Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Судебное примирение: кто виноват и что делать? (Борисова Е.А.)

Судебное примирение: кто виноват и что делать? (Борисова Е.А.)

Дата размещения статьи: 03.08.2020

Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданского дела. Именно за судебным решением одна из двух конфликтующих сторон обращается в суд. Обращается за тем, чтобы в соответствии с законом, регулирующим спорные материально-правовые отношения, в предусмотренном законом процессуальном порядке суд осуществил защиту нарушенного права. Меньше всего при подаче искового заявления сторона думает о примирении с тем, кто, по ее мнению, является нарушителем права. Почему же сторона не задумывается о мирном урегулировании конфликта? Ответ можно искать в теории, психологии социального, юридического конфликта, его динамике, формах завершения. Для ответа на вопрос можно попытаться привлечь и знания в области права, но попытка вряд ли будет успешной.

Со школьной скамьи ученику рассказывают о правах, которые в случае нарушения подлежат защите соответствующими юрисдикционными органами. Семейный конфликт - обращайся в органы опеки и попечительства, школьный конфликт - в отдел образования, в полицию, к уполномоченному по правам ребенка и т.д. Попытки урегулирования школьного конфликта (между учениками, между учеником и учителем), если они предпринимаются, разбиваются в первую очередь о стену родительского непонимания, нежелания каких-либо компромиссов, жажды наказания обидчика с помощью соответствующих государственных органов. В результате "виновники" конфликта наказаны, обиженные удовлетворены. Уверенность в правильности избранного поведения в конфликте крепнет, сохраняется (у школьника) как модель.

С началом изучения школьником основ обществознания мало что меняется. Учебники в соответствующей их части акцентируют внимание на правоохранительных органах, на судебной защите, которая является не подлежащим ограничению конституционным правом каждого гражданина.

В юридическом вузе студенты готовятся к юридической деятельности, изучают предусмотренные учебным планом дисциплины. Только во время изучения учебной дисциплины "Гражданский процесс" появляется знание о несудебных формах защиты права. Конечно, интересующийся вопросами права студент уже с первого курса может исследовать в курсовых работах вопросы арбитража (третейского разбирательства), альтернативного разрешения спора, урегулирования правового конфликта. Большая же часть обучающихся в юридических вузах имеет слабое (поверхностное) представление об ином (несудебном) пути защиты, охраны права.

В этой связи не вызывает удивления ситуация, когда дипломированный юрист в своей повседневной деятельности начинает руководствоваться девизом "встретимся в суде". Предложение об урегулировании правового конфликта в списке вопросов, которые предполагается обсудить с клиентом (доверителем), не числится, а следовательно, не озвучивается, не обсуждается.

Если консультирующим юристом является тот самый знающий о несудебных путях защиты права недавний студент, то его предложение предпринять попытки урегулировать конфликт способны привести к потере клиента по причине утраты доверия со стороны последнего (если речь идет об истце), к непониманию и категорическому отказу взаимодействовать на досудебном этапе представителя противоположной стороны. Заявление соответствующего ходатайства в суде может рассматриваться и как отсутствие правовой позиции, и как ее слабость, и как готовность пойти на уступки и т.д., что способно оказать влияние (явно не положительное) на ход процесса, поведение противоположной стороны и ее представителя, а возможно, и суда.

Дипломированный юрист с пятилетним стажем становится судьей. Снова два варианта поведения основного участника процессуальных правоотношений: игнорирование (в силу незнания) возможностей мирного урегулирования спора и принятие активных мер по судебному примирению сторон с использованием медиативных и переговорных тактик и технологий (помним, что студент с первого курса проявлял интерес к несудебным формам защиты права и урегулированию конфликта).

Очевидно, что для проведения мероприятий по судебному примирению судье необходимы знания, благодаря которым появится желание действовать. Но этого недостаточно. Необходимо наличие времени, которое можно затратить на претворение в жизнь своих знаний и умений примирять. Объем судебной нагрузки в настоящее время не каждому российскому судье (нагрузка различается по регионам РФ) позволит предпринимать самостоятельные действия по мирному урегулированию конфликта.
Выходом может быть привлечение сторонних лиц, способных принять меры примирительного характера. Это судебные примирители - судьи в отставке и профессиональные медиаторы.

Таким образом, истоки осуществления примирительной деятельности (участия в ней), направленной на урегулирование юридического конфликта, находятся в образовании вообще и юридическом в частности.

С недавних пор на Юридическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова в учебном плане появились курсы, обеспечивающие получение необходимых знаний и умений в сфере урегулирования конфликта. Это обязательные спецкурсы и спецкурсы по выбору, посвященные альтернативному разрешению споров, третейскому разбирательству, примирительным процедурам в гражданском судопроизводстве. Это спецкурсы, которые изучаются и обучающимися по программе бакалавриата, и обучающимися по программам магистратуры <1>.
--------------------------------
<1> URL: http://cacs.law.msu.ru/workPlan/speciality.

Помимо этого, с нового учебного года (2018 - 2019 уч. год) в Школе права при юридическом факультете <2> школьниками 7 - 9 классов будет изучаться курс "Примирение в правовом конфликте: основы теории и практики".
--------------------------------
<2> URL: http://law.msu.ru/node/33942.

Новым образовательным и просветительским проектом стала организованная кафедрой гражданского процесса Школа примирения <3>. Миссией Школы является продвижение идеи мирного урегулирования споров, повышение доступности примирительных процедур и урегулирования примирительных процедур посредством: 1) реализации образовательных программ; 2) выполнения научных исследований (например, статьи сотрудников Школы представлены в настоящем номере журнала); 3) просвещения представителей юридического сообщества, органов государственной власти и местного самоуправления, граждан и организаций - потенциальных заказчиков юридических услуг (например, с 1 октября 2019 г. начинает работу Программа повышения квалификации "Медиативные технологии и техники примирения в юридической деятельности"); 4) непосредственного участия специалистов Школы в урегулировании правовых конфликтов (предполагается и сотрудничество с судами).
--------------------------------
<3> URL: http://school-adr.ru/; http://law.msu.ru/structure/teach-science/labs.

Возможно, что перечисленные мероприятия позволят сформировать, развить и закрепить представление о возможностях мирного урегулирования споров, о праве, о разнообразии правовых средств урегулирования правового конфликта, о судебном, досудебном, внесудебном примирении сторон.

Возвращаясь к вопросу судебного примирения, важно отметить, что для решения задачи примирения сторон (а это задача современного гражданского судопроизводства!) необходима не одна (например, процедура медиации), а несколько примирительных процедур. У участников процесса должен быть выбор. Варианты примирения судья озвучивает сторонам на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, на первом этапе судебного разбирательства. Если вариантов нет и сторонам предлагается только одна процедура (например, медиации), то это может расцениваться как некое навязывание услуг. Чтобы закрепиться в процессуальном законодательстве в качестве единственной процедуры, недостаточно правового оформления в виде специального закона. Надо доказать свою эффективность, свою востребованность и, как следствие, свое преимущество перед другими правовыми процедурами. В связи с этим принятый в первом чтении и подготовленный ко второму чтению законопроект Верховного Суда РФ о примирительных процедурах <4> представляется абсолютно правильным, заслуживающим всяческой поддержки.
--------------------------------
<4> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 января 2018 г. N 1 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур". URL: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/52317.html/.

Одобрение вызывает и предлагаемая законопроектом возможность участия в примирительных процедурах судей в отставке. Действительно, кто лучше судьи - опытного знатока права (Jura novit curia) - может выполнить роль посредника в юридическом споре?

При этом важно, что условным call-центром в вопросе предложения сторонам той или иной примирительной процедуры является судья.

Это вполне сопоставимо с предложением Ф. Сандера о создании к 2000 г. не просто дома правосудия <5>, а "центра разрешения споров, где истец сначала попадает к клерку, осуществляющему распределение, который затем направляет его на процесс (или последовательность процессов), наиболее целесообразный для дела его типа. Список залов в лобби такого центра мог бы выглядеть следующим образом: зал 1. Распределение; зал 2. Медиация; зал 3. Арбитраж; зал 4. Установление фактов; зал 5. Комиссия по препятствованию злоупотреблениям; зал 6. Вышестоящий суд; зал 7. Омбудсмен" <6>. Только в данном случае речь идет не о доме правосудия или центре разрешения спора, а об отдельно взятом суде и судье, к которому на рассмотрение поступило гражданское дело.
--------------------------------
<5> Подробнее см.: Альтернативное разрешение споров: Учебник / Под ред. Е.А. Борисовой. М.: Издательский дом "Городец", 2019. 416 с.
<6> Сандер Ф. О различных способах рассмотрения споров // Медиация и право. 2016. N 1(39). С. 47.

Вряд ли следует требовать от судьи невозможного: если из имеющихся процессуальных документов усматривается правомерность заявленных истцом требований, то правильным будет вынести по делу решение. Уместен вопрос об исполнимости принятого судебного решения. Ответить на него можно следующим образом.

Если в ходе судебного разбирательства вопрос исполнения затрагивался, то было бы правильным акцентировать на нем внимание и, "обозначив перспективы" правового действия решения по вступлению его в силу, предложить обсудить выявленные обстоятельства и выход из ситуации с посредником - судьей в отставке (в отличие от иных посредников, он, поняв проблему, сможет быстро и качественно предложить варианты ее решения).

Не будет ошибкой и сообщение судьей сторонам об их праве обратиться к примирительным процедурам и на стадии исполнения судебного решения (в исполнительном производстве).

Конечно, если судом принимается трудноисполнимое (в силу сложившихся у ответчика жизненных обстоятельств) решение, то своевременным было бы обсудить эту проблему в ходе судебного разбирательства, предложив воспользоваться одной из примирительных процедур.

Если вопрос о будущей исполнимости решения не затрагивался (так или иначе) в ходе судебного разбирательства, то укорять впоследствии судью за равнодушие, невыполнение задач судопроизводства вряд ли было бы правильным. В данном случае в формальном смысле можно задаться вопросом из монолога А. Райкина: "К пуговицам претензии есть?". Поскольку исполнение судебного решения выведено из-под судебного контроля, то проблема эффективного исполнения - проблема в первую очередь службы судебных приставов.

Вне всякого сомнения, в идеале судья в каждом случае должен озаботиться вопросом действия своего решения. Но в современных реалиях это требование чрезмерно.

Примирительные процедуры в гражданском судопроизводстве не должны быть "повальными". Рекомендация судьи обратиться к ним не должна основываться на разъяснениях сторонам длительности, сложности, возможно, дороговизны судебного разбирательства (та же медиация - небыстрая, непростая да и недешевая процедура).

Эти аргументы "против" - "слова из роли" представителей сторон, лиц, оказывающих первичную правовую консультацию по спорному вопросу. Рекомендация судьи обратиться к примирительным процедурам должна основываться на оценке правовой перспективы разрешения спора: если по фактическим обстоятельствам спорная ситуация сложна, запутана, неоднозначна с правовой точки зрения, то предложение судьи "пообщаться" с посредником, медиатором, примирителем вполне уместно.

Примирительные процедуры не замена судебному разбирательству. Примирительные процедуры - дополнительная опция, которую стороны самостоятельно или по предложению судьи могут добровольно выбрать для наилучшего разрешения спора. Этот выбор может привести к окончанию судебного разбирательства, но может и продлить его, если после отложения разбирательства дела в целях примирения стороны не придут к взаимоприемлемому решению и будут продолжать судебное разбирательство. Главное, что право выбора стороны осуществляют в суде, под контролем суда, что придает примирительным процедурам соответствующие вес, значение, правовые последствия, обусловливает положительную реакцию сторон на предложение судьи. Если посредником выступает судья в отставке, это дополнительный плюс в списке преимуществ судебного примирения.

Рассматривать процедуры примирения сторон как замену судебному разбирательству, обязывать стороны к досудебному урегулированию споров, полагая, что это лучший, по мнению государства, для сторон путь завершения правового конфликта, вряд ли правильно.

В 1860 г. английский юрист И. Бентам, изучая проблему примирения сторон, обращал внимание на одну важную деталь: примирительные процедуры недопустимо рассматривать как спасение от участия сторон в неудобной, формальной, сложной, дорогой, непредсказуемой по своим результатам судебной процедуре. На вопрос "Почему?" приведем цитату-ответ:
"...при дурном и медленном судопроизводстве, при огромных издержках, при нетвердости правосудия полюбовная сделка, сама по себе невыгодная, очевидно, может быть относительно хороша: лучше спасти часть своего права, нежели рисковать всем или восстановить его только по прошествии части своей жизни, проведенной в бедствиях и душевных страданиях, осаждающих несчастного тяжущегося на каждом шагу тяжбы. Но, чтобы избежать этого зла, законодательство обязано исправить судопроизводство, а не изыскивать средства без него обойтись. Оно должно даровать гражданам полное правосудие, а не правосудие вполовину" <7>.
--------------------------------
<7> Бентам И. О судоустройстве. СПб., 1860. С. 125.

Как говорится, комментарии здесь будут излишними.

Продолжение же поиска ответов на поставленные в названии статьи вопросы уважаемый читатель найдет в двух следующих статьях, подготовленных специалистами высокого класса - опытным судьей, успешным адвокатом и одновременно сотрудниками Школы примирения Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Литература

1. Альтернативное разрешение споров / Под редакцией Е.А. Борисовой. Москва: Городец, 2019. 414 с.
2. Бентам И. О судоустройстве / И. Бентам; по французскому изданию Дюмона, изл. А. Книрим. Санкт-Петербург: типография Правительствующего сената, 1860. 222 с.
3. Сандер Ф. О различных способах рассмотрения споров / Ф. Сандер // Медиация и право. 2016. N 1(39). С. 30 - 49.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


25 сентября 2020 г.
Проект Федерального конституционного закона № 1024645-7 "О Правительстве Российской Федерации"

Президентом РФ внесен в Государственную Думу новый ФКЗ определяющий статус Правительства РФ, организационно-правовые основы его формирования и деятельности. Кроме того законопроектом устанавливается порядок назначения на должность членов Правительства РФ, а также закрепляются полномочия  Правительства РФ в различных сферах деятельности.




19 сентября 2020 г.
Проект федерального закона № 1023318-7 "О внесении изменений в статью 57 Земельного кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - внесение изменений в пп. 4 и 5 п. 1 ст. 57 Земельного кодекса РФ в части уточнения случаев, в связи с которыми возникающие ограничения прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков подлежат возмещению, что позволит снять имеющуюся в правоприменительной практике правовую неопределенность.




15 сентября 2020 г.
Проект федерального закона № 1021303-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания и обеспечения функционирования информационной системы "Одно окно" в сфере внешнеторговой деятельности"

Цель законопроекта - упрощение административных процедур и сокращение барьеров в сфере международной торговли, организация взаимодействия участников внешнеторговой деятельности с органами государственной власти, органами и агентами валютного контроля , а также иными организациями в соответствии с их компетенцией в электронной форме по принципу "одного окна".




2 сентября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1015918-7 "О маркетплейсе"

Маркетплейс, согласно ст. 1 законопроекта - это программное обеспечение, которое позволяет реализовывать другое программное обеспечение. Цель законопроекта - устранение перекоса, создавшегося из-за неуплаты налога на прибыль владельцами маркетплейсов по месту получения выручки. Помимо этого законопроект также уменьшит кадровый "голод" из-за отъезда кадров в сфере компьютерных технологий за границу. В связи с принятием федерального закона "О маркетплейсе" потребуется внесение изменений в КоАП РФ в части установления дополнительных штрафов.




25 августа 2020 г.
Проект Федерального закона № 1013075-7 "О внесении изменений в статью 21 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации"

Законопроектом предлагается сокращение срока аккредитации филиала, представительства иностранного юр. лица; введение ограничения на назначение руководителем филиала (представительства) иностранного юр. лица на определенный срок для физических лиц, ранее задействованных в создании и деятельности юр. лиц с признаками фиктивной деятельности; установление запрета на аккредитацию нового филиала (представительства) иностранному юр. лицу, имеющему задолженность перед бюджетной системой РФ.



В центре внимания:


Проблемы непрерывного обучения персонала информационной безопасности (Вилкова А.В., Литвишков В.М., Швырев Б.А.)

Дата размещения статьи: 28.09.2020

подробнее>>

Правовой статус субъектов малого предпринимательства (Степин А.Б.)

Дата размещения статьи: 28.09.2020

подробнее>>

Защита базовых элементов оригинальности товаров в условиях санкций зарубежных стран как гарантия их качества (Зинковский М.А.)

Дата размещения статьи: 28.09.2020

подробнее>>

Современное лесное законодательство: история формирования, тенденции развития и правовое обеспечение исполнения (Акопджанова М.О.)

Дата размещения статьи: 28.09.2020

подробнее>>

Новый раунд борьбы с экстремизмом: уголовная ответственность за распространение запрещенных материалов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (Шестало С.С.)

Дата размещения статьи: 28.09.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи