Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Договор страхования > Является ли решение суда основанием для возникновения страхового обязательства? Комментарий к Определению Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13.08.2018 N 26-КГ18-20 (Архипова А.Г.)

Является ли решение суда основанием для возникновения страхового обязательства? Комментарий к Определению Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13.08.2018 N 26-КГ18-20 (Архипова А.Г.)

Дата размещения статьи: 21.08.2019

Обстоятельства дела 

Вдова сержанта полиции, погибшего в период прохождения службы, обратилась с иском к страховщику о взыскании страхового возмещения согласно Федеральному закону от 28.03.1998 N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации" (далее - Закон о страховании военнослужащих). Истица ссылалась на то, что страховщик отказался удовлетворить ее требования в добровольном порядке. Иск был удовлетворен, со страховщика была взыскана страховая сумма в размере 2 000 000 руб.

После этого в суд был направлен второй иск - о взыскании неустойки за просрочку в выплате страховой суммы. Согласно п. 4 ст. 11 Закона о страховании военнослужащих страховщик обязан выплатить страховую сумму в течение 15 дней со дня получения документов, необходимых для принятия решения о выплате. В случае необоснованной задержки страховщик из собственных средств выплачивает выгодоприобретателю неустойку в размере 1% страховой суммы за каждый день просрочки.

Ссылаясь на приведенное выше положение Закона о страховании военнослужащих, истица просила взыскать неустойку за период с момента истечения 15-дневного срока после подачи ею заявления страховщику о выплате страховой суммы (с 08.01.2014) до даты фактической выплаты страховщиком страховой суммы (03.09.2015). Исчисленная истицей неустойка за 604 дня составила 12 080 000 руб.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, взыскав со страховщика неустойку в сумме 4 500 000 руб. Апелляционная инстанция оставила судебный акт без изменения. Верховный Суд отменил состоявшиеся судебные акты, сославшись на неправильное применение закона. При повторном рассмотрении дела в удовлетворении иска отказано полностью <1>.
--------------------------------
<1> Информация о повторном рассмотрении дела доступна по ссылке: https://sunja--ing.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=3328001&delo_id=1540005&hide_parts=0. 

Из анализируемого Определения следует, что между вдовой погибшего и страховщиком имелся спор о причинах гибели застрахованного лица. Согласно заключению служебной проверки от 16.08.2013, проведенной по факту гибели застрахованного лица, его смерть не была связана с выполнением им служебных обязанностей. В связи с этим страховщик отказался добровольно удовлетворить заявление вдовы о выплате страховой суммы. В ходе рассмотрения первоначального иска страховщик заявлял встречный иск - о признании деяния, совершенного застрахованным лицом (супругом истицы), общественно опасным. Его предъявление было обусловлено тем, что в соответствии со ст. 10 Закона о страховании военнослужащих общественно опасный характер деяния, из-за которого наступила гибель застрахованного лица, освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения.

При рассмотрении первоначального спора суд не только удовлетворил иск вдовы застрахованного о взыскании страховой суммы, но и отклонил встречный иск страховщика о признании деяния общественно опасным.

 

Анализ правовых позиций, выраженных в Определении 

Момент возникновения права на получение страховой выплаты 

Суть правовой проблемы, рассмотренной в рамках данного дела, может быть кратко сформулирована следующим образом. Страховщик отказался удовлетворить требование выгодоприобретателя в досудебном порядке, поскольку полагал, что имелись основания, освобождающие его от обязанности произвести выплату. Этот вопрос мог быть разрешен только судом. Суд, рассмотрев спор, не согласился с позицией страховщика и отказался признать, что имеются основания для освобождения его от обязанности произвести выплату. Когда в этом случае возникают право страхователя (выгодоприобретателя) на получение страховой выплаты и корреспондирующая ему обязанность страховщика выплатить страховую сумму? Имеет ли значение наличие или отсутствие спора на момент возникновения этой обязанности?

Ответ на вопрос о моменте возникновения обязанности страховщика выплатить возмещение можно отыскать в ст. 9 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон об организации страхового дела). Согласно п. 2 этой статьи "страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату". Другими словами, обязанность страховщика возникает при наступлении страхового случая, а сам страховой случай может быть определен договором страхования или законом.

В данной ситуации, поскольку речь идет об обязательном государственном страховании, страховой случай определен законом. Перечень страховых случаев по этому виду страхования содержится в ст. 4 Закона о страховании военнослужащих. К ним относится, в частности, гибель (смерть) застрахованного лица в период прохождения военной службы (службы, военных сборов).

Страховой случай по договору страхования может иметь так называемый комбинированный характер, т.е. представлять собой состав из нескольких событий. В законодательстве, а также в договорах страхования встречаются определения страховых случаев, для наступления которых необходимы решение того или иного компетентного органа (например, установление инвалидности, предусмотренное в той же ст. 4 Закона о страховании военнослужащих) либо судебный акт (например, п. 5 ст. 24.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Однако в данном споре это неактуально: страховой случай сформулирован не в виде сложного состава, в который входит принятие судебного акта, а в виде единственного события - гибели застрахованного лица.

Таким образом, обязанность страховщика выплатить страховую сумму возникла в момент гибели застрахованного лица.

Исполнение этой обязанности согласно Закону о страховании военнослужащих связано с некоторыми условиями. Прежде всего страхователь (выгодоприобретатель) должен предоставить страховщику документы, необходимые для принятия решения. Их Перечень закреплен в Постановлении Правительства РФ от 29.07.1998 N 855. Предусмотренный Законом о страховании военнослужащих 15-дневный срок исполнения обязанности по выплате страховой суммы начинает течь только после того, как документы будут предоставлены страховщику.

Кроме того, даже при наличии уже возникшей у страховщика обязанности выплатить страховую сумму страховщик может быть освобожден от ее исполнения. Основания для освобождения перечислены в ст. 10 Закона о страховании военнослужащих. Речь идет о следующих ситуациях: страховой случай наступил вследствие совершения застрахованным лицом "деяния, признанного в установленном судом порядке общественно опасным"; страховой случай напрямую связан с алкогольным и иным токсическим опьянением застрахованного; страховой случай является результатом "доказанного судом умышленного причинения застрахованным лицом вреда своему здоровью".

Согласно п. 2 ст. 10 Закона о страховании военнослужащих страховщик обязан сообщить страхователю (выгодоприобретателю) об отказе в выплате в тот же срок, который установлен этим Законом для выплаты (т.е. в течение 15 дней с момента предоставления необходимых документов).

Нужно признать, что это положение содержит в себе определенное противоречие. В двух случаях из трех, предусмотренных ст. 10, говорится об обстоятельствах, которые должны быть установлены судом. Однако во всех трех случаях страховщик должен сообщить страхователю (выгодоприобретателю) об отказе в выплате в течение достаточно короткого срока, который явно не предполагает возможности получения в его пределах судебного акта. Таким образом, страховщик оказывается перед дилеммой: направить страхователю (выгодоприобретателю) отказ в предусмотренный Законом о страховании военнослужащих срок, рискуя, что этот отказ будет недостаточно обоснованным, поскольку обстоятельства для него не будут подтверждены в судебном порядке, либо задерживать направление отказа, рискуя начислением неустойки. Возможным выходом было бы буквальное толкование п. 4 ст. 11 Закона о страховании военнослужащих, согласно которому неустойка начисляется в случае необоснованной задержки страховщиком выплаты страховых сумм.

Таким образом, рассмотрение подобных споров предполагает анализ судом вопроса о том, какие документы и в какой момент были предоставлены выгодоприобретателем страховщику. Если все необходимые для принятия решения о выплате документы были ему предоставлены своевременно, неустойка должна была начисляться с момента, отстоящего на 15 дней с даты их предоставления. В случае если какая-то информация или документы, нужные страховщику, были предоставлены позднее, 15-дневный срок следовало бы исчислять с момента предоставления последнего из нужных документов. Все эти соображения связаны со сроком исполнения обязательства страховщика о выплате страховой суммы, но не с моментом его возникновения. Последний всегда совпадает с моментом возникновения страхового случая.

Однако фактически Определение основано на несколько иных тезисах. Верховный суд отметил, что обязанность страховщика выплатить страховую сумму может возникать не при наступлении страхового случая, а в момент вступления в законную силу судебного акта, которым признана эта обязанность. Суд подчеркнул, что при этом у выгодоприобретателя не возникает право на получение страховой суммы до вступления в силу судебного акта. Как следует из Определения, бывают и другие случаи, когда обращение в суд имеет место по спору в защиту уже существующего права. Это происходит тогда, когда предоставленные выгодоприобретателем страховщику документы свидетельствовали о наличии у него права на получение страховых сумм.

В развитие своей позиции ВС РФ указал, что по Закону о страховании военнослужащих неустойка исчисляется с момента, предусмотренного этим Законом, только тогда, когда обращение в суд имело место в защиту уже существующего права. В остальных случаях, т.е. при возникновении спора о праве на страховые выплаты, неустойка может исчисляться только с момента неисполнения в установленный законом срок вступившего в законную силу решения суда о назначении страхового возмещения. ВС РФ раскритиковал нижестоящие инстанции за то, что они не учли, что в этой ситуации в судебном порядке разрешался вопрос о наличии или отсутствии оснований для освобождения страховщика от выплаты страховой суммы.

К сожалению, в Определении не были прокомментированы факты, относящиеся к (не)предоставлению документов страховщику. Читая Определение, трудно понять, действительно ли страховщик не мог удовлетворить требования выгодоприобретателя на досудебном этапе, какие именно доказательства были представлены и какие новые обстоятельства были установлены судом. Таким образом, вполне вероятно, что по существу спор разрешен верно; однако используемая при этом аргументация, к сожалению, вызывает серьезные сомнения.

В значительной степени правовая позиция, высказанная ВС РФ в Определении, основывается на Постановлении КС РФ от 26.04.2018 N 18-П по делу о проверке конституционности п. 4 ст. 11 Закона о страховании военнослужащих (далее - Постановление N 18-П). КС РФ отметил: "Если спор о праве на получение страховых выплат... отсутствует, суд своим решением лишь подтверждает обязанность страховщика выплатить соответствующие суммы. Если же такой спор имеет место, то права и обязанности сторон страхового правоотношения будут определяться именно судебным решением, являющимся... основанием возникновения гражданских прав и обязанностей". Судебный акт в этом случае носит правоустанавливающий характер, с решением связаны непосредственно как возникновение этой обязанности, так и срок ее исполнения.

С приведенной выше позицией КС РФ трудно согласиться. Во-первых, она противоречит ст. 9 Закона об организации страхового дела, согласно которой обязанность страховщика выплатить страховое возмещение возникает с момента наступления страхового случая. Как указывалось выше, судебный акт здесь не является элементом страхового случая. Во-вторых, неоднозначной представляется более общая идея, в соответствии с которой при наличии между сторонами спора об исполнении обязательства, вытекающего из договора, права и обязанности сторон возникают непосредственно из судебного акта. Высказывая эту позицию, КС РФ не делает оговорок, которые позволяли бы отнести ее лишь к договорам страхования (либо к конкретному виду страхования). Следовательно, можно предположить, что эта позиция носит универсальный характер и может применяться к любым видам договоров. Означает ли это, что при наличии между сторонами спора об оплате задолженности по договору поставки или по кредитному договору обязанность по уплате этой задолженности возникнет лишь после того, как вступит в силу судебный акт, которым этот спор будет разрешен? Аналогичные вопросы могут быть заданы применительно к другим видам обязательств.

На наш взгляд, широкое толкование приведенной выше позиции КС РФ может серьезно исказить базовый принцип договорного права pacta sunt servanda, а также свести на нет дисциплинирующий эффект неустойки. Применительно к страхованию эта позиция означает, что страховщику достаточно сослаться на одно из предусмотренных законом или договором исключений из страхового покрытия или оснований для освобождения от выплаты, чтобы срок исполнения обязательства по выплате страхового возмещения был отложен до даты вступления в силу судебного акта, которым назначено страховое возмещение. Хотя Постановление N 18-П и комментируемое Определение относятся к обязательному государственному страхованию военнослужащих и приравненных к ним категорий, нельзя исключить, что сформулированную в них правовую позицию не задействуют страховщики при рассмотрении споров по другим видам страхования.

Такое развитие событий было бы крайне нежелательным. Оно означало бы, что прописанные в договорах страхования или в законе сроки выплаты страхового возмещения фактически не будут применяться. Сравним 15-дневный срок, установленный Законом о страховании военнослужащих, и полуторагодичный срок, в течение которого истица по рассматриваемому делу смогла получить страховую выплату по судебному решению. Кроме того, страховщики получили бы дополнительный стимул к тому, чтобы не осуществлять страховую выплату добровольно и настаивать на ее судебном взыскании, предъявляя против заявленных требований максимальное количество возражений.

Несогласие вызывает сама по себе позиция КС РФ о том, что право страхователя (выгодоприобретателя) на получение страховых сумм может возникать не с момента страхового случая, а с момента вступления в силу судебного акта. Однако важно отметить и то, что высказанная КС РФ позиция включает в себя две существенные оговорки <2>, которые были проигнорированы ВС РФ.
--------------------------------
<2> Необходимо признать, что эти оговорки не сформулированы в Постановлении N 18-П напрямую, но выводятся из его текста. Это усиливает риск неверного применения и без того спорной правовой позиции, выраженной в Постановлении. 

Во-первых, из текста Постановления N 18-П следует, что определение момента, в который возникает право на получение страховой суммы, по дате вступления в силу судебного акта является субсидиарным вариантом: "В некоторых случаях возникновение у страховщика обязанности... может обусловливаться принятием судебного акта и его вступлением в законную силу". Вариантом по умолчанию по-прежнему остается возникновение этого права с момента страхового случая.

Из этого, на наш взгляд, вытекает, что страховщик, желающий сослаться на эту правовую позицию, должен доказать, что право на получение страховой суммы не могло возникнуть (созреть) у страхователя (выгодоприобретателя) раньше, чем в момент вступления в силу судебного акта. Для этого, в свою очередь, нужно подтвердить суду, что страхователь (выгодоприобретатель) на досудебном этапе рассмотрения заявления о выплате страховой суммы не предоставил страховщику надлежащие документы.

Во-вторых, в тексте Постановления N 18-П прослеживается желание сгладить возможный эффект применения двойственной позиции по вопросу о моменте, с которого возникает право на получение страховой выплаты. КС РФ подчеркивает профессиональный статус страховщика и его обязанность самостоятельно собирать информацию по страховому случаю. Таким образом, и на досудебном этапе работы с заявлением о выплате страховой суммы страховщик должен играть активную роль в сборе информации и документов, необходимых для принятия решения.

Однако в комментируемом Определении эти соображения не учтены. Как уже упоминалось, ВС РФ не прокомментировал вопросы о том, какие именно документы, необходимые для принятия страховщиком решения, не были предоставлены выгодоприобретателем на досудебном этапе, какие новые обстоятельства установил суд и почему только после вынесения судебного акта страховщик был вправе считать, что его обязанность выплатить страховую сумму созрела.

Таким образом, применяя логику КС РФ, которая потенциально способна нанести страхователям (выгодоприобретателям) серьезный ущерб, ВС РФ не воспользовался теми ограничителями, которыми сам КС РФ счел необходимым снабдить свою правовую позицию.

 

Снижение судом законной неустойки 

В рассматриваемом судебном акте имеется еще одна правовая позиция, которая вызывает как минимум серьезные сомнения. Речь идет о рекомендациях ВС РФ, относящихся к уменьшению размера неустойки.

Пунктом 4 ст. 11 Закона о страховании военнослужащих предусмотрена неустойка в размере 1% за каждый день просрочки в случае несоблюдения сроков выплаты страховой суммы. Исчисленная истцом на основе этой формулы неустойка и так была существенно снижена нижестоящими судами. В то время как истица запрашивала неустойку в размере 12 080 000 руб., нижестоящие суды удовлетворили это требование в сумме 4 500 000 руб. (по 2 250 000 руб. на вдову и несовершеннолетнюю дочь погибшего).

В комментируемом Определении ВС РФ со ссылкой на Определение КС РФ от 21.12.2000 N 263-О указал, что снижение неустойки в случае ее чрезмерности - это не право, а обязанность суда. Кроме того, как отметил ВС РФ, "суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба". Непосредственным основанием для критики нижестоящих судов в части взыскания неустойки явилось то, что взысканная нижестоящими судами неустойка более чем в два раза превысила сумму страхового возмещения.

Позиция ВС РФ представляется спорной по двум причинам. Прежде всего рассматриваемое страхование относится к страхованию жизни. Поскольку жизнь и здоровье являются нематериальными благами, их страховая защита не может быть обусловлена необходимостью доказывания убытков. Речь может идти лишь о назначаемой в силу закона или по соглашению сторон сумме, которую страховщик обязан выплатить страхователю (выгодоприобретателю) при наступлении страхового случая. Эта сумма не может и не должна коррелировать с размером или даже с фактом наличия убытков. С учетом этих особенностей с предложением ВС РФ выяснить действительный размер ущерба и сопоставить с ним размер неустойки сложно согласиться.

Кроме того, в данном случае речь идет о неустойке, размер которой установлен законом. ВС РФ не впервые высказывает мнение о возможности снижения законной неустойки: например, об этом говорится в п. 85 Постановления ВС РФ от 26.12.2017 N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Однако в этом разъяснении ВС РФ с учетом актуальной редакции ст. 333 ГК РФ подчеркивает, что уменьшение неустойки возможно лишь в исключительных случаях, по заявлению ответчика и при условии указания судом на мотивы уменьшения. В комментируемом Определении подобных оговорок не содержится, сам факт снижения неустойки не анализируется, критикуется лишь недостаточное рвение судов в этом направлении.

При этом сама по себе допустимость уменьшения неустойки, предусмотренной Законом о страховании военнослужащих, вызывает серьезные сомнения. Целью этого Закона является предоставление защиты людям, которые по долгу службы рискуют своей жизнью и здоровьем в целях, важных для государства. Рассчитывать на получение страховой выплаты по Закону могут лица, которые, находясь на службе, получили серьезные травмы (страховым случаем является не всякое повреждение здоровья, а лишь такое, которое приводит к установлению у застрахованного лица инвалидности), либо вдовы и иждивенцы военнослужащих и приравненных к ним лиц, погибших при исполнении своих обязанностей. Очевидно, что важным элементом страховой защиты является установление фиксированного и достаточно короткого срока, в течение которого должна быть осуществлена страховая выплата. Для того чтобы предписание о сроке выплаты исполнялось на практике, законодателем и была предусмотрена неустойка: ее экономический смысл, очевидно, состоит в том, чтобы страховщику было нецелесообразно затягивать решение о страховой выплате.

Эти политико-правовые соображения, насколько можно судить, разделяет и КС РФ. В Постановлении N 18-П КС РФ указывает: "Страховое обеспечение, полагающееся военнослужащим и приравненным к ним лицам в соответствии с Законом о страховании военнослужащих, входит... в гарантированный государством объем возмещения вреда"; "правовой механизм осуществления страховых выплат... в любом случае должен включать эффективные гарантии прав указанных лиц... включая гарантии своевременного получения страхового возмещения". По мнению КС РФ, предусмотренная этим Законом неустойка является "специальной гарантией защиты прав застрахованного лица, адекватной... положению и возможностям этого лица как наименее защищенного участника соответствующих правоотношений".

Приведенные выше высказывания КС РФ можно дополнить тем, что Законом о страховании военнослужащих не установлены какие-либо предельные размеры законной неустойки, хотя по другим видам страхования такой прием законодателем применяется (например, в п. 21 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"). На наш взгляд, это лишь подкрепляет довод о стремлении законодателя максимально дисциплинировать страховщика, который за счет бюджетных средств осуществляет обязательное государственное страхование военнослужащих.

К сожалению, ни один из этих доводов не нашел отражения в комментируемом Определении.

Спорный характер правовой позиции о снижении неустойки косвенно подтверждается дальнейшей судьбой спора. При повторном рассмотрении дела судом первой инстанции в иске было полностью отказано. Апелляционная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции. Установить конкретные причины отказа не представляется возможным, поскольку судебные акты нижестоящих инстанций не были опубликованы. Тем не менее исход повторного рассмотрения дела вызывает удивление: даже при самом гуманном для страховщика подходе, отраженном в комментируемом Определении, неустойка подлежала бы взысканию за время, прошедшее с момента вступления в силу решения о взыскании страхового возмещения (23.07.2015) до его фактического исполнения (03.09.2015). Таким образом, есть основания предполагать, что нижестоящие суды, вдохновленные указаниями, данными им в Определении, пошли еще дальше и отказали истице даже в той защите, в которой не отказывал ей ВС РФ.

 

Краткие выводы 

В рассматриваемом Определении выражены две спорные правовые позиции. Первая из них основана на практике КС РФ и состоит в том, что судебный акт, принятый при наличии спора о выплате страхового возмещения, может непосредственно порождать права и обязанности сторон страховых отношений. Представляется, что этот вывод является неверным. Обязательство страховщика выплатить возмещение возникает в момент наступления страхового случая. Срок его исполнения может зависеть от ряда обстоятельств, в частности от того, были ли страховщику предоставлены необходимые в силу Закона о страховании военнослужащих документы. Однако судебное решение по страховому спору в любом случае может лишь признать наличие или отсутствие фактических обстоятельств и соответствующих правовых последствий. Оно не является правоустанавливающим.

Спорной является и позиция ВС РФ о необходимости существенного снижения неустойки, предусмотренной Законом о страховании военнослужащих. Единственным основанием для уменьшения неустойки, упомянутым в Определении, является то, что она превысила размер страховой суммы. Однако ВС РФ не учел, что страховая сумма по данному виду страхования априори назначается без учета фактического ущерба. Суд проигнорировал и то, что Законом о страховании военнослужащих не установлен предельный размер неустойки. Таким образом, позиция ВС РФ по этому вопросу расходится как с актуальными взглядами на снижение неустойки, так и с целями, для которых принимался этот Закон.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


2 сентября 2019 г.
Проект Федерального закона № 785806-7 "О праве собственности на гаражи и гаражных объединениях"

Вопросы гаражного строительства, оформления прав на гаражи и формы объединений граждан в целях реализации цели по возведению данных объектов являются традиционно актуальными для физических и юридических лиц. Принятие законопроекта способно снять правовую неопределенность статуса гаражей и машино-мест, а также статуса объединений их собственников. Это, в свою очередь, положительно скажется на развитии гражданского оборота в целом и послужит стимулом для развития гаражного строительства.




20 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 778269-7 "О внесении изменения в статью 52 Федерального закона "О защите конкуренции"

В настоящее время количество антиконкурентных нарушений продолжает оставаться высоким. С целью оперативного устранения выявленных нарушений законопроектом предлагается установить, что в случае принятия заявления об обжаловании предписания антимонопольного органа к производству арбитражного суда исполнение предписания антимонопольного органа, выданного органу государственной власти или органу местного самоуправления, не приостанавливается (если иное не предусмотрено судебным актом).




12 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 771509-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части наделения Правительства РФ полномочием на утверждение требований к форме и содержанию годовых отчетов о выполнении программ деятельности государственных корпораций (компаний), публично-правовых компаний"

Законопроектом предлагается внести в Налоговый кодекс РФ изменения, предусматривающие, что в случае безвозмездной передачи органам государственной власти имущества, приобретенного (созданного) за счет средств субсидии, налогоплательщик вправе наравне с признанием внереализационного дохода в виде сумм субсидии в порядке пункта 4.1 статьи 271 НК РФ также признавать расход в виде стоимости безвозмездно передаваемого имущества.




7 августа 2019 г.
Проект Федерального закона № 770765-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования отношений, связанных с созданием искусственных земельных участков, созданных на водных объектах, находящихся в федеральной собственности"

Законопроект, в частности, предусматривает внесение изменений  в части исключения положений о проведении аукциона на право создания искусственного земельного участка на водном объекте, регламентации вопросов, связанных с созданием искусственных земельных участков на водных объектах, находящихся в федеральной собственности, в том числе при создании морского порта и расширении его территории.




4 августа 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 320-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью данного Закона является стимулирование добровольного страхования жилья граждан. Законом устанавливается, что органы государственной власти субъектов РФ вправе разрабатывать, утверждать и реализовывать программы организации возмещения ущерба, причиненного расположенным на территориях субъектов РФ жилым помещениям граждан, с использованием механизма добровольного страхования.



В центре внимания:


Является ли решение суда основанием для возникновения страхового обязательства? Комментарий к Определению Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13.08.2018 N 26-КГ18-20 (Архипова А.Г.)

Дата размещения статьи: 21.08.2019

подробнее>>

Новые виды страхования. Как будет развиваться рынок страховых услуг (Шестакова Е., Яворская А.)

Дата размещения статьи: 14.03.2018

подробнее>>

Страховые взносы - 2018: новое (Галочкина А.Б.)

Дата размещения статьи: 12.03.2018

подробнее>>

Теоретико-правовой анализ законодательства и практики применения в сфере страхования ответственности отдельных субъектов предпринимательства (Романова И.Н.)

Дата размещения статьи: 27.02.2018

подробнее>>

Правовая природа страховой премии: основные черты (Овчинникова Ю.С.)

Дата размещения статьи: 16.01.2018

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи