Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Перспективы повышения эффективности института независимой антикоррупционной экспертизы (Долотов Р.О., Крылова Д.В.)

Перспективы повышения эффективности института независимой антикоррупционной экспертизы (Долотов Р.О., Крылова Д.В.)

Дата размещения статьи: 16.06.2020

Одним из актуальных направлений взаимодействия государства с институтами гражданского общества и гражданами в вопросе противодействия коррупции является развитие института независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов, предусмотренного Федеральным законом от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов" (далее - Закон об антикоррупционной экспертизе).

Согласно данному Закону антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов проводится в целях выявления и последующего устранения коррупциогенных факторов - положений нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающих для субъекта правоприменения необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положений, содержащих неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям, создающих условия для проявления коррупции.
Статьей 3 Закона полномочия по проведению антикоррупционной экспертизы разграничены между прокуратурой РФ, федеральным органом исполнительной власти в области юстиции и другими органами власти и организациями (федеральными, региональными и муниципальными), проводящими антикоррупционную экспертизу изданных ими нормативных правовых актов.
Проведение независимой антикоррупционной экспертизы институтами гражданского общества и гражданами предусмотрено ст. 5 Закона об антикоррупционной экспертизе и предусматривает наличие соответствующей аккредитации в федеральном органе исполнительной власти в области юстиции.

Изначально идея введения независимой антикоррупционной экспертизы внушала обществу и органам государственной власти большие надежды, которые впоследствии не оправдались. Несмотря на то что процесс аккредитации независимых экспертов идет достаточно активно (по состоянию на 10 декабря 2018 г. в Государственном реестре независимых экспертов, получивших аккредитацию на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, состояли 2 447 физических лиц и 401 юридическое лицо), количество экспертиз, проведенных независимыми экспертами, невелико. Например, в отчете Минфина России по результатам антикоррупционной экспертизы за 2017 г. из 342 проектов нормативных актов, разработанных им в указанном году и выставленных на независимую антикоррупционную экспертизу, было получено всего четыре заключения по антикоррупционной экспертизе <1>. В отчете Минэкономразвития России за 2016 г. указывается на наличие всего пяти заключений, предоставленных четырьмя аккредитованными экспертами, по всем нормативным актам, разработанным данным Министерством <2>. Очевидная пассивность независимых экспертов не отвечает ожиданиям органов государственной власти в отношении института независимой антикоррупционной экспертизы, призванного обеспечить участие гражданского общества в устранении предпосылок для коррупции в законодательстве.
--------------------------------
<1> См.: Обобщающий отчет по результатам антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов за 2017 год. URL: https://www.minfin.ru/ru/document/?id4=121876 (дата обращения: 10.12.2018).
<2> См.: Отчет о результатах деятельности независимых экспертов по проведению антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Минэкономразвития России и их проектов за 2016 год. URL: http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depPrav/2017030502 (дата обращения: 10.12.2018).

Уже по истечении первых пяти лет действия Закона об антикоррупционной экспертизе (столько составляет срок аккредитации независимых экспертов) ученые стали весьма скептически высказываться о результатах деятельности таких экспертов. Все чаще стали звучать идеи, что независимая антикоррупционная экспертиза "может восприниматься лишь как имитация борьбы с коррупцией. Возникает вопрос: в условиях отсутствия действенных механизмов взаимодействия государства и общества в данной сфере, стимулирования работы независимого эксперта, игнорирования результатов его деятельности может ли независимая антикоррупционная экспертиза превратиться в реальное, эффективное средство, направленное на преодоление коррупционной зависимости России?" <3>.
--------------------------------
<3> Тонков Е.Е., Туранин В.Ю. Независимая антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов: проблемы осуществления и возможности их преодоления // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2015. N 1. С. 98.

Отметим, что, например, в Казахстане в 2014 г. решили полностью отказаться от антикоррупционной экспертизы законопроектов. Однако в России общество и власть отказываться от института независимой антикоррупционной экспертизы не намерены, напротив, ведется активный поиск новых путей и способов повышения роли и степени эффективности данного общественного института.
Так, в п. 31 Национального плана противодействия коррупции на 2018 - 2020 гг. Президент РФ предписал рассмотреть возможность привлечения заинтересованных научных организаций и вузов к участию в проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов <4>.
--------------------------------
<4> См.: Указ Президента РФ от 29 июня 2018 г. N 378 "О Национальном плане противодействия коррупции на 2018 - 2020 годы".

Таким образом, вопрос развития данного общественного института, безусловно, находится в современной повестке российской антикоррупционной политики.
В настоящей статье нами выдвигаются и обосновываются следующие предложения по основным направлениям развития института независимой антикоррупционной экспертизы:
организационно-институциональная консолидация (объединение) независимых экспертов;
комплекс мер по стимулированию активности и повышению компетентности независимых антикоррупционных экспертов;
совершенствование требований к аккредитации экспертов, уполномоченных на проведение независимой антикоррупционной экспертизы.
Изучение практики взаимодействия независимых антикоррупционных экспертов с органами власти показало, что последние предпринимают определенные усилия с целью активизировать деятельность независимых экспертов путем формирования мотивации и дополнительных стимулов посредством проведения совместно с крупнейшими общественными институтами различных конкурсов и обучающих семинаров. Так, Торгово-промышленной палатой Саратовской области совместно с Правительством Саратовской области, Управлением Министерства юстиции РФ по Саратовской области и Уполномоченным по правам предпринимателей Саратовской области несколько лет подряд (2011 - 2016 гг.) проводился конкурс для независимых экспертов, аккредитованных для проведения независимой антикоррупционной экспертизы, на лучшую экспертную работу по антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов <5>. Целью конкурса являлась активизация работы экспертов по проведению антикоррупционной экспертизы, а также мониторинг правоприменения действующего законодательства. Отметим, что многие регионы России (Чувашская Республика, Республика Татарстан, Самарская область <6> и др.) восприняли данный опыт и также организуют конкурсы по независимой антикоррупционной экспертизе.
--------------------------------
<5> См.: Конкурс для независимых экспертов, аккредитованных на проведение независимой антикоррупционной экспертизы. URL: http://to63.minjust.ru/ru/press/news/konkurs-dlya-nezavisimyh-ekspertov-akkreditovannyh-na-provedenie-nezavisimoy (дата обращения: 10.12.2018).
<6> См.: Приказ Минюста Чувашии от 22 марта 2018 г. N 33-р "О конкурсе среди независимых экспертов по проведению независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Чувашской Республики и их проектов"; Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 14 декабря 2015 г. N 943 "О ежегодном республиканском конкурсе экспертов по проведению независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов"; Приказ Департамента по вопросам правопорядка и противодействия коррупции Самарской области от 22 ноября 2016 г. N ДППК-10 "О конкурсе независимых экспертов Самарской области "Лучший эксперт года в области независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов".

Однако исследование практики проведения подобных конкурсов показало, что они не приводят к сколь-нибудь значимому увеличению активности отдельных независимых экспертов в том или ином регионе. Вместе с тем налаживание взаимодействия власти с консолидированным сообществом независимых экспертов оказывается более эффективным и результативным. Это понимают и представители государственных органов, высказывая свою позицию: "Представляется, что практическое воплощение идеи независимой антикоррупционной экспертизы, ее влияние на нормотворческий процесс будет значительно более высоким, если эксперт, уполномоченный на проведение экспертизы на коррупциогенность, будет являться членом профессионального экспертного сообщества, действуя в рамках разработанных партнерством стандартов и правил экспертной деятельности. Участие в профессиональном партнерстве, безусловно, будет повышать доверие к деятельности независимых экспертов как со стороны властных структур, так и со стороны средств массовой информации и общественности" <7>. Важно уточнить, что деятельность антикоррупционных экспертов основана на персональной общественной инициативе аккредитованного лица, осуществляется на безвозмездной основе, и аккредитация независимых экспертов не предусматривает предъявление требований к конкретному профессиональному образованию и опыту работы в определенной сфере. В связи с этим, говоря об объединении антикоррупционных экспертов, употребление термина "профессиональное сообщество" не вполне оправдано, речь идет скорее об организационно-институциональной консолидации независимых антикоррупционных экспертов.
--------------------------------
<7> Из вступительного слова и. о. начальника Главного управления Минюста России по Новосибирской области В.И. Ковалевского к участникам научно-практического семинара для аккредитованных Минюстом России независимых экспертов, уполномоченных на проведение антикоррупционной экспертизы (19.10.2015). URL: http://minjust.ru/ru/print/217751 (дата обращения: 10.12.2018).

Органы власти могут способствовать налаживанию взаимодействия независимых антикоррупционных экспертов с профессиональными сообществами на предмет информационно-аналитического взаимодействия, направленного на соблюдение ч. 4 ст. 2 Закона об антикоррупционной экспертизе, согласно которой одним из основных принципов организации антикоррупционной экспертизы является "компетентность лиц, проводящих антикоррупционную экспертизу". Представляется обоснованным тезис о том, что вариантом упорядочивания деятельности независимых экспертов является заключение соглашения о сотрудничестве между различными профессиональными сообществами и Минюстом России <8>. Применительно к институту независимой антикоррупционной экспертизы подход аккумулирования аккредитованных экспертов в авторитетных профессиональных сообществах может быть весьма перспективным.
--------------------------------
<8> См.: Тонков Е.Е., Туранин В.Ю. О необходимости формирования новых критериев для аккредитации лица в качестве независимого антикоррупционного эксперта нормативных правовых актов и их проектов // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. 2017. N 17. С. 126.

Некоторые эксперты и ученые справедливо сравнивают независимую антикоррупционную экспертизу с процедурой оценки регулирующего воздействия, которая направлена на оценку законопроектов, влияющих на деятельность хозяйствующих субъектов. Эти исследователи обоснованно указывают на субъектов, играющих важную роль в представлении интересов лиц, чьи права затрагивают принимаемые акты <9>. При анализе процедуры оценки регулирующего воздействия в качестве таких субъектов традиционно называют ТПП, общественные организации "ОПОРА России", "Деловая Россия", РСППП и другие общественные объединения, отраслевые союзы и ассоциации.
--------------------------------
<9> См.: Соколова Н.Г. Некоторые аспекты сходства и различий независимой антикоррупционной экспертизы и оценки регулирующего воздействия нормативных правовых актов и их проектов // Право и современные государства. 2016. N 5. С. 25 - 33.

В настоящее время заключения, представляемые независимыми антикоррупционными экспертами - физическими лицами, часто остаются без ответа со стороны ведомства - разработчика соответствующего нормативного правового акта - в нарушение ч. 3 ст. 5 Закона об антикоррупционной экспертизе, а результаты антикоррупционной экспертизы не учитываются при его доработке. Это отчасти связано с тем, что квалификация отдельных независимых экспертов не всегда высока и статус такого заключения в глазах разработчиков недостаточно значимый. В то же время по экспертным заключениям, направляемым крупными авторитетными организациями, в большинстве случаев поступает ответ от ведомства-разработчика, содержащий информацию об устранении ряда выявленных коррупциогенных факторов. Доверие к качеству антикоррупционной экспертизы в этом случае существенно выше.
Повышение качества и значимости экспертных заключений может заметно возрасти в случае институционализации антикоррупционной экспертизы. Это может быть достигнуто посредством создания некоммерческой организации, объединяющей аккредитованных экспертов по антикоррупционной экспертизе, например в форме некоммерческого партнерства (ввиду возможности членства как юридических, так и физических лиц). Для этого предлагается создать стимулы к консолидации независимых экспертов путем объединения в рамках некоммерческой организации, с которой органы власти, ответственные за проведение антикоррупционной экспертизы, будут готовы сотрудничать на постоянной основе. Например, на федеральном уровне такой организацией может быть Национальная палата (или Национальная ассоциация) антикоррупционных экспертов. Целесообразно также стимулировать появление аналогичных организаций на региональном и муниципальном уровнях (в крупных муниципальных образованиях). Эти организации могли бы входить в национальную некоммерческую организацию в качестве ее коллективных членов. Для членов данных организаций целесообразно разработать Этический кодекс или Хартию антикоррупционных экспертов, где были бы установлены этические требования к экспертам, например такие, как:
недопустимость конфликта интересов эксперта в связи с аффилированностью с органом власти - разработчиком нормативного правового акта, должностными лицами органа власти - разработчика нормативного правового акта;
использование антикоррупционной экспертизы для подготовки "притворных заключений", позволяющих сохранить коррупциогенные факторы в нормативном правовом акте на основании того, что формально экспертиза проведена и не выявила коррупциогенных факторов;
недопустимость злоупотребления правом посредством многократного дублирования направляемых экспертных заключений или их несоответствия утвержденной методике проведения антикоррупционной экспертизы.
Одновременно с этим потребуется внесение изменений в Закон об антикоррупционной экспертизе в части закрепления обязанности аккредитованных экспертов осуществлять свою деятельность на основании присоединения к Хартии (Этическому кодексу) или установленных этических принципов.
Национальная некоммерческая организация при содействии со стороны научного сообщества и вузов могла бы разработать предложения по перечню возможных экспертных областей (сфер) аккредитации экспертов, по совершенствованию методологии проведения антикоррупционной экспертизы, а также содействовать организации обучения экспертов, проводить практикумы по коллегиальному обсуждению подготовленных экспертных заключений и др.
Одной из важных задач такой организации могло бы стать информационно-коммуникационное обеспечение деятельности независимых антикоррупционных экспертов: публикации в сети Интернет поступивших заключений и результатов их рассмотрения - со ссылками на страницы сайтов, на которых опубликованы проекты нормативных правовых актов. Такая деятельность организации будет способствовать повышению статуса экспертных заключений и авторитета независимой антикоррупционной экспертизы, а также прозрачности принятия решений органами власти при рассмотрении результатов экспертизы.
Подобный информационный ресурс мог бы служить для размещения единой базы экспертов (наряду с реестром экспертов, который ведет Минюст России) и быть инструментом для обмена опытом между аккредитованными экспертами.
В настоящее время аккредитованный эксперт при проведении независимой антикоррупционной экспертизы, как правило, опирается исключительно на собственные знания. Какие-либо консультации с представителями гражданского общества в той сфере, правоотношения в которой затрагивает соответствующий нормативный акт, им обычно не проводятся.
Представляется целесообразным содействовать коммуникациям между аккредитованными экспертами, с одной стороны, и общественными объединениями (граждан и организаций), отраслевыми ассоциациями или объединениями (предпринимателей и других социальных групп), с другой стороны. Это позволит не только повысить компетентность аккредитованных экспертов при проведении антикоррупционной экспертизы, но и решить проблему фактического отсечения институтов гражданского общества от участия в антикоррупционной экспертизе в случае отсутствия у них аккредитации.
В качестве стимула для некоммерческих и общественных объединений к получению аккредитации по антикоррупционной экспертизе или к совместной работе с аккредитованными экспертами может служить предоставление им возможности участия в деятельности экспертных советов при органах власти, ответственных за проведение антикоррупционной экспертизы (Минюст России, прокуратура РФ). Экспертные советы при центральных аппаратах данных органов власти могли бы заниматься независимой антикоррупционной экспертизой федерального законодательства, а экспертные советы при территориальных подразделениях - экспертизой региональных и местных нормативных правовых актов (их проектов).
Необходимость создания экспертных советов желательно закрепить законодательно путем внесения соответствующих изменений в Закон об антикоррупционной экспертизе.
Экспертные советы по антикоррупционной экспертизе не должны создаваться при органах власти - разработчиках нормативных правовых актов, чтобы избежать конфликта интересов и обеспечить независимость экспертов от ведомственных интересов.
В качестве примера аккумулирования большого количества отраслевых специалистов в экспертный совет можно использовать опыт Экспертного совета при Правительстве РФ, созданного в рамках деятельности Открытого правительства <10>. Его 400 членов были разделены на рабочие группы по направлениям, в которых велась основная работа и проводились заседания. Также представляет интерес деятельность экспертных групп по 19 отраслевым направлениям, созданных в рамках проектного офиса по реализации приоритетного национального проекта "Реформа контрольно-надзорной деятельности" для выявления избыточных требований законодательства к хозяйствующим субъектам. Можно дополнить некогда сформированные экспертные группы созданием аналогичных в других сферах и привлечь эти группы к деятельности экспертных советов по независимой антикоррупционной экспертизе при органах власти, ответственных за проведение антикоррупционной экспертизы.
--------------------------------
<10> См.: Постановление Правительства РФ от 26 июля 2012 г. N 774 "Об Экспертном совете при Правительстве Российской Федерации".

Следует также учесть и недостатки в организации Экспертного совета при Правительстве РФ - это персональное членство физических лиц и отсутствие ротации, связанной с неучастием членов совета в реальной экспертной работе. Условиями для получения статуса члена экспертного совета по антикоррупционной экспертизе должны стать представительство в нем организаций, а не физических лиц (за исключением аккредитованных антикоррупционных экспертов) и ротация неработающих членов экспертных советов.
Вопросы совершенствования требований к аккредитации независимых экспертов представляются очень важными. Иногда на страницах научных изданий высказываются предложения о введении требования по наличию у претендентов на аккредитацию высшего юридического образования <11>. Представляется, что подобное ограничение нецелесообразно. Зачастую специалисты из других областей не хуже юристов понимают специфику своей деятельности и могут более эффективно выявлять коррупциогенные факторы в законодательном регулировании в конкретной сфере. Именно поэтому научная мысль сейчас направлена не на обоснование запрета проводить таким исследователям антикоррупционную экспертизу, а на поиск оптимальных моделей обучения экспертов для формирования необходимых компетенций по проведению полноценной антикоррупционной экспертизы. Так, РАНХиГС разработала и постоянно совершенствует пошаговый алгоритм проведения антикоррупционной экспертизы для лиц, не имеющих юридического образования, специальной подготовки и навыков <12>.
--------------------------------
<11> См.: Казанцева О.Л. Независимая антикоррупционная экспертиза: оправдались ли ожидания? // Евразийская адвокатура. 2015. N 1. С. 52.
<12> См.: Бошно С.В. Пошаговый алгоритм проведения антикоррупционной экспертизы для работников, не имеющих специальной подготовки и навыков // Право и современные государства. 2015. N 1. С. 61.

Некоторые исследователи полагают, что низкая активность аккредитованных экспертов становится возможной из-за фактического отсутствия минимальных требований к числу актов, которые эксперт должен оценить. Порядок и условия аккредитации экспертов по проведению независимой антикоррупционной экспертизы установлены Административным регламентом, утвержденным Приказом Минюста России от 27 июля 2012 г. N 146 (далее - Административный регламент). Административный регламент (п. п. 57 - 73) предусматривает процедуру аннулирования аккредитации только на основании заявления независимого эксперта (на основании непредставления либо аккредитованным физическим лицом, либо работником юридического лица заявления о согласии на обработку персональных данных). Не предусмотрено каких-либо требований по предоставлению экспертом результатов заключений определенного количества антикоррупционных экспертиз и вероятности аннулирования аккредитации в случае отсутствия результатов работы эксперта.
Это нередко приводит к оппортунистическому поведению ряда лиц, аккредитованных в качестве экспертов, проявляющемуся в использовании свидетельства об аккредитации не для осуществления данной деятельности, а в личных интересах - поднятия своего статуса в глазах окружающих, привлечения клиентов в сфере своей основной профессиональной деятельности - без какой-либо пользы для государства и общества, что идет вразрез с целями предоставления статуса независимого аккредитованного эксперта <13>.
--------------------------------
<13> См.: Долотов Р.О. Эффективность института независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. N 4. С. 42 - 49.

Можно сделать вывод, что аккредитация должна не только предполагать получение значимого общественного статуса, но и налагать определенные обязательства на независимых экспертов по минимальному количеству экспертиз, проведенных в соответствии с рекомендуемой методикой, и это должно найти отражение в Административном регламенте.
Необходимо предусмотреть и дополнительное основание для аннулирования аккредитации, например непредставление экспертом как минимум двух заключений в течение календарного года. Это позволит исключить использование статуса эксперта только в личных целях. Для этого потребуется внесение изменения в п. 61 Административного регламента в части дополнительного основания для принятия решения об аннулировании аккредитации - непредставление экспертом в течение календарного года необходимого количества заключений, выполненных в соответствии с рекомендованной методикой.
Для обеспечения контроля за соблюдением вышеуказанного требования к интенсивности работы эксперта необходимо внести изменения в Закон об антикоррупционной экспертизе в части введения обязательного требования для аккредитованных экспертов ежегодно представлять в Минюст России результаты проведенных антикоррупционных экспертиз.
Действующее законодательство предусматривает необходимость проведения антикоррупционной экспертизы всех нормативных правовых актов (проектов). При этом порядок аккредитации не предполагает указание гражданином (юридическим лицом) экспертной области (областей), в которой претендент на получение аккредитации является специалистом или в которой он готов проводить антикоррупционную экспертизу.
В связи с этим представляется целесообразным предусмотреть при аккредитации указание экспертных областей (сферы) в соответствии с компетенцией эксперта, что позволит органам власти информировать профильных экспертов о проведении процедуры антикоррупционной экспертизы по нормативным правовым актам, относящимся к компетенции конкретных экспертов. Для этого потребуется провести типологизацию экспертных областей (сфер) и внести изменения в форму заявления на получение аккредитации по проведению независимой антикоррупционной экспертизы (приложение N 2 к Административному регламенту), предусмотрев графу для указания экспертной области (областей (сфер компетенции)) в заявительном порядке.
Реализация предлагаемых путей повышения эффективности института независимой антикоррупционной экспертизы позволит существенным образом повысить ее роль в устранении предпосылок для коррупции в законодательстве и в обеспечении активного участия гражданского общества в профилактике коррупции.

Библиографический список

Бошно С.В. Пошаговый алгоритм проведения антикоррупционной экспертизы для работников, не имеющих специальной подготовки и навыков // Право и современные государства. 2015. N 1.
Долотов Р.О. Эффективность института независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. N 4.
Казанцева О.Л. Независимая антикоррупционная экспертиза: оправдались ли ожидания? // Евразийская адвокатура. 2015. N 1.
Обобщающий отчет по результатам антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов за 2017 год. URL: https://www.mmfm.ru/ru/document/?id_4=121876 (дата обращения: 10.12.2018).
Отчет о результатах деятельности независимых экспертов по проведению антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Минэкономразвития России и их проектов за 2016 год. URL: http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depPrav/2017030502 (дата обращения: 10.12.2018).
Соколова Н.Г. Некоторые аспекты сходства и различий независимой антикоррупционной экспертизы и оценки регулирующего воздействия нормативных правовых актов и их проектов // Право и современные государства. 2016. N 5.
Тонков Е.Е., Туранин В.Ю. Независимая антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов: проблемы осуществления и возможности их преодоления // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2015. N 1.
Тонков Е.Е., Туранин В.Ю. О необходимости формирования новых критериев для аккредитации лица в качестве независимого антикоррупционного эксперта нормативных правовых актов и их проектов // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. 2017. N 17.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


7 июля 2020 г.
Проект Федерального закона № 983620-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Цель законопроекта - обеспечение баланса интересов как участника долевого строительства, так и застройщика. Также он призван обеспечить нормативные рамки взаимодействия сторон при возникновении спорных вопросов.




28 июня 2020 г.
Проект Федерального закона № 979423-7 "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ"

Законопроектом предлагается ввести гуманитарный сбор в размере 5 процентов от средств полученных рекламораспространителями за предоставление своих услуг. Цель данного сбора - оказание помощи гражданам России, оказавшимся в трудной жизненной ситуации и нуждающимся в лечении.




15 июня 2020 г.
Проект федерального закона № 972589-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части конвертируемого займа"

Цель законопроекта - создание эффективного и прозрачного механизма для осуществления венчурных инвестиций, что, в свою очередь, послужит стимулированием инвестиций в высокотехнологичные  проекты в Российской Федерации




2 июня 2020 г.
Проект федерального закона № 966659-7 "О внесении изменений в статью 57 Трудового кодекса Российской Федерации"

Принятие законопроекта позволит как законодательно закрепить специальную возможность работника временно или частично выполнять свои функции в дистанционной форме, так и установить условия, являющиеся обязательными, которые должны быть определены сторонами при принятии соответствующего решения.




23 мая 2020 г.
Проект федерального закона № 961114-7 "Об особенностях исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а также возврата просроченной задолженности в период пандемии новой коронавирусной инфекции"

Цель законопроекта - реализация дополнительных мер помощи пострадавшим от последствий пандемии COVID-19. Реализация мер предлагаемых законопроектом позволит обеспечить защиту наиболее уязвимых категорий граждан, а также организаций и минимизировать негативные последствия распространения COVID-19.



В центре внимания:


Новое законодательство об ответственном обращении с животными: достоинства и недостатки (Хорьков В.Н., Курилех Ю.С.)

Дата размещения статьи: 06.07.2020

подробнее>>

Правовые проблемы создания и использования биопринтных человеческих органов (Ксенофонтова Д.С.)

Дата размещения статьи: 06.07.2020

подробнее>>

Проблемы гармонизации европейского и российского законодательства о диффамации (Кириленко В.П., Алексеев Г.В.)

Дата размещения статьи: 06.07.2020

подробнее>>

Сбалансированный современный особый международно-правовой статус Каспийского моря (Батырь В.А.)

Дата размещения статьи: 06.07.2020

подробнее>>

Защита прав многодетных семей на получение мер государственной поддержки (Каминская Ю.Н.)

Дата размещения статьи: 06.07.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи