (госзакупки). Федеральная контрактная система > Изменение условий сделки, заключенной по итогам закупки: актуальные вопросы судебной практики (Тасалов Ф.А.)

Изменение условий сделки, заключенной по итогам закупки: актуальные вопросы судебной практики (Тасалов Ф.А.)

Дата размещения статьи: 07.08.2019

Российское законодательство о закупках содержит два противоположных подхода к определению границ и условий трансформации договоров, заключаемых заказчиками и поставщиками по итогам закупки. Обе концепции, о которых пойдет речь далее, представляются нам крайними и не отвечающими реальным экономическим потребностям заказчиков и участников закупки.
Модель, заложенная законодателем в Федеральном законе от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" <1> (далее - Закон N 44-ФЗ, Закон о контрактной системе), направлена на максимальное ограничение возможностей сторон контракта преобразовывать его условия на стадии исполнения обязательств. Продиктовано такое решение необходимостью защиты публичных интересов, а именно средств бюджета, используемых при исполнении контрактов.
--------------------------------
<1> Собрание законодательства РФ. 2013. N 14. Ст. 1652.

Напротив, Федеральный закон от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" <2> (далее - Закон N 223-ФЗ, Закон о корпоративных закупках) предоставляет корпоративным заказчикам и их контрагентам максимальную свободу в определении границ изменения договорных условий.
--------------------------------
<2> Собрание законодательства РФ. 2011. N 30. (ч. I). Ст. 4571.

Изменение условий договора в рамках Закона N 223-ФЗ

Возможность изменения условий сделки, заключаемой в рамках Закона о корпоративных закупках, существует даже до ее заключения. Исходя из ч. 5 ст. 4 Закона N 223-ФЗ, стороны могут произвольно корректировать проект сделки, включая ее существенные условия (предмет, цену, сроки), при ее заключении. Единственной особенностью, предусмотренной Законом N 223-ФЗ для таких случаев, является обязанность заказчика опубликовать информацию об изменениях договора в единой информационной системе (далее - ЕИС) в течение десяти дней с даты внесения изменений (ч. 5 ст. 4).
В судебной практике представлен подход, согласно которому неисполнение заказчиком обязанности по опубликованию информации об изменении договора в ЕИС не влечет недействительности заключенного сторонами сделки дополнительного соглашения об изменении ее условий.
Так, из обстоятельств одного из дел, рассмотренных арбитражным судом кассационной инстанции, следовало, что между сторонами по итогам закупки 17 июля 2015 г. был заключен договор подряда, срок исполнения обязательств по которому составлял шестьдесят рабочих дней. 1 октября 2015 г. стороны подписали дополнительное соглашение о продлении срока выполнения работ до 25 декабря 2015 г., информацию о котором заказчик не разместил в ЕИС. 22 декабря 2015 г. стороны подписали акт приемки выполненных работ, 25 декабря - соглашение о расторжении договора по соглашению сторон.
Впоследствии заказчик обратился в суд с иском о взыскании неустойки в связи с допущенной подрядчиком просрочкой выполнения работ за период с 9 октября по 25 декабря 2015 г. Суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили требование заказчика о взыскании неустойки, посчитав, что в отсутствие публикации заказчиком в ЕИС сведений об изменении срока выполнения работ заключенное сторонами дополнительное соглашение применяться не может.
Вместе с тем суд кассационной инстанции, отменяя решения нижестоящих судов, напротив, указал, что стороны не оспаривали факт заключения дополнительного соглашения об изменении сроков выполнения работ. Соглашение соответствовало требованиям ГК РФ к его форме, следующей форме договора (п. 2 ст. 452 ГК РФ). Следовательно, у судов отсутствовали основания для удовлетворения искового требования заказчика о взыскании неустойки <3>.
--------------------------------
<3> См.: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 17 июля 2017 г. N Ф03-2254/2017.

Несмотря на правило о публикации информации об изменении договора, предусмотренное Законом N 223-ФЗ, возможность произвольного изменения условий договора в любом случае ставит поставщика, аффилированного с заказчиком, в неравные условия с остальными участниками закупки, не догадывающимися о реальных, прежде всего финансовых, показателях будущей сделки <4>.
--------------------------------
<4> См.: Тасалов Ф.А. Стандарт корпоративных закупок: в поисках оптимальной модели // Конкуренция и право. 2015. N 5. С. 29.

На стадии разработки изменений в Закон N 223-ФЗ была предпринята попытка урегулировать условия изменения договора, заключенного по итогам конкурентной закупки. В частности, предлагалось установить в Законе N 223-ФЗ закрытый перечень оснований для изменения условий договоров, заключаемых по итогам конкурентной закупки. К таким условиям законодатель считал необходимым отнести изменение условий договора, не имевших существенного значения для определения цены сделки, а также снижение цены договора без изменения количества продукции, объема выполняемых работ, оказываемых услуг, случаи увеличения или уменьшения объема работ, услуг, количества продукции в пределах 30% с пропорциональным перерасчетом цены договора, изменение регулируемых государством цен (тарифов), обстоятельства непреодолимой силы и ряд иных ситуаций.
Однако вследствие лоббизма крупнейших корпоративных заказчиков при рассмотрении законопроекта о внесении изменений в Закон N 223-ФЗ во втором чтении рассмотренная инициатива не нашла поддержки у депутатов.
В итоге после принятия Федерального закона от 31 декабря 2017 г. N 505-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <5> вопросы определения условий изменения договоров, заключенных сторонами в соответствии с Законом N 223-ФЗ, остались открытыми.
--------------------------------
<5> Собрание законодательства РФ. 2018. N 1 (ч. I). Ст. 89.

Таким образом, в отношении исполнения договорных обязательств Закон N 223-ФЗ не регулирует ни перечень возможных условий, которые могут быть изменены сторонами, ни границы таких изменений.
Подобное молчание законодателя входит в концептуальное противоречие с новой классификацией способов закупки, установленной Законом N 505-ФЗ и предусматривающей их деление на конкурентные и неконкурентные процедуры определения поставщиков (ч. 2 ст. 3 Закона N 223-ФЗ) <6>.
--------------------------------
<6> Более подробно о новой классификации способов корпоративных закупок и ее практическом эффекте см.: Тасалов Ф.А. Запрос котировок и запрос предложений как формы торгов // Актуальные проблемы российского права. 2018. N 5. С. 126 - 135.

Нельзя утверждать, что судебная практика обошла вниманием рассматриваемую проблему. Известны решения судов, признающие дополнительные соглашения об увеличении цены договора недействительными, поскольку в таких случаях суды полагают, что заказчик обязан провести новую закупку. Так, увеличение цены поставки нефтепродуктов с 34 152 057 руб., предусмотренных договором, до 43 143 607 руб. с перерасчетом единичных расценок за тонну топлива на этапе исполнения договора поставки суд кассационной инстанции признал фактически новой закупкой, проведенной заказчиком в нарушение положений Закона N 223-ФЗ <7>.
--------------------------------
<7> См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 марта 2017 г. N Ф09-68/17 по делу N А07-3718/2016.

Тем не менее подобная судебная практика основывается только на усмотрении суда в отношении границ допустимых изменений существенных условий договора в отдельно взятом случае и опираться на нее для обобщения и формулирования общей позиции крайне трудно.

Позиция Верховного Суда РФ

Тем не менее Верховный Суд РФ выработал правовую позицию в отношении возможности изменения условий договора, заключенного сторонами в результате закупки. Так, Суд указал, что не допускается такое изменение, если его результатом будут отличия новых условий договора от стартовых условий документации о закупке, имевших существенное значение для: 1) подачи участником закупки заявки; 2) определения заказчиком победителя закупки; 3) определения заказчиком цены договора <8>.
--------------------------------
<8> См.: Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16 мая 2018 г.) (п. 16).

Примером недопустимости изменения условий договора в Обзоре Верховного Суда выступает дело о многократном увеличении сторонами цены договора, заключенного по итогам аукциона. В обоснование позиции ВС РФ привел условие договора о неизменности его цены, а также положение п. 8 ст. 448 ГК РФ о недопустимости изменения сделки, которое влияет на ее условия, имеющие существенное значение для определения цены на торгах.
Представляется, что ссылка суда на п. 8 ст. 448 ГК РФ допустима только в порядке аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ), но не в качестве нормы прямого действия. Такой вывод следует из п. 8 ст. 448 ГК РФ, определяющего границы изменения условий договора, когда такой договор может быть заключен только путем проведения торгов в силу императивных норм закона. Однако Закон N 223-ФЗ не содержит норм, обязывающих заказчиков проводить закупку только путем проведения торгов. Как следствие, применение п. 8 ст. 448 ГК РФ к отношениям в сфере закупок возможно, но только в рамках аналогии закона.
В отношении сформулированной Верховным Судом РФ позиции необходимо сделать несколько практических выводов.
Так, сформулированный Судом запрет на изменение условий договора распространяется только на сделки, заключенные по итогам торгов. В пользу такого вывода служит не только ссылка Верховного Суда РФ на п. 8 ст. 448 ГК РФ, но и упоминание судом документации о закупке, которая, как известно, не требуется, когда заказчик проводит закупку у единственного поставщика.
Другое исключение из комментируемого вывода Суда составляют неторговые процедуры, которые не являются закупкой у единственного поставщика и одновременно с этим не могут рассматриваться в качестве форм торгов.
Ключом к широкому толкованию позиции Верховного Суда РФ о существенном характере стартовых условий будущего договора, которые изложены заказчиком в документации о закупке и изменение которых не допускается на стадии исполнения договора, является привязка такого характера к формированию поставщиком заявки.
Очевидно, что для подачи заявки участником закупки существенное значение имеет не только цена договора, но и связанное с ценой условие о предмете договора (количество, объем) и сроке его действия, включая срок исполнения договорных обязательств.
Существенную роль для формирования заявки участником закупки могут также играть правила о гарантийных обязательствах, способах обеспечения исполнения договорных обязательств, о сроке оплаты поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг, установленные заказчиком в документации о закупке.
Таким образом, Верховный Суд РФ предоставил участникам закупки, с которыми по разным причинам заказчик не стал заключать договор по итогам торгов, достаточно широкий инструментарий для исков о признании дополнительных соглашений об изменении условий договоров недействительными.
Парадокс заключается в том, что толкование Верховного Суда РФ оказалось еще более ограничительным, чем правила, которые законодатель предлагал при разработке изменений в Закон N 223-ФЗ, но которые так и не были приняты.
Так, в законопроекте, как уже отмечалось, речь шла о возможности изменения условий договора, не влиявших на условия договора при его заключении только в части формирования цены. Вместе с тем в позиции Верховного Суда РФ содержится вывод о запрете изменения условий договора, которые будут отличаться от стартовых условий, не только влиявших на определение цены сделки, но также имевших существенное значение для формирования заявки участником закупки. В итоге отказ законодателя от определения правил трансформации условий договоров в Законе N 223-ФЗ привел к тому, что такие требования определил Верховный Суд РФ, существенно ограничив стороны в выборе вариантов преобразования договора по сравнению с положениями законопроекта.
Наконец, другим закономерным следствием комментируемой позиции суда является то, что, если заказчику требуется внести изменения в договор, которые повлияют на его условия в сравнении с изначальными условиями сделки, имевшими существенное значение для подготовки поставщиком заявки, определения заказчиком победителя и цены договора, заказчик и его контрагент сохраняют сделку на изначальных условиях либо расторгают договор по соглашению сторон.
Дальнейшие возможные действия заказчика по организации и проведению новой закупки зависят только от его экономических потребностей и не могут диктоваться фактом расторжения договора в связи с необходимостью его существенной трансформации.

Изменение условий контракта в рамках Закона N 44-ФЗ. Обстоятельства непреодолимой силы. Условие о сроке исполнения контрактных обязательств

В Законе N 44-ФЗ законодателем определен закрытый перечень оснований изменения существенных условий контрактов (ч. 1 ст. 95). В этой связи актуальным является вопрос о допустимости продления сторонами срока выполнения подрядных работ.
По смыслу ч. 2 ст. 34, ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе следует, что пролонгация контрактов сторонами не допускается. Такую же позицию занимает и Верховный Суд РФ <9>.
--------------------------------
<9> См.: Обзор судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28 июня 2017 г.) (п. 9) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2017. N 12.

С одной стороны, суды поддерживают вывод о запрете пролонгации государственных и муниципальных контрактов. Так, из обстоятельств одного из рассмотренных судами дел следовало, что 27 июня 2017 г. стороны заключили контракт на выполнение работ по капитальному ремонту, работы должны были быть завершены до 31 октября 2017 г. Впоследствии подрядчик обратился к заказчику с просьбой продлить срок выполнения работ до 31 декабря 2017 г. вследствие режима чрезвычайной ситуации, введенного из-за проливных дождей. Заказчик отказался согласовывать продление срока выполнения работ, что послужило основанием для обращения подрядчика в арбитражный суд с иском о продлении срока выполнения работ. Суды трех инстанций отказали обществу в удовлетворении искового требования, мотивировав такое решение тем, что в ч. 1 ст. 95 Закона N 44-ФЗ временная невозможность исполнения работ подрядчиком не предусмотрена в качестве обстоятельства, позволяющего сторонам продлевать срок выполнения работ <10>. Позиция о недопустимости изменения срока исполнения обязательств получила широкое распространение в судебной практике <11>.
--------------------------------
<10> См.: Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24 июля 2018 г. по делу N А33-27529/2017.
<11> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 сентября 2017 г. по делу N А21-8790/2016.

Несколько иначе сложились обстоятельства по другому делу, рассмотренному судами трех инстанций. Стороны неоднократно продлевали сроки выполнения работ в рамках дополнительных соглашений вследствие погодных условий. Суды признали такие соглашения ничтожными как не соответствующие законодательству о контрактной системе и удовлетворили требования заказчика о взыскании пени за период просрочки, допущенной подрядчиком, без учета согласованной сторонами пролонгации контракта <12>. Ничтожность подобных дополнительных соглашений о продлении срока исполнения обязательств признается и другими судами <13>.
--------------------------------
<12> См.: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 14 марта 2018 г. N Ф06-30957/2018 по делу N А12-21767/2017.
<13> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 июля 2018 г. по делу N А56-26588/2016.

С другой стороны, в случае, когда подрядчику удается доказать невозможность выполнения работ вследствие недостатков проектной документации, решения судов уже не так однозначны.
По одному из дел в центре спора, являвшегося предметом рассмотрения судов трех инстанций, оказался вопрос о правомерности начисления заказчиком пени в отношении просрочки выполнения работ подрядчиком, напрямую связанный с возможностью пролонгации срока исполнения контрактных обязательств. Так, 9 января 2014 г. стороны заключили контракт на выполнение ремонтных работ водопропускных труб автомобильной дороги. Заказчик определил сроки выполнения работ: 26 апреля 2014 г. - 25 июля 2014 г. Фактически работы были выполнены обществом 25 августа 2014 г. Подрядчик письмом от 6 мая 2014 г. предупредил заказчика о том, что в связи с заболоченностью местности в проектной документации отсутствуют необходимые ресурсы для выполнения работ по устройству земляного полотна на объездных дорогах, и просил решить вопрос по увеличению продольного уклона на съездах временных объездных дорог. По согласованию с заказчиком работы по контракту были продолжены с учетом дополнительных работ по устройству полотна объездных дорог из скального грунта, но без изменения стоимости работ.
Суды апелляционной и кассационной инстанции сочли доказанным вынужденный характер дополнительных работ, выполненных обществом за рамками срока исполнения обязательств, и отказали в удовлетворении требования заказчика о взыскании неустойки <14>.
--------------------------------
<14> См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12 июля 2017 г. N Ф09-3733/17 по делу N А76-24641/2016.

Судебная практика исходит из того, что отсутствие согласования выполняемых работ с собственниками земельных участков, наличие подземных коммуникаций, не учтенных в проектной документации, освобождают подрядные организации от ответственности за просрочку выполнения работ <15>. К такому же выводу по одному из дел пришел и Верховный Суд РФ <16>.
--------------------------------
<15> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 сентября 2017 г. по делу N А21-4205/2016.
<16> См.: Определение Верховного Суда РФ от 30 августа 2018 г. N 307-ЭС18-14712.

В подобных случаях суды фактически подтверждают законность продления срока действия контракта, поскольку не усматривают оснований для взыскания неустойки в отношении просрочки, которая, по мнению заказчика, имела место в связи с выполнением подрядчиком работ за рамками изначальных сроков, предусмотренных контрактом.
Вместе с тем нельзя утверждать, что указанная позиция судов носит единообразный характер. Судебной практике известны случаи, когда дефекты проектной документации, установленные решением суда, вступившим в законную силу, не признавались судом в качестве обстоятельств, позволяющих сторонам корректировать сроки выполнения работ.
Для обоснования своей позиции суд ссылался на специальный характер требований ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе и признавал дополнительное соглашение об изменении срока осуществления работ ничтожным <17>.
--------------------------------
<17> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 мая 2017 г. по делу N А56-65733/2016.

Таким образом, анализ судебной практики в сфере споров о продлении срока выполнения подрядных работ по контрактам показывает, что одной из наиболее распространенных причин невозможности выполнения подрядными компаниями работ в сроки, предусмотренные контрактом, является несоответствие проектной документации фактическим условиям выполнения строительства: работы, которые подрядчик обязан выполнить по факту, не соответствуют параметрам, предусмотренным проектной документацией.
Суды в таких случаях оказываются перед дилеммой: допускать фактическое продление сроков исполнения обязательств, вызванных невозможностью выполнения подрядчиком работ в рамках параметров, предусмотренных проектной документацией, несмотря на отсутствие такой возможности в рамках в ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе, либо признавать соглашение об изменении срока ничтожным как не соответствующее императивным требованиям законодательства о контрактной системе.
Полагаем, что недостатки проектно-сметной документации не являются обстоятельствами непреодолимой силы. В подтверждение такого вывода следует привести толкование Верховного Суда РФ о том, что требование чрезвычайности означает исключительный характер обстоятельств, не являющихся обычными в конкретных условиях, в то время как невозможность предотвратить форс-мажор означает, что любой участник гражданского оборота не имел бы возможности его избежать <18>.
--------------------------------
<18> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (п. 8) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 5.

Проблема изменения срока исполнения контрактных обязательств актуальна не только для сферы строительства, но и в отношении контрактов на водоснабжение, водоотведение и электроснабжение с гарантирующим поставщиком, заключаемых заказчиками в рамках закупки у единственного поставщика (п. п. 8, 29 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ).
В силу положений ГК РФ допускается пролонгация договоров энергоснабжения (п. 2 ст. 540 Кодекса). Одновременно с указанной нормой необходимо учитывать приоритет положений ГК РФ об энергоснабжении перед другими федеральными законами (п. 3 ст. 539 ГК РФ).
Существующий конфликт положений ГК РФ о договоре энергоснабжения с запретом на продление срока действия любого контракта, включая сферу энергоснабжения, установленным Законом о контрактной системе, приводит к отсутствию какого-либо единообразия в судебной практике <19>. В этом ключе показательно дело, рассмотренное арбитражным судом кассационной инстанции.
--------------------------------
<19> См.: Тасалов Ф.А. Закупки: от технического задания к исполнению контракта. М., 2018. С. 154.

Суд взыскал с заказчика стоимость оказанных услуг по водоснабжению и водоотведению в рамках пролонгированного контракта, указав, что Закон N 44-ФЗ не предусматривает запрета на пролонгацию контрактов <20> (!). Сходные решения принимаются судами и в отношении контрактов на поставку электрической энергии с гарантирующим поставщиком <21>.
--------------------------------
<20> См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14 июля 2017 г. N Ф09-4315/17 по делу А60-52752/2016.
<21> См.: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 июля 2016 г. по делу N А38-4171/2015.

Условие о предмете контракта

Изменение срока действия контракта часто связано с необходимостью увеличения объема выполняемых работ. Закон N 44-ФЗ для таких случаев предусматривает увеличение или уменьшение объема работ только в пределах 10% от предусмотренного контрактом объема с перерасчетом цены контракта пропорционально таким изменениям (подп. "б" п. 1 ч. 1 ст. 95).
В судебной практике выработаны критерии, при совокупности которых работы, выполненные подрядчиком в пределах 10% от изначального объема, подлежат оплате заказчиком.
По одному из рассмотренных дел суд кассационной инстанции указал, что в предмет доказывания подрядчика по спору об оплате заказчиком дополнительных работ входят четыре факта: 1) предусмотренная документацией и контрактом возможность изменения существенных условий; 2) согласование сторонами таких корректировок контракта; 3) выполнение согласованных дополнительных работ подрядчиком; 4) сдача подрядчиком выполненных работ заказчику <22>. Из обстоятельств дела следовало, что по итогам закупки сторонами был заключен контракт на аварийно-восстановительные работы жилого дома, предусматривавший возможность увеличения его цены на 10%. В процессе исполнения общество выявило работы, отсутствовавшие в проекте, без которых нельзя было исполнить контракт, о чем подрядчик известил заказчика. По итогам комиссионного осмотра заказчик согласовал выполнение дополнительных работ, но после выполнения таковых обществом заказчик отказался от их оплаты, ссылаясь на отсутствие согласования.
--------------------------------
<22> См.: Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 9 апреля 2018 г. по делу N А33-11269/2017.

Суд определил, что дополнительные работы подлежат оплате, так как они были согласованы заказчиком в рамках комиссионного осмотра. В решении суда также верно подчеркивается, что подписание акта приемки только обществом не свидетельствует об отсутствии у заказчика правовых оснований для оплаты дополнительных работ, поскольку акт приемки в таком случае может быть подписан одной стороной (п. 4 ст. 753 ГК РФ).
К юридическим фактам, подтверждающим согласование с заказчиком дополнительных работ, суды в отношении споров об их оплате также относят письма заказчика подрядчику о необходимости выполнения таких работ <23>.
--------------------------------
<23> См.: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 7 февраля 2018 г. по делу N Ф03-127/2018.

Вместе с тем судебная практика обоснованно исходит из того, что для случаев, когда подрядчик предварительно не уведомляет заказчика о неучтенном проектом объеме работ, работы не приостанавливает и выполняет по своей инициативе, нарушение обществом ст. 743 ГК РФ блокирует в последующем возможность оплаты заказчиком таких дополнительных работ <24>.
--------------------------------
<24> См.: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20 июля 2018 г. Ф06-35017/2018 по делу N А06-7028/2017.

Таким образом, согласование сторонами дополнительного объема работ не требует обязательного подписания ими дополнительного соглашения к контракту. В качестве такого соглашения могут выступать акты комиссионного осмотра, переписка между сторонами, толкование которой позволяет суду однозначно определить волеизъявление сторон на выполнение дополнительного объема работ.

Существенное изменение обстоятельств

Как справедливо отмечается в юридической доктрине, существенный характер изменения обстоятельств не равнозначен обстоятельствам непреодолимой силы, поскольку форс-мажор исключает возможность исполнения договорного обязательства, а при существенном изменении обстоятельств такая возможность остается <25>; указанные институты недопустимо смешивать <26>.
--------------------------------
<25> См.: Петрищев В.С. Существенное изменение обстоятельств: правоприменение статьи 451 ГК РФ и опыт стран общего и континентального права. М., 2007. С. 5 - 6.
<26> См.: Очхаев Т.Г. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств. М., 2017 // СПС "КонсультантПлюс".

С учетом этого замечания необходимо подходить к критериям существенности изменения обстоятельств, предусмотренных ГК РФ (п. 2 ст. 451): 1) осведомленность сторон о том, что таких изменений не произойдет в момент заключения договора; 2) причины изменения обстоятельств сторона договора не могла преодолеть; 3) исполнение сделки на прежних условиях привело бы к дисбалансу имущественных интересов сторон и ущербу, нивелирующему изначальные имущественные интересы контрагента; 4) существо договора или обычаи не переносят риски изменения обстоятельств на заинтересованную сторону.
Судебная практика в сфере контрактных отношений не выработала единых подходов к толкованию ст. 451 ГК РФ и границам ее применения.
Так, кассационная инстанция, рассматривая требование общества о продлении срока действия контракта по причине несоответствия проектно-сметной документации видам работ, необходимым для исполнения контракта, пришла к выводу о недопустимости применения ст. 451 ГК РФ. В пользу такого вывода суд привел только аргумент о том, что Закон N 44-ФЗ предусматривает специальные правила изменения контрактов, исключающие возможность использования ст. 451 ГК РФ <27>. Сходная позиция получила широкое распространение в судебной практике <28>.
--------------------------------
<27> См.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25 апреля 2018 г. по делу N А40-58425/2017.
<28> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30 ноября 2017 г. по делу N А32-24624/2017. Определением Верховного Суда РФ от 19 февраля 2018 г. N 308-ЭС17-23000 обществу отказано в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в Судебную коллегию Верховного Суда РФ по экономическим спорам. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 марта 2017 г. по делу N А21-3573/2016; Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 мая 2018 г. по делу N А33-24876/2017.

Представляется, что недопустимость действия ст. 451 ГК РФ в отношении контрактов не может подтверждаться только двумя аргументами - тем, что Закон N 44-ФЗ носит специальный характер по отношению к ГК РФ, и тем, что он содержит закрытый перечень оснований изменения контрактов, в котором законодатель не установил возможности их корректировки при существенном изменении обстоятельств.
Запрет на изменение условий контракта на стадии его заключения, возможность приостановления контрольным органом закупки на период рассмотрения жалобы свидетельствуют, что суды не должны ограничиваться констатацией запрета действия норм ст. 451 ГК РФ, выводимого из содержания ч. 2 ст. 34, ч. 1 ст. 95 Закона N 44-ФЗ, без учета специфики спорных контрактных отношений.
В этом плане показательны выводы суда кассационной инстанции по одному из рассмотренных споров. Так, по итогам электронного аукциона заказчик планировал заключить контракт с победителем, при этом срок выполнения работ по капитальному ремонту составлял изначально 99 дней. Вместе с тем другой участник закупки обжаловал действия заказчика в контрольном органе, вследствие чего контракт был заключен заказчиком и подрядчиком с задержкой на 37 дней, а срок исполнения обязательств таким образом сократился по сравнению с изначально планируемым почти в два раза. На этапе исполнения обязательств проектная документация была согласована только в последний день срока выполнения работ, дополнительно стороны согласовали замену материалов, используемых обществом для капитального ремонта. В итоге кассационный суд не поддержал позицию заказчика о недопустимости изменения срока действия контракта и подтвердил решение суда первой инстанции, удовлетворившего иск общества о продлении срока действия контракта ввиду существенной трансформации обстоятельств <29>.
--------------------------------
<29> См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27 июня 2017 г. N Ф09-2947/17 по делу N А60-46488/2016 // СПС "Гарант".

Представляется, что главным аргументом для суда в пользу возможности применения к спорным отношениям положений ст. 451 ГК РФ стало изменение срока исполнения обязательств, которое произошло вне контроля заказчика и подрядчика (жалоба участника закупки) и полностью удовлетворяет другим критериям существенности изменения обстоятельств, установленных в п. 2 ст. 451 ГК РФ.
В то же самое время замена сторонами товаров, требующихся подрядчику для выполнения работ, и позднее согласование проектной документации, взятые отдельно от фактического сокращения срока выполнения работ, безусловно, не являются существенными обстоятельствами, позволяющими корректировать сроки и другие положения контракта в порядке ст. 451 Кодекса.
В отношении случаев несоответствия проектно-сметной документации фактическим обстоятельствам выполнения работ допустимо продление срока действия контракта, поскольку такие ситуации соответствуют критериям существенного изменения обстоятельств, предусмотренным п. 2 ст. 451 ГК РФ.

Библиографический список

1. Тасалов Ф.А. Закупки: от технического задания к исполнению контракта: Монография. М., 2018. 256 с.
2. Тасалов Ф.А. Контрактная система в сфере государственных закупок России и США: сравнительно-правовое исследование: Монография. М.: Проспект, 2016. 240 с.
3. Тасалов Ф.А. Стандарт корпоративных закупок: в поисках оптимальной модели // Конкуренция и право. 2015. N 5. С. 25 - 30.
4. Тасалов Ф.А. Запрос котировок и запрос предложений как формы торгов // Актуальные проблемы российского права. 2018. N 5. С. 126 - 135.
5. Петрищев В.С. Существенное изменение обстоятельств: правоприменение статьи 451 ГК РФ и опыт стран общего и континентального права. М., 2007. 60 с.
6. Очхаев Т.Г. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств. М., 2017 // СПС "КонсультантПлюс".

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


12 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 771509-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части наделения Правительства РФ полномочием на утверждение требований к форме и содержанию годовых отчетов о выполнении программ деятельности государственных корпораций (компаний), публично-правовых компаний"

Законопроектом предлагается внести в Налоговый кодекс РФ изменения, предусматривающие, что в случае безвозмездной передачи органам государственной власти имущества, приобретенного (созданного) за счет средств субсидии, налогоплательщик вправе наравне с признанием внереализационного дохода в виде сумм субсидии в порядке пункта 4.1 статьи 271 НК РФ также признавать расход в виде стоимости безвозмездно передаваемого имущества.




7 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 770765-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования отношений, связанных с созданием искусственных земельных участков, созданных на водных объектах, находящихся в федеральной собственности"

Законопроект, в частности, предусматривает внесение изменений  в части исключения положений о проведении аукциона на право создания искусственного земельного участка на водном объекте, регламентации вопросов, связанных с созданием искусственных земельных участков на водных объектах, находящихся в федеральной собственности, в том числе при создании морского порта и расширении его территории.




4 августа 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 320-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью данного Закона является стимулирование добровольного страхования жилья граждан. Законом устанавливается, что органы государственной власти субъектов РФ вправе разрабатывать, утверждать и реализовывать программы организации возмещения ущерба, причиненного расположенным на территориях субъектов РФ жилым помещениям граждан, с использованием механизма добровольного страхования.




1 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 767187-7 "О внесении изменения в статью 24 Федерального закона "О связи"

Законопроект разработан Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации во исполнение пункта 6 раздела VI плана мероприятий ("дорожной карты") по развитию конкуренции в отраслях экономики Российской Федерации и переходу отдельных сфер естественных монополий из состояния естественной монополии в состояние конкурентного рынка на 2018 - 2020 годы. Его реализация направлена на снижение барьеров доступа на рынок, решению задач технологического развития страны, ускорению строительства современных сетей связи, в том числе в сельской местности.




29 июля 2019 г.
Проект Федерального закона № 764260-7 "О внесении изменений в статьи 3.5 и 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

В целях возможности смягчения административного наказания при совершении водителем правонарушения, связанного с оставлением места ДТП в случаях, когда отсутствуют серьезные последствия для его участников, законопроектом предлагается внести изменение в часть 2 статьи 12.27 КоАП РФ, предусматривающее наряду с действующими административными наказаниями введение дополнительно административного штрафа в размере десяти тысячи рублей или возможности лишения права управления транспортными средствами на срок менее одного года. 



В центре внимания:


Особенности обеспечения исполнения обязательств по контракту при закупках по государственному оборонному заказу (Михашин А.В.)

Дата размещения статьи: 12.08.2019

подробнее>>

Изменение условий сделки, заключенной по итогам закупки: актуальные вопросы судебной практики (Тасалов Ф.А.)

Дата размещения статьи: 07.08.2019

подробнее>>

Госзакупки в электронной форме. Новые разъяснения от Минфина России (Шестакова М.)

Дата размещения статьи: 15.01.2019

подробнее>>

Закон о контрактной системе: что нового? (Гусев А.)

Дата размещения статьи: 26.03.2018

подробнее>>

Контрактная система: 2018, январь (Гусев М.Г.)

Дата размещения статьи: 14.03.2018

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи