Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Несостоятельность (банкротство) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > Обжалование судебных актов, нарушающих права кредиторов по делу о банкротстве (Дегтярев С.Л., Боярский Д.А.)

Обжалование судебных актов, нарушающих права кредиторов по делу о банкротстве (Дегтярев С.Л., Боярский Д.А.)

Дата размещения статьи: 04.08.2020

В 2018 г. Коллегии по экономическим спорам и гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации вынесли несколько определений, с одной стороны, следующих ранее сложившейся правоприменительной практике, а с другой - актуализирующих некоторые фундаментальные вопросы цивилистического процесса <1>.
--------------------------------
<1> Определение Верховного Суда РФ от 30 марта 2018 г. по делу N А40-231052/2015. URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/qtCdHxmbSk6O/; Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2018 г. по делу N 66-КГ18-10. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71871066/; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 сентября 2018 г. по делу N А40-177314/2016. URL: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-20092018-n-305-es18-6622-po-delu-n-a40-1773142016/.

Фабула всех дел схожа. Суды выносят судебные акты (в том числе об утверждении мирового соглашения) о взыскании имущества в пользу истца. Впоследствии в отношении ответчика вводится процедура банкротства. На основании вступивших в силу судебных актов кредиторы заявляют требования о включении в реестр кредиторов должника. Узнав о наличии таких судебных актов, другие кредиторы обжалуют их в апелляционном порядке (притом что они не участвовали в первоначальном рассмотрении дела). Верховный Суд и нижестоящие суды признают за кредиторами право на обжалование судебных актов и восстановление срока на обжалование, допускается пересмотр судебных актов в апелляционном порядке в связи с недостоверностью первоначально представленных сторонами доказательств.
Дела со сходными обстоятельствами разрешались с различными результатами судами и ранее. Одним из первых известных судебных актов, в котором изложена указанная позиция, является Постановление Президиума ВАС РФ от 8 июня 2010 г. N 2751/10 по делу N А56-21592/2009 <2>.
--------------------------------
<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 8 июня 2010 г. N 2751/10 по делу N А56-21592/2009. URL: http://www.arbitr.ru/bras.net/f.aspx?id_casedoc=1_1_81c6890e-57ee-41c5-9a98-16a7490911c9 (однако стоит принять во внимание, что в данном деле оспариваемый кредитором судебный акт был принят после возбуждения в отношении должника процедуры банкротства).

Впоследствии такая возможность была закреплена в п. 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2012 г. N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" <3>. Аналогичные правила в отношении судебных актов об утверждении мирового соглашения действуют в соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <4>.
--------------------------------
<3> Постановление Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" (ред. от 21.12.2017) // СПС "КонсультантПлюс".
<4> Постановление Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 (ред. от 30.07.2013) "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // СПС "КонсультантПлюс".

Хотя данная позиция в отсутствие законодательного регулирования оказывает положительное влияние на защиту интересов кредиторов должника, она вызывает ряд общих и частных теоретических вопросов, способных оказать влияние на правоприменительную практику.
Вопросы состоят в определении правового статуса кредитора по делу о банкротстве в общеисковом производстве; в пределах восстановления срока на апелляционное и кассационное обжалование; в соотношении права на обжалование с иными доступными кредитору процессуальными правами; в расширении пределов рассмотрения дела судами в общеисковом производстве в целях определения возможного вреда потенциальным кредиторам ответчика.
Назначение рассматриваемой позиции заключается в предоставлении кредиторам гарантий защиты их интересов от включения в реестр требований, лишь формально основанных на законе и подтвержденных судебными актами. Не секрет, что недобросовестные участники оборота зачастую используют судебные акты для легализации фиктивных (искусственных) требований к должнику в целях установления контроля над процедурой банкротства и лишения такового независимых кредиторов. Проблема не является новой, еще Е.В. Васьковский описывал фиктивные судебные процессы, вызванные "желанием сторон заменить судебным решением юридическую сделку или причинить ущерб третьим лицам, например, кредиторам ответчика" <5>.
--------------------------------
<5> Цит. по: Аболонин В.О. Фиктивные судебные процессы - нерешенная проблема гражданского процессуального права // Российский судья. 2011. N 5. С. 5 - 7.

По общему правилу во избежание включения в реестр кредиторов необоснованных требований требование кредитора может быть включено только после тщательной проверки его обоснованности, состава и размера. Участники дела о банкротстве вправе заявлять свои возражения, однако и при отсутствии таковых проверку обоснованности заявления осуществляет суд (п. 6 ст. 16, ст. ст. 71, 100 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <6>) (далее - Закон N 127-ФЗ). Установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. Для такой категории дел судебной практикой <7> выработан повышенный стандарт доказывания, заключающийся в том, что кредитору достаточно привести достаточно убедительные prima facie доводы, ставящие под сомнение обоснованность требований кредитора. Последнему при условии добросовестности не составит труда представить дополнительные убедительные доказательства реальности отношений.
--------------------------------
<6> Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
<7> См., например: Обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017), N 5 (2017), N 2 (2018) // СПС "КонсультантПлюс".

Иной подход применяется в отношении требований, подтвержденных судебным актом. В этом случае в силу п. 10 ст. 16 Закона N 127-ФЗ <8> разногласия по требованиям кредиторов в части их состава и размера не подлежат рассмотрению арбитражным судом.
--------------------------------
<8> Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // СПС "КонсультантПлюс".

Итак, проблема заключается в том, что, несмотря на наличие вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего наличие требования одного лица к другому, в действительности требование может быть и не основанным на фактических обстоятельствах взаимоотношений сторон. Нарушение прав кредиторов выражается в снижении возможности оказывать влияние на процедуру банкротства из-за снижения количества голосов и в снижении причитающейся доли в расчетах из конкурсной массы.
Выработанное судами решение хотя и полезно для оборота, но вызывает некоторые вопросы.
Прежде всего, каков процессуальный статус кредитора по делу о банкротстве в рамках общеискового производства, завершенного до возбуждения дела о банкротстве.
Материально-правовой и экономический интерес кредиторов в рамках банкротства очевиден: в силу принципа пропорциональности погашения требований чем больше требований признано обоснованными, тем меньше будет доля удовлетворения требования каждого отдельного кредитора.
Высшие судебные инстанции, в соответствии с логикой хозяйственной жизни, указывают, что кредиторы должника, находящегося в рамках процедуры банкротства, вправе обжаловать судебные акты по делу, рассмотренному в общем процессуальном порядке в связи с нарушением их прав вынесенным судебным актом.
За неимением другой релевантной категории из числа предусмотренных АПК РФ кредиторы должника могут рассматриваться в качестве третьих лиц, заявляющих <9> или не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора.
--------------------------------
<9> Например, кредитор, требующий признания сделки недействительной как мнимой или притворной. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (ред. от 25.12.2018) // СПС "КонсультантПлюс".

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, являются субъектами спорного материального правоотношения <10>. Материально-правовой интерес третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, не совпадает по содержанию с материально-правовым интересом истца и ответчика. Самостоятельность требований состоит в том, что третье лицо утверждает о принадлежности спорного блага именно ему <11>. Третьи лица вступают в дело исключительно по своей воле путем предъявления встречного иска для защиты своих прав, не совпадающих с правами сторон. Третьи лица имеют материально-правовой интерес в предмете спора и вправе претендовать на предмет спора полностью или в части.
--------------------------------
<10> Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Т.К. Андреева, С.К. Загайнова, А.В. Закарлюка и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2013. 958 с.
<11> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Абсалямов, Д.Б. Абушенко, И.Г. Арсенов и др.; под ред. В.В. Яркова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Инфотропик Медиа, 2011. 1152 с.

Однако кредиторы участниками спорного правоотношения (например, мнимой сделки) не являются. Кредиторы также не вправе претендовать на предмет спора непосредственно, так как он может поступить лишь в имущественную массу должника и впоследствии пропорционально разделен между всеми кредиторами в рамках банкротства. Тем самым кредитор не вправе заявлять о принадлежности предмета спора именно ему.
Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика, если судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон.
Однако едва ли обоснованно утверждение о наличии у кредитора общего интереса с одной из сторон. Интерес кредитора противостоит интересу истца, так как интерес последнего заключается в легитимации необоснованного требования к ответчику и умалении интересов кредитора за счет кредитора. Общность интереса отсутствует и с ответчиком, подлинный интерес которого в действительности также заключается в скорейшем признании требования обоснованным. Отсутствует у кредитора и материально-правовая связь с тем лицом, на стороне которого третье лицо выступает. Кроме того, судебной практикой выработан подход, согласно которому основанием для привлечения в дело третьего лица является возможность предъявления иска к третьему лицу или возникновение права на иск у третьего лица, что обусловлено взаимосвязанностью основного спорного правоотношения и правоотношения между стороной и третьим лицом <12>. Возникновение права на иск (за исключением специальных оснований) в рассматриваемой ситуации невозможно ввиду отсутствия взаимосвязи материальных правоотношений сторон.
--------------------------------
<12> Постановления Арбитражного суда Уральского округа от 20 февраля 2018 г. N Ф09-7963/17 по делу N А34-11102/2017; от 30 января 2018 г. N Ф09-6892/17 по делу N А07-26624/2014; от 4 октября 2017 г. N Ф09-3033/15 по делу N А60-57747/2014; от 24 мая 2017 г. N Ф09-2293/17 по делу N А60-42000/2016. URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/qMGoGViTFoZ/.

В целом же материально-правовой интерес кредитора значительно шире интереса, свойственного третьему лицу. Интерес заключается не столько в определенном правоотношении, а в сохранении или приращении имущественной сферы должника.
Безусловным основанием для отмены судебного акта является принятие решения, непосредственно затрагивающего права и обязанности не привлеченного к участию в деле третьего лица. Однако в рамках рассматриваемой проблематики это положение не применяется. Отмене подлежит не каждый судебный акт и не безусловно. Отмена будет возможна только при предоставлении убедительных доказательств порочности первоначально установленных судом обстоятельств, что следует из приведенных выше Постановлений Пленума <13>.
--------------------------------
<13> В Постановлении Президиума ВАС РФ от 22 апреля 2014 г. N 12278/13 по делу N А19-625/2012 конкретизируется, что судебный акт затрагивает права и законные интересы других лиц не непосредственно, а косвенно и напрямую о них не высказывается. URL: http://pda.arbitr.ru/bras.net/f.aspx?id_casedoc=1_1_eacfd899-5759-471f-9ce8-cef9f6c39ab1.

Наконец, самый существенный аспект заключается в моменте возникновения у кредитора материально-правового и процессуального интереса в рассмотрении дела. На момент рассмотрения иска должник еще не признан несостоятельным, более того, могут отсутствовать и какие-либо признаки скорого банкротства. Ни кредитору, ни суду еще неизвестно, что рассматриваемый спор в действительности направлен на умаление имущественной массы ответчика. Кредитор не имеет разумных оснований полагать, что впоследствии должник будет признан несостоятельным. В этой связи далеко не во всех случаях на момент рассмотрения дела права кредитора затрагиваются, так как взыскание судом является ординарным явлением экономической действительности и не является прямой предпосылкой банкротства. Для наступления банкротства необходимо не простое приостановление исполнения обязательств, а наступление полной невозможности удовлетворять требования кредиторов. К тому же для возбуждения дела о банкротстве требуется волеизъявление кредитора или должника, которые могут не обращаться с соответствующим заявлением по самым разным причинам <14>. Иными словами, возбуждение дела о банкротстве имеет ретроспективное действие и признает интерес участия в общеисковом производстве уже после его завершения.
--------------------------------
<14> Должник, хотя и имеет такую обязанность, вправе не обращаться с заявлением, рассчитывая на восстановление платежеспособности. Такое деловое решение защищается судом.

Таким образом, кредиторы "будущего" должника имеют существенные особенности процессуального статуса, включая предпосылки для вступления в дело, момент выявления заинтересованности, процессуальные последствия.


/"Арбитражный и гражданский процесс", 2019, N 12/

Между вынесением судебного акта и несостоятельностью может пройти продолжительное время <1>, поэтому возникает вопрос о восстановлении неизбежно пропущенных процессуальных сроков на обжалование. В судебной практике сроки восстанавливаются в связи с тем, что до введения процедуры банкротства и заявления кредитором своего требования конкурирующим кредиторам объективно не могло быть известно о нарушении их прав судебным актом. Не касаясь допустимости ретроспективного признания интереса участия в деле, рассмотрим, является ли это обстоятельство безусловным основанием для восстановления срока.
--------------------------------
<1> Так, например, в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 2 марта 2018 г. N Ф09-11796/16 по делу N А07-23341/2015 было отменено в кассационном порядке определение об утверждении мирового соглашения спустя более чем 2 года. Впрочем, такой пример не является показательным.

По общему правилу для лица, не участвовавшего в деле, пропущенный срок восстанавливается в пределах 6 месяцев с того момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав <2>. При решении вопроса о восстановлении срока суд должен исследовать наличие объективных обстоятельств своевременного обращения с жалобой, в том числе оценивать момент, с которого заявителю стало или должно стать известным о нарушении своих прав. Представляется, заслуживают внимания обстоятельства возможности более раннего установления признаков потенциального банкротства со стороны заинтересованного кредитора. Многие организации и государственные органы в практической деятельности уделяют большое внимание хозяйственной жизни должника задолго до банкротства. Например, банки и налоговые органы периодически отслеживают состояние активов должника, требуют предоставления соответствующей финансовой информации. Другим лицам доступна публично размещаемая информация о судебных спорах и исполнительных производствах. Учет при решении вопроса о восстановлении сроков реальной возможности своевременного получения кредитором информации о "подозрительных" судебных процессах представляется важным, так как соответствует принципу ведения предпринимательской деятельности на свой риск и своей волей, а также позволит несколько освободить суды от несвойственной им функции ретроспективного или текущего (в первой инстанции) исследования деятельности ответчика на предмет соответствия интересам потенциальных кредиторов <3>.
--------------------------------
<2> Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 мая 2009 г. N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" // СПС "КонсультантПлюс".
<3> Тезис ни в коей мере не претендует на исключительность и бесспорность, решение вопроса возможно только после обстоятельного и всестороннего изучения наукой и практикой, что выходит за рамки настоящей работы.

Рассмотрим возможные последствия распространения комментируемых правовых позиций. Прямое последствие выражается в том, что на суд первой инстанции отчасти возлагается риск неблагоприятных последствий невыяснения отдаленных, связанных с потенциальным банкротством эффектов решения. Отсюда следует, что суду, не желающему отмены судебного акта вышестоящими инстанциями, необходимо выяснять, не отразится ли решение неблагоприятно на кредиторах ответчика, даже если они не участвуют в деле и вообще не осознают еще возможность нарушения своих прав.
С одной стороны, предоставление кредиторам права на обжалование судебных актов является инструментом борьбы с "фиктивными" судебными процессами, когда право на судебную защиту реализуется в противоречии с его социальным назначением, не для подлинной защиты нарушенных прав, а для достижения иных противоправных последствий. Такое противодействие не только позволяет противостоять злоупотреблению процессуальными правами, но и защищает пострадавших лиц.
Однако, с другой стороны, это означает выход судов за традиционные пределы рассмотрения дела и исследование обстоятельств, вообще не относимых к спорному правоотношению, в целях защиты лиц, не участвующих в деле, чьи права на момент рассмотрения дела не нарушаются.
Означает ли это, что суду следует при рассмотрении дела при отсутствии сколь-нибудь существенного противостояния сторон ставить вопрос о наличии подлинной заинтересованности сторон в судебной защите? Если следовать комментируемой позиции, то суду действительно следует выяснять, каковы истинные мотивы предъявления иска. При этом, как отмечают исследователи, в российском процессуальном законодательстве действует презумпция заинтересованности в предъявлении иска, заключающаяся в наличии у истца субъективного мнения о нарушении его прав ответчиком <4>. Отсутствие заинтересованности не является основанием для отказа в принятии искового заявления, оно может быть установлено только в ходе судебного разбирательства и, если действия истца преследуют исключительно цель причинения вреда третьим лицам, в иске может быть отказано <5>.
--------------------------------
<4> Аболонин В.О. Злоупотребление правом на иск в гражданском процессе Германии: дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2009.
<5> В качестве примера возможности отказа в иске в связи с потенциальным намерением причинить вред третьим лицам можно привести Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2013 г. N 15187/12 по делу N А42-5522/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

Допустим и обязателен ли выход суда за пределы заявленных сторонами позиций в целях проверки материального правоотношения на предмет возможного нарушения прав потенциальных кредиторов ответчика? Доказыванием в гражданском судопроизводстве является деятельность процессуального характера только сторон, которая основывается на совокупности их процессуальных прав и состоит в утверждении о тех или иных фактических обстоятельствах дела, представлении различного рода доказательств, опровержении доказательств, представленных оппонентом, заявлении ходатайств, касающихся истребования доказательств, участии в их исследовании, дачи объяснений относительно исследованных доказательств <6>. К.С. Юдельсон, напротив, относит к субъектам доказывания не только участников процесса, но и отводит активную роль в познании обстоятельств дела суду для достижения истины по делу <7>. В правоприменительной практике суд вправе вынести на обсуждение сторон обстоятельства, явно свидетельствующие о недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались <8>. Е.В. Васьковский указывал, что "связать же ему (суду) руки принципом состязательности - значит, собственно говоря, признать, что целью процесса является достижение не материальной правды, а только формальной правды" <9>. Стоит согласиться и с В.А. Рязановским, по мнению которого "плохо то правосудие, которое ограничивает свои задачи достижением формальных результатов, такое положение граничит с сознательным допущением неправосудия. Суд должен установить право действительно существующее, а не формальное право" <10>.
--------------------------------
<6> Клейнман А.Ф. Новейшее течение в советской науке процессуального права. М., 2014. С. 47.
<7> Юдельсон К.С. Проблема доказывания в гражданском процессе. М., 2011. С. 33 - 34.
<8> Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
<9> Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса: Субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия. М.: Статут, 2016.
<10> Рязановский В.А. Единство процесса. М.: Городец, 1996. С. 32 - 33.

Однако эта возможность в любом случае ограничена пределами познавательной деятельности суда, ограниченной представленными сторонами материалами. Познанию подвержены только обстоятельства, относимые к спорному правоотношению.
По общему правилу суд общей юрисдикции вправе выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами <11>.
--------------------------------
<11> Пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" // СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии с принципом юридической истины суд разрешает дело на основании представленных сторонами доказательств, суд не вмешивается в процесс доказывания, а лишь определяет, какие факты и какая сторона должна доказать, т.е. распределяет между ними обязанности по доказыванию <12>.
--------------------------------
<12> Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. Екатеринбург; М., 1999. С. 100 - 101.

Соответственно, при рассмотрении и разрешении гражданских дел суд познает истину не в полном объеме, оставляя за пределами судебного разбирательства обстоятельства дела, которые не имеют юридического значения в рамках конкретного правоотношения. Кроме того, стороны по своему волеизъявлению могут существенно ограничить пределы познания судом обстоятельств дела путем признания определенного факта или фактов <13>.
--------------------------------
<13> Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: монография. СПб.: Университетский издательский консорциум "Юридическая книга", 2009. 832 с.

Стоит отметить, что учет интересов потенциальных кредиторов будет не соответствовать процессуальным принципам равенства и состязательности, а также гражданско-правовому принципу осуществления гражданских прав на свой риск, своей волей и в своем интересе, так как суд вынужден проявлять патерналистскую заботу об одних лицах и совсем не обязан учитывать интересы косвенно заинтересованных иных лиц в иных жизненных ситуациях.
Вменение суду обязанности выявлять направленность подлинной воли сторон способно негативно отразиться на доступности судебной защиты и сроках судопроизводства в целом. Это может вызвать неоправданное ограничение установленного Конституцией Российской Федерации и Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. права на справедливое судебное разбирательство <14>, неоправданному расширению пределов судейского усмотрения и затягиванию сроков разбирательства по огромному количеству других дел, в которых бесспорность действительна и не связана с намерением причинить вред кредиторам.
--------------------------------
<14> Аболонин В.О. Фиктивные судебные процессы - нерешенная проблема гражданского процессуального права // Российский судья. 2011. N 5. С. 5 - 7.

Таким образом, вменение суду обязанности выяснять отдаленные и вероятностные последствия судебного акта еще неопределенного круга лиц не вполне отвечает задачам правосудия и пределам судебного разбирательства.
Также полагаем, рассмотренная нами жизненная ситуация вполне охватывается другим процессуальным институтом - пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Недостоверность представленных суду обстоятельств, "фиктивность" правоотношения и намерение причинить вред кредиторам существуют на момент рассмотрения дела, не могут быть объективно известны кредитору, не участвующему ни в материальном правоотношении, ни в рассмотрении дела, имеют существенное значение для дела.

Литература

1. Аболонин В.О. Злоупотребление правом на иск в гражданском процессе Германии: Диссертация кандидата юридических наук / В.О. Аболонин. Екатеринбург, 2009. 240 с.
2. Аболонин В.О. Фиктивные судебные процессы - нерешенная проблема гражданского процессуального права / В.О. Аболонин // Российский судья. 2011. N 5. С. 5 - 7.
3. Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: Монография / А.Т. Боннер. СПб.: Юридическая книга, 2009. 832 с.
4. Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса: субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия / Е.В. Васьковский. М.: Статут; Адвокатское бюро Бартолиус, 2016. 622 с.
5. Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права: Очерки по истории / А.Ф. Клейнман. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1967. 119 с.
6. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Абсалямов, Д.Б. Абушенко, И.Г. Арсенов [и др.]; под ред. В.В. Яркова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Инфотропик Медиа; Берлин: [б. и.], 2011. 1111 с.
7. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. Очерки по истории / А.Ф. Клейнман. Москва: Изд-во Моск. ун-та, 1967. 119 с.
8. Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Т.К. Андреева, С.К. Загайнова, А.В. Закарлюка [и др.]; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2013. 958 с.
9. Решетникова И.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России / И.В. Решетникова, В.В. Ярков. Екатеринбург; М.: Норма, 1999. 302 с.
10. Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе / К.С. Юдельсон. М.: Госюриздат, 1951. 296 с.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 350-84-16
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


6 января 2021 г.
Проект Федерального закона № 1087686-7 "О сельскохозяйственной продукции, сырье и продовольствии с улучшенными характеристиками"

Законопроект направлен на повышение доступности для населения продукции сельского хозяйства, обладающей улучшенными характеристиками, а также информации о такой продукции. Целями законопроекта являются содействие устойчивому развитию сельского хозяйства; развитие  нутреннего рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия; повышение конкурентоспособности произведенных на территории РФ сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на зарубежных рынках.




30 декабря 2020 г.
Проект Федерального закона № 1087244-7 "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации в части отмены избыточных требований к содержанию устава акционерного общества"

Целью законопроекта является оптимизация требований к содержанию уставов акционерных обществ, поскольку анализ правоприменительной практики показал, что зачастую уставы акционерных обществ содержат информацию, фактически повторяющую положения закона.




22 декабря 2020 г.
Проект Федерального закона № 1079717-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования автомобильного туризма и реализации туристского кластера в РФ"

Цель законопроекта состоит в создания безопасных и комфортных условий, способствующих развитию автомобильного туризма и индустрии автомобильных путешествий в России. В настоящее время значимость автотуризма значительно возросла, поскольку он позволяет обеспечить соблюдение социальной дистанции и снизить вероятность заражения COVID-19.




16 декабря 2020 г.
Проект Федерального закона № 1076703-7 "О внесении изменений в ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ" и ст. 6 ФЗ "О лотереях"

Цель законопроекта - устранение отдельных пробелов законодательства в области организации и проведения азартных игр и лотерей, а также разграничение деятельности по организации и проведению лотерей и деятельности букмекерских контор и тотализаторов, в том числе в целях недопущения проведения азартных игр под видом лотерей.




8 декабря 2020 г.
Проект Федерального закона № 1070682-7 "О внесении изменений в статью 23 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"

Целью законопроекта является совершенствование действия механизма обжалования учредителями (участниками) юридического лица либо лицом, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица принятых регистрирующим органом решений об отказе в госрегистрации в порядке пп. "ф" п. 1 ст. 23 Закона о государственной регистрации.



В центре внимания:


О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при реализации имущества несостоятельной организации (Кудинова М.С.)

Дата размещения статьи: 13.01.2021

подробнее>>

Цифровые технологии в производстве по делу о несостоятельности (банкротстве) (Шишмарева Т.П.)

Дата размещения статьи: 26.11.2020

подробнее>>

Некоторые вопросы квалификации договоров купли-продажи, перенайма и цессии как подозрительной сделки в банкротстве (Абдулаев А.Х.)

Дата размещения статьи: 25.09.2020

подробнее>>

Обжалование судебных актов, нарушающих права кредиторов по делу о банкротстве (Дегтярев С.Л., Боярский Д.А.)

Дата размещения статьи: 04.08.2020

подробнее>>

Защита прав кредиторов средствами прокурорского надзора при совершении должником сделок в преддверии банкротства (Губенко А.В.)

Дата размещения статьи: 07.07.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.