Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Правовые проблемы создания и использования биопринтных человеческих органов (Ксенофонтова Д.С.)

Правовые проблемы создания и использования биопринтных человеческих органов (Ксенофонтова Д.С.)

Дата размещения статьи: 06.07.2020

--------------------------------
<1> Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта N 18-29-14027 мк "Концепция правового регулирования отношений по проведению геномных исследований в сфере создания и использования биопринтных человеческих органов".

На протяжении продолжительного времени трансплантация органов и (или) тканей человека рассматривается в качестве действенного средства спасения жизни и восстановления здоровья граждан. Достижения современной медицинской науки способствуют существенному снижению потенциальных неблагоприятных последствий подобного рода операций, что в значительной мере предопределяет их распространенность и эффективность. Вместе с тем вызывает определенные опасения доступность данного метода высокотехнологичной медицинской помощи. Так, по данным организации Organ Procurement and Transplantation Network (OPTN), более 120 000 человек, проживающих в США, ожидают пересадки органов по причине недостаточности донорских органов <2>. По состоянию на 2018 г. в Федеративной Республике Германия около 10 000 человек нуждаются в пересадке донорских органов, тогда как число доноров ежегодно сокращается <3>.

--------------------------------
<2> URL: https://optn.transplant.hrsa.gov/ (дата обращения: 1 июня 2019 г.).
<3> Позднякова Н., Исмаил Н. Донорство органов в Европе: что немцы хотят сделать иначе // Deutsche Welle. 2018. 6 сентября. URL: https://p.dw.com/p/34MAM (дата обращения: 1 июня 2019 г.).

Экспертное исследование обеспечения населения качественной медицинской помощью в виде трансплантации органов с учетом реальной потребности и донорского ресурса позволило резюмировать, что сведения о числе пациентов, состоящих в листе ожидания в России, не соответствуют реальной потребности в трансплантации органов, поскольку не учитывают латентную потребность в таковой. В частности, для формирования более полного представления о числе пациентов, которым требуется пересадка почки, следует обратить внимание на сведения о числе пациентов, состоящих на программном гемо- и перитонеальном диализе. Ввиду этого данные листов ожидания могут использоваться только для краткосрочного государственного планирования в сфере здравоохранения. По оценке экспертов, реальная потребность в трансплантации органов в России составляет в год не менее 11 000 трансплантаций почки, 2 000 - печени, 1 100 - сердца (включая комплекс "сердце-легкое"), 800 - легких, 300 - поджелудочной железы, тогда как ежегодно в России проводится 1 300 - 1 350 трансплантаций органов, из них около 1 000 трансплантаций почки, 200 - 240 - печени, 100 - 130 - сердца. Вместе с тем, по мнению ученых-медиков, в последние годы в России созданы наиболее благоприятные условия для организации донорства на уровне лучших зарубежных практик, а также для повышения доступности трансплантации органов <4>.
--------------------------------
<4> См. подробнее: Готье С.В., Хомяков С.М. Оценка потребности населения в трансплантации органов, донорского ресурса и планирование эффективной сети медицинских организаций (центров трансплантации) // Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2013. N 3. С. 11 - 24.

В медицинской науке предпринимаются попытки преодоления обозначенной проблемы изъятия и трансплантации органов и (или) тканей человека. Одним из сохраняющих актуальность в наши дни подобных примеров служит создание так называемых химерных эмбрионов, в клетках которых присутствуют ДНК нескольких организмов, в том числе человека. В целях уменьшения риска отторжения органа ученые вживляют способные к дифференциации стволовые клетки человека в эмбрионы животных, метаболизм которых сходен с человеческим, для выращивания требуемого органа, который в последующем подлежит трансплантации человеку. В средствах массовой информации со ссылками на научные исследования можно встретить упоминания о создании химеры человека и овцы, человека и свиньи <5>. Вместе с тем очевидно, что использование указанной технологии находится в противоречии со сложившимися биоэтическими постулатами. Допустимость придания животным некоторых человеческих признаков и качеств (при этом во внимание не могут браться исключительно когнитивные свойства), потенциальное изменение подходов к понятию "человек" <6>, соблюдение принципа гуманного отношения к животным, которые становятся некими инкубаторами для выращивания человеческих органов, - те немногие вопросы биоэтики, с которыми уже сегодня сталкиваются ученые в данной сфере научных исследований.
--------------------------------
<5> См., например: Соломонова И. Ученые впервые создали химеру человека и свиньи // Republic. 2017. 26 января. URL: https://republic.ru/posts/78983 (дата обращения: 1 июня 2019 г.); Новая химера: создан первый в мире гибрид овцы и человека. URL: https://naukatv.ru/news/22835 (дата обращения: 1 июня 2019 г.).
<6> О формировании в юридической науке новых подходов к понятию "человек" см.: Малеина М.Н. Формирование понятия "человек" в российском праве // Государство и право. 2017. N 1. С. 16 - 22.

В этом отношении внедрение в медицинскую практику современных аддитивных технологий представляется наиболее перспективным и способным в определенной степени разрешить правовые и биоэтические проблемы, связанные с изъятием и трансплантацией собственно органов и (или) тканей человека. Технология 3D-биопринтинга позволяет создавать трехмерную модель человеческого органа на клеточной основе. Как указывается в научной литературе, в данном случае "подготовленный на компьютере графический дизайн органа в стандартном формате обмена данными 3D-графики печатается посредством трехмерной послойной печати специальными "биочернилами" (сфероидами) и в результате образуется полностью функциональная копия живого органа" <7>. В последующем биопринтный орган трансплантируется человеку, нуждающемуся в пересадке. Между тем отсутствие должного правового регулирования общественных отношений, возникающих по поводу создания и использования биопринтных человеческих органов, в некоторой мере может нивелировать положительные для человечества последствия, связанные с разработкой и применением обозначенной технологии.
--------------------------------
<7> Черных А.В., Малеев Ю.В., Шевцов А.Н., Волков А.В., Сундеев А.С., Малюков Н.А. Современные направления трансплантологии с использованием высокотехнологичных методик // Вестник экспериментальной и клинической хирургии. 2017. Т. X. N 2. С. 99.

Так, биопринтинг позволяет преодолеть недостаточность человеческих органов, пригодных для трансплантации, и тем самым обеспечить спасение жизни большего числа людей.
Значительное превышение спроса на органы и ткани человека над их предложением обусловливает совершение различных противоправных деяний, направленных на извлечение преступными группами незаконной прибыли, распространение так называемого трансплантационного туризма; как следствие, совершение противоправных деяний транснациональными преступными организациями возводит задачу борьбы с торговлей человеческими органами в ранг проблем международного масштаба <8>.
--------------------------------
<8> См.: Дорогин Д.А. Противоправные деяния, связанные с органами и (или) тканями человека: уголовно-правовое исследование: Монография. М.: Юрлитинформ, 2016. С. 5.

В целях предотвращения торговли человеческими органами, защиты прав пострадавших от подобного рода преступлений, а также создания благоприятных условий для межгосударственного сотрудничества в сфере противодействия торговле человеческими органами в 2015 г. была принята Конвенция Совета Европы против торговли человеческими органами <9>. Государства - члены Совета Европы и участники данной Конвенции признают, что торговля человеческими органами нарушает человеческое достоинство и право человека на жизнь, являет собой существенную угрозу здоровью населения, а потому в силу ст. 4 Конвенции принимают законодательные и иные меры на национальном уровне для признания преступным умышленного изъятия человеческих органов у живых и умерших доноров в случаях, когда: (a) изъятие органов осуществляется без свободного, информированного и конкретного согласия живого или умершего донора либо изъятие органов осуществляется у умершего донора с нарушением норм национального законодательства <10>; (b) изъятие органов у живого донора предполагает получение финансовой выгоды или иных сравнимых благ живым донором или третьим лицом; (c) изъятие органов у умершего донора предполагает получение финансовой выгоды или иных сравнимых благ третьим лицом.
--------------------------------
<9> Конвенция Совета Европы против торговли человеческими органами (CETS 216) (Заключена в г. Сантьяго-де-Компостела 25 марта 2015 г.). Россия подписала данный документ с заявлением: распоряжение Президента РФ от 24 июня 2015 г. N 195-рп "О подписании Конвенции Совета Европы против торговли человеческими органами" // СЗ РФ. 2015. N 26. Ст. 3887.
<10> Вместе с тем участники Конвенции вправе заявить о неприменении данного положения при изъятии органов у живых доноров в исключительных случаях и при условии соблюдения необходимых мер безопасности и национального законодательства. В связи с этим в распоряжении Президента РФ от 24 июня 2015 г. N 195-рп "О подписании Конвенции Совета Европы против торговли человеческими органами" отмечается, что Россия решительно осуждает включение в ст. 4 Конвенции, несмотря на возражения многих государств, положения о возможности оговорок, допускающих изъятие человеческих органов без согласия живого донора, и расценивает данное положение в качестве отступления от высоких стандартов Совета Европы в области прав человека, существенно подрывающее устанавливаемый Конвенцией режим борьбы с указанными в ней бесчеловечными преступлениями, в надежде, что вступающие в Конвенцию государства воздержатся от таких оговорок.

В то же время криминологи отмечают, что распространение современных биотехнологий детерминирует появление так называемой биопреступности: биопринтинг, во многом призванный нивелировать потребность в незаконном обороте собственно органов и (или) тканей человека, порождает значительный спрос на человеческий биоматериал, используемый при печати органов и тканей, который в условиях недостаточного предложения может служить причиной совершения преступлений, связанных с биотехнологиями <11>.
--------------------------------
<11> См.: Овчинский В.С. Криминология и биотехнологии. М.: Норма, 2005. С. 54; Клейменов М.П., Сенокосова Е.К. Угрозы криминологической безопасности системы оказания медицинской помощи и их классификация // Всероссийский криминологический журнал. 2017. Т. 11. N 4. С. 699, 702.

В данном контексте существенное значение имеет механизм получения человеческих клеток, используемых при 3D-печати органов и тканей. Как правило, речь идет о способных к дифференциации и возобновлению стволовых клетках, источником которых может служить, например, эмбрион. В связи с этим следует обратить внимание на то, что согласно ст. 18 Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины <12> законодательное разрешение проведения исследований на эмбрионах in vitro должно предполагать адекватную защиту эмбрионов, тогда как создание человеческих эмбрионов в исследовательских целях вовсе не допускается. Таким образом, использование эмбриональных стволовых клеток обостряет биоэтический аспект применения аддитивных технологий, поскольку затрагивает дискуссию относительно правовой природы эмбриона.
--------------------------------
<12> Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины (Конвенция о правах человека и биомедицине) (ETS N 164) (Заключена в г. Овьедо 4 апреля 1997 г.) // Документ опубликован не был. СПС "КонсультантПлюс".

Вместе с тем современные медицинские достижения в сфере трехмерной печати человеческих органов и тканей позволяют использовать стволовые клетки, источником которых служит костный мозг донора или даже самого реципиента. Кроме того, исследователи отмечают, что в настоящее время биопринтинг базируется на возможности получения аутологических клеток и на существовании нескольких источников для забора клеточного материала. Речь идет об индуцированных плюрипотентных стволовых клетках (iPSC), мезенхимальных стволовых клетках (MSC) и стволовых клетках жировой ткани (ADSC). При этом последние в полной мере способны к дифференциации и могут быть получены в большом количестве <13>. Представляется, что данное научное решение если не исключает, то существенно снижает угрозу криминологической безопасности в связи с применением 3D-биопринтинга.
--------------------------------
<13> Черных А.В., Малеев Ю.В., Шевцов А.Н., Волков А.В., Сундеев А.С., Малюков Н.А. Современные направления трансплантологии с использованием высокотехнологичных методик // Вестник экспериментальной и клинической хирургии. 2017. Т. X. N 2. С. 99.

Трансплантация органов и (или) тканей человека сопряжена не только с проблемами криминогенного характера. Стремительное развитие новых медицинских технологий детерминирует необходимость решения сложнейших биоэтических проблем, связанных с необходимостью обеспечения уважения человеческого достоинства и недопущением нарушения целостности индивида. Вследствие этого изъятие собственно органов и (или) тканей человека базируется на следующих специальных принципах, закрепленных в Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины.
Во-первых, принцип исключительности, согласно которому изъятие у живого донора органов и тканей для их трансплантации носит исключительный характер, поскольку допускается только в целях лечения реципиента и при условиях отсутствия пригодного органа или ткани, полученных от умершего донора, и невозможности проведения альтернативного лечения с сопоставимой эффективностью (ст. 19 Конвенции).
Во-вторых, принцип недопустимости изъятия у живого донора органов и тканей человека в отсутствие явно выраженного и конкретного согласия, в том числе в случае неспособности человека дать такое согласие (ст. ст. 19, 20 Конвенции). Исключение составляют случаи изъятия регенеративных тканей у человека, неспособного дать на это согласие, при соблюдении таких условий, как: отсутствие совместимого донора, способного дать требуемое согласие; реципиент является братом или сестрой донора; трансплантация призвана сохранить жизнь реципиента; получение конкретного письменного разрешения представителя, органа власти либо лица или учреждения, определенного законом, при проведении медицинского вмешательства в отношении несовершеннолетнего, который не может дать свое согласие в силу закона, или совершеннолетнего, который признан недееспособным по закону либо не может дать свое согласие в силу состояния здоровья; отсутствие возражений против операции потенциального донора.
В-третьих, принцип недопустимости коммерциализации человеческого тела, согласно которому тело человека и его части не должны являться источником получения финансовой выгоды (ст. 21 Конвенции).
В-четвертых, принцип допустимого использования изъятых частей тела человека, в соответствии с которым любая часть тела человека, изъятая в ходе медицинского вмешательства, может храниться и использоваться в целях, отличных от тех, ради которых она была изъята, исключительно при условии соблюдения надлежащих процедур информирования и получения согласия.
Закономерной является постановка вопроса о возможности распространения данных принципов на сферу создания и использования биопринтных человеческих органов, однако с той разницей, что речь идет не об изъятии собственно органов и (или) тканей человека, но о получении клеточного материала для создания человеческого органа посредством 3D-печати. При этом ответ на поставленный вопрос подлежит дифференциации в зависимости от источника необходимых человеческих клеток. При использовании клеток самого реципиента потенциальные риски сводятся к минимуму, а потому представляется достаточным действие принципов добровольного информированного согласия и исключительности в части использования создаваемого биопринтного человеческого органа только в лечебных целях во избежание медицинских манипуляций, направленных на создание "идеального человека" и т.п.
В случае предоставления клеточного материала третьим лицом (донором) правовое регулирование соответствующих общественных отношений, на наш взгляд, должно базироваться на принципе недопустимости получения у донора клеточного материала для создания биопринтного человеческого органа в отсутствие явно выраженного и конкретного согласия, а также на принципе допустимого использования полученного клеточного материала. В свою очередь, принцип исключительности и принцип недопустимости коммерциализации человеческого тела должны сохранить ограниченное действие: первый - в части допущения получения клеточного материала для создания биопринтного человеческого органа, подлежащего трансплантации только в целях лечения реципиента, а второй - в части определения правового режима клеточного материала и биопринтных человеческих органов.
Необходимость обозначения целевого использования биопринтного человеческого органа обусловлена, в частности, тем, что методы регенеративной медицины, к коим относится и биопринтинг, способствуют активному вмешательству в телесную природу человека, который становится биотехнологическим существом, поддающимся совершенствованию и управлению. Искусственные, в том числе биопринтные, органы могут не только обеспечить восстановление утраченной функции, но и ввиду своей большей совершенности создать благоприятные условия для проектирования человека, в том числе делая его бессмертным <14>.
--------------------------------
<14> См.: Хмелевская С.А. Регенеративная медицина и проблема бессмертия // Социально-политические науки. 2018. N 3. С. 193.

Сформировавшаяся в отечественной философии концепция биотехнологического конструирования человека предостерегает от антропологического риска. Внедрение любого научного достижения, в том числе аддитивных технологий, сопряжено с определением социальных условий, в которых данному достижению предстоит реализовываться. Исключающее риски для человеческого потенциала конструирование человека допустимо лишь на основе глобальной гуманистической трансформации общественного устройства, где целью прогресса будут человек и его ценность <15>.
--------------------------------
<15> См. подробнее: Попова О.В. Исследование этических проблем генетики в отечественной философской традиции (к истории идеи биотехнологического конструирования человека) // Знание. Понимание. Умение. 2017. N 3. С. 23 - 26.

В связи с этим важно распространить на сферу создания и использования биопринтных человеческих органов уже известный принцип приоритета интересов человека над интересами общества и науки. Так, в положениях Закона РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека" <16> прямо устанавливается, что трансплантация (пересадка) органов и (или) тканей человека должна осуществляться в соответствии с гуманными принципами, провозглашенными международным сообществом, при этом интересы человека должны превалировать над интересами общества или науки. Аналогичное основное начало закреплено в ст. 10 Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека <17>, согласно которой никакие исследования, касающиеся генома человека, не должны превалировать над уважением прав человека, основных свобод и человеческого достоинства отдельных людей или групп людей.
--------------------------------
<16> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 62.
<17> Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека (принята 11 ноября 1997 г. на 29-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО) // Документ опубликован не был. СПС "КонсультантПлюс".

Между тем в контексте трансплантации органов и (или) тканей человека возникает не только конфликт частных и публичных интересов, подлежащий разрешению, исходя из приведенных правовых норм, в пользу первых. Существенное значение имеет также обеспечение справедливого баланса частных интересов донора и реципиента. Как указывает Е.Е. Богданова, конфликт прав и интересов вызывается, как правило, тем, что нормы позитивного права, гарантирующие правовую стабильность и целесообразность, не способны обеспечить достижение справедливости как главной ценности в праве; при разрешении конфликтов посредством преимущественного обеспечения защиты прав и интересов одной из сторон наиболее важными являются обоснованность такого приоритета и его безупречность с моральной точки зрения <18>.
--------------------------------
<18> См.: Богданова Е.Е. Защита интересов граждан при конфликте их личных неимущественных прав // Журнал российского права. 2013. N 12. С. 76, 84.

Применительно к собственно органам и тканям человека конкуренция частных интересов обусловлена установленной в ст. 8 Закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" презумпцией согласия на донорство ex mortuo. Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 459-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Саратовского областного суда о проверке конституционности статьи 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека" <19> подчеркивается, что трансплантация органов и (или) тканей от одного человека к другому может породить между донором и реципиентом конфликт интересов, ввиду чего правовое регулирование в данной сфере должно обеспечить не нарушающий права ни одного из них баланс конституционно значимых ценностей и охраняемых прав с учетом нравственных, социальных и иных аспектов этого вида медицинского вмешательства.
--------------------------------
<19> Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 3.

В Определении Конституционного Суда РФ от 10 февраля 2016 г. N 224-О "Об отказе в принятии в рассмотрению жалобы граждан Бирюковой Татьяны Михайловны, Саблиной Елены Владимировны и Саблиной Нэлли Степановны на нарушение их конституционных прав статьей 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека" <20> приводятся следующие аргументы в пользу обеспечения посредством законодательной модели "презумпции согласия" справедливого баланса интересов донора и реципиента (на наш взгляд, с учетом приоритета последних): во-первых, признание негуманным спрашивать родственников одновременно с сообщением о смерти близкого человека или непосредственно перед операцией об изъятии органов и (или) тканей; во-вторых, невозможность выяснения воли данных лиц после смерти человека в сроки, обеспечивающие сохранность трансплантата; в-третьих, наличие опубликованного акта, устанавливающего анализируемую презумпцию; в-четвертых, соответствие российского законодательства общепризнанным принципам и нормам международного права; в-пятых, необходимость достижения цели развития в стране донорства и трансплантации с использованием такого регулирования, которое способствовало бы увеличению пригодных для трансплантации органов и тканей и спасению жизни как можно большего числа нуждающихся лиц.
--------------------------------
<20> Документ опубликован не был. СПС "КонсультантПлюс".

Однако ввиду последнего аргумента законодательное установление презумпции согласия на изъятие органов и (или) тканей человека себя оправдывает с позиций обеспечения в том числе публичных интересов. С начала 2018 г. в Нидерландах вступил в силу правовой акт, согласно которому каждый совершеннолетний гражданин является потенциальным донором органов, что было вызвано недостаточностью доноров. Аналогичное предложение в сентябре 2018 г. внес министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан (Jens Spahn), однако оно не получило однозначного одобрения со стороны немецкого общества <21>.
--------------------------------
<21> Позднякова Н., Исмаил Н. Указ. соч.

Внедрение в медицинскую практику технологии 3D-биопринтинга в значительной мере снимает проанализированную проблему конфликта как частных и публичных интересов, так и частных интересов донора и реципиента в контексте посмертного донорства собственно органов и (или) тканей человека. Однако следует признать, что необходимость обеспечения справедливого баланса данных интересов сохранится, ввиду чего правовое регулирование общественных отношений, возникающих по поводу создания и использования биопринтных человеческих органов, должно базироваться на ранее обозначенных принципах, гарантирующих уважение и защиту человеческого достоинства.
Принцип недопустимости коммерциализации человеческого тела взаимообусловлен правовым режимом органов и тканей человека. В научной литературе отсутствует единство мнений по данному вопросу: признанию органов и тканей человека в качестве вещей как объектов гражданских прав противостоят аргументы в пользу нематериальной или особой правовой природы таковых.
Доктринальные подходы к правовому режиму собственно органов и тканей человека могут быть систематизированы следующим образом <22>.
--------------------------------
<22> Представленная систематизация предложена Д.А. Дорогиным. См. подробнее: Дорогин Д.А. Указ. соч. С. 7 - 26.

1. Органы и ткани человека не являются объектами гражданских прав, поскольку образуются вследствие естественных процессов и являются частью организма <23>.
--------------------------------
<23> См., например: Красновский Г.Н., Иванов Д.Н. Актуальные проблемы правового регулирования трансплантации органов и тканей в Российской Федерации // Вестник МГУ. Серия 11. "Право". 1993. N 5. С. 33.

2. Органы и ткани человека есть нематериальные блага, но после отделения от организма человека они теряют свою индивидуально-личностную определенность <24>. Органы и ткани человека являются частью организма, а потому сам факт их существования охватывается правом на здоровье, а в случаях, связанных с жизненно важными органами и тканями, - правом на жизнь; недопустимость любого вмешательства других лиц с целью отчуждения данных биологических объектов есть одна из составляющих права на физическую неприкосновенность <25>.
--------------------------------
<24> См., например: Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации: Дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1994. С. 101.
<25> См.: Дорогин Д.А. Указ. соч. С. 8.

3. Органы и ткани после отделения от организма человека являют собой вещи как объекты гражданских прав <26>. В научной литературе подчеркивается, что решение вопроса об отделении органов или тканей, находящихся в организме человека, осуществляется, однако, в рамках права на физическую неприкосновенность <27>.
--------------------------------
<26> См., например: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб.: Изд. юрид. кн. магазина Н.К. Мартынова, 1897. С. 157; Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление и защита): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 153; Синицын С.А. Исковая защита вещных прав в российском и зарубежном гражданском праве: актуальные проблемы. М.: Инфотропик Медиа, 2015. С. 65 - 66.
<27> См.: Дорогин Д.А. Указ. соч. С. 9.

4. Органы и ткани человека как объекты sui generis. Последователи данного подхода отмечают дуальную природу органов и тканей, которым присущи признаки как нематериальных благ, так и вещей, что позволяет им говорить о существовании "биологической собственности" <28>, "невещных материальных благ" <29> и др.
--------------------------------
<28> См.: Аполинская Н.В. Биологические объекты человека в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2009. С. 7 - 8.
<29> См.: Донцов Д.С. Органы и ткани человека как объекты вещного права в Российской Федерации // Медицинское право. 2009. N 2. С. 43 - 46.

Как видно, второй и третий подходы не исключают, а, скорее, дополняют друг друга, тогда как четвертый подход и вовсе представляет собой попытку их научного объединения. Вместе с тем выявление материальных признаков собственно органов и тканей человека в определенной мере нарушает биоэтические представления, сформировавшиеся в сфере донорства и трансплантации. Вследствие этого создается неоднозначная ситуация, когда при провозглашении принципа недопустимости коммерциализации человеческого тела органы и ткани человека фактически вовлечены в гражданский оборот в целях незаконного извлечения прибыли.
В свою очередь, биопринтным человеческим органам присущи объективные особенности, отличающие их от собственно органов человека. Во-первых, биопринтные человеческие органы создаются искусственно, а созидательный процесс носит целенаправленный и управляемый характер. Во-вторых, они формируются вне организма человека, то есть отсутствует прямая связь такого органа с телом донора клеточного материала. В-третьих, существование непосредственно биопринтного органа не может охватываться правом донора клеток на жизнь, здоровье и физическую неприкосновенность. В-четвертых, в процессе получения клеточного материала и создания биопринтных органов отсутствуют существенные риски, угрожающие жизни и здоровью донора клеточного материала. В-пятых, необходимость наличия добровольного информированного согласия донора затрагивает получение биологического материала, но не самого органа и др. Представляется, что указанные особенности биопринтных человеческих органов снимают этические противоречия в части отнесения их к вещам как объектам гражданских прав (до момента их трансплантации в тело человека) и, как следствие, допущения ограниченной коммерциализации отношений, возникающих по поводу их создания и использования.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что модели правового регулирования общественных отношений, возникающих по поводу изъятия и трансплантации собственно органов и тканей человека, с одной стороны, и по поводу создания и использования биопринтных человеческих органов, с другой стороны, должны строиться на началах единства и дифференциации, что обусловлено наличием общего и специального в их правовой природе.

Библиография

1. Аполинская Н.В. Биологические объекты человека в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2009. 22 с.
2. Богданова Е.Е. Защита интересов граждан при конфликте их личных неимущественных прав // Журнал российского права. 2013. N 12. С. 75 - 86.
3. Готье С.В., Хомяков С.М. Оценка потребности населения в трансплантации органов, донорского ресурса и планирование эффективной сети медицинских организаций (центров трансплантации) // Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2013. N 3. С. 11 - 24.
4. Донцов Д.С. Органы и ткани человека как объекты вещного права в Российской Федерации // Медицинское право. 2009. N 2. С. 43 - 46.
5. Дорогин Д.А. Противоправные деяния, связанные с органами и (или) тканями человека: уголовно-правовое исследование: Монография. М.: Юрлитинформ, 2016. 224 с.
6. Клейменов М.П., Сенокосова Е.К. Угрозы криминологической безопасности системы оказания медицинской помощи и их классификация // Всероссийский криминологический журнал. 2017. Т. 11. N 4. С. 696 - 705.
7. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб.: Изд. юрид. кн. магазина Н.К. Мартынова, 1897. 364 с.
8. Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными, прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации: Дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1994. 435 с.
9. Красновский Г.Н., Иванов Д.Н. Актуальные проблемы правового регулирования трансплантации органов и тканей в Российской Федерации // Вестник МГУ. Серия 11: Право. 1993. N 5. С. 30 - 36.
10. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление и защита): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. 431 с.
11. Малеина М.Н. Формирование понятия "человек" в российском праве // Государство и право. 2017. N 1. С. 16 - 22.
12. Овчинский В.С. Криминология и биотехнологии. М.: Норма, 2005. 191 с.
13. Попова О.В. Исследование этических проблем генетики в отечественной философской традиции (к истории идеи биотехнологического конструирования человека) // Знание. Понимание. Умение. 2017. N 3. С. 20 - 30.
14. Синицын С.А. Исковая защита вещных прав в российском и зарубежном гражданском праве: актуальные проблемы. М.: Инфотропик Медиа, 2015. 340 с.
15. Хмелевская С.А. Регенеративная медицина и проблема бессмертия // Социально-политические науки. 2018. N 3. С. 192 - 193.
16. Черных А.В., Малеев Ю.В., Шевцов А.Н., Волков А.В., Сундеев А.С., Малюков Н.А. Современные направления трансплантологии с использованием высокотехнологичных методик // Вестник экспериментальной и клинической хирургии. 2017. Т. X. N 2. С. 96 - 102.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 350-84-16
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


26 ноября 2020 г.
Проект федерального закона № 1062972-7 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О недрах"

Цель законопроекта - на обеспечение стабильности функционирования государственной системы лицензирования пользования недрами и формирование единообразной правоприменительной практики. Предусматривается установление запрета на восстановление права пользования недрами в случае его прекращения, в том числе досрочного, а также срока пользования участком недр (срока действия лицензии), право пользования которым в установленном порядке прекращено, в том числе досрочно.




18 ноября 2020 г.
Федеральный закон № 1057597-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обращении лекарственных средств"

Законопроектом вносятся изменения, предусматривающие установление механизма ввода в гражданский оборот на территории Российской Федерации лекарственных препаратов для ветеринарного применения их производителями и хозяйствующими субъектами, осуществляющими ввоз в Российскую Федерацию лекарственных препаратов для ветеринарного применения.




11 ноября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1052523-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О некоммерческих организациях"

Цель законопроекта - совершенствование законодательства РФ о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента, и структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций. Законопроектом в частности предусматривается запрет на регистрацию структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций в жилых помещениях, введение дополнительного основания для проведения внеплановой проверки и др.




5 ноября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1049782-7 О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)"

Цель законопроекта - недопущение недобросовестной практики кредитных (некредитных) организаций, которая выражается в необоснованных отказах предоставления гражданам и субъектам МСП кредитных (в том числе ипотечных) каникул. Его принятие обеспечит правовыми гарантиями заемщиков на получение от кредитных (некредитных) организаций информации о причинах отказа в предоставлении кредитных и/или ипотечных каникул (иных случаях изменения условий кредитного договора (договора займа).




20 октября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1040469-7 "О внесении изменений в статью 4 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности"

Законопроект разработан в целях единообразного применения и толкования действующего законодательства Российской Федерации. Его принятие приведет к взаимному соответствию нормативного регулирования порядка прохождения государственной службы сотрудниками ряда государственных органов и правового положения профессиональных союзов.



В центре внимания:


Правовое регулирование мегасайенс-проектов в России (Болтинова О.В., Арзуманова Л.Л.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Субъекты коррупционных правонарушений (Мурашкин И.Ю.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Соотношение понятий "рынок финансовых услуг" и "финансовый рынок": теория и практика вопроса (Татиев А.Р.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности: частноправовые элементы (Алланина Л.М.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Правовые средства реализации национальных целей Российской Федерации (теоретико-правовой аспект) (Пашенцев Д.А., Ситдикова Л.Б.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи