Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Несостоятельность (банкротство) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > Некоторые вопросы квалификации договоров купли-продажи, перенайма и цессии как подозрительной сделки в банкротстве (Абдулаев А.Х.)

Некоторые вопросы квалификации договоров купли-продажи, перенайма и цессии как подозрительной сделки в банкротстве (Абдулаев А.Х.)

Дата размещения статьи: 25.09.2020

Одной из презумпций цели причинения вреда кредиторам законодательство о банкротстве называет безвозмездность сделки. На практике зачастую возникает вопрос о том, является ли договор купли-продажи с условием полной оплаты, но при ее фактическом отсутствии безвозмездной сделкой. Суды неоднозначно подходят к решению этого вопроса. Так, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд по делу N А32-19671/2013 пришел к выводу, что отсутствие платежного документа не свидетельствует о безвозмездности сделки <1>. Схожую точку зрения занял Арбитражный суд Волго-Вятского округа по делу N А39-2114/2014, указав, что "неисполнение покупателем обязанности по оплате товара само по себе не свидетельствует о безвозмездности сделки и, как следствие, о причинении вреда имущественным интересам кредиторов" <2>.
--------------------------------
<1> Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2016 N 15АП-15047/2016 по делу N А32-19671/2013 // СПС "КонсультантПлюс".
<2> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 3 мая 2017 г. N Ф01-166/2017 по делу N А39-2114/2014 // СПС "Консультант".

Противоположную позицию занял Восьмой арбитражный апелляционный суд. По мнению судей, отсутствие оригинала квитанции к приходному кассовому ордеру свидетельствует о причинении вреда кредиторам должника безвозмездным отчуждением имущества <3>.
--------------------------------
<3> Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28 июля 2018 г. по делу N А70-12093/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

По нашему мнению, обстоятельством, позволяющим квалифицировать договор купли-продажи по п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <4> (далее - Закон о банкротстве), по признаку безвозмездности, является формальное прикрытие таким договором передачи имущества без фактической оплаты. Это может подтверждаться, например, отсутствием переписки по вопросу оплаты имущества или другими доказательствами, подтверждающими бездействие должника по взысканию денежных средств.
--------------------------------
<4> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Нет единообразного судебного подхода и при квалификации договора перенайма. В случаях отсутствия условия о цене суды признают безвозмездный характер договора <5>. Есть и другие позиции судов. Так, по делу N А69-16/2013 судами первой и апелляционной инстанции было установлено, что соглашение к договору аренды нежилых помещений не содержит условия о цене уступаемых прав. При этом п. 3 соглашения содержал положение, что размер и вид вознаграждения будут определены соглашением между арендатором и новым арендатором. Такое соглашение заключено не было. В связи с этим суды сделали вывод о безвозмездности сделки. Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, отменяя решения судов, указал, что обстоятельства п. 3 соглашения указывают не на безвозмездность соглашения о передаче прав и обязанностей по договору аренды, а на отсутствие цены <6>.
--------------------------------
<5> Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20 июня 2018 г. по делу N А03-15354/2015 // СПС "КонсультантПлюс".
<6> Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27 января 2016 г. по делу N А69-16/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

Следует отметить, что договоры перенайма вызывают вопросы, связанные не только с возмездностью/безвозмездностью договора перенайма, но и с его квалификацией. Во многих случаях, как и в приведенном примере, арбитражные суды обращают внимание на необходимость применения к перенайму положений гл. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) об уступке права требования и переводе долга. Судебные инстанции отмечают, что законодательством не предусмотрен безвозмездный характер уступки прав требований в арендных отношениях. Но встречаются и противоположные мнения.
Управление Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю в рамках дела о банкротстве обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края о признании недействительным договора уступки прав аренды земельного участка, заключенного между СПК (ПК) "Кендже-Кулакский" и СПК "Путь Ленина". По договору за уступаемые права и обязанности СПК "Путь Ленина" уплачивает СПК (ПК) "Кендже-Кулакский" денежные средства в размере 27 128,73 руб. По мнению уполномоченного органа, договор являлся безвозмездной сделкой, поскольку не позволяет сделать вывод о встречном предоставлении в пользу должника - СПК (ПК) "Кендже-Кулакский".
Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции указал, что наименование договора свидетельствует о заключении договора цессии. При этом условия договора не позволяют идентифицировать его как таковой. Замены кредитора в обязательстве не произошло. Ссылаясь на п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120, суд отметил, что соглашение об уступке права требования может быть квалифицировано как дарение только в случае установления намерения сторон на безвозмездную передачу права. Отсутствие условия о цене в таких соглашениях между юридическими лицами еще не свидетельствует о дарении. Суд апелляционной инстанции поддержал доводы суда первой инстанции <7>.
--------------------------------
<7> Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 августа 2016 г. по делу N А63-13869/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

При рассмотрении условий договора судом также был установлен переход прав и обязанностей, что свидетельствовало о том, что вне зависимости от наименования заключенный договор является сделкой по перенайму имущества. Следовательно, данный договор не является цессией, которая не может носить безвозмездный характер между коммерческими организациями.
При сходных обстоятельствах в деле N А61-2329/16 Арбитражный суд Республики Северная Осетия - Алания квалифицировал сделку как дарение. Суд указал, что переход обязанности по оплате арендных платежей к новому арендатору не свидетельствует о возмездности сделки <8>.
--------------------------------
<8> Определение Арбитражного суда Республики Северная Осетия - Алания от 9 августа 2017 г. по делу N А61-2329/16 // СПС "КонсультантПлюс".

Рассматриваемая проблема является дискуссионной не только в правоприменительной практике, но и в теории гражданского права. По мнению судьи Н.Ю. Дунаевой, неопределенность квалификации перенайма не отрицает возможности применения к рассматриваемому договору положений о дарении с учетом конструкции цессии <9>.
--------------------------------
<9> См. подробнее: Дунаева Н.Ю. Проблема практики применения законодательства, связанного с арендными отношениями // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2007. N 5. С. 80 - 84.

Противоречивый правоприменительный подход к квалификации перенайма А.С. Павлова обосновывает дискуссионностью возмездности цессии и сочетанием в перенайме уступки права и перевода долга <10>. Относительно перевода долга следует поддержать рассуждения А. Бычкова о неравнозначном значении долга и обязанности. Обязанность закреплена законом или определена договором, в силу чего субъект должен совершить определенные действия или воздержаться от них. Долг в материальном смысле является денежным обязательством по оплате чего-либо. По мнению автора, применять к перенайму правила о переводе долга можно только в случае, "если из договора, права и обязанности по которому передаются, действительно образовалась задолженность" <11>.
--------------------------------
<10> См.: Павлова А.С. Определение стоимости имущества, передаваемого по договору перенайма, в целях установления размера крупной сделки // Теория и практика общественного развития. 2013. N 11. С. 554.
<11> См.: Bychkov A. "Perrin - that this word?" // PE-Lawyer. 2011. N 44. ATP "Consultant".

Буквальное толкование п. 2 ст. 615 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что по договору аренды ответственным перед арендодателем является арендатор. Исключение составляет перенаем. Положения ст. 382 ГК РФ закрепляют возможность осуществлять передачу права требования кредитора другому лицу на основе соглашения. Происходит замена выбывающего из обязательства кредитора на другого субъекта, к которому переходят все права прежнего кредитора. При этом правила ст. 615 ГК РФ не допускают уступку права (в данном случае аренды) без обременения обязанностями. Следовательно, договор перенайма нельзя рассматривать цессией.
Передача прав и обязанностей по договору перенайма свидетельствует о встречном предоставлении, что позволяет рассматривать такой договор как возмездный. Вопрос о безвозмездности перенайма должен решаться в каждом конкретном случае с учетом условий договора и обстоятельств совершения сделки.
Внесение арендных платежей авансом на длительный срок может свидетельствовать о безвозмездности перенайма, так как новый арендатор освобождается от арендной платы. Такой вывод, разумеется, не является абсолютным. Законодатель обязывает арендатора нести расходы, связанные с содержанием арендованного имущества (ст. 616 ГК РФ). Следовательно, необходимо подвергать анализу объем потенциальных расходов арендатора, связанных с эксплуатацией имущества, сопоставлять с размером внесенных авансом арендных платежей.
В случаях наличия в соглашениях о перенайме условия о цене встречного предоставления возможно сопоставление его размера с оценкой имущественного права аренды, включающее правомочие арендатора на перенаем <12>. Сравнение договорной цены встречного предоставления в аналогичных сделках при сравнимых обстоятельствах, действующих на момент совершения сделки, позволит сделать вывод о наличии или отсутствии признаков, позволяющих квалифицировать соглашение о перенайме как дарение. В судебном порядке могут быть исследованы доказательства того, что прежний арендатор мог заключить соглашение о перенайме на более выгодных для себя условиях.
--------------------------------
<12> См.: Козлов В.В., Фроловский Н.Г. Уступка права аренды земельного участка сельхозназначения // Имущественные отношения в РФ. 2014. N 2. С. 37.

По аналогии с рассмотренными выше договорами купли-продажи включение в соглашение о перенайме условий о размере встречного предоставления не может рассматриваться абсолютным критерием возмездности договора. Признаком безвозмездности перенайма, в частности, может быть отсутствие доказательств поступления оговоренного размера встречного предоставления на счет прежнего арендатора, а также каких-либо действий по его истребованию.
Правоприменительная практика выявляет некоторые вопросы, связанные с квалификацией цессии как подозрительной сделки по признаку безвозмездности. В одном из вышеприведенных примеров мы указали, что с позиции некоторых судов безвозмездная цессия в принципе невозможна в отношениях между коммерческими организациями. Практика оспаривания договоров уступки права требования последних лет свидетельствует о том, что отсутствие в договоре цессии условия о цене не рассматривается судами как признак дарения.
Установленная п. 3 ст. 423 ГК РФ презумпция возмездности договора цессии не свидетельствует об императивности включения в такой договор условия о возмездности. Об этом ранее отмечалось и в юридической литературе, в частности М.И. Брагинским и В.В. Витрянским <13>.
--------------------------------
<13> См.: Брагинский М.В., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 346.

Нельзя согласиться с К.Д. Полевой, указывающей, что при отсутствии явно выраженной воли сторон в договоре цессии на совершение безвозмездной сделки такой договор следует рассматривать как безвозмездный. В таких случаях необходимо не абсолютизировать, а предполагать возмездность цессии в силу заинтересованности коммерческих организаций в получении экономической выгоды от сделок. Истинную же волю сторон цессии возможно установить только исходя из анализа их дальнейших действий. Например, подтвержденное соразмерное встречное предоставление будет свидетельствовать о возмездности договора.
Следует иметь в виду, что включение в договор условия о возмездности еще не свидетельствует о намерении сторон сделки его исполнить. Отсутствие действий сторон, связанных с оплатой, может свидетельствовать о действительной воле сторон совершить дарение.
В качестве безвозмездности цессии можно рассматривать и такое встречное предоставление, при котором его объем будет свидетельствовать об отсутствии экономической выгоды у должника. В таком случае договор цессии явно направлен на увеличение кредиторской задолженности.
Так, по делу N А39-6477/2015 Арбитражный суд Республики Мордовия признал договор уступки права требования безвозмездной сделкой. Суд пришел к выводу, что "дебиторская задолженность ООО "Автозапчасть" была безвозмездно передана новому кредитору - ООО "Автозапчасть+" и впоследствии не была включена в конкурсную массу для расчетов с кредиторами... В условиях накапливающейся кредиторской задолженности совершение оспариваемой сделки, не повлекшей для должника получение какой-либо выгоды (передача права требования дебиторской задолженности), свидетельствует о ее направленности на уменьшение конкурсной массы ООО "Автозапчасть" в нарушение прав и интересов кредиторов должника. Таким образом, уступка требования произведена должником в подозрительный период, обществу "Автозапчасть+" было безвозмездно передано право требования задолженности с общества "Даймонд+", выведен актив должника при отсутствии для этого экономической целесообразности" <14>.
--------------------------------
<14> Определение Арбитражного суда Республики Мордовия от 17 июля 2018 г. по делу N А39-6477/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, договор цессии в конкурсных отношениях можно квалифицировать как подозрительную сделку (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве) по признаку безвозмездности в случаях, когда:
а) несмотря на содержащееся в договоре условие об оплате уступаемого права, одна сторона не совершает действий по передаче денежных средств, а другая сторона - по их истребованию;
б) определяемая сторонами цена уступаемого права требования свидетельствует об отсутствии у должника экономического интереса как результата совершения сделки.

Библиографический список

1. Брагинский М.В., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000.
2. Дунаева Н.Ю. Проблема практики применения законодательства, связанного с арендными отношениями // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2007. N 5.
3. Козлов В.В., Фроловский Н.Г. Уступка права аренды земельного участка сельхозназначения // Имущественные отношения в РФ. 2014. N 2.
4. Павлова А.С. Определение стоимости имущества, передаваемого по договору перенайма, в целях установления размера крупной сделки // Теория и практика общественного развития. 2013. N 11.
5. Bychkov A. "Perrin - that this word?" // PE-Lawyer. 2011. N 44. ATP "Consultant".

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


7 апреля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1145324-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)"

Законопроектом предлагается установить: обязанность кредиторов рассчитывать показатель долговой нагрузки в установленных Федеральным законом "О потребительском кредите (займе)"случаях; определение нормативного порядка расчета показателя долговой нагрузки; обязанность кредитора уведомлять заемщика в письменной форме о рисках, обусловленных высоким значением показателя долговой нагрузки (если указанное значение превышает 50 процентов). 




23 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1133091-7 "О внесении изменений в статью 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" и Федеральный закон "О противодействии коррупции"

Законопроектом устанавливается антикоррупционный механизм, санкционирующий обращение в доход РФ денежных средств, поступивших на счета в банках и иных кредитных организациях лица, которое замещает должность, связанную с осуществлением полномочий предусматривающих за собой обязанность представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, в случае, если сумма таких денежных средств превышает совокупный доход такого лица за отчетный период и предшествующие ему два года, и в отношении них не представлены достоверные сведения, свидетельствующие о законности их получения.




20 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1132098-7 "О внесении изменений в статью 45.1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и статью 55.25 Градостроительного кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - отмена возложения на собственников и пользователей помещений в многоквартирном доме обязанности по содержанию не принадлежащего им имущества (прилегающих территорий, границы которых определяются правилами благоустройства территории муниципального образования), что противоречит положениям жилищного законодательства и нарушает их права.




16 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1129690-7 "О внесении изменения в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предусматривает внесение изменений согласно которым вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, отвечающих за состояние автодорог, и организаций коммунального комплекса, подлежит возмещению застраховавшим гражданскую ответственность потерпевшего страховщиком. Последний же в дальнейшем в порядке регресса взыскивает суммы осуществленного потерпевшему страхового возмещения с виновных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций коммунального комплекса.




11 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1126643-7 "О внесении изменений в статьи 3 и 16 Федерального закона "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является совершенствования механизма оказания мер государственной поддержки субъектов, осуществляющих сельскохозяйственную деятельность. Для этого проектом предлагается включить крестьянские (фермерские) хозяйства в общее понятие "сельскохозяйственный товаропроизводитель", предусмотренное частью 1 статьи 3 указанного Федерального закона, распространив на них установленные в ней условия.



В центре внимания:


Правовые инструменты защиты прав кредитора в деле о банкротстве (Апухтин Ю.В., Кудинова М.С.)

Дата размещения статьи: 20.03.2021

подробнее>>

Правомочия лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, на обжалование судебных актов в деле о банкротстве должника (Бычкова Е.Н.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

К вопросу о моделях классификации кредиторов в делах о банкротстве (Карелина С.А., Фролов И.В.)

Дата размещения статьи: 12.02.2021

подробнее>>

Институт исполнения обязательства третьим лицом в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) (Ватлин Л.А.)

Дата размещения статьи: 05.02.2021

подробнее>>

Особенности оспаривания подозрительных сделок в рамках дел о банкротстве юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (на примере судебной практики) (Барциц И.Н., Быков В.П., Черникова Е.В., Маркелова И.В.)

Дата размещения статьи: 01.02.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.