Быстрая навигация: Каталог статей > Отдельные виды предпринимательской деятельности > Поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд (госзакупки). Федеральная контрактная система > Закупочные страшилки: как изменится жизнь заказчиков в связи с применением новой редакции Закона N 223-ФЗ (Байрашев В.Р.)

Закупочные страшилки: как изменится жизнь заказчиков в связи с применением новой редакции Закона N 223-ФЗ (Байрашев В.Р.)

Дата размещения статьи: 23.09.2020

Реформу Закона N 223-ФЗ многие законодатели, контролирующие органы и участники закупок встретили восторженно: наконец-то баланс интересов сместился в сторону участников закупки и большей защиты конкуренции.
Заказчики, напротив, насторожились и в ожидании часа X принялись судорожно искать приемлемые для реализации закупочные стратегии. Благо времени на их поиск оказалось достаточно, поскольку Минфин и ФАС России дали ясный сигнал рынку о том, что до конца 2018 года заказчики могут проводить закупки по старым правилам <1>.
--------------------------------
<1> Письмо Минфина России N 24-04-06/44451, ФАС России N АД/48543/18 от 27.06.2018 "О позиции Минфина России и ФАС России о приведении положения о закупке в соответствие с Федеральным законом от 31.12.2017 N 505-ФЗ".

Тем не менее ряд нововведений (назовем их страшилками) вызывают у заказчиков серьезные опасения, ассоциируясь с нормами Закона N 44-ФЗ. Попробуем разобраться, какие последствия они в действительности за собой влекут.

Страшилка N 1 "Все закупочные процедуры теперь зарегулированы законом, и старый порядок проведения закупок сохранить невозможно"

Просматривая новую редакцию Закона N 223-ФЗ, можно прийти к выводу, что все закупки стали торгами, их больше нельзя отменить после истечения срока подачи заявок, а закупки среди субъектов малого и среднего предпринимательства проводятся по строго регламентированной процедуре, схожей с Законом N 44-ФЗ.
Это так, но только до тех пор, пока заказчиком не замечены различия между конкурентными и неконкурентными закупками.
Конкурентные закупки - конкурс, аукцион, запрос котировок, запрос предложений и иные предусмотренные положением о закупке способы закупки, отвечающие критериям ч. 3 ст. 3 Закона N 223-ФЗ.
Неконкурентные закупки - не только закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя), но и любые другие предусмотренные положением о закупке способы закупки, которые не отвечают установленным Законом N 223-ФЗ признакам. Например, в такой неконкурентной закупке заказчиком не соблюдаются ограничения на указание товарных знаков, но при этом все желающие могут подавать заявки на участие в такой закупке.
Самое главное здесь то, что большая часть процедурных изменений Закона N 223-ФЗ касается именно конкурентных закупок. При чтении каждого положения Закона N 223-ФЗ следует каждый раз отмечать, относится ли оно к закупкам вообще или касается только конкурентных закупок.
Так неконкурентные закупки оказались избавлены не только от большинства нововведений Закона N 223-ФЗ, но и даже получили ряд послаблений в регулировании. Например, требования к извещению и документации о закупке в новой редакции Закона N 223-ФЗ распространяются только на конкурентные закупки.
Это означает, что при использовании иных неконкурентных способов закупки заказчик может не только сохранить прежний порядок проведения закупок, но и избавить себя от такой неприятной обязанности, как обязательное использование в документации о закупке многочисленных ГОСТов и обоснование их неиспользования.
Конечно, со временем контролирующие органы могут инициировать новый виток ужесточающих реформ, анализируя применяемые заказчиками способы закупки, однако вывод о недостаточной "конкурентности" закупок конкретного заказчика невозможно сделать на основании данных ежемесячно публикуемой отчетности. Ведь по п. 3 ч. 19 ст. 4 Закона N 223-ФЗ отчетность будет нулевой как в случае, когда во всех конкурентных закупках участвовало более одного участника закупки <2>, так и в случае, когда заказчик не имеет дело с конкурентными способами закупки вовсе, проводя вместо них иные неконкурентные способы закупки.
--------------------------------
<2> В соответствии с п. 5 ст. 447 ГК РФ аукцион и конкурс, в которых участвовал только один участник, признаются несостоявшимися. Иные основания признания торгов несостоявшимися устанавливаются законом. Закон N 223-ФЗ, в отличие от Закона N 44-ФЗ, иные основания признания торгов несостоявшимися не устанавливает.

Иные неконкурентные способы закупки наряду с закупками у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) могут быть использованы и для целей выполнения нормативов закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства, поскольку их применение не исключается действующей редакцией Постановления Правительства РФ от 11.12.2014 N 1352.
Кроме того, реформа Закона N 223-ФЗ позволяет и вовсе вывести значительную часть закупок за рамки Закона N 223-ФЗ. А это не только закупки у взаимозависимых лиц при условии их включения в положение о закупке, но и исполнение заказчиком заключенного с иностранным юридическим лицом договора, предметом которого являются поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг за пределами Российской Федерации <3>.
--------------------------------
<3> На широкие возможности применения данной формулировки при организации крупными заказчиками закупочной деятельности в своем авторском материале обращал внимание В.В. Дон: http://zakupki-portal.ru/novosti/viktor-don-avtorskie-materialy/zakupochnaya-revolyuciya-ili-zakupochnaya-kontrrevolyuciya-chto-pozvoleno-yupiteru-ehksportorientirovannym-subektam-223-fz-s-31/.

Страшилка N 2 "Заказчик больше не сможет приобретать желаемую продукцию конкретных товарных знаков"

Данную страшилку породила схожесть формулировки ч. 6.1 ст. 3 Закона N 223-ФЗ с нормами п. 1 ч. 1 ст. 33 Закона N 44-ФЗ.
Именно схожесть, поскольку п. 1 ч. 1 ст. 33 Закона N 44-ФЗ запрещает по общему правилу указывать товарные знаки без слов или эквивалент, если это ограничивает количество участников закупки, а п. 2 ч. 6.1 ст. 3 Закона N 223-ФЗ запрещает это делать в случае необоснованного ограничения количества участников закупки.
Одно слово в контексте наличия судебной практики может значительно расширить, казалось бы, сильно ограниченные возможности закупки товара желаемого товарного знака при проведении конкурентных закупок:
"Указание в закупочной документации товарного знака может быть признано допустимым в случаях, когда закупка эквивалентного товара приведет к дополнительным и подтвержденным затратам, превышающим возможную выгоду заказчика. Такие затраты, например, могут быть связаны с необходимостью переобучения персонала, увеличения затрат на разноплановое техническое обслуживание в связи с низким уровнем технологической совместимости различных производителей и др." <4>.
--------------------------------
<4> Пункт 10 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16 мая 2018 г.).

В указанной связи представляется допустимым говорить о закупке оборудования конкретного товарного знака не только в ситуации, когда оно непосредственно должно быть совместимо с другим оборудованием заказчика, но и в иных случаях.
Например, заказчик имеет большой автопарк грузовых автомобилей одного товарного знака. На поставку запасных частей к этим автомобилям у него заключен выгодный оптовый контракт, персонал обучен их обслуживать. Представляется, что в такой ситуации действия заказчика, желающего на аукционе купить автомобиль того же товарного знака, можно признать обоснованным ограничением конкуренции, т.к. приобретение иного автомобиля неизбежно повлечет дополнительные затраты на его обслуживание.
Подобным образом можно обосновать и закупку оборудования желаемого товарного знака, если на складе заказчика находится значительное количество запасных частей к нему. И очевидно, что такие запасные части едва ли могут быть использованы для обслуживания оборудования иного товарного знака.
Таким образом, возможность приобретения товара конкретного товарного знака по конкурентным способам закупки во многом будет зависеть от способности заказчика обосновать его потребность в ФАС России и судах. Но даже ФАС России еще в 2015 году при определенных условиях допускала закупку товара конкретного товарного знака, не считая такие действия ограничением конкуренции:
"При установлении требований к товарам заказчикам необходимо учитывать, что такие требования не могут приводить к ограничению числа участников закупок и, как следствие, к недопущению, ограничению, устранению конкуренции при осуществлении закупок, в частности, в результате установления требований к поставляемому товару, которым соответствует товар единственного производителя, в том числе указания на товарный знак, модель, марку товара без сопровождения словами "или эквивалент", "или аналог" и определения параметров эквивалентности, за исключением случаев необходимости обеспечения технологической совместимости предмета закупки с товаром, имеющимся у заказчика, а также в случае закупки уникального (наилучшего) товара из товаров, имеющихся на соответствующем товарном рынке" <5>.
--------------------------------
<5> Стандарт осуществления закупочной деятельности отд. видов юрлиц (утв. ФАС России).

Но и этими случаями возможности конкурентных закупок товаров с конкретными товарными знаками без слов "или эквивалент" не ограничиваются. Кроме ожидаемой возможности закупки товара конкретного товарного знака, когда такой товар необходим заказчику для исполнения условий международных договоров, договоров с юридическими лицами <6>, обращает на себя внимание формулировка, предусматривающая закупку товара конкретного товарного знака при наличии государственного (муниципального) контракта.
--------------------------------
<6> Как ни странно, в формулировку не были включены физические лица (те же индивидуальные предприниматели), с которыми заказчик может быть связан аналогичными договорными отношениями, предусматривающими поставку таким физическим лицам товаров конкретных товарных знаков.

Дело в том, что формулировка подп. "в" п. 3 ч. 6.1 ст. 3 Закона N 223-ФЗ, в отличие от случая исполнения заказчиком договора с юридическим лицом, не обусловливает закупку товара конкретного товарного знака наличием такого товара в государственном (муниципальном) контракте.
Так ничто не препятствует заказчику, имеющему потребность в доставке товара государственному (муниципальному) заказчику, приобрести по данному основанию новый грузовой автомобиль или иной товар конкретного товарного знака, если он будет использоваться для исполнения соответствующего государственного (муниципального) контракта. Но очевидно, что после исполнения государственного (муниципального) контракта такой товар может использоваться заказчиком и для другой деятельности.
При этом важно понимать, что не всякий договор, заключенный в рамках Закона N 44-ФЗ, будет являться государственным (муниципальным) контрактом, а только тот, который будет заключен с государственным (муниципальным) заказчиком <7>. В частности, бюджетные, автономные учреждения, унитарные предприятия, проводящие закупки по Закону N 44-ФЗ, государственными (муниципальными) заказчиками не являются и могут заключать государственные (муниципальные) контракты только в случае, предусмотренном ч. 6 ст. 15 Закона N 44-ФЗ.
--------------------------------
<7> Состав таких заказчиков определен ст. 3 Закона N 44-ФЗ.

Еще один "глюк" Закона N 223-ФЗ, наводящий на мысль о возможности закупки товаров желаемых товарных знаков с помощью конкурентных закупок, обусловлен отсутствием в запросе котировок документации о закупке. А ч. 6.1 ст. 3 Закона N 223-ФЗ устанавливает запрет на указание товарных знаков именно в документации о закупке.
В то же время использование заказчиком данной особенности Закона N 223-ФЗ представляется неправомерным. В этой части следует обратить внимание на п. 3 ч. 3 ст. 3 Закона N 223-ФЗ, который предусматривает обязательность описания объекта закупки с учетом требований ч. 6.1 ст. 3 Закона N 223-ФЗ.
Вместе с тем существует и более простой путь закупки товара конкретного товарного знака без слов "или эквивалент" на конкурентной основе. И это снова иные неконкурентные способы закупки.

Страшилка N 3 "Заказчик ограничен в праве требования у участников закупки документов, подтверждающих их соответствие требованиям документации о закупке"

Эта страшилка получила куда меньшее распространение в среде заказчиков, так как ассоциируется всего с одной нормой, а именно п. п. 9 - 10 ч. 10 ст. 4 Закона N 223-ФЗ. В новой редакции Закона N 223-ФЗ перечень документов, представляемых участниками закупки для подтверждения их соответствия требованиям документации о закупке, упоминается только для случая закупки работ по проектированию, строительству, модернизации и ремонту особо опасных, технически сложных объектов капитального строительства и закупки товаров, работ, услуг, связанных с использованием атомной энергии.
Действительно, ФАС России нередко признает необоснованными любые, даже объективно оправданные на первый взгляд требования к участникам закупки, например опыт выполнения аналогичных работ в размере 20% начальной (максимальной) цены договора <8> или наличие у участника закупки и привлекаемых им субподрядчиков необходимых для исполнения договора материально-технических ресурсов <9>.
--------------------------------
<8> Решение ФАС России от 03.02.2017 N 223ФЗ-100/17 (закупка N 31604531887).
<9> Решение ФАС России от 09.08.2017 N 223ФЗ-791/17 (закупка N 31705211785).

Несмотря на наличие возможности отмены подобных решений в судебном порядке, некоторые заказчики опасаются, что указанные изменения фактически запрещают требовать подтверждающие документы от участников закупки, что делает установление каких-либо требований бессмысленным.
Чтобы не заблуждаться на этот счет, следует обратить внимание на п. 16 ч. 10 ст. 4 Закона N 223-ФЗ, допускающий указывать иные сведения, которые определены положением о закупке. Таким образом, заказчики по-прежнему могут требовать от участников закупки предоставления документов для подтверждения их соответствия требованиям документации о закупке.

Страшилка N 4 "Полномочия ФАС России при обжаловании закупок по Закону N 223-ФЗ серьезно усилены и соответствуют полномочиям по Закону N 44-ФЗ"

Закон N 223-ФЗ в редакции, вступившей в силу уже в январе 2018 года, предусматривает увеличение количества оснований для обжалования закупок участниками закупки в ФАС России. Наиболее существенным представляется случай осуществления заказчиком закупки с нарушением требований Закона N 223-ФЗ и (или) положения о закупке.
До соответствующих правок заказчики успешно отменяли решения ФАС России в арбитражных судах, ссылаясь на ограниченный перечень оснований для обжалования закупок в Законе N 223-ФЗ, что было поддержано Верховным Судом РФ в Определении от 11.04.2017 N 304-КГ16-17592 по делу А27-24989/2015.
Казалось бы, появление дополнительного основания для обжалования закупок переворачивает ситуацию с ног на голову, но такой вывод видится поспешным. И вот почему.
Вместе с расширением возможностей обжалования закупок ч. 13 ст. 3 Закона N 223-ФЗ определила, что рассмотрение жалобы антимонопольным органом должно ограничиваться только доводами, составляющими предмет обжалования. На это же обстоятельство указывает и п. 17 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16 мая 2018 года).
Однако в письме ФАС России от 23.01.2018 N ИА/3655/18 "О рассмотрении жалоб на действия (бездействие) заказчика при закупке товаров, работ, услуг" данное ограничение фактически игнорируется, и центральный аппарат ФАС России указывает своим территориальным органам на то, что право ФАС России учитывать иные нарушения при принятии решений по жалобам и выдаче предписаний закреплено в ч. 17, 20 ст. 18.1 Закона N 135-ФЗ.
В то же время самостоятельное выявление антимонопольным органом не указанных в жалобе нарушений и учет их при принятии решений значительно ослабляют позицию ФАС России при обжаловании закупок. Первая судебная практика, связанная с применением ч. 13 ст. 3 Закона N 223-ФЗ, складывается не в пользу антимонопольного органа:
"Кроме того, суд признал, что антимонопольный орган принял оспариваемое решение с превышением полномочий, определенных ч. 13 ст. 3 Закона N 223-ФЗ, выявив в рамках рассмотрения жалобы... другие нарушения в действиях заказчика.
...Порядок рассмотрения указанных жалоб установлен ст. 18.1 Закона N 135-ФЗ, которая регламентирует лишь порядок действий антимонопольного органа (процедуру) при рассмотрении жалоб участников закупок, осуществляемых в соответствии с Законом N 223-ФЗ, но не определяет основания обращения в антимонопольный орган. Эти основания установлены в ч. 10 ст. 3 Закона N 223-ФЗ с ограничениями, определенными ч. 13 данной статьи...
При этих условиях положения ст. 18.1 Закона N 135-ФЗ не свидетельствуют о наделении антимонопольного органа дополнительными полномочиями. Данная норма в силу своего процедурного характера не может рассматриваться как расширяющая перечень оснований, в пределах которых антимонопольный орган обладает полномочиями по рассмотрению жалоб, а лишь допускает возможность вынесения решения по итогам рассмотрения жалобы участника закупки с учетом всех нарушений.
Таким образом, воля законодателя не направлена на то, чтобы предоставить антимонопольному органу тот же объем полномочий по оперативному вмешательству в закупки, какими данный орган в силу положений ч. 1 ст. 99, ч. 1 ст. 105 Закона N 44-ФЗ.
На этом основании суд обоснованно признал, что нарушения заказчиком п. п. 3 - 5 ч. 9, п. п. 1, 4, 5 ч. 10 ст. 4 Закона N 223-ФЗ... установлены комиссией Управления с превышением полномочий, определенных ч. 13 ст. 3 Закона N 223-ФЗ" <10>.
--------------------------------
<10> Постановление Первого ААС от 22.08.2018 по делу N А38-1681/2018.

Конечно, это не лишает участников закупки возможности при подготовке жалобы обвинить заказчика во всех смертных грехах, но по каждому факту нарушения участник закупки должен привести соответствующие доводы, которыми и ограничен антимонопольный орган при рассмотрении жалобы.
Указанную судами логику о том, что ч. 10 ст. 3 Закона N 223-ФЗ содержит исчерпывающий перечень оснований для обжалования закупок, заказчики могут применять и в том случае, если антимонопольный орган рассматривает нарушения ч. 1 ст. 17 Закона N 135-ФЗ в порядке, установленном ст. 18.1 Закона N 135-ФЗ.
Дело в том, что нарушения ч. 1 ст. 17 Закона N 135-ФЗ также не попадают в этот исчерпывающий перечень и потому должны быть рассмотрены в порядке рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства, установленного ст. 39 - 51.2 Закона N 135-ФЗ. Нарушение антимонопольным органом указанного порядка рассмотрения жалоб также может стать причиной отмены вынесенного решения и предписания на основании ч. 2 ст. 201 АПК РФ, если при этом заказчик докажет нарушение своих прав и законных интересов.
Стоит также напомнить, что при обжаловании решений и предписаний ФАС России в силу ч. 2 ст. 52 Закона N 135-ФЗ исполнение предписания антимонопольного органа приостанавливается до дня вступления решения арбитражного суда в законную силу. А в КоАП РФ действуют все те же административные составы, что и до изменений Закона N 223-ФЗ. Все это также серьезно ограничивает полномочия ФАС России при рассмотрении жалоб по Закону N 223-ФЗ по сравнению с Законом N 44-ФЗ.
Поэтому расширение полномочий антимонопольного органа в рамках обжалования конкретной закупки по Закону N 223-ФЗ может быть сведено к минимуму по причине некачественно подготовленной жалобы.

Самая ужасная страшилка "Неприведение положения о закупке в соответствие Закону N 223-ФЗ до 01.01.2019 обяжет заказчика проводить все закупки в 2019 году и позднее по Закону N 44-ФЗ"

Настоящую панику в среде заказчиков вызвала формулировка ч. 3 ст. 4 Федерального закона от 31.12.2017 N 505-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 505-ФЗ), внесшего большую часть изменений в Закон N 223-ФЗ:
"Положения о закупке должны быть приведены в соответствие с требованиями Закона N 223-ФЗ (в редакции настоящего Федерального закона), утверждены и размещены в единой информационной системе не позднее 1 января 2019 года. Положения о закупке, которые не соответствуют Закону N 223-ФЗ (в редакции настоящего Федерального закона), после 1 января 2019 года считаются не размещенными в единой информационной системе".
В совокупности с появившейся ч. 5.1 ст. 8 Закона N 223-ФЗ подавляющее большинство заказчиков пришло к логичному выводу о том, что невыполнение или несвоевременное выполнение требования об изменении положения о закупке автоматически обязывает заказчика проводить закупки в соответствии с Законом N 44-ФЗ.
Отдельные заказчики усмотрели в этом целую правовую диверсию, так как Закон N 223-ФЗ в новой редакции сильно усложнился, и даже малейшее несоответствие положения о закупке новым требованиям Закона N 223-ФЗ означает перевод закупок на нормы Закона N 44-ФЗ.
Вероятно, законодатель имел схожие намерения, желая установить высокую ответственность за ненадлежащее исполнение требований Закона N 505-ФЗ. Но наличие малозаметной технической ошибки в Законе N 223-ФЗ не позволяет говорить о том, что опоздавшие с внесением изменений в положение о закупке заказчики будут обязаны руководствоваться в 2019 году и далее нормами Закона N 44-ФЗ. Обратимся к ч. 5.1 ст. 8 Закона N 223-ФЗ, чтобы увидеть эту ошибку:
"Если в течение срока, предусмотренного настоящим Федеральным законом [здесь и далее речь идет о Законе N 223-ФЗ, а не о Законе N 505-ФЗ. - Прим. авт.], заказчик в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона не разместил утвержденное им положение о закупке или принятое им решение о присоединении к положению о закупке, на такого заказчика до дня размещения им в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона утвержденного положения о закупке или решения о присоединении к положению о закупке распространяются положения Закона N 44-ФЗ в части..."
Понимая, что:
1) Закон N 223-ФЗ и Закон N 505-ФЗ являются разными федеральными законами;
2) ч. 3 ст. 4 Закона N 505-ФЗ не является частью Закона N 223-ФЗ;
3) ч. 5.1 ст. 8 Закона N 223-ФЗ ссылается на Закон N 223-ФЗ, и ч. 3 ст. 4 Закона N 505-ФЗ не упоминает,
можно прийти к закономерному выводу о том, что ч. 3 ст. 4 Закона N 505-ФЗ устанавливает условия признания положения о закупке неразмещенным, но не определяет правовые последствия наступления этого факта.
Тем не менее в ситуации правовой неопределенности применение заказчиком Закона N 44-ФЗ может быть более безопасным, чем продолжение работы после 01.01.2019 по Закону N 223-ФЗ с положением о закупке, не соответствующим действующей редакции Закона N 223-ФЗ. Ведь работа по действующему Закону N 223-ФЗ и "старому" положению о закупке сопряжена с риском обжалования закупок по п. 1 ч. 10 ст. 3 Закона N 223-ФЗ.
Трудно сказать, какое решение примет антимонопольный орган в случае выявления факта неприведения положения о закупке в соответствие требованиям Закона N 505-ФЗ после 01.01.2019, но в контексте вышесказанного применение к заказчику ч. 3 ст. 7.32.3 КоАП РФ не представляется возможным.
Для сравнения можно ознакомиться с ч. 8.1 ст. 3 Закона N 223-ФЗ, четко определяющей правовые последствия в виде перехода на нормы Закона N 44-ФЗ:
"В случае невыполнения заказчиком обязанности осуществить закупки у субъектов малого и среднего предпринимательства в течение календарного года в объеме, установленном Правительством Российской Федерации в соответствии с п. 2 ч. 8 ст. 3 Закона N 223-ФЗ, либо размещения недостоверной информации о годовом объеме закупок у таких субъектов, включенной в отчет, предусмотренный ч. 21 ст. 4 Закона N 223-ФЗ, либо неразмещения указанного отчета в единой информационной системе положение о закупке данного заказчика с 1 февраля года, следующего за прошедшим календарным годом, и до завершения этого года признается неразмещенным в соответствии с требованиями Закона N 223-ФЗ. В данном случае в течение указанного периода заказчики руководствуются положениями Закона N 44-ФЗ в части..."
Вместе с тем ввиду отсутствия в Законе N 223-ФЗ должного механизма контроля над исполнением ч. 8.1 ст. 3 Закона N 223-ФЗ в настоящее время мало что мешает заказчикам, не выполнившим норматив закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства в предыдущем году, продолжать в текущем году осуществлять закупки в соответствии с Законом N 223-ФЗ.

* * *

Как можно убедиться, значение многих опасений заказчиков по переходу на новые правила Закона N 223-ФЗ серьезно преувеличено.
Конечно, многое будет зависеть от наличия у конкретного заказчика обязательного к применению типового положения о закупке (обязательного для применения положения о закупке материнской компании) и его содержания. В нем, в частности, могут отсутствовать иные неконкурентные способы закупки, а также содержаться концептуальные ошибки, препятствующие эффективной реализации новой редакции Закона N 223-ФЗ.
И все же реформа Закона N 223-ФЗ - это не только бюрократическая обязанность по переписыванию положения о закупке, но и хороший повод пересмотреть устаревшие подходы к организации закупок.
Еще большую роль в этом процессе будет играть квалификация специалистов по закупкам заказчика, готовящих собственное положение о закупке или обсуждающих типовое положение о закупке с его составителями.
Повышается значение квалификации и для специалистов поставщиков, готовящих заявки на участие в закупках, так как результат обжалования итогов закупки теперь в большей степени зависит от качества подготовленной жалобы.
Повышение квалификации, помощь в подготовке положения о закупке, текстов жалоб и возражения на них могут быть получены в разумные сроки в обучающих и экспертных центрах с положительными рекомендациями.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


29 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 48749-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью законопроекта является защита прав заемщиков по договору потребительского кредита (займа). В соответствии с указанной целью, законопроект направлен на совершенствование порядка расчета полной стоимости потребительского кредита, касающегося максимально точной оценки расходов заемщика, которые связанны с получением потребительского кредита.




25 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 46071-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

В связи с тем, что деятельность платежных агентов сконцентрирована в социально значимых сегментах рынка платежных услуг, законопроектом устанавливаются расширенные требования к лицам, осуществляющим деятельность по приему платежей физических лиц. Также Банк России наделяется полномочиями по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью операторов по приему платежей.




20 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 42326-8 "О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Целью законопроекта является недопущение заключения сделок, влекущих отчуждение собственниками общего долевого имущества, в результате которых не выделенная в натуре доля в праве на неделимый объект собственности переходит к посторонним лицам в нарушение прав и законных интересов совладельцев.




10 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 36447-8 "О внесении изменений в часть 4 статьи 15.5 ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Законопроект обращен на урегулирование отношений, связанных с открытием счетов эскроу. В целях исключения давления со стороны застройщика на участников строительства и урегулирования отношений предлагается уточнить в Законе № 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве..." норму о сроке условного депонирования.




3 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 29564-8 "О внесении изменения в Федеральный закон "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является создание правовой базы для деятельности информсистемы информационных ресурсов агропромышленного комплекса, которая дозволит обеспечить перевод в электронный вид, убыстрение процессов получения и увеличение эффективности мер госпомощи в сфере сельхозпроизводства, также сокращение издержек сельскохозяйственных производителей товаров на представление отчетности и её перевод в электронный вид.



В центре внимания:


Об основаниях освобождения от гражданско-правовой ответственности в сфере государственных закупок (Богдан В.Г.)

Дата размещения статьи: 10.01.2022

подробнее>>

К вопросу о формировании плана привлечения участником закупки субподрядчиков (соисполнителей) из числа субъектов малого и среднего предпринимательства (Беляева О.)

Дата размещения статьи: 23.08.2021

подробнее>>

Конфликт интересов в сфере закупок: проблемы в практике правоприменения (Климова О.В.)

Дата размещения статьи: 18.08.2021

подробнее>>

Неверный выбор способа закупки: практика применения ст. 7.29 КоАП РФ (Гурин О., Полянский А.)

Дата размещения статьи: 06.03.2021

подробнее>>

Критерий измеримости требований к участникам закупки (Гапанович А.В.)

Дата размещения статьи: 12.02.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2023
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.