Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Юридическая оценка ограничивающих конкуренцию соглашений: теория и практика (Истомин В.Г.)

Юридическая оценка ограничивающих конкуренцию соглашений: теория и практика (Истомин В.Г.)

Дата размещения статьи: 19.09.2020

Современное антимонопольное законодательство является одним из инструментов государственного регулирования экономических отношений. В качестве одного из запрещенных таким законодательством видов антиконкурентного поведения выступает монополистическая деятельность, которая включает злоупотребление хозяйствующим субъектом (группой лиц) своим доминирующим положением, ограничивающие конкуренцию соглашения и согласованные действия, а также иные действия (бездействие), признаваемые в соответствии с федеральными законами монополистической деятельностью. Антиконкурентные соглашения заключаются в различных сферах, и их предметом могут являться различные условия - определенное поведение при проведении торгов, ценовая политика, раздел рынка по географическому признаку или по потребителям и т.п. Такие соглашения зачастую наносят весьма крупный ущерб как государственному бюджету, так и интересам предпринимательских структур и потребителей, многие из таких соглашений неоднократно упоминались в научной литературе. Например, широкую известность приобрели рассмотренные Федеральной антимонопольной службой дела о минтаевом картеле <1>, картеле производителей пангасиуса <2>, дело о "крабовых аукционах" <3>, дела о картелях в области гособоронзаказа и соглашениях, заключенных при проведении конкурсов на разработку документации и строительство объектов государственной границы Российской Федерации <4>. Негативные последствия таких и многих других антиконкурентных соглашений сложно переоценить. В этой связи анализ юридической сущности антиконкурентных соглашений и их правовых последствий представляет несомненный интерес.
--------------------------------
<1> Кинев А.Ю. Борьба с картелями, другими антиконкурентными соглашениями и согласованными действиями. Лучшие практики 2012 (подготовлен для системы "КонсультантПлюс"). 2013; СПС "КонсультантПлюс".
<2> Кинев А.Ю. Борьба с картелями и другими антиконкурентными соглашениями. Лучшие практики 2013 (подготовлен для системы "КонсультантПлюс"). 2014 // СПС "КонсультантПлюс". Несмотря на то что Определением Верховного Суда РФ от 17 февраля 2016 г. по делу N А40-143256/2013 решение и предписание антимонопольного органа по делу о заключении антиконкурентного соглашения на рынке филе пангасиуса мороженого, импортируемого из Вьетнама, а также постановление о наложении на компании административного штрафа по данному делу были признаны незаконными и отменены, само дело представляет несомненный интерес для изучения.
<3> Кассация поставила точку в деле о картеле на крабовых аукционах 2012 г. в Приморье. URL: https://primamedia.ru/news/445599/ (дата обращения: 20.08.2018).
<4> Цариковский А.Ю. Борьба с картелями как одно из направлений укрепления национальной безопасности России. Конкуренция в рыночной экономике: пределы свободы и ограничений: Монография / Отв. ред. А.В. Габов. М., 2016. С. 322 - 323.

В российском законодательстве прямому запрету ограничивающих конкуренцию соглашений посвящены ст. ст. 11 и 16 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" <5>. Первая из них устанавливает запрет на заключение антиконкурентных соглашений между хозяйствующими субъектами, вторая касается запрета заключения ограничивающих конкуренцию соглашений и осуществления согласованных действий органами государственной власти и местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями между собой либо между этими органами (организациями) и хозяйствующими субъектами. Общее понятие соглашения для целей антимонопольного законодательства содержится в п. 18 ст. 4 Федерального закона "О защите конкуренции", в соответствии с которым соглашением является "договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме". Сам термин "договоренность" в Законе не раскрывается.
--------------------------------
<5> Далее по тексту - Федеральный закон "О защите конкуренции".

Наука российского конкурентного права и отечественное антимонопольное законодательство традиционно выделяют следующие виды антиконкурентных соглашений, заключаемых между хозяйствующими субъектами: горизонтальные, вертикальные и иные (в частности, конгломеративные) <6>. Горизонтальные соглашения заключаются между хозяйствующими субъектами, находящимися в отношениях реальной или потенциальной конкуренции. Наиболее опасными среди горизонтальных соглашений являются картельные соглашения, т.е. такие, которые направлены на достижение целей, указанных в ч. 1 ст. 11 Федерального закона "О защите конкуренции" (установление или поддержание цен (тарифов); повышение, снижение или поддержание цен на торгах; раздел товарного рынка и т.д.). Вертикальными называются соглашения между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продает) товар. К категории иных соглашений можно отнести те, которые не охватываются понятием горизонтальных и вертикальных (например, соглашения хозяйствующих субъектов, не конкурирующих между собой, но при этом также не выступающих по отношению друг к другу как покупатель и продавец).
--------------------------------
<6> См., например: Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства: проблемы теории и практики: Монография / Отв. ред. С.В. Максимов, С.А. Пузыревский. М., 2016 // СПС "КонсультантПлюс"; Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / Отв. ред. И.Ю. Артемьев. М., 2015; СПС "КонсультантПлюс".

До относительно недавнего времени при оценке юридической природы ограничивающих конкуренцию соглашений, запрещенных ст. 11 Федерального закона "О защите конкуренции", основным высказываемым в литературе мнением было мнение об отнесении их к недействительным гражданско-правовым сделкам. При этом споры в основном шли об их ничтожности или оспоримости <7>. Отмечалось, что судебная практика и доктрина в основном восприняли такой подход, в соответствии с которым используют ст. 168 ГК РФ (имеется в виду ее ранее действовавшая редакция) для аргументации своих решений по поводу разграничения сделок, нарушающих антимонопольное законодательство, исходя из того, что все сделки, в отношении которых из законодательства о защите конкуренции не следует их оспоримость, являются ничтожными <8>. Соответствующая судебная практика, хотя и не очень многочисленная, действительно существовала <9>. Существовала и гораздо более многочисленная практика, когда судами в качестве недействительных сделок рассматривались также соглашения, нарушающие иные, нежели указанные в ст. 11 Федерального закона "О защите конкуренции", запреты. Речь идет о соглашениях, заключенных с нарушением требований, установленных ст. ст. 10, 17, 17.1, 19, а также рядом других норм указанного Закона. Подобные соглашения рассматривались в основном как ничтожные сделки <10>. Такой подход в целом соответствовал и международно-правовым актам, европейской правовой доктрине, поскольку ст. 101 Договора о функционировании Европейского союза от 25 марта 1957 г. (в редакции Лиссабонского договора 2007 г.) прямо устанавливает ничтожность антиконкурентных соглашений, запрещенных данной статьей, а правило о недействительности сделок, направленных на предотвращение и ограничение конкуренции, "является общепринятым в западноевропейском праве, что подтверждается практикой Суда Европейских сообществ" <11>.
--------------------------------
<7> См., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 2000. С. 186; Тотьев К.Ю. Новый Закон о защите конкуренции и гражданское законодательство // Цивилист. 2006. N 4; СПС "КонсультантПлюс".
<8> Тотьев К.Ю. Сделки, нарушающие антимонопольное законодательство: ничтожность или оспоримость? // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 5; СПС "КонсультантПлюс".
<9> См., например: Постановление ФАС Центрального округа от 4 февраля 2011 г. по делу N А14-8178/2009/268/29 // СПС "КонсультантПлюс".
<10> См.: Определение ВАС РФ от 6 августа 2009 г. N ВАС-9952/09 по делу N А72-4211/08-31/43; Постановление ФАС Поволжского округа от 20 июля 2009 г. по делу N А72-8694/2008; Постановление ФАС Центрального округа от 25 августа 2005 г. N А14-971-2005/18/4 // СПС "КонсультантПлюс".
<11> Желонкин С.С. Аналитический обзор. Вопросы применения отдельных норм Гражданского кодекса Российской Федерации о недействительности сделок // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2010. N 5; СПС "КонсультантПлюс".

Казалось бы, вопрос о юридической природе ограничивающих конкуренцию соглашений получил свое относительное разрешение в юридической науке и на практике. Однако свежую волну в успокоившуюся было дискуссию внесло Постановление Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2010 г. N 9966/10 по делу N А27-12323/2009, в котором Президиум, отменяя решения нижестоящих судов, указал на то, что "факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством", а также обратил внимание на неприменимость к антиконкурентным соглашениям положений ст. ст. 154, 160, 432, 434 Гражданского кодекса Российской Федерации <12>. В п. 9 вышедшего 16 марта 2016 г. Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, Президиум Верховного Суда РФ данную позицию подтвердил и дополнительно указал, что "законодательством не определено и не может быть определено, какие доказательства подтверждают факт заключения антиконкурентного соглашения", а также не установлены требования к форме подтверждающих заключение данного соглашения документов <13>.
--------------------------------
<12> Постановление Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2010 г N 9966/10 по делу N А27-12323/2009 // СПС "КонсультантПлюс".
<13> Обзор по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере: утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16 марта 2016 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 9. СПС "КонсультантПлюс".

В связи с указанной позицией высших судебных инстанций в современной литературе были высказаны мнения о том, что для разрешения тех или иных вопросов, связанных с ограничивающим конкуренцию соглашением, пользоваться нормами ГК РФ недопустимо <14>, поскольку соглашения - это не сделки, как они определены в ГК РФ, а антиконкурентные действия и конкретные требования ГК РФ не должны распространяться на соглашения в контексте антимонопольного регулирования <15>, а также о том, что запрещенные ч. 1 ст. 11 Федерального закона "О защите конкуренции" картельные соглашения представляют собой более широкую категорию, нежели договор, поскольку "могут как устанавливать, изменять или прекращать права или обязанности сторон (т.е. способны быть гражданско-правовым договором), так и фиксировать лишь намерения сторон относительно будущих действий каждой из них в отношении себя или третьих лиц" <16>.
--------------------------------
<14> Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / Отв. ред. И.Ю. Артемьев. М., 2015; СПС "КонсультантПлюс".
<15> Балашкевич И.В. Соотношение регулирования соглашения о совместной деятельности Гражданским кодексом Российской Федерации и Законом о защите конкуренции // Юрист. 2017. N 3; СПС "КонсультантПлюс".
<16> Комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / Под ред. В.Ф. Попондопуло, Д.А. Петрова. М., 2013; СПС "КонсультантПлюс".

В процессе анализа приведенных позиций судебных органов и научных мнений представляется необходимым сформулировать определенные суждения относительно юридической природы соглашений, предусмотренных ст. 11 Федерального закона "О защите конкуренции". Кроме того, такая необходимость связана и с тем, что в практике своей деятельности судебные органы чаще всего ограничиваются констатацией наличия либо отсутствия нарушения той или иной части и пункта ст. 11 Федерального закона "О защите конкуренции" в контексте оценки законности акта антимонопольного органа, не давая характеристики правовой природы заключенного соглашения как юридического факта. Отчасти это вызвано приведенными ранее решениями высших судебных инстанций, не требующих от судов устанавливать факт наличия гражданско-правового договора для констатации ограничивающего конкуренцию соглашения, а также недостаточной развитостью частных имущественных исков, связанных с защитой нарушенных прав участников экономических отношений. Между тем в случае выявления гражданско-правовой природы указанных соглашений можно ставить вопрос о защите данных прав с использованием норм ГК РФ.
Ранее уже отмечалось, что любое антиконкурентное соглашение, как следует из его законодательного определения, представляет собой договоренность, т.е. согласованную волю двух или более лиц, выраженную в устной или письменной форме и направленную на достижение определенной противоправной цели. Такого рода договоренность представляет собой неправомерное юридическое действие, запрещенное законодательством, т.е. недействительную сделку, к которой вполне могут быть применены нормы ГК РФ о недействительных сделках. В самом деле ст. 153 ГК РФ под сделками понимает действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сущностью сделки является волеизъявление субъекта, имеющее своей основой его волю. Сделки тем и отличаются от юридических поступков, что характеризуются определенной направленностью в соответствии с намерением субъектов, их заключивших. В случае же, когда договоренность субъектов имеет определенные пороки, говорят о недействительности сделки. Иными словами, недействительность (порочность) сделки - это действия, хотя бы и являющиеся сделкой или только именуемые "сделкой", но совершенные с нарушениями предусмотренных законом правил <17>.
--------------------------------
<17> Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. С.А. Степанова. М.; Екатеринбург, 2010. Т. 1; СПС "КонсультантПлюс".

Такая сделка может быть совершена как в устной либо письменной форме, так и путем конклюдентных действий. Причем современная правоприменительная практика свидетельствует о том, что многие антиконкурентные соглашения доказываются косвенным путем, через анализ поведения хозяйствующих субъектов, т.е., по сути, через установление их конклюдентных действий. В этой связи нельзя согласиться с тем, что при оценке антиконкурентных соглашений недопустимо использование норм гражданского законодательства. Представляется, что антиконкурентные соглашения следует рассматривать как двухсторонние или многосторонние противоправные волевые действия юридически равноправных субъектов, нарушающие права и законные интересы других лиц, т.е. юридические факты, влекущие гражданско-правовые последствия. Другое дело, что может возникнуть вопрос: являются ли антиконкурентные соглашения недействительными сделками либо иными неправомерными юридическими (фактическими) действиями, в частности обычными деликтами? Представляется, что сущностью антиконкурентного соглашения является договоренность о принятии на себя определенных противоправных обязательств действовать в дальнейшем тем или иным образом, и в этом контексте оно имеет сделочную природу. Как справедливо отмечается в юридической литературе, сделка, совершенная в нарушение закона, все же не превращается в деликт именно потому, что и незаконная сделка отличается от деликта направленностью на юридический, а не на фактический результат <18>. Этим ограничивающие конкуренцию соглашения отличаются от действий, составляющих акты недобросовестной конкуренции и представляющих собой обычные деликты, влекущие обязанность возместить причиненный ими вред. Другое дело, что недействительную сделку в широком смысле также следует рассматривать как неправомерное действие. Более того, недействительная сделка как раз предполагает несоблюдение установленных ГК РФ правил, касающихся заключения и содержания гражданско-правового договора, и в этом смысле подобная оценка ограничивающих конкуренцию соглашений не будет находиться в противоречии с приведенной ранее позицией высших судебных инстанций. Вместе с тем нужно отметить, что ограничивающие конкуренцию соглашения могут, помимо гражданско-правовых, влечь также административно-правовые, а иногда и уголовно-правовые последствия и в этом смысле быть юридическими фактами как гражданского, так и иных отраслей права. Подобные вопросы также, в том числе и применительно к антисоциальным сделкам, получили в свое время рассмотрение в юридической литературе. Справедливо отмечалось, что если недействительная сделка одновременно является административным или уголовным правонарушением, то конкретные санкции должны наступать в рамках норм соответствующих отраслей права <19>.
--------------------------------
<18> Скловский К.И. Сделка и ее действие (2-е изд.). Комментарий главы 9 ГК РФ (понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок). М., 2015; СПС "КонсультантПлюс".
<19> Свит Ю.П. Проблемы правовой квалификации антисоциальных сделок // Цивилист. 2007. N 4; СПС "КонсультантПлюс".

Литература

1. Балашкевич И.В. Соотношение регулирования соглашения о совместной деятельности Гражданским кодексом Российской Федерации и Законом о защите конкуренции / И.В. Балашкевич // Юрист. 2017. N 3. С. 31 - 36.
2. Брагинский М.И. Договорное право. Книга первая. Общие положения / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. 3-е изд., стереотип. М.: Статут, 2000. 840 с.
3. Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. С.А. Степанова. М.: Проспект, 2010. Т. 1. 630 с.
4. Желонкин С.С. Аналитический обзор. Вопросы применения отдельных норм Гражданского кодекса Российской Федерации о недействительности сделок / С.С. Желонкин // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2010. N 5. С. 18 - 44.
5. Кинев А. Борьба с картелями и другими антиконкурентными соглашениями. Лучшие практики 2013 / Ю. Кинев // СПС "КонсультантПлюс". 2014.
6. Кинев А. Борьба с картелями, другими антиконкурентными соглашениями и согласованными действиями. Лучшие практики 2012 / Ю. Кинев // СПС "КонсультантПлюс". 2013.
7. Комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / Под ред. В.Ф. Попондопуло, Д.А. Петрова. М.: Норма; Инфра-М, 2013. 304 с.
8. Конкуренция в рыночной экономике: пределы свободы и ограничений: Монография / Отв. ред. А. Габов. М.: Юриспруденция, 2016. 372 с.
9. Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / Отв. ред. И.Ю. Артемьев. М.: Статут, 2015. 720 с.
10. Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства: проблемы теории и практики: Монография / Отв. ред. С.В. Максимов, С.А. Пузыревский. М.: Норма; Инфра-М, 2016. 142 с.
11. Свит Ю.П. Проблемы правовой квалификации антисоциальных сделок / Ю.П. Свит // Цивилист. 2007. N 4. С. 38 - 41.
12. Скловский К.И. Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ (понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок) / К.И. Скловский. 2-е изд. М.: Статут, 2015. 173 с.
13. Тотьев К.Ю. Новый Закон о защите конкуренции и гражданское законодательство / К.Ю. Тотьев // Цивилист. 2006. N 4. С. 76 - 84.
14. Тотьев К.Ю. Сделки, нарушающие антимонопольное законодательство: ничтожность или оспоримость? / К.Ю. Тотьев // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 5. С. 68 - 73.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 350-84-16
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


7 октября 2020 г.
Проект федерального закона № 1030414-7 "О внесении изменений в статью 12 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и в статью 23 Федерального закона "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг"

Цель законопроекта - повышение прозрачности и доступности системы принудительного исполнения, уровня оперативности действий должностных лиц ФССП России в ходе принудительного исполнения судебных и иных актов, а также исключение случаев предъявления на принудительное исполнение в ФССП России поддельных исполнительных документов.




25 сентября 2020 г.
Проект Федерального конституционного закона № 1024645-7 "О Правительстве Российской Федерации"

Президентом РФ внесен в Государственную Думу новый ФКЗ определяющий статус Правительства РФ, организационно-правовые основы его формирования и деятельности. Кроме того законопроектом устанавливается порядок назначения на должность членов Правительства РФ, а также закрепляются полномочия  Правительства РФ в различных сферах деятельности.




19 сентября 2020 г.
Проект федерального закона № 1023318-7 "О внесении изменений в статью 57 Земельного кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - внесение изменений в пп. 4 и 5 п. 1 ст. 57 Земельного кодекса РФ в части уточнения случаев, в связи с которыми возникающие ограничения прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков подлежат возмещению, что позволит снять имеющуюся в правоприменительной практике правовую неопределенность.




15 сентября 2020 г.
Проект федерального закона № 1021303-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания и обеспечения функционирования информационной системы "Одно окно" в сфере внешнеторговой деятельности"

Цель законопроекта - упрощение административных процедур и сокращение барьеров в сфере международной торговли, организация взаимодействия участников внешнеторговой деятельности с органами государственной власти, органами и агентами валютного контроля , а также иными организациями в соответствии с их компетенцией в электронной форме по принципу "одного окна".




2 сентября 2020 г.
Проект Федерального закона № 1015918-7 "О маркетплейсе"

Маркетплейс, согласно ст. 1 законопроекта - это программное обеспечение, которое позволяет реализовывать другое программное обеспечение. Цель законопроекта - устранение перекоса, создавшегося из-за неуплаты налога на прибыль владельцами маркетплейсов по месту получения выручки. Помимо этого законопроект также уменьшит кадровый "голод" из-за отъезда кадров в сфере компьютерных технологий за границу. В связи с принятием федерального закона "О маркетплейсе" потребуется внесение изменений в КоАП РФ в части установления дополнительных штрафов.



В центре внимания:


Финансовый мониторинг в системе мер по противодействию коррупции (Кумуков М.Ш.)

Дата размещения статьи: 07.10.2020

подробнее>>

Субъекты административной юрисдикции (история, тенденции, перспективы) (Якимов А.Ю.)

Дата размещения статьи: 07.10.2020

подробнее>>

О преступности несовершеннолетних и молодежи (Бельский А.И., Лыков Э.Н.)

Дата размещения статьи: 07.10.2020

подробнее>>

Современная оперативная обстановка в сфере борьбы с экономической преступностью (Васильев Э.А., Надейкина О.А.)

Дата размещения статьи: 07.10.2020

подробнее>>

Демографическое и миграционное развитие России: восточный вектор (вопросы теории) (Гришанова А.Г., Кожевникова Н.И.)

Дата размещения статьи: 07.10.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2020
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи