Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Запрет органам власти на создание дискриминационных условий (Торопова О.С., Сафонова А.Н., Андронова А.Д., Чернова А.А., Чиняева А.Е.)

Запрет органам власти на создание дискриминационных условий (Торопова О.С., Сафонова А.Н., Андронова А.Д., Чернова А.А., Чиняева А.Е.)

Дата размещения статьи: 14.09.2020

Конкурентные отношения могут "испытывать" давление как со стороны хозяйствующих субъектов, так и публичных институтов, органов публичной власти или иных субъектов, наделенных властными полномочиями, что при определенных условиях приводит или может привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции (п. 1 ст. 15 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции") <1>.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (ред. от 29 июля 2017 г.) // СПС "КонсультантПлюс".

Создание дискриминационных условий является одним из видов нарушений такого рода (п. 8 ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О защите конкуренции"). Подобные условия, во-первых, включают в себя условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами.

Во-вторых, важно, чтобы именно действия (бездействие), а также принятые субъектами, наделенными властными полномочиями, акты приводили или могли привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции. Более того, отсутствие указания на конкретную норму федерального закона, позволившую такому субъекту принять оспариваемый акт, осуществить действия (бездействие), способствует удовлетворению заявленных по ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О защите конкуренции" требований.

Суды разных инстанций при рассмотрении указанных дел опираются на исчерпывающий характер приведенных сторонами доказательств, правомочность действий субъектов, отсутствие злоупотребления сторонами правом, недвусмысленность требований или указаний в принятых субъектами актах.

Так, если оспариваемый акт или его часть вызывает неоднозначное толкование, то он признается недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения. К примеру, "отсутствие критериев, согласно которым определяется срок действия договора (в данном случае договора на право осуществления деятельности на территории Новосибирской области по перемещению задержанных транспортных средств на специализированную стоянку, их хранению и возврату), предоставляет правоприменителю необоснованно широкие пределы усмотрения и возможность необоснованного применения исключений из общих правил".

Подобная неопределенность путем создания преимущественных условий участия в конкурсе может привести к ограничению конкуренции.
В то же время отсутствие доказательств создания необоснованных препятствий для осуществления деятельности каким-либо хозяйствующим субъектам является основанием для отказа в признании такого поведения антиконкурентным <2>.
--------------------------------
<2> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22 января 2014 г. по делу N А28-6384/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

Весь объем изученных судебных решений позволяет выявить определенную динамику. Так, например, в период с 2014 по 2017 г. больше всего дел было рассмотрено арбитражными апелляционными судами в 2016 г. (30), меньше всего - в 2017 г. (20 дел). Наиболее интересным представляется соотношение всего объема рассмотренных дел и числа дел, результатом рассмотрения которых стало выявление в действиях субъектов, наделенных властными полномочиями, и принимаемых ими актах дискриминационных условий (результат - создание затруднений для доступа определенных хозяйствующих субъектов на товарный рынок, осуществления ими их предпринимательской деятельности, оказание преимуществ, преференций и т.д.).

Наибольшую результативность в рассматриваемый период показал 11-й арбитражный апелляционный суд - порядка 18 рассмотренных дел по данной категории споров.

Противоположное положение у 4-го арбитражного апелляционного суда, рассмотревшего всего 1 дело о признании незаконным действия и предписания антимонопольного органа, выявившего нарушение п. 8 ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О защите конкуренции" <3>.
--------------------------------
<3> Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 30 декабря 2015 г. по делу N А58-3058/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

Помимо количественных показателей, способствующих более наглядному и эффективному восприятию, важно определить категории проанализированных дел. Иными словами, все проанализированные судебные решения в период с 2014 по 2017 г. можно распределить по следующим категориям споров:
1) розничная торговля товарами, предоставление услуг (пассажирские перевозки, торговля алкогольной продукцией);
2) передача прав на государственное или муниципальное имущество;
3) предоставление отдельным участникам рынка преимуществ или создание барьеров (предоставление субсидий, налогообложение);
4) организация закупок для государственных, муниципальных нужд.

Представляется, что данные сферы наиболее часто "подвержены" влиянию со стороны властных субъектов в силу предусмотренных в законодательстве механизмов делегирования полномочий по определенным вопросам с уровня субъекта Российской Федерации на уровень местного самоуправления. Однако, несмотря на единые требования, установленные федеральным законодательством, в частности, к вопросам тарификации в разных отраслях, введения дополнительных ограничений или создания преференций, осуществления муниципальных закупок, властные субъекты муниципального уровня зачастую выходят за пределы своих полномочий в нормотворческой деятельности, а также нарушают предписания властного субъекта вышестоящего уровня.

Тем не менее, рассматривая судебную практику, можно отметить факт дифференцированного подхода судов к одинаковым категориям споров и наличие противоположных позиций по рассматриваемым делам. Подобная двоякая практика выявления наличия (отсутствия) нарушений запрета на создание дискриминационных условий формирует двусмысленность в понимании и определении содержания устанавливаемого законодателем требования. Именно поэтому необходима ее унификация.

Розничная торговля товарами и предоставление услуг включает в себя вопросы организации и регулирования торговли алкогольной продукцией, оказания пассажирских перевозок хозяйствующими субъектами. Категория является достаточно распространенной в различных субъектах в силу наличия спроса со стороны потребителей и, как следствие, большого количества заинтересованных в прибыли хозяйствующих субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Несмотря на существующие ограничительные механизмы и "фильтры" со стороны властных субъектов для получения доступа на товарный рынок и последующего взаимодействия на нем (например, получение лицензии на розничную продажу алкогольной продукции, получение свидетельства об осуществлении перевозок по маршруту регулярных перевозок победителем открытого конкурса и т.д.), участники указанных рынков имеют и определенную свободу в реализации своих прав, организации своей предпринимательской деятельности, что говорит о синтезе императивных и диспозитивных начал законодательного регулирования. Тем не менее вопросы ценовой политики, тарификации, а также временные ограничения ввиду недопущения злоупотреблений и полного волюнтаризма со стороны хозяйствующих субъектов являются особо значимыми и находятся в совместном ведении органов власти субъекта Российской Федерации или федеральных органов власти. Например, ВС РФ рассматривал несколько дел об оспаривании отдельных положений закона Астраханской области <4>, постановления кабинета Министров Чувашской Республики <5>, постановления правительства Оренбургской области <6>, которые, по мнению заявителей - хозяйствующих субъектов:
--------------------------------
<4> Определение Верховного Суда от 28 мая 2014 г. N 25-АПГ14-1 // СПС "КонсультантПлюс".
<5> Определение Верховного Суда РФ от 28 мая 2014 г. N 31-АПГ14-2 // СПС "КонсультантПлюс".
<6> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 11 октября 2017 г. N 47-АПГ17-5 // СПС "КонсультантПлюс".

- нарушают права неопределенного круга лиц, в том числе права на свободное осуществление предпринимательской деятельности;
- ставят одних хозяйствующих субъектов по отношению к остальным в преимущественное положение, что создает дискриминационные условия при осуществлении хозяйственной деятельности на рынке розничной продажи алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания;
- приняты органами власти за пределами их полномочий.

Во всех вышеуказанных случаях ВС РФ приходит к выводу о действиях властных субъектов в пределах своих полномочий в соответствии с требованиями федерального законодательства, а также о допустимости введения дополнительных ограничений органами субъектов Российской Федерации, что свидетельствует об отсутствии создания дискриминационных условий для осуществления предпринимательской деятельности.

Судебная практика зачастую демонстрирует необходимость ситуационной оценки обстоятельств. Принимая во внимание возможность установления на региональном уровне требований к осуществлению регулярных перевозок по нерегулируемым тарифам, суд <7> пришел к выводу об отсутствии признаков дискриминационных условий в утвержденном Порядке проведения конкурсов на право заключения договоров об организации регулярных пассажирских перевозок автомобильным транспортом по пригородным и межмуниципальным маршрутам в части установления в качестве критериев конкурсного отбора срока эксплуатации транспортных средств, а также распределения баллов по критериям отбора. Аргументы антимонопольного органа о том, что такие критерии могут создать дискриминационные условия для перевозчиков, не относящихся к крупным и имеющим большую материальную базу, не позволяют обеспечить безопасные условия перевозки, а также ограничивают конкуренцию на рынке пассажирских перевозок, были отклонены.
--------------------------------
<7> Определение Верховного Суда РФ от 12 января 2015 г. N 302-КГ14-3084 по делу N А33-1525/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

В другом случае, рассматривая дело об оспаривании действий местной администрации по установлению декоративных экранов вдоль павильонов с одной стороны кладбища, вид которого "угнетал жителей микрорайона", суд отметил, что при таких обстоятельствах потребители лишены права оценить качество и ассортимент продукции одних хозяйствующих субъектов, продукция которых оказалась изолированной от визуального контакта. Таким образом, в соответствии с рыночными принципами неизбежно падение спроса на продукцию одних и одновременный рост спроса в отношении других предпринимателей, что приводит к созданию дискриминационных условий.

Вторая выявленная категория дел связана с распоряжением имуществом, находящимся в муниципальной собственности, в том числе изменением, утверждением базовых ставок или коэффициентов расчета величины арендной платы. Главным аргументом при выявлении нарушений антимонопольного законодательства в актах органов местного самоуправления об увеличении как одного из коэффициентов из формулы исчисления годового размера арендной платы <8>, так и размера пени за несвоевременное внесение арендных платежей <9>, было отсутствие экономической обоснованности установления указанных величин. Соответственно, отдельные положения рассматриваемых актов признавались недействительными и создающими дискриминационные условия аренды имущества.
--------------------------------
<8> Определение Верховного Суда РФ от 4 мая 2017 г. N 45-АПГ17-1 // СПС "КонсультантПлюс".
<9> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 11 октября 2017 г. N 4-АПГ17-26 // СПС "КонсультантПлюс".

Третья категория распространенных споров связана с предоставлением отдельным участникам рынка преимуществ или созданием барьеров при осуществлении хозяйствующими субъектами предпринимательской деятельности. В частности, речь идет о предоставлении отдельным субъектам субсидий или иных преференций, выраженных в налоговых льготах. Рассматриваемые правоотношения являются публичными и предусматривают преимущественно императивные властные требования и предписания и регулируются в первую очередь федеральным законодательством, предусматривающим в том числе возможности определения налоговой базы, налоговых льгот, порядок их применения органами государственной власти субъектов в пределах предоставленных им полномочий. Суды руководствовались положениями Конституции (п. "и" ч. 1 ст. 72) и отдельных Федеральных законов <10>, нормами Налогового кодекса РФ (далее - НК РФ) (ст. ст. 3, 12, 14, 72, 378, 378.2) и Бюджетного кодекса РФ (далее - БК РФ) (ст. 78) при разрешении споров. В частности, судами не усматривалось нарушение антимонопольного законодательства в следующих случаях.
--------------------------------
<10> Федеральный закон от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (ред. от 29 декабря 2017 г.) // СПС "КонсультантПлюс".

Отдельным положением Закона Калужской области было предусмотрено предоставление налоговых льгот налогоплательщику при условии отсутствия на конец каждого отчетного периода (в котором заявлена налоговая льгота) возбужденной процедуры банкротства в отношении такого субъекта. Несмотря на видимые ограничения конкурентных возможностей хозяйствующих субъектов по сравнению с другими производителями и создание таким образом неравенства, что противоречит антимонопольному законодательству, суд пришел к выводу о стимулирующем характере подобных налоговых льгот и их установлению с целью развития предприятий, деятельность которых является эффективной. Более того, указанное изложение положения Закона области не является неопределенным или влекущим неоднозначное толкование <11>.
--------------------------------
<11> Определение Верховного Суда РФ от 23 апреля 2014 г. N 85-АПГ14-2 // СПС "КонсультантПлюс".

Постановлением администрации Ханты-Мансийского района был утвержден порядок предоставления субсидий и позднее он был дополнен положениями, ограничивающими размеры единовременной субсидии, количество выдачи субсидий в текущем году, требованиями о представлении документов, подтверждающих фактические затраты.

Однако, как было установлено, администрацией была предоставлена финансовая поддержка предпринимателю в виде субсидии на сумму свыше 1,5 млн рублей при установленном ранее указанными актами ограничении в 600 000 рублей. Тем не менее суд не усмотрел нарушения антимонопольного законодательства, ссылаясь на невозможность отказа в предоставлении субсидии предпринимателю в силу соблюдения требований закона к перечню необходимых для предоставления документов, а также на получение всеми претендентами субсидий на равных условиях и отсутствия выдвижения дискриминационных условий <12>.
--------------------------------
<12> Определение ВАС РФ от 28 июля 2014 г. N ВАС-8361/14 по делу N А75-4105/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

Законом Свердловской области в одном из положений устанавливалось, что налоговая база определяется как кадастровая стоимость имущества в отношении определенного указанного объекта недвижимости общей площадью свыше 5 000 кв. м. Так, по мнению Управления Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации как заявителя, подобное введение дополнительной дифференциации недвижимого имущества создает условия, при которых налоговая база в отношении аналогичных по своим характеристикам помещений заведомо определяется по различным правилам, а также дискриминационные условия деятельности на рынке недвижимости и связанных с ней услуг для хозяйствующих субъектов, являющихся плательщиками налога на имущество организаций. По мнению суда, оспариваемое положение не регулирует отношения по поводу доступа на товарный рынок, производства и реализации товаров на рынке, не содержит в себе норм, позволяющих применять их различно, исходя из критериев, перечисленных в ст. 3 НК РФ, либо ограничить экономическую деятельность хозяйствующих субъектов. Вышеизложенное свидетельствует об отсутствии признаков нарушения, предусмотренного п. 8 ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О защите конкуренции" <13>.
--------------------------------
<13> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15 июня 2016 г. N 45-АПГ16-3 // СПС "КонсультантПлюс".

Однако в практике встречается и противоположная позиция, подтверждающая, что выделение субсидий, например, на деятельность по содержанию автомобильных дорог общего пользования местного значения в границах муниципального образования; выполнению работ по озеленению территорий и содержанию мест общего пользования (администрацией муниципального образования некоммерческой организации), не предусмотрено ни законодательством о некоммерческих организациях, ни БК РФ и противоречит требованиям Федерального закона N 44-ФЗ <14>. Следовательно, было выявлено наличие в деятельности администрации муниципального образования признаков создания дискриминационных условий <15>.
--------------------------------
<14> Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (ред. от 31 декабря 2017 г.) // СПС "КонсультантПлюс".
<15> Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 26 марта 2015 г. по делу N А28-13260/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

Пятый Арбитражный апелляционный суд также выявил нарушение порядка проведения торгов при установлении необоснованных критериев относительно опыта участника. Субъекты, имеющие опыт выполнения указанных работ для государственных или муниципальных нужд, ставились в преимущественное положение перед теми, которые такого опыта не имеют <16>.
--------------------------------
<16> Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 12 октября 2016 г. N 05А-6042/2016, 05АП-6431/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

Вышеуказанное решение также характеризует последнюю выделенную категорию дел, связанную с организацией закупок для государственных или муниципальных нужд, соблюдением требований к проведению конкурса. Именно взаимосвязь правовых норм в сфере антимонопольного (конкурентного) законодательства и контрактной системы в сфере закупок позволяет разрабатывать новые или выявлять и использовать уже имеющиеся механизмы пресечения нарушений со стороны участников правоотношений.

Представляется, что можно говорить о взаимонаправленности правового регулирования. Так, несовершенство нормативного содержания одного законодательства возможно устранять при обращении к другому. Каждая отдельная отрасль права полноценно существует именно в "симбиозе" с другой или несколькими иными отраслями, что позволяет выстраивать регулирование поэтапно, начиная от определения модели должного поведения и характера диспозитивности для сторон, до вопросов ответственности в случае нарушения предписаний законодателя и мер по защите.

Тем не менее при рассмотрении дел, определенных в последнюю категорию, важно отметить, что в ст. 8 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" <17> закреплен принцип обеспечения конкуренции (направленность контрактной системы в сфере закупок на создание равных условий для обеспечения конкуренции между участниками закупок), устанавливающий право любого заинтересованного лица стать поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с законодательством Российской Федерации. В контексте дискриминации суд усмотрел признаки ограничения конкуренции, выраженные в принятии решения о включении работ по содержанию объектов озеленения, малых архитектурных форм, элементов внешнего благоустройства в сфере архитектуры и градостроительства, городского хозяйства и охраны окружающей среды в муниципальное задание одного хозяйствующего субъекта без проведения процедуры торгов. Таким образом, иные хозяйствующие субъекты, имевшие возможность претендовать на заключение муниципальных контрактов, были лишены законной возможности претендовать на осуществление деятельности на рассматриваемом товарном рынке <18>.
--------------------------------
<17> СПС "КонсультантПлюс".
<18> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 сентября 2015 г. N Ф01-3681/2015, Ф01-3793/2015 по делу N А82-17376/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, очевидно, что нарушения антимонопольного законодательства могут проявляться в действиях не только хозяйствующих субъектов, но и публичных органов. Как отмечалось ранее, подобные нарушения и их последствия могут причинить еще больший вред. Особенно трудным представляется выявление в действиях или актах, принятых субъектами, наделенными властными полномочиями, дискриминационных условий, создающих препятствия для хозяйствующих субъектов.

Перечень категорий наиболее встречаемых дел не является исчерпывающим. Тем не менее массив изученной правоприменительной практики за последние 4 года позволяет сделать несколько важных выводов.

Во-первых, представляется, что анализируемая норма (п. 8 ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О защите конкуренции") может толковаться достаточно широко в силу неопределенности ее содержания. Так, иные запрещенные действия или акты субъектов, перечисленные в ч. 1 ст. 15 рассматриваемого Федерального закона, можно характеризовать как дискриминационные. В таком случае появляется сложность при квалификации нарушения только по п. 8 ч. 1 данной нормы. Именно поэтому в большинстве судебных решений встречается ссылка на совокупность нескольких пунктов ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О защите конкуренции". Для устранения неоднозначности правовой квалификации и регулирования в целом законодателю можно скорректировать легальное определение, содержащееся в ст. 4 Федерального закона "О защите конкуренции" в сторону "сужения" указанного понятия дискриминационных условий или, наоборот, уточнить п. 8 ч. 1 ст. 15 данного Федерального закона, в чем именно проявляется "создание дискриминационных условий" в деятельности властных субъектов, а также возможные критерии их определения и последствия.

Во-вторых, немаловажным является тот факт, что в большей части анализируемой судебной практики судебные инстанции склоняются в сторону несогласия с выявленными антимонопольными органами и хозяйствующими субъектами нарушениями антимонопольного законодательства (например, ввиду недостаточной аргументации наличия нарушения), а также с наличием дискриминационных условий в действиях и актах субъектов, наделенных властными полномочиями. Возможно, именно отсутствие правовой определенности признаков данного правонарушения свидетельствует о подобной сложившейся преимущественно "негативной" практике (отсутствия правонарушений). Тем не менее "положительная" практика также встречается в силу очевидности совершенного нарушения или детальной и грамотной аргументации лиц, оспаривающих деятельность властных субъектов.

Наконец, в-третьих, введение дополнительных видов нарушений антимонопольного законодательства, в частности п. 8 ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О защите конкуренции", свидетельствует о развитии законодательства и усилении механизмов, направленных на устранение выявленных нарушений и выработку перспективных способов защиты. Так, появление анализируемой нормы в связи с принятием третьего пакета поправок в антимонопольное законодательство неслучайно, а значит, важным представляется совершенствование юридической техники в целом для формирования грамотного механизма воздействия на субъекты путем выстраивания возможных линий их поведения и закрепления его нормативно. Более того, именно анализ правоприменительной практики позволит выявить пробелы в законодательстве и предложить грамотные способы для их перспективного устранения.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


25 сентября 2020 г.
Проект Федерального конституционного закона № 1024645-7 "О Правительстве Российской Федерации"

Президентом РФ внесен в Государственную Думу новый ФКЗ определяющий статус Правительства РФ, организационно-правовые основы его формирования и деятельности. Кроме того законопроектом устанавливается порядок назначения на должность членов Правительства РФ, а также закрепляются полномочия  Правительства РФ в различных сферах деятельности.




19 сентября 2020 г.
Проект федерального закона № 1023318-7 "О внесении изменений в статью 57 Земельного кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - внесение изменений в пп. 4 и 5 п. 1 ст. 57 Земельного кодекса РФ в части уточнения случаев, в связи с которыми возникающие ограничения прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков подлежат возмещению, что позволит снять имеющуюся в правоприменительной практике правовую неопределенность.




15 сентября 2020 г.
Проект федерального закона № 1021303-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания и обеспечения функционирования информационной системы "Одно окно" в сфере внешнеторговой деятельности"

Цель законопроекта - упрощение административных процедур и сокращение барьеров в сфере международной торговли, организация взаимодействия участников внешнеторговой деятельности с органами государственной власти, органами и агентами валютного контроля , а также иными организациями в соответствии с их компетенцией в электронной форме по принципу "одного окна".




2 сентября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1015918-7 "О маркетплейсе"

Маркетплейс, согласно ст. 1 законопроекта - это программное обеспечение, которое позволяет реализовывать другое программное обеспечение. Цель законопроекта - устранение перекоса, создавшегося из-за неуплаты налога на прибыль владельцами маркетплейсов по месту получения выручки. Помимо этого законопроект также уменьшит кадровый "голод" из-за отъезда кадров в сфере компьютерных технологий за границу. В связи с принятием федерального закона "О маркетплейсе" потребуется внесение изменений в КоАП РФ в части установления дополнительных штрафов.




25 августа 2020 г.
Проект Федерального закона № 1013075-7 "О внесении изменений в статью 21 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации"

Законопроектом предлагается сокращение срока аккредитации филиала, представительства иностранного юр. лица; введение ограничения на назначение руководителем филиала (представительства) иностранного юр. лица на определенный срок для физических лиц, ранее задействованных в создании и деятельности юр. лиц с признаками фиктивной деятельности; установление запрета на аккредитацию нового филиала (представительства) иностранному юр. лицу, имеющему задолженность перед бюджетной системой РФ.



В центре внимания:


Как организовать учет арендных платежей по принципам МСФО (Курбангалеева О.)

Дата размещения статьи: 25.09.2020

подробнее>>

Роль нейролингвистического программирования в практике адвоката по защите прав и свобод человека и гражданина (Воробьев А.С.)

Дата размещения статьи: 25.09.2020

подробнее>>

Боязнь адвокатской монополии или ненамеренное нарушение права на квалифицированную юридическую помощь в уголовном процессе? (Воронов А.А.)

Дата размещения статьи: 25.09.2020

подробнее>>

Защита имущественных прав потерпевших от террористического акта: гражданско-правовой аспект (Кобец П.Н., Краснова К.А., Волкова М.А.)

Дата размещения статьи: 25.09.2020

подробнее>>

К вопросу о качестве оказания бесплатной юридической помощи (Малютина О.А.)

Дата размещения статьи: 25.09.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи