Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Предпринимательские споры. Арбитражный процесс. Третейское разбирательство > Судебная практика как источник гражданского процессуального права и ее влияние на работу судов апелляционной инстанции (Шакирьянов Р.В.)

Судебная практика как источник гражданского процессуального права и ее влияние на работу судов апелляционной инстанции (Шакирьянов Р.В.)

Дата размещения статьи: 13.07.2020

Рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции как с учетом особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ (ст. 327 ГПК), так и без учета этих особенностей по правилам в суде первой инстанции (ч. 5 ст. 330 ГПК). При этом судом апелляционной инстанции реализуются как задачи повторного рассмотрения дела, так и проверка обоснованности, законности судебного постановления нижестоящего суда.
При рассмотрении дела по положениям абз. 2 ч. 1 ст. 327 ГПК в режиме неполной апелляции в работе суда второй инстанции преобладают элементы проверки постановления нижестоящего суда, а при рассмотрении дела по ч. 5 ст. 330 ГПК в режиме полной апелляции - повторного рассмотрения дела.
Само собой разумеется, что эти действия обеспечивают принятие обоснованных решений, однако сам процесс рассмотрения дела занимает значительное время.
Вместе с тем и при работе в условиях апелляции в указанных выше режимах имеются определенные резервы для ускорения судопроизводства, для полной реализации требований процессуальной экономии.
В частности, разрешение спора предполагает как правильное применение нормативно-правовых актов, так и учет, в частности, существующей судебной практики по рассматриваемому делу.
Из изложенного следует, что правильное использование существующей судебной практики само по себе может помочь правильному разрешению споров, экономии процессуальных средств.
Так, судебная практика играет значительную роль в обеспечении единообразного применения судами законов, использование сложившейся судебной практики способствует правильному, своевременному разрешению споров, дальнейшему развитию гражданского процессуального законодательства.
Однако выполнение этих задач возможно лишь при наличии сложившейся, единой судебной практики в гражданском судопроизводстве.
Единство судебной практики судами первой инстанции обеспечивается правильным при разрешении споров применением норм материального и процессуального права, положений соответствующих постановлений ВС РФ.
В Постановлении Президиума ВС РФ от 23 марта 2005 г. N 25-пв04 <1>, принятом по конкретному гражданскому делу, указывается, что под единством судебной практики следует понимать правильное и единообразное применение судами на всей территории Российской Федерации федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 9.

В этом Постановлении Президиума ВС РФ подчеркивается, что нарушением единства судебной практики для Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ может считаться вынесение определений, противоречащих постановлениям Пленума ВС РФ, содержащим разъяснения по вопросам судебной практики; постановлениям Президиума ВС РФ, определениям Судебной коллегии по гражданским делам и Кассационной коллегии ВС РФ по конкретным делам, содержащим толкования норм материального и процессуального права; материалам официально опубликованных ВС РФ обзоров судебной практики и ответов на возникшие у судов вопросы в применении законодательства.
В этой связи С.В. Потапенко указывает, что в упомянутом Постановлении однозначно высказан подход, в соответствии с которым единство судебной практики обеспечивается не только правильным применением материальных и процессуальных законов, но и судебным правотворчеством ВС РФ <1>.
--------------------------------
<1> Потапенко С.В. Судебное нормотворчество и единство судебной практики // ЭЖ-Юрист. 2005. N 50. С. 1.

По мнению В.Ю. Зайцева, нарушение единства судебной практики может иметь место в тех случаях, когда определение соответствующей коллегии принято без учета или вопреки разъяснениям Пленума ВС РФ по тем или иным вопросам судебной практики <1>.
--------------------------------
<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ТК "Велби", 2003. С. 672 (автор комментария - В.Ю. Зайцев).

В.М. Жуйков с учетом содержания указанного выше Постановления Президиума ВС РФ наличие нарушения единства судебной практики ставит в зависимость от действий конкретной судебной инстанции. Так, он указывает, что для Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ нарушением единства судебной практики может считаться вынесение определений, противоречащих: 1) постановлениям Пленума ВС РФ, содержащим разъяснения по вопросам судебной практики; 2) постановлениям Президиума ВС РФ, содержащим толкования норм материального и процессуального права; 3) определениям этих же коллегий, а также Кассационной коллегии ВС РФ, содержащим толкования норм материального и процессуального права; 4) материалам официально опубликованных ВС РФ обзоров судебной практики и ответов на возникшие у судов вопросы в применении законодательства <1>.
--------------------------------
<1> Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова. М.: Городец, 2003. С. 745 - 746 (автор комментария - В.М. Жуйков).

Из этого следует также, что для обеспечения единства судебной практики необходимо не только соблюдение норм материальных и процессуальных законов при рассмотрении дел, но и учет разъяснений, изложенных в обзорных справках судебных коллегий, информационных письмах, письмах-разъяснениях по поводу применения той или иной нормы права, а также соблюдение указаний, содержащихся в постановлениях Пленума ВС РФ. Применительно к судебной системе Российской Федерации позиция ВС РФ действительно имеет решающее значение для сохранения или дальнейшего развития сложившейся судебной практики по отдельным категориям дел, она является обязательной для нижестоящих инстанций, обеспечивает стабильность правоприменения при разрешении отдельных категорий дел <1>, игнорирование этих позиций может привести к пересмотру принятых решений.
--------------------------------
<1> Гук П.А. Судебная практика как форма судебного нормотворчества в правовой системе России: общетеоретический анализ: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2012. С. 13.

Вместе с тем необходимо отметить, что принятие решений без учета данных, имеющихся в обзорных справках судебных коллегий, информационных письмах, письмах-разъяснениях по поводу применения той или иной нормы права не может свидетельствовать о том, что спор разрешен без учета сложившейся судебной практики. Так, изменение существующей судебной практики, в том числе апробация новых подходов с учетом внесенных изменений в правовые нормы, а также формирование новой судебной практики по тем или иным вопросам, вновь возникшим правоотношениям как раз и происходит в этом сегменте судебной практики.
По мнению Л.Ф. Лесницкой, в понятие судебной практики входит деятельность судов по применению законов при разрешении споров, а также опыт и результаты этой деятельности, используемые для надлежащего осуществления правосудия и укрепления законности. Судебная практика ею обоснованно рассматривается как фактор совершенствования законодательства <1>.
--------------------------------
<1> Братусь С.Н. Юридическая природа судебной практики в СССР // Советское государство и право. 1975. N 6. С. 13.

В этой связи процессуалисты предлагают различать судебную практику в широком и узком смысле <1>.
--------------------------------
<1> Гук П.А. Судебная практика как форма судебного нормотворчества в правовой системе России: общетеоретический анализ: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. С. 120.

По их мнению, судебная практика в широком смысле - это судебная деятельность всех судов, входящих в судебную систему, связанная с правоприменением и выработкой общих правил в процессе рассмотрения конкретных дел или обобщения определенной категории дел.
По обоснованному мнению В.В. Яркова, судебной практикой является деятельность судов любого уровня по применению норм процессуального или материального права, объективированная в соответствующих процессуальных актах (определениях, постановлениях, решениях, протоколе судебного заседания) <1>.
--------------------------------
<1> Ярков В.В. Статус судебной практики в России: некоторые вопросы // Тенденция развития гражданского процессуального права России: Сборник научных статей. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2008. С. 55.

С точки зрения Г.А. Василевича, в судебную практику входит также и практика, сформированная на "низовом" уровне районными, городскими, областными судами <1>.
--------------------------------
<1> См.: Василевич Г.А. Источники белорусского права. Минск: Тесей, 2005. С. 127.

С этой позицией трудно не согласиться. На самом деле судебная практика не может обойтись без практики мировых судей, районных судов, без основы всей существующей пирамиды судебной практики. Так, гражданские дела, как правило, рассматриваются судами первой инстанции, и с их деятельностью связано создание судебной практики в широком смысле этого слова.
Руководящие разъяснения Пленума ВС РФ по вопросам применения законодательства по определенной категории гражданских дел составляют судебную практику в узком смысле слова.
Постановления Пленума основываются на опыте разрешения одинаковой категории дел. Так, прежде чем принять постановление по тому или иному вопросу, проводится обобщение с участием областных и приравненных к ним судов по исследуемому в постановлении вопросу, выясняется сложившаяся по данной категории дел практика, а также возникающие при этом вопросы, которые требуют своего разрешения, хотя бывают и исключения. Например, Постановление Пленума ВС РФ от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующего производство в суде апелляционной инстанции" (далее - Постановление Пленума N 13) фактически появилось задолго до того, как была накоплена необходимая практика судов общей юрисдикции для принятия постановления такого уровня. Так, Федеральный закон от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" вступил в законную силу с 1 января 2012 г., а уже в июне того же года было принято указанное выше Постановление об апелляции.
Однако и в данном случае ВС РФ была учтена судебная практика, сложившаяся в апелляционных инстанциях районных судов по проверке решений мировых судей, а также существующая обширная практика апелляционной инстанции арбитражных судов, положения действующего Постановления Пленума ВАС РФ от 28 мая 2009 г. N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" (далее - Постановление Пленума N 36). При этом ВС РФ проводился также необходимый опрос в областных и приравненных к ним судах, уточнялись наиболее сложные в правоприменительной деятельности вопросы, позиции этих судов по вопросам апелляционного производства.
Кроме того, при принятии этого Постановления были широко использованы научные разработки ведущих процессуалистов России по проблемам апелляционного производства.
Так, в упомянутом Постановлении, как и в других постановлениях, общепринятые доктринальные идеи были подняты на уровень правоприменительной практики, чем они в очередной раз оказали неоценимую помощь в непосредственной работе судов, способствовали предотвращению возможных ошибок в понимании и применении гражданских процессуальных норм при рассмотрении дел в апелляционной инстанции.
Устоявшаяся судебная практика оказывает влияние на принятие судами решений, устанавливая при этом определенные правила правоприменения, которым суды различных инстанций следуют при разрешении споров.
Судебная практика в зависимости от сферы своего влияния может быть также региональной, федеральной. Региональная судебная практика существует внутри субъектов РФ, областей, республик, может и не выйти за пределы этих территориальных единиц.
Это связано с тем, что ВС РФ не всегда в состоянии дать разъяснения по всем возникающим в судебной деятельности вопросам, включить эти разъяснения в свои постановления. Более того, часто ВС РФ сам опирается на судебную практику районных, областных и приравненных к ним судов, разъясняет в той или иной форме возникшие при этом вопросы, как правило, лишь при наличии в этом объективной необходимости, существующей правоприменительной базы.
Между тем эти вопросы возникают, существуют, они требуют своего разрешения - этим и занимаются судебные органы, формирующие региональную судебную практику.
Так, вопросы, связанные с использованием орошаемых земель, со льготами для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, возникают, как правило, в судах этих регионов, и судебная практика, сложившаяся в этих районах, разрешает возникшие в этой области вопросы.
Принятие по этой региональной судебной практике постановлений или включение этой сложившейся судебной практики в соответствующие постановления Пленума ВС РФ делает упомянутую судебную практику федеральной.
Так, в свое время в условиях Республики Татарстан оказалось актуальным изучение вопросов, связанных с признанием права собственности за муниципальными образованиями на невостребованные земельные доли граждан. С учетом этого было проведено обобщение по названной категории дел, разработаны рекомендации для судов как первой, так и второй инстанции.
В результате обобщения было установлено, что гражданам, не реализовавшим в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Татарстан свое право на безвозмездное получение земельных долей (ч. 2 ст. 42 Земельного кодекса Республики Татарстан), муниципальными образованиями могут быть предоставлены бесплатно земельные участки, образованные за счет невостребованных земельных долей, находящихся в собственности муниципального образования. Причем эти земли могут быть предоставлены и в пределах муниципальных образований районного уровня. Эти обстоятельства судами учитывались не всегда, суды без проверки наличия свободных земель в конкретных поселениях, реорганизованных предприятиях удовлетворяли иски.
Было установлено также, что разрешение споров о признании права собственности за муниципальными образованиями на невостребованные земельные доли граждан судами первой инстанции практически сводилось лишь к проверке соответствия действующему законодательству землеустроительных мероприятий, проведенных муниципальными образованиями.
Между тем для объективного и правильного рассмотрения дел этой категории правовое значение имеет выяснение вопросов, связанных с владением, пользованием, распоряжением земельными долями, а именно наличие (отсутствие) по делу обстоятельств, свидетельствующих о невостребованности земельных долей, наличие (отсутствие) основания для признания за истцом права собственности на указанный выше земельный участок, а также какими доказательствами эти обстоятельства подтверждаются. Районный суд еще на этой стадии судопроизводства должен проверить проведение муниципальным образованием всех мероприятий, предписанных законом.
Поэтому в материалах дела должны быть данные о проведении муниципальным образованием мероприятий по формированию земельных участков в счет невостребованных земельных долей, расположенных в границах землепользования реорганизованного хозяйства, установлению собственников этих земельных долей, публикации в средствах массовой информации сообщения о невостребованных земельных долях с указанием их собственников, а также должны быть установлены границы земельного участка, подлежащего выделению в счет невостребованных земельных долей, с участием владельцев земельных долей.
Часто районные суды, принимая в свое производство эти неподготовленные по сущности исковые заявления, всю работу по подготовке материалов для рассмотрения дела в суде выполняли сами. Между тем суд на основании ст. 136 ГПК РФ эти материалы должен был оставить без движения и предоставить истцу срок для устранения недостатков <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Шакирьянов Р.В. Принятие исковых заявлений, подготовка дел к рассмотрению по искам о признании права собственности на невостребованные земельные доли за муниципальными образованиями // Российское правосудие. 2009. N 6. С. 23 - 28; Он же. Разрешение вопросов, вынесение решений по делам о признании за муниципальными образованиями права собственности на невостребованные земельные доли // Российское правосудие. 2009. N 11. С. 94 - 100.

В свою очередь, доктрина судебную практику делит на три вида: текущую, прецедентную, руководящую. В этой связи С.С. Алексеев указывал, что юридическая практика - это объективированный опыт индивидуально-правовой деятельности компетентных органов в форме текущей, прецедентной, руководящей деятельности <1>.
--------------------------------
<1> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. В 2 т. М.: Юрид. лит., 1981. Т. 1. С. 340 - 341.

Текущая судебная практика отражается в решениях судов по конкретным делам. Сюда же относятся и обобщения, обзоры судебной практики, ответы на обращения областных и приравненных к ним судов.
Прецедентная судебная практика создается на основе применения законодательства, выраженного в решениях высших судебных органов по конкретным делам. По своему характеру эти решения имеют принципиальный характер, в них дается образец толкования и применения права, указываются пути, способы разрешения подобных споров.
В силу авторитета высших судебных органов прецедентной судебной практике должны следовать остальные суды.
Наконец, руководящая судебная практика выражается в актах центральных судебных органов, в которых данная практика обобщенно, "вторично" формулируется в виде конкретизирующих нормативных предписаний. Здесь опыт применения законодательства не связан непосредственно с отправлением правосудия по конкретному делу <1>.
--------------------------------
<1> Гук П.А. Судебная практика как форма судебного нормотворчества в правовой системе России: общетеоретический анализ: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. С. 120 - 122.

Апелляционная инстанция своей работой по проверке правильности решений судов первой инстанции, принятием по рассматриваемым делам основанных на законе судебных постановлений также обеспечивает единство судебной практики.
Так, суды апелляционной инстанции в своей работе руководствуются судебной практикой, а также контролируют соблюдение судами первой инстанции положений сложившейся судебной практики при разрешении конкретных споров.
Из изложенного следует, что в создании устойчивой судебной практики участвуют все инстанции судебной системы, однако обязательной для судебных инстанций является судебная практика судебных органов, находящихся выше по иерархической лестнице.
Несомненно, сложившаяся судебная практика играет большую роль в работе судов, при этом суды, в частности второй инстанции, при разрешении аналогичных дел экономят время, процессуальные средства для обеспечения дела правовым материалом, доказательствами, в том числе письменными материалами, соответствующими заключениями экспертов. При этом большое значение имеет существующий и постоянно расширяющийся банк судебных решений, откуда могут быть извлечены судебные постановления по аналогичным делам. Наличие этого банка данных, соответствующая методика создания этого банка в деятельности судов имеют большое значение.
Всевозможные пособия, рекомендации, образцы, выпускаемые как судебными органами, так и научными организациями, как раз и основаны на положениях устоявшейся судебной практики. В этом смысле велико значение судебной практики и для доктрины.
Например, при проверке обоснованности решений судов первой инстанции в суде апелляционной инстанции по такой, как указывалось, сложной категории дел, как признание за муниципальными образованиями права собственности на невостребованные земельные доли граждан, необходимо обратить внимание на выяснение следующих вопросов <1>:
во-первых, каким образом складывается судебная практика в конкретном регионе, по Российской Федерации, правовая позиция ВС РФ по данной категории споров, изложенная как при рассмотрении конкретных дел, так и в различных обзорах, письмах;
во-вторых, необходимо обратить внимание и на соответствующие доктринальные положения, изложенные как в научных статьях, так и в комментариях по рассматриваемому вопросу.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Шакирьянов Р.В. Принятие исковых заявлений, подготовка дел к рассмотрению по искам о признании права собственности на невостребованные земельные доли за муниципальными образованиями; Он же. Разрешение вопросов, вынесение решений по делам о признании за муниципальными образованиями права собственности на невостребованные земельные доли.

При этом судебная практика, в зависимости от создаваемого ею уровня, с одной стороны, помогает при разрешении самих споров, а с другой стороны, как необходимый инструментарий (техника, способы, методы и т.д.) объективирования существующей судебной практики способствует устранению имеющихся пробелов в нормативном регулировании тех или иных правоотношений.
В этой связи В.М. Лебедев указывает, что судебная практика представляет собой опыт индивидуально-правовой деятельности судов, складывающийся в результате применения права при решении юридических дел. Он же, указывая на то, что судебная практика в российской правовой системе должна способствовать развитию и совершенствованию права, подчеркивает необходимость стимулирования развития судебной практики в качестве важного дополнительного источника российского права, способного как регулировать общественные отношения, так и быть основой для формирования правовых норм <1>.
--------------------------------
<1> Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. СПб.: Лань, 2001. С. 187.

По мнению А.Т. Боннера, сложившаяся судебная практика как раз и представляет собой некое упорядоченное, усредненное понимание судами тех или иных норм права <1>.
--------------------------------
<1> Боннер А.Т. Судебный прецедент в российской правовой системе / Боннер А.Т. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.: СПбГУ, 2005. С. 430.

Устоявшаяся судебная практика оказывает влияние на принятие судом решений, устанавливая при этом определенные правила правоприменения, которым следуют при разрешении споров суды различных инстанций.
В решениях по конкретным спорам, принятых ВС РФ, разрешается возникший в правоприменительной практике вопрос, и подобные решения как правоположения служат ориентиром для нижестоящих судов. Многие правоположения, выработанные судебной практикой, воспринимаются законодателем и входят в кодексы в качестве конкретных правовых норм.
Впоследствии сложившаяся правовая позиция по конкретному вопросу в той или иной редакции включается в соответствующее постановление Пленума ВС РФ и таким образом выполняет функции судебного прецедента.
Это связано с тем, что применение судебной практики без необходимой корректировки может отрицательно сказаться при осуществлении правосудия, а потому соответствующая судебная практика требует своего "закрепления" на уровне высших судебных инстанций в форме постановлений Пленума.
С учетом изложенного некоторые процессуалисты обоснованно указывают, что ту роль, которую в других правовых системах выполняют судебные прецеденты, в России, а также в некоторых других постсоветских государствах берут на себя руководящие разъяснения, изложенные в форме постановлений пленумов высших судов по вопросам судебной практики <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Корнев А.В. Разъяснения пленумов высших судов по вопросам судебной практики как специфический источник советского права // История государства и права. 2015. N 5. С. 42 - 46; Варламова Н.В. Источник права как единство нормативного юридического текста и надлежащей процедуры позитивации // Российский ежегодник теории права. 2011. N 4 / Под ред. А.В. Полякова. СПб., 2012. С. 122.

В этой связи В.М. Жуйков обоснованно отмечает, что в Российской Федерации источником права является судебная практика, лишь закрепленная в постановлениях Пленума ВС РФ <1>.
--------------------------------
<1> Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М.: Городец, 1997. С. 198.

Изложенное свидетельствует о том, что в российском правовом пространстве судебный прецедент как судебное решение, в котором, по определению А.А. Малиновского <1>, формулировалось бы какое-либо правило, восполняющее пробел действующего законодательства, или содержались бы дефиниция либо толкование юридически значимого термина, не определенного в тексте применяемого закона, не получил своего развития.
--------------------------------
<1> Малиновский А.А. Судебная практика как источник уголовного права (сравнительно-правовые аспекты) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2010. N 3. С. 3.

В.В. Лазарев указывает, что постановления Пленума ВС РФ содержат все признаки нормативного акта. Своим содержанием они имеют правило поведения общего характера, которое обращено отнюдь не к определенному суду, а ко всем судебным инстанциям и к неопределенному кругу лиц, которые будут обращаться в судебные учреждения <1>.
--------------------------------
<1> Лазарев В.В. Избранные труды. Т. 2: Пробелы в законодательстве: установление, преодоление, устранение. М.: Новая юстиция, 2010. С. 339.

С.В. Потапенко, обращая внимание на общепринятую точку зрения о том, что для прецедента характерны три признака в совокупности: индивидуальность, нормативная новизна и обязательность, указывает, что эти признаки присущи лишь судебным постановлениям высших российских судов. Эти судебные постановления отвечают признакам индивидуальности, нормативной новизны, и с учетом инстанционности судебной системы изложенная в них правовая позиция является обязательной для всех судов Российской Федерации <1>.
--------------------------------
<1> Потапенко С.В. Указ. соч. С. 8.

Нормативность судебных постановлений требует их официального опубликования, поэтому судебные постановления, в том числе и носящие прецедентный характер, публикуются в Бюллетене Верховного Суда РФ.
И.В. Воронцова отмечает, что в настоящее время с учетом п. 5 ст. 392 ГПК РФ постановления Пленума и Президиума ВС РФ в той части, в которой дается официальное толкование нормам национального и международного права, являются источниками гражданского процессуального права и должны использоваться судами на практике наряду с традиционными источниками права. В противном случае игнорирование положений, выраженных в постановлениях Пленума и Президиума ВС РФ, должно вести, по ее мнению, к пересмотру дела.
В этой связи И.В. Воронцова указывает, что в качестве нормативного постановления Пленума ВС РФ по вопросам гражданского процесса должно рассматриваться такое постановление Пленума ВС РФ, в котором: а) содержатся разъяснения судам по вопросам применения норм международного права; б) содержатся разъяснения судам по вопросам применения гражданского процессуального законодательства (его норм); в) формулируются определенные правила поведения субъектов правоотношений в сфере гражданского судопроизводства; г) восполняются пробелы гражданского процессуального права <1>.
--------------------------------
<1> Воронцова И.В. Нормы международного права как источник гражданского процессуального права: Дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2015. С. 17.

Вместе с тем не все процессуалисты поддерживают подобную точку зрения. Так, Б.А. Едидин, полагая, что признание судебной практики источником российского права противоречит принципу разделения властей, закрепленному в Конституции РФ, указывает, что законотворчество относится к компетенции законодательных органов государственной власти. По смыслу теории разделения властей при правомерной деятельности задача судебных органов - искать, находить и применять надлежащую правовую норму, а не создавать новое правило поведения помимо и вопреки нормам, воплощенным в Конституции или законах <1>.
--------------------------------
<1> Едидин Б.А. О допустимости судебного правотворчества // Юрист. 2004. N 11. С. 57.

Объективности ради необходимо отметить и то, что широкое применение вновь создаваемой судебной практики после октябрьских событий, "революционное правотворчество", широкое использование "революционного правосознания" при принятии решений также оставили немалый след в исследуемом вопросе. Все это не могло не повлиять на последующее развитие доктрины о судебной практике, на отрицание судебного правотворчества в Российской Федерации.
Однако наиболее распространенным мнением является то, что судебный акт не может быть источником права для принятия решения по аналогичному спору, поскольку суды осуществляют толкование и разъяснение отдельных юридических положений.
И.В. Воронцовой систематизированы основные аргументы противников правотворческого потенциала судебных актов <1>. К таким аргументам она отнесла следующие точки зрения:
1. Признание судебной практики источником российского права противоречит принципу разделения властей, закрепленному в Конституции РФ. По этому поводу является характерной точка зрения Г.Б. Евстигнеевой. Так, она считает, что разделение законодательной и судебной властей предполагает относительную самостоятельность суда по отношению к законодателю и закону. Если суд абсолютно связан с законом, то не может быть и разделения властей: суд-законоприменитель является простым "придатком" законодателя, исполнителем законов в спорных ситуациях. Если же они разделены, то суд не может быть абсолютно связан с законом. По мнению Г.Б. Евстигнеевой, именно в условиях разделения властей самостоятельная и независимая судебная власть осуществляет правотворчество и отдельные виды судебных актов признаются источниками права <2>.
--------------------------------
<1> Воронцова И.В. Постановления Пленума Верховного Суда РФ и их влияние на российское гражданское судопроизводство // Вестник гражданского процесса. 2012. N 4. С. 68 - 99.
<2> Евстигнеева Г.Б. Судебные решения как источник права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 12.

В пользу признания судебной практики источником права, осуществления судом правотворчества в пределах своей компетенции высказывается большое количество ученых <1>.
--------------------------------
<1> См.: Боннер А.Т. Указ. соч. С. 424 - 425; Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. 9-е изд. СПб.: Юр. кн. магазин Н.К. Мартынова, 1914. С. 278 - 280; Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права // Судебная практика как источник права. М.: Изд-во ИГиП РАН, 1997. С. 15; Малюшин А.А. Проблемы судебного правотворчества // Российский судья. 2008. N 1. С. 38; Шульга И.В. Нормотворчество российских судей и теория разделения властей // Научные труды РАЮН. В 3 т. Вып. 8. Т. 1. М.: Юрист, 2008. С. 600 - 602; Гук П.А. Судебный прецедент: теория и практика. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 102 - 103; Он же. Судебный прецедент как источник права: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 129; Воронцова И.В. Нормы международного права как источник гражданского процессуального права: Автореф. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2015. С. 11; Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав и организаций в исполнительном производстве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Казань, 2009. С. 144 - 147.

В этой связи С.С. Алексеев еще в 1994 г. указал, что настала пора изменить видение правосудия, интерпретацию его назначения как одного лишь "применителя права". Опыт других стран, причем не только англо-американской группы, свидетельствует о том, что высокий уровень правового развития достигается в обществе тогда, когда суд опирается на Конституцию, закон, на общепризнанные права человека, также и творит право. Поэтому придание решениям высших судебных инстанций страны функций судебного прецедента представляется делом назревшим, вполне оправданным <1>.
--------------------------------
<1> Алексеев С.С. Теория права. М.: БЕК, 1994. С. 219.

Действительно, анализ современных подходов к теории разделения властей и действия этой теории в Российском государстве позволяет сделать вывод о том, что данный принцип, как и во многих других государствах, закрепивших его в своих конституциях, не имеет абсолютного характера. Таким образом, осуществление судом правотворческой функции в установленных пределах не только не подрывает основы конституционного строя, но и в некоторой степени стабилизирует действие теории разделения властей.
Группа ученых признает фактическое использование судебного прецедента в правоприменительной деятельности, его эффективность, а также положительные последствия этой деятельности с учетом того, в связи с какими причинами используется (восполнение пробелов в законодательстве) судебный прецедент. Вместе с тем они (например, Д.Я. Малешин) указывают, что официальное признание судебного прецедента в качестве источника права может негативно сказаться на уровне законотворчества, а наделение дополнительного органа законодательными полномочиями может негативно отражаться на качестве правового регулирования <1>.
--------------------------------
<1> Малешин Д.Я. Особенности российского типа гражданского процесса // Труды юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Кн. 9. М.: Правоведение, 2008. С. 122.

И.С. Шиткина, также констатируя сложившиеся реалии, указывает на необходимость признания судебной практики в форме выражаемых высшими судебными инстанциями правовых позиций в качестве источника российского права <1>.
--------------------------------
<1> Шиткина И.С. О признании судебной практики источником российского права // Хозяйство и право. 2013. N 4. С. 77.

Учитывая изложенные выше опасения Д.Я. Малешина, она отмечает, что это обстоятельство требует от российской судебной системы повышения качества правоприменительной, а в необходимых случаях правотворческой деятельности, что определяется несколькими важными составляющими: высоким уровнем квалификации, ответственности и независимости российских судей.
2. Другая группа процессуалистов - противники признания судебной практики источником права - указывает, что российская правовая система продолжает оставаться в рамках континентальной (романо-германской) правовой семьи, где в силу типологических особенностей последней отсутствует судебное правотворчество как источник права.
Бесспорно, что российская правовая система продолжает оставаться в рамках континентальной (романо-германской) правовой семьи, однако является общепризнанным сближение англосаксонской и романо-германской систем права <1>.
--------------------------------
<1> Сауляк О.П. Правотворческий потенциал судебных актов // Администратор суда. 2009. N 3. С. 23.

Кроме того, в ряде государств с романо-германской системой права, например во Франции, в Испании, судебная практика занимает самостоятельное место среди источников права <1>.
--------------------------------
<1> Марченко М.Н. Правовые системы современного мира. М.: Зерцало-М, 2009. С. 126.

Судебная практика характерна в качестве источника права и для некоторых стран СНГ. Так, постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь признаны нормативными правовыми актами, а значит, и источниками права. По Конституции Республики Казахстан нормативные постановления Пленума Верховного суда относятся к действующему праву в Республике Казахстан, т.е. также признаются источником права.
3. Суд не создает абсолютно новых юридических норм, поэтому судебная практика во всех ее проявлениях представляет собой не правотворческую, а лишь правоприменительную (и соответствующую правотолковательную) деятельность. Суд не законодательствует и не управляет, а лишь применяет право.
Этот аргумент противников признания судебной практики в качестве источника российского права основан на отрицании правотворческой функции судов. Однако этот аргумент также не носит категорического характера, поскольку имеются примеры, подтверждающие обратное.
Ряд авторитетных российских ученых признают за судами правотворческие функции и высказываются за признание судебной практики источником права <1>.
--------------------------------
<1> Анишина В.И. Постановления Пленумов высших судов Российской Федерации: правовая природа, место и роль в правовой системе // Российский судья. 2008. N 5. С. 7; Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.: Проспект, 2011. С. 418; Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. М.: Изд-во ИГиП РАН, 1996. С. 15 - 16.

Непризнание за судами правотворчества может привести к тому, что суды должны будут осуществлять правосудие на основе несовершенного, некорректного, имеющего пробелы, неясно сформулированного закона.
В.И. Анишина, отмечая, что при судейском нормотворчестве хотя и может быть нарушен основополагающий принцип российской государственности - разделение властей, присвоение судом полномочий законодателя, указывает, что при принятии судом решений, которые становятся общеобязательными для различных субъектов права, нет никакого противоречия с указанным принципом, поскольку основная функция законодательства - нормотворчество - не передается суду и не блокируется решением суда. Законодатель вправе сам по собственной инициативе в любой момент принять нормы, регламентирующие спорные отношения, и он не связан судебным решением <1>.
--------------------------------
<1> Анишина В.И. Указ. соч. С. 7.

4. Признание судебной практики источником права, по мнению противников такой точки зрения, создает некоторую неопределенность, которая возникает в правовой жизни в результате правотворчества судей <1>.
--------------------------------
<1> См.: Сауляк О.П. Указ. соч. С. 22 - 24.

Сюда можно добавить и следующий довод процессуалистов - противников судебного правотворчества: они указывают, что судебный прецедент не может быть источником российского права, поскольку законодательство не устанавливает обратное <1>. Коль скоро законодательство не наделяет суды таким правом, суды не вправе в принципе заниматься правотворчеством. В этой связи Д.Я. Малешин резонно замечает, что в России нет ни одной нормы, которая разрешала или запрещала бы рассматривать судебный прецедент в качестве источника права <2>.
--------------------------------
<1> Канашевский В.А. Прецедентная практика Европейского суда по правам человека как регулятор гражданских отношений в Российской Федерации // Журнал российского права. 2003. N 4. С. 125.
<2> Малешин Д.Я. Особенности российского типа гражданского процесса. С. 113.

Представляется, что и этот аргумент является спорным. Признание судебной практики источником права не может создать неопределенность. Так, инициатива по правотворчеству исходит лишь от ВС РФ, которому данное полномочие принадлежит в пределах его компетенции. Для того чтобы ВС РФ мог еще более активно способствовать укреплению законности и единообразию в толковании и применении норм права, требуются некоторое реформирование, расширение полномочий этого высшего судебного органа Российской Федерации, более четкое законодательное закрепление его функций. В этой связи Т.Н. Нешатаева указывает, что судьи занимаются нормотворчеством для того, чтобы право стало четким, определенным, последовательным, единообразным и эффективным <3>.
--------------------------------
<3> Нешатаева Т.Н. Судебное нормотворчество и развитие права // Конституционные ценности в теории и судебной практике: Сборник докладов. М.: Изд-во Ин-та права и публичной политики, 2009. С. 98.

Таким образом, с учетом всех аргументов следует сделать вывод о том, что положения, содержащиеся в постановлениях Пленума ВС РФ, являются источником права.
По мнению Л.Ф. Лесницкой, нормы гражданского процессуального права реализуются при осуществлении правосудия по гражданским делам, позволяя судебным органам выявить полезность, полноту, четкость и точность формулировок действующего законодательства. Поэтому совершенно естественно, что судебная практика имеет первостепенное значение как для единообразного и правильного применения существующих норм гражданского процессуального права, так и для дальнейшего развития гражданского процессуального законодательства <1>.
--------------------------------
<1> См.: Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. М.: Юрид. лит., 1975. С. 286 (автор главы - Л.Ф. Лесницкая).

Проблема совершенствования законодательства всегда актуальна для правовой науки и практики. В связи с этим при применении действующего законодательства в деятельности правоприменительных органов встречаются ситуации, которые не находят своего прямого урегулирования в законе, ином нормативном акте, или, говоря иначе, суд в своей практике сталкивается с наличием пробела. И, как следствие этого, суды вынуждены заниматься "правовосполнительной" деятельностью <1>.
--------------------------------
<1> Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М.: НОРМА, 2002. С. 86.

О том, что постановления Пленума ВС РФ содержат правовые нормы, свидетельствует и их содержание. Например, после вступления в законную силу правовых норм о производстве суда апелляционной инстанции в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" остался открытым вопрос о порядке рассмотрения апелляционных жалобы, представления, поступивших в суд апелляционной инстанции после рассмотрения судом второй инстанции других апелляционных жалоб.
Раньше этот вопрос разрешался на основании положений ст. 370 ГПК РФ о порядке рассмотрения кассационных жалобы, представления, поступивших в суд кассационной инстанции после рассмотрения дела.
С учетом отсутствия в действующем Кодексе аналогичных норм ВС РФ в Постановление Пленума N 13 были внесены соответствующие нормы.
В п. 42 этого Постановления указывается на то, что в случае, когда суд апелляционной инстанции рассматривал дело с учетом особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ, и после вынесения апелляционного определения поступили апелляционные жалоба, представление от других лиц, которым был восстановлен пропущенный срок апелляционного обжалования, суд апелляционной инстанции принимает такие жалобу, представление к своему производству и рассматривает их в порядке, предусмотренном гл. 39 ГПК. Если при рассмотрении вновь поступивших апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции придет к выводу о незаконности и необоснованности судебного постановления суда первой инстанции, то оно отменяется вместе с ранее вынесенным апелляционным определением и принимается новое апелляционное определение.
Фактически в этом пункте Постановления Пленума N 13 содержится правовая норма, которая в этом качестве и применяется судами при рассмотрении аналогичных жалоб.
А.Т. Боннер, исследовав структуру постановлений высшего судебного органа страны, пришел к выводу о том, что соответствующие части (пункты) постановления Пленума ВС РФ по его содержанию следует разделить на пять групп <1>.
--------------------------------
<1> Боннер А.Т. Указ. соч. С. 424.

В первую группу он включил цитирования, разъяснения, а во вторую группу - рекомендации судам, содержащиеся в постановлениях.
К третьей группе он относил части постановления, в которых высшие судебные органы дают толкование действующего законодательства.
В четвертой группе находятся те пункты постановлений Пленума ВС РФ, в которых преодолеваются пробелы в действующем законодательстве на основе аналогии закона или права. Эти указания о необходимости применения аналогии хотя и расширяют сферу действия существующих норм, однако не создают новых норм права, а образуют обязательный правовой регламент, с помощью которого суды преодолевают пробелы в праве.
К пятой группе, по мнению А.Т. Боннера, следует отнести сформулированные в постановлениях положения, которых ранее не было в действующем законодательстве. В силу устарелости и несовершенства действующего законодательства Пленум часто вынужден формулировать разъяснения, которые по своему содержанию выходят далеко за рамки толкования законодательства. В этих пунктах постановления по существу вводятся новые правила либо серьезно изменяются (дополняются) существующие, и эти разъяснения обязательны для судебных органов, а потому здесь вряд ли можно говорить только о толковании законодательства, их трудно отнести к подзаконным либо "поднормативным" актам. Они обязательны для нижестоящих судов, подобные акты должны быть признаны одним из способов преодоления пробелов в праве. Их противоречивая природа может быть охарактеризована в качестве суррогата нормативного акта.
С учетом изложенного процессуалисты указывают, что из руководящих постановлений ВС РФ следует брать не весь материал, поскольку далеко не весь он является нормативным. В целях формирования соответствующей правовой доктрины следует вычленять такие правила, которых нет в текстах законов <1>. По нашему мнению, именно эта часть постановления Пленума, содержащая в себе правовую норму, являющаяся обязательной для применения судами, должна считаться судебным прецедентом, правовой нормой и, как это принято назвать в прецедентном праве (англосаксонская система права), ratio decidendi <2>.
--------------------------------
<1> Чашин А.Н. Судебная доктрина как источник медицинского права в России // Медицинское право. 2016. N 4. С. 7 - 10.
<2> Загайнова С.К. Указ. соч. С. 54.

В этом смысле многие пункты Постановлений Пленума N 36 и N 13 по апелляционному производству следует отнести к пятому пункту указанной выше классификации (сформулированные в постановлениях положения, которых ранее не было в действующем законодательстве). Это разрешение вопросов, связанных с принятием жалоб, подготовкой дел на рассмотрение, а также порядком разрешения споров по правилам рассмотрения дел судами первой инстанции после перехода.
Некоторые ученые постановления Пленума ВС РФ рассматривают как рекомендательные указания, поскольку иное толкование, по их мнению, вступило бы в противоречие с положениями ст. 120 Конституции РФ о независимости судей и подчинении их только Конституции и закону <1>, а другие указывают и на то, что судебная практика имеет большое значение в совершенствовании источников гражданского процессуального права и должна учитываться законодателем при разработке его норм <2>.
--------------------------------
<1> См., например: Таран А.С. Международно-правовые нормы и судебная практика как источники уголовно-процессуального права России: Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2000. С. 117.
<2> Ткачева Н.Н. К вопросу об отнесении судебной практики по гражданским делам к источникам гражданского процессуального прав // Современное право. 2013. N 10. С. 88.

Анализируя специфические особенности деятельности ВС РФ в исследуемой нами области, П.А. Гук отмечает, что основными целями такой деятельности становятся выработка наиболее точных рекомендаций для единообразного применения действующего законодательства судами общей юрисдикции и правоохранительными органами, выработка определенной процессуальной процедуры, восполнение и преодоление пробела в законе, толкование и разъяснение нормативного акта, применяемого судами <1>.
--------------------------------
<1> Гук П.А. Судебный прецедент: теория и практика. С. 102 - 103.

Так, по мнению В.В. Лазарева, пробелом в праве является полное отсутствие необходимых норм или их неполнота <1>. О пробеле в праве можно говорить в тех случаях, когда отсутствует норма права в отношении вопросов, находящихся в сфере нормативно-правового регулирования, или, иначе, когда отношения, подлежащие по своей природе правовому регулированию, действующими нормами права не охвачены. Пробелов в праве нет, когда определенный круг общественных отношений вообще не нуждается в правовом регулировании <2>.
--------------------------------
<1> Лазарев В.В. Указ. соч. С. 44.
<2> См.: Фархтдинов Я.Ф. Источники гражданского процессуального права. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1986. С. 144.

По определению Д.А. Туманова, пробел, в свою очередь, в гражданском процессуальном праве можно определить как отсутствие в гражданском процессуальном законодательстве правовой нормы либо ее неудачное законодательное изложение, которое приводит к неурегулированности случаев, объективно находящихся в сфере осуществления правосудия по гражданским делам, имеющим для его осуществления важное значение и процессуальную природу <1>.
--------------------------------
<1> См.: Туманов Д.А. Пробелы в гражданском процессуальном праве. М.: НОРМА, 2008. С. 30.

Современная правоприменительная действительность свидетельствует о том, что компетентные нормотворческие органы не всегда справляются с восполнением пробелов ГПК РФ путем издания нового нормативного правового акта либо дополнения существующего. Верховный Суд РФ в своих постановлениях намного оперативнее реагирует на возникающие проблемы по применению законодательства, а также по решению других возникших в правоприменительной деятельности вопросов судебной практики. Кроме того, после внесения очередных дополнений в ГПК РФ в связи с тем, что принятие новых правовых норм зачастую вызывает определенные трудности, осуществляются меры по принятию нового постановления Пленума ВС РФ с целью уяснения действия и применения соответствующих норм ГПК РФ. Как уже было отмечено, зачастую ВС РФ в своих постановлениях предусматривает, создает новые правовые нормы.
В науке высказываются противоречивые мнения по этому вопросу.
А.С. Пиголкин считает, что если на основе обобщения судебной практики суд приходит к выводу о необходимости дополнить закон, создать новые нормы права, то он не может сам восполнить обнаруженный пробел в законодательстве, а должен в данном случае выступить с соответствующей законодательной инициативой, чтобы восполнение пробела было произведено в установленном порядке актом правотворчества <1>.
--------------------------------
<1> См.: Пиголкин А.С. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М.: Городец, 2003 (СПС "КонсультантПлюс").

В.В. Лазарев высказывает иную точку зрения. По его мнению, как фактически, так и юридически отдельные положения постановлений высших судебных инстанций хотя и временно, но восполняют пробелы права. Деятельность судов по восполнению пробелов в праве обусловлена самим фактом существования пробелов в законе и тем, что процедура принятия нормативных актов требует известного времени. Наконец, отдельные нормотворческие органы еще недостаточно оперативны в издании соответствующих актов. Высшим судебным инстанциям остается одно из двух: или оставить решение неурегулированных случаев на усмотрение нижестоящих судов, или выработать для них нормативное указание <1>.
--------------------------------
<1> См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2005. С. 270 (автор главы - В.В. Лазарев).

Сказанное выше рельефно отражается на практике судов апелляционной инстанции.
Так, особенностью апелляционного производства является и то, что правовые нормы об апелляционном судопроизводстве находятся под существенным и непрерывным влиянием судебной правотворческой, правоприменительной практики, которая постоянно создает, корректирует, уточняет как действующие правовые нормы, так и саму складывающуюся судебную практику.
На эту особенность российского гражданского процесса обращает внимание и Д.Я. Малешин. Он, указывая на то, что преимуществом российских процессуальных институтов является их апробированность на практике, предлагает использовать их потенциал <1>.
--------------------------------
<1> Малешин Д.Я. Гражданская процессуальная система России. М.: Статут, 2011. С. 405.

Это обстоятельство связано и с тем, что нормы апелляционного производства, содержащиеся в соответствующих кодексах, объективно не в состоянии дать ответы на постоянно возникающие на практике вопросы, они разрешаются судебной практикой.
Так, многие вопросы, возникающие в правоприменительной практике судей арбитражных судов, были разрешены в Постановлении Пленума N 36, а, в свою очередь, в судах общей юрисдикции - в Постановлении Пленума N 13.
В этих Постановлениях путем системного толкования норм Конституции РФ, ГПК РФ и АПК РФ были даны ответы на многие возникающие в правоприменительной работе судов вопросы.
Апелляционная инстанция является тем звеном, где устраняются все шероховатости принятого Пленумом постановления, нивелируются внутренние противоречия сложившейся судебной практики и принятых положений постановления Пленума. Практика апелляционной инстанции становится и новым плацдармом для апробирования новых положений Пленума. В этом смысле Пленум, имея в виду наличие правовой площадки применения положений, содержащихся в постановлении Пленума, в лице судов более оперативно реагирует и на практику применения внесенных Пленумом изменений в законодательстве.
В случаях, когда судом первой инстанции дела рассмотрены с нарушением основополагающих принципов правосудия, суд второй инстанции на основании ч. 4, 5 ст. 330 ГПК, ч. 4 ст. 271 АПК переходит на рассмотрение дела по правилам производства в суде первой инстанции.
В подтверждение наших выводов о влиянии судебной практики на правоприменительную, правотворческую деятельность в судебной практике существует тенденция, ведущая к расширению оснований для этого перехода, доктрина поддерживает эту тенденцию, способствует ей.
В абз. 2 п. 27 Постановления Пленума N 36 указывается на то, что если судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы в порядке апелляционного производства будет установлено, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции лицо заявляло ходатайство в соответствии со ст. 49 АПК РФ об изменении предмета или основания иска, увеличении или уменьшении исковых требований и суд неправомерно отказал в удовлетворении такого ходатайства или рассмотрел заявление без учета заявленных изменений либо по какому-то другому требованию лица, участвующего в деле, не принял решения и утрачена возможность принятия дополнительного решения, то суд апелляционной инстанции, исходя из положений ч. 1 ст. 268 АПК о повторном рассмотрении дела, в силу ч. 5 ст. 270 Кодекса переходит к рассмотрению дела по правилам, установленным Кодексом для рассмотрения дела в суде первой инстанции, в рамках которого рассматривает не рассмотренные ранее требования, принимает измененные предмет или основание иска, увеличенные (уменьшенные) требования.
Таким же образом на основании п. 28 упомянутого Постановления поступает суд второй инстанции, если при рассмотрении апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции, в котором содержатся выводы в отношении части требований, рассмотренных по существу, а другие требования оставлены без рассмотрения или по ним прекращено производство, суд апелляционной инстанции установит, что имеются основания для отмены судебного акта в части оставления заявления без рассмотрения (прекращения производства).
Суды апелляционной инстанции в своей работе широко используют эти выработанные на основании судебной практики положения Постановления Пленума N 36 и во всех указанных в Постановлении случаях переходят на рассмотрение арбитражных дел по правилам производства в суде первой инстанции.
Представляется, что в постановлениях Пленума должны быть предусмотрены и положения, на основании которых и в случаях неправильного рассмотрения судами вопросов о принятии встречного иска, неправильного отказа в его принятии суды второй инстанции могли бы переходить на рассмотрение дела по правилам производства в суде первой инстанции.
В судебной практике много примеров, когда необоснованный отказ в принятии встречного иска приводит к принятию неправильного решения и вышестоящим судом решение суда первой инстанции отменяется из-за неправильного разрешения вопроса о принятии встречного иска. Например, иск матери ребенка о взыскании алиментов на содержание ребенка и встречный иск отца ребенка о признании неправильной записи его отцом ребенка в органах ЗАГСа как имеющие между собой тесную связь подлежат совместному рассмотрению в суде; раздельное рассмотрение этих требований в случае удовлетворения исков приводит к вынесению противоречащих друг другу решений. Изложенное может свидетельствовать и о принятии судом решения по неисследованным обстоятельствам дела. Так, при рассмотрении дела о взыскании алиментов при изложенных выше обстоятельствах ответчик, которому отказано в принятии встречного иска, как правило, возражает против иска, оспаривает свое отцовство; несмотря на это, дела судами часто рассматриваются, принимаются неправильные решения об удовлетворении иска о взыскании алиментов.
Предоставление лицам, участвующим в деле, права обжалования определений, принятых по вопросам принятия встречного иска, также смягчило бы существующие проблемы в этой области.
Судебная практика последовательно и существенно влияет и на саму правоприменительную практику судов второй инстанции.
Гражданский процессуальный кодекс РФ, АПК РФ не содержат норм, посвященных возвращению дел на новое рассмотрение в суд первой инстанции, - такие основания предусмотрены лишь в названных выше Постановлениях о работе судов апелляционных инстанций.
Так, в этих Постановлениях указывается, что в случаях рассмотрения дел судами первой инстанции с нарушением правил подсудности суды апелляционной инстанции после отмены этих решений для обеспечения предусмотренного Конституцией РФ (ч. 1 ст. 47) права граждан на рассмотрение их дел в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, должны направлять эти дела на новое рассмотрение в суды первой инстанции.
Вместе с тем следует учесть, что в последние годы со стороны как законодателя, так и доктрины наблюдается тенденция, ведущая к смягчению режима подсудности, уходу от излишней фетишизации этого вопроса.
Так, если при рассмотрении дела в суде первой инстанции с нарушением правил подсудности стороны согласились на рассмотрение дела этим судом, признается, что нарушения правил подсудности нет, поскольку между сторонами по делу имеет место соглашение об изменении правил подсудности.
В Постановлении Пленума N 13 указывается также на то, что в случае отмены судом апелляционной инстанции решения суда, принятого в предварительном судебном заседании по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд, дело для рассмотрения по существу заявленных требований также возвращается в суд первой инстанции.
Вместе с тем судебная практика впоследствии расширила пределы действия этих положений Постановления. В настоящее время указанные положения судебная практика стала распространять на все решения, в том числе и на решения, принятые по мотиву пропуска срока в развернутых судебных заседаниях при рассмотрении дел по существу. И в таких случаях дела после отмены решений стали направляться в суд первой инстанции.
Это связано и с тем, что модель направления дел на новое рассмотрение по принятым на предварительном судебном заседании решениям, после их отмены, была создана лишь на основании Постановления Пленума N 13, т.е. на основании сформировавшейся судебной практики апелляционного производства.
Конечно, в данном случае судебная практика могла идти по другому пути. В случае когда решение по делу принято по мотиву пропуска срока, можно было после отмены решения перейти на рассмотрение дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей апелляционного производства.
Однако основания перехода регламентированы конкретно в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, и поэтому судебная практика признала невозможным без воли законодателя добавить к ним другие основания.
Как указывалось, основания возвращения дел на новое рассмотрение законодателем вообще не предусмотрены и поэтому судебная практика в некоторых случаях сочла возможным возвращение дел на новое рассмотрение.
Однако в настоящее время судебной практикой фактически без воли законодателя и соблюдения правил судебного прецедента (указание на эти основания в соответствующих постановлениях Пленума) расширяются основания возвращения дел на новое рассмотрение, что, в свою очередь, может привести к сужению предусмотренных законом оснований для перехода на рассмотрение дела по правилам суда первой инстанции.
В свою очередь, эта тенденция может привести к нарушению правовой модели, характерной для классической апелляции, созданной доктриной, судебной практикой и принятой законодателем для рассмотрения дел апелляционной инстанцией в установленные сроки для защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.
Указанными выше действиями нарушается и правило эвокации, суть которого состоит в том, что из-за допущенных судом первой инстанции грубых нарушений норм процессуального права производство в суде первой инстанции признается недействительным и суд второй инстанции, принимая на себя полномочия суда первой инстанции, рассматривает дело по существу <1>.
--------------------------------
<1> Головко Л.В. Новеллы УПК РФ (Закон от 29 декабря 2010 г.): прогресс или институциональный хаос? // Апелляция, кассация, надзор: новеллы ГПК РФ, УПК РФ. Первые результаты применения: Монография. В 2 ч. Ч. 1 / Под общ. ред. Н.А. Колоколова. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 428; Проблемы развития процессуального права России: Монография / Под ред. В.М. Жуйкова. М.: НОРМА; Инфра-М, 2016. С. 60 (СПС "КонсультантПлюс") (автор п. 6 гл. 1 - А.М. Панокин).

Исходной точкой стало принятое Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ Определение от 3 марта 2015 г. по делу по иску Щербинина В.Н. к Кулагину А.А. о взыскании оплаты по договору купли-продажи. Судебной коллегией по результатам рассмотрения кассационной жалобы Кулагина А.А. были отменены все состоявшиеся по делу судебные постановления и дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При этом судом первой инстанции В.Н. Щербинину в иске было отказано по мотиву пропуска исковой давности. Суд апелляционной инстанции, отменив решение, принял решение об удовлетворении иска.
В Определении кассационной инстанции указывается на то, что судом апелляционной инстанции нарушен принцип повторности апелляционного рассмотрения дела, установленный ст. 327 ГПК РФ, с теми исключениями, которые предусмотрены гл. 39 ГПК.
Необходимо отметить, что принятие решений по мотиву пропуска срока исковой давности как на предварительном судебном заседании, так и в самом судебном заседании роднит то, что в обоих случаях судами решения по делу принимаются без исследования и установления фактических обстоятельств дела, имеющих значение для правильного разрешения спора.
Однако региональная судебная практика на этом не остановилась, и в настоящее время наблюдается тенденция, ведущая к расширению оснований для возвращения дел на новое рассмотрение. Так, некоторые суды второй инстанции и в случае принятия судом первой инстанции решения об удовлетворении заявленных истцом требований в связи с признанием ответчиком иска (ст. 173 ГПК), если в мотивировочной части решения указано только на данное обстоятельство, после отмен решений также стали направлять дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Так, Определением судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 20 октября 2014 г. отменено решение Центрального районного суда г. Тюмени от 17 июня 2014 г. и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции <1>. При этом судом второй инстанции установлено, что, принимая признание иска и удовлетворяя исковые требования Б.С. к К.С. об обязании заключить основной договор купли-продажи квартиры, суд первой инстанции не учел положения ч. 2 ст. 39 ГПК РФ об основаниях принятия судом признания иска. Так, спорная квартира вошла в состав наследственного имущества, открывшегося после смерти К.А.Ф., в связи с чем решение суда может затрагивать права и законные интересы наследников умершего, круг которых подлежит установлению.
--------------------------------
<1> Апелляционное определение Тюменского областного суда от 20 октября 2014 г. по делу N 33-5405/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

Учитывая, что суд первой инстанции разрешил дело лишь на основании признания ответчиком иска без исследования и установления фактических обстоятельств дела, судебная коллегия после отмены решения суда пришла к выводу о необходимости направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Сторонники подобного разрешения споров исходят из следующего: в таких случаях в мотивировочной части решения суда указывается только на признание иска и принятие его судом и не приводятся иные логико-юридические элементы содержания, так же как и в ситуации, упомянутой в п. 38 Постановления Пленума N 13, допускающей направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции при необоснованном применении судом срока исковой давности или срока обращения в суд. При изложенных обстоятельствах решение суда об удовлетворении заявленных истцом требований в связи с принятием признания иска также принимается без исследования и установления фактических обстоятельств дела <1>.
--------------------------------
<1> Якушев П.А. Исключительные основания для направления судом апелляционной инстанции дела на новое рассмотрение: общие критерии в условиях действующего правового регулирования // Российский судья. 2015. N 11. С. 5 - 8.

По их мнению, суды апелляционной инстанции должны иметь полномочия по направлению дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции как при необоснованном применении судом срока исковой давности или срока обращения в суд, так и при необоснованном принятии признания иска, поскольку в обоих случаях решения принимаются без исследования и установления фактических обстоятельств дела, имеющих значение для правильного разрешения спора.
В этих случаях суд апелляционной инстанции не имеет возможности осуществить повторное рассмотрение дела, как этого требует абз. 2 ч. 1 ст. 327 ГПК РФ, в связи с чем дело подлежит возвращению в суд первой инстанции.
Из изложенного следует, что в случае нереагирования федеральной судебной практики на запросы самой судебной практики образовавшийся вакуум заполняется региональной судебной практикой, в которой заинтересованные лица стараются найти ответы на возникшие вопросы.
Сказанное подтверждается и тем, что в последнее время суды стали использовать и обзоры судебной практики высших судов, приравнивая содержащиеся в них положения к положениям, отраженным в постановлениях Пленума. Так, например, в Определении N 308-ЭС17-18062 ВС РФ при разрешении вопроса о сроке исковой давности применительно к искам лиц, не владеющих землей и считающих себя собственниками, о виндикации земельного участка, занятого чужими объектами недвижимости, делается ссылка и на обзор судебной практики. При этом, в частности, указывается на то, что этот вопрос был разрешен и в Обзоре судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, утв. Постановлением ВАС РФ 9 декабря 2010 г. N 143.
Из этих же позиций исходят и представители организаций, учреждений. Так, они указывают, что, в частности, и Министерство финансов РФ, и ФНС России фактически признают письма, постановления и решения ВС РФ источниками налогового права <1>. Так, в письме Минфина России от 7 ноября 2013 г. N 03-01-13/01/47571 разъяснено, что в случае, когда письменные разъяснения Минфина России (рекомендации, разъяснения ФНС России) по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах не согласуются с решениями, постановлениями, информационными письмами ВАС РФ, а также с решениями, постановлениями, письмами ВС РФ, налоговые органы начиная со дня размещения в полном объеме указанных актов и писем судов на их официальных сайтах в сети Интернет либо со дня их официального опубликования в установленном порядке при реализации своих полномочий руководствуются указанными актами и письмами судов. Учитывая, что в соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, фактически Минфином России правовые позиции ВС РФ возводятся в категорию источника права.
--------------------------------
<1> См.: Куликова М.М. Правовые позиции судов как источник налогового права России: от формально-юридического отрицания к фактическому признанию и применению // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. N 11. С. 12 - 15.

Между тем в Российской Федерации как источник права может быть признана судебная практика, лишь нашедшая свое отражение в соответствующих постановлениях Пленума ВС РФ.
В этой связи характерным является следующий пример: Постановлением Пленума ВС РФ от 3 октября 2017 г. N 30 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" предусматривалось внесение изменений в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ об основаниях для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу (по вновь открывшимся или новым обстоятельствам). При этом как основание подачи заявления о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам предусматривалось изменение судебной практики, отраженной, в частности, в обзоре судебной практики ВС РФ, опубликованном на официальном сайте ВС РФ в сети Интернет.
Однако впоследствии при обсуждении проекта ВС РФ от изменения судебной практики, отраженной в обзоре судебной практики ВС РФ, как основания для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам отказался.
Представляется, что при этом ВС РФ учел и правовую позицию КС РФ, изложенную в Постановлении от 17 октября 2017 г. N 24-П "По делу о проверке конституционности пункта 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.А. Абрамова, В.А. Ветлугаева и других".
Конституционный Суд РФ в данном Постановлении указал, что в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ в качестве нового обстоятельства, в связи с которым могут быть пересмотрены судебные постановления, вступившие в законную силу, может быть признано изменение практики применения правовой нормы, зафиксированное в постановлении Пленума ВС РФ или в постановлении Президиума ВС РФ.
Включение в обзор того или иного судебного акта, вынесенного судебной коллегией ВС РФ, не изменяет свойств судебных актов, вынесенных судебными коллегиями ВС РФ по конкретным делам, так как рассмотрения самого дела в процедуре, предусмотренной процессуальным законом, не происходит.
Признание судебной практики, сформировавшейся на региональном уровне, как прецедентной, полагаем, не соответствует российской правовой системе, может вызвать определенные юридические последствия.
Представляется, что не случайно КС РФ в своем Постановлении от 17 октября 2017 г. N 24-П рассмотрел этот вопрос. В названном Постановлении Суд указал, что состав участников Пленума ВС РФ (весь состав ВС РФ), законодательная регламентация этой деятельности (ст. 126 Конституции РФ, ст. 5, 7 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации"), процедура рассмотрения поставленных вопросов, обеспечение непротиворечивых подходов в толковании действующего законодательства, окончательность этих постановлений, которые отражают правовую позицию ВС РФ в целом, выделяют постановления Пленума ВС РФ из ряда других судебных актов и делают их важным процессуальным документом в формировании единообразной правоприменительной практики.
Созданный на основании Федерального закона от 22 декабря 2008 г. N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" банк данных судебных решений, их наличие в открытом доступе на сайте судов требуют особого подхода и ВС РФ к возникшему вопросу и вызывают необходимость контролирования этого вопроса.
Игнорирование этого правила может привести к тому, что региональная судебная практика может стать определяющей практику судов Российской Федерации по тем или иным непростым вопросам.
Из изложенного следует также необходимость исследования ВС РФ проблем судебной практики как источника права, разработки и утверждения правил их применения соответствующим постановлением.

Список использованной литературы

Алексеев С.С. Общая теория права. В 2 т. М.: Юрид. лит., 1981. Т. 1.
Алексеев С.С. Теория права. М.: БЕК, 1994.
Анишина В.И. Постановления Пленумов высших судов Российской Федерации: правовая природа, место и роль в правовой системе // Российский судья. 2008. N 5.
Боннер А.Т. Судебный прецедент в российской правовой системе / Боннер А.Т. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.: СПбГУ, 2005.
Братусь С.Н. Юридическая природа судебной практики в СССР // Советское государство и право. 1975. N 6.
Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав и организаций в исполнительном производстве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Казань, 2009.
Варламова Н.В. Источник права как единство нормативного юридического текста и надлежащей процедуры позитивации // Российский ежегодник теории права. 2011. N 4 / Под ред. А.В. Полякова. СПб., 2012.
Василевич Г.А. Источники белорусского права. Минск: Тесей, 2005.
Воронцова И.В. Нормы международного права как источник гражданского процессуального права: Дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2015.
Воронцова И.В. Нормы международного права как источник гражданского процессуального права: Автореф. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2015.
Воронцова И.В. Постановления Пленума Верховного Суда РФ и их влияние на российское гражданское судопроизводство // Вестник гражданского процесса. 2012. N 4.
Головко Л.В. Новеллы УПК РФ (Закон от 29 декабря 2010 г.): прогресс или институциональный хаос? // Апелляция, кассация, надзор: новеллы ГПК РФ, УПК РФ. Первые результаты применения: Монография. В 2 ч. Ч. 1 / Под общ. ред. Н.А. Колоколова. М.: Юрлитинформ, 2015.
Гук П.А. Судебная практика как форма судебного нормотворчества в правовой системе России: общетеоретический анализ: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2012.
Гук П.А. Судебный прецедент: теория и практика. М.: Юрлитинформ, 2009.
Евстигнеева Г.Б. Судебные решения как источник права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007.
Едидин Б.А. О допустимости судебного правотворчества // Юрист. 2004. N 11.
Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М.: Городец, 1997.
Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М.: НОРМА, 2002.
Канашевский В.А. Прецедентная практика Европейского суда по правам человека как регулятор гражданских отношений в Российской Федерации // Журнал российского права. 2003. N 4.
Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ТК "Велби", 2003.
Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. 9-е изд. СПб.: Юр. кн. магазин Н.К. Мартынова, 1914.
Корнев А.В. Разъяснения Пленумов высших судов по вопросам судебной практики как специфический источник советского права // История государства и права. 2015. N 5.
Куликова М.М. Правовые позиции судов как источник налогового права России: от формально-юридического отрицания к фактическому признанию и применению // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. N 11.
Лазарев В.В. Избранные труды. Т. 2: Пробелы в законодательстве: установление, преодоление, устранение. М.: Новая юстиция, 2010.
Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. СПб.: Лань, 2001.
Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права // Судебная практика как источник права. М.: Изд-во ИГиП РАН, 1997.
Малешин Д.Я. Гражданская процессуальная система России. М.: Статут, 2011.
Малешин Д.Я. Особенности российского типа гражданского процесса // Труды юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Кн. 9. М.: Правоведение, 2008.
Малиновский А.А. Судебная практика как источник уголовного права (сравнительно-правовые аспекты) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2010. N 3.
Малюшин А.А. Проблемы судебного правотворчества // Российский судья. 2008. N 1.
Марченко М.Н. Правовые системы современного мира. М.: Зерцало-М, 2009.
Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.: Проспект, 2011.
Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова. М.: Городец, 2003.
Нешатаева Т.Н. Судебное нормотворчество и развитие права // Конституционные ценности в теории и судебной практике: Сборник докладов. М.: Изд-во Ин-та права и публичной политики, 2009.
Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2005.
Пиголкин А.С. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М.: Городец, 2003.
Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. М.: Изд-во ИГиП РАН, 1996.
Потапенко С.В. Судебное нормотворчество и единство судебной практики // ЭЖ-Юрист. 2005. N 50.
Проблемы развития процессуального права России: Монография / Под ред. В.М. Жуйкова. М.: НОРМА; Инфра-М, 2016.
Сауляк О.П. Правотворческий потенциал судебных актов // Администратор суда. 2009. N 3.
Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. М.: Юрид. лит., 1975.
Таран А.С. Международно-правовые нормы и судебная практика как источники уголовно-процессуального права России: Дис. ... канд. юрид. наук.
Ткачева Н.Н. К вопросу об отнесении судебной практики по гражданским делам к источникам гражданского процессуального права // Современное право. 2013. N 10.
Туманов Д.А. Пробелы в гражданском процессуальном праве. М.: НОРМА, 2008.
Фархтдинов Я.Ф. Источники гражданского процессуального права. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1986.
Чашин А.Н. Судебная доктрина как источник медицинского права в России // Медицинское право. 2016. N 4.
Шакирьянов Р.В. Принятие исковых заявлений, подготовка дел к рассмотрению по искам о признании право собственности на невостребованные земельные доли за муниципальными образованиями // Российское правосудие. 2009. N 6.
Шакирьянов Р.В. Разрешение вопросов, вынесение решений по делам о признании за муниципальными образованиями права собственности на невостребованные земельные доли // Российское правосудие. 2009. N 11.
Шиткина И.С. О признании судебной практики источником российского права // Хозяйство и право. 2013. N 4.
Шульга И.В. Нормотворчество российских судей и теория разделения властей // Научные труды РАЮН. В 3 т. Вып. 8. Т. 1. М.: Юрист, 2008.
Якушев П.А. Исключительные основания для направления судом апелляционной инстанции дела на новое рассмотрение: общие критерии в условиях действующего правового регулирования // Российский судья. 2015. N 11.
Ярков В.В. Статус судебной практики в России: некоторые вопросы // Тенденция развития гражданского процессуального права России: Сборник научных статей. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2008.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


25 сентября 2020 г.
Проект Федерального конституционного закона № 1024645-7 "О Правительстве Российской Федерации"

Президентом РФ внесен в Государственную Думу новый ФКЗ определяющий статус Правительства РФ, организационно-правовые основы его формирования и деятельности. Кроме того законопроектом устанавливается порядок назначения на должность членов Правительства РФ, а также закрепляются полномочия  Правительства РФ в различных сферах деятельности.




19 сентября 2020 г.
Проект федерального закона № 1023318-7 "О внесении изменений в статью 57 Земельного кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - внесение изменений в пп. 4 и 5 п. 1 ст. 57 Земельного кодекса РФ в части уточнения случаев, в связи с которыми возникающие ограничения прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков подлежат возмещению, что позволит снять имеющуюся в правоприменительной практике правовую неопределенность.




15 сентября 2020 г.
Проект федерального закона № 1021303-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания и обеспечения функционирования информационной системы "Одно окно" в сфере внешнеторговой деятельности"

Цель законопроекта - упрощение административных процедур и сокращение барьеров в сфере международной торговли, организация взаимодействия участников внешнеторговой деятельности с органами государственной власти, органами и агентами валютного контроля , а также иными организациями в соответствии с их компетенцией в электронной форме по принципу "одного окна".




2 сентября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1015918-7 "О маркетплейсе"

Маркетплейс, согласно ст. 1 законопроекта - это программное обеспечение, которое позволяет реализовывать другое программное обеспечение. Цель законопроекта - устранение перекоса, создавшегося из-за неуплаты налога на прибыль владельцами маркетплейсов по месту получения выручки. Помимо этого законопроект также уменьшит кадровый "голод" из-за отъезда кадров в сфере компьютерных технологий за границу. В связи с принятием федерального закона "О маркетплейсе" потребуется внесение изменений в КоАП РФ в части установления дополнительных штрафов.




25 августа 2020 г.
Проект Федерального закона № 1013075-7 "О внесении изменений в статью 21 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации"

Законопроектом предлагается сокращение срока аккредитации филиала, представительства иностранного юр. лица; введение ограничения на назначение руководителем филиала (представительства) иностранного юр. лица на определенный срок для физических лиц, ранее задействованных в создании и деятельности юр. лиц с признаками фиктивной деятельности; установление запрета на аккредитацию нового филиала (представительства) иностранному юр. лицу, имеющему задолженность перед бюджетной системой РФ.



В центре внимания:


Судебная практика как источник гражданского процессуального права и ее влияние на работу судов апелляционной инстанции (Шакирьянов Р.В.)

Дата размещения статьи: 13.07.2020

подробнее>>

Подходы к определению арбитрабельности: соотношение арбитрабельности, подведомственности и компетенции (Еремин В.В.)

Дата размещения статьи: 07.07.2020

подробнее>>

О пределах арбитражного соглашения (Сбитнев Ю.)

Дата размещения статьи: 27.02.2018

подробнее>>

Арбитраж (третейское разбирательство) как альтернатива суду или ловушка для неопытных (Васильева С.)

Дата размещения статьи: 03.08.2017

подробнее>>

Арбитрабельность корпоративных споров (Бодрова О.)

Дата размещения статьи: 10.04.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи