Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Несостоятельность (банкротство) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > Особенности оспаривания подозрительных сделок в рамках дел о банкротстве юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (на примере судебной практики) (Барциц И.Н., Быков В.П., Черникова Е.В., Маркелова И.В.)

Особенности оспаривания подозрительных сделок в рамках дел о банкротстве юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (на примере судебной практики) (Барциц И.Н., Быков В.П., Черникова Е.В., Маркелова И.В.)

Дата размещения статьи: 01.02.2021

Банкротство как публично-правовой феномен и экономико-правовое явление сопровождается многогранным правовым регулированием. Развитие законодательства идет по вектору банкротства. В нормах права понятия "несостоятельность" и "банкротство" используются как идентичные, при этом содержание этих понятий очевидно различается. Несостоятельность характеризует финансовое (имущественное) состояние экономического субъекта, указывающее на его финансовую неустойчивость. Банкротство по своей природе - категория административная, представляющая собой организационно-правовой процесс, связанный с несостоятельностью, в котором задействовано множество субъектов - должник, кредиторы, орган, осуществляющий банкротство, судебные органы. Финал данного процесса, как правило, - ликвидация, т.е. полное прекращение деятельности юридического лица либо индивидуального предпринимателя.

В ходе осуществления процедуры банкротства возникает научно-практическая проблема, связанная с защитой прав и интересов кредиторов, а также должников. Одним из аспектов является законность сделок, совершенных юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, находящимися в процедурах банкротства. При разрешении арбитражными судами споров о признании таких сделок недействительными возникает ряд вопросов. Актуальным инструментом в процедуре банкротства является оспаривание сделок должника по специальным основаниям, установленным главой III.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (ред. от 27.12.2019) (далее - Закон о банкротстве).
В частности, к сделкам юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве, относятся подозрительные сделки (ст. 61.2 Закона о банкротстве).
Проанализируем порядок оспаривания подозрительных сделок должника. Важно знать, что предусмотренные ст. 61.2 Закона о банкротстве основания недействительности подозрительных сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок. Поэтому в силу ст. 166 Гражданского кодекса РФ такие сделки по указанным основаниям могут быть признаны недействительными только в порядке, определенным главой III.1 Закона о банкротстве.

Из содержания п. 1 ст. 61.8 Закона о банкротстве следует, что заявление об оспаривании подозрительных сделок подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве этого должника (включая сделки с недвижимостью).
В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (ред. от 30.07.2013) (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 63) после введения в отношении должника процедуры наблюдения и вплоть до завершения дела о банкротстве при предъявлении арбитражным управляющим иска о признании недействительной сделки должника (как оспоримой, так и ничтожной) и (или) о применении последствий недействительности сделки должника в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, суд поступает следующим образом:
а) если заявление подано в суд, рассматривающий дело о банкротстве, - принимает и рассматривает это заявление как поданное в рамках дела о банкротстве, на что указывает в определении о его принятии;
б) если заявление подано в другой суд - принимает его и передает в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 39 Арбитражного процессуального кодекса РФ в суд, ведущий дело о банкротстве, для рассмотрения как поданного в рамках дела о банкротстве, на что указывает в определении о принятии заявления и передаче дела.
Основания оспаривания подозрительных сделок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Основания для оспаривания подозрительных сделок должника установлены ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Из содержания указанной нормы права следует, что подозрительные сделки, совершенные юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, могут быть оспорены по следующим специальным основаниям:
- сделка совершена должником при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве);
- сделка совершена должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).
На что нужно обратить внимание при оспаривании подозрительных сделок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по основаниям, указанным в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве?
При оспаривании подозрительных сделок должника по основаниям, указанным в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, оспаривающее сделку лицо должно доказать неравноценность встречного исполнения другой стороной сделки.

Из разъяснений, содержащихся в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ N 63, следует, что неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.
При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота. Важно также учитывать срок, в течение которого возможно оспаривание подозрительных сделок должника: для признания сделки недействительной по основанию, указанному в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, необходимо доказать, что подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия этого заявления.
Таким образом, по смыслу указанных норм и разъяснений для признания подозрительной сделки должника недействительной доказыванию в арбитражном суде подлежит два обстоятельства:
- неравноценность встречного исполнения обязательств другой стороной сделки;
- совершение сделки в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия этого заявления.
Исследованная нами арбитражная практика показывает, что суды при рассмотрении заявлений об оспаривании подозрительных сделок должника по основаниям, указанным в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, руководствуются данными положениями <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Определения ВС РФ от 21.11.2019 N 306-ЭС19-12580 по делу N А65-10085/2016; от 25.08.2016 N 305-ЭС15-16930 по делу N А40-54279/2014; Постановления Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 09.10.2019 N Ф02-4515/2019 по делу N А19-236/2017; Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.09.2018 N Ф04-253/2018 по делу N А03-3644/2017; Четвертого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2019 N 04АП-4850/2018 по делу N А19-236/2017; Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2018 N 07АП-9631/2017 по делу N А03-3644/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

Так, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя Л.Д.М. (далее - должник) ООО "Салон новобрачных" (далее - кредитор) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным соглашения о разделе имущества от 12.05.2016 (далее - Соглашение), заключенного между Л.Д.М. и Л.И.В.; о применении последствий недействительности сделки в виде обязания Л.И.В. возвратить в конкурсную массу автомобиль марки INFINITI FX35 PREMIUM (VIN N JN1TANS51 U0301643), земельный участок (кадастровый номер 22:33:050509:295), погребную ячейку (кадастровый номер 22:63:040227:1431), гараж N 110 (кадастровый номер 22:63:040227:10561), гаражный бокс N 106 (кадастровый номер 22:63:040227:10559).
Определением арбитражного суда первой инстанции от 07.03.2018 <1>, оставленным без изменения Постановлениями суда апелляционной инстанции от 18.05.2018 <2> и арбитражного суда округа от 28.09.2018 <3> заявление кредитора удовлетворено в полном объеме.
--------------------------------
<1> См.: Определение Арбитражного суда Алтайского края от 07.03.2018 по делу N А03-3644/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.
<2> См.: Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2018 N 07АП-9631/2017 по делу N А03-3644/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.
<3> См.: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.09.2018 N Ф04-253/2018 по делу N А03-3644/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

При этом вывод о неравноценном характере предусмотренного Соглашением встречного исполнения сделан судами по результатам исследования и оценки условий данной сделки. Суды приняли во внимание, что стоимость переданного в пользу Л.Д.М. имущества составляет 180 000 руб., в то время как стоимость имущества, перешедшего в собственность Л.И.В., равна 1 346 495,74 руб.
Определением ВС РФ от 28.01.2019 <1> отказано Л.И.В. в передаче ее кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 28.01.2019 N 304-ЭС18-9098(3) по делу N А03-3644/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

В случае недоказанности названных выше условий для оспаривания сделки должника по основанию, указанному в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, арбитражные суды отказывают в удовлетворении заявления о признании сделки должника недействительной <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Определение ВС РФ от 21.11.2019 N 306-ЭС19-12580 по делу N А65-10085/2016; Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 16.04.2019 N Ф06-45149/2019 по делу N А65-10085/2016; Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2019 по делу N А65-10085/2016. URL: http://kad.arbitr.ru.

Характерным является следующий пример из арбитражной практики Суда Московского округа. В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) АО "Концерн "Поиск" (далее - должник) его конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 08.08.2016, заключенного между должником и Ч.М.А., и применении последствий недействительности сделки.
Определением арбитражного суда первой инстанции от 26.12.2017 <1>, оставленным без изменения Постановлением суда апелляционной инстанции от 20.04.2018 <2> и Постановлением арбитражного суда округа от 03.07.2018 <3>, оспариваемый договор признан недействительным, в качестве последствий недействительности сделки с Ч.М.А. в пользу должника взысканы денежные средства в сумме 1 571 673 руб.
--------------------------------
<1> См.: Определение Арбитражного суда города Москвы от 26.12.2017 по делу N А40-54535/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.
<2> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2018 N 09АП-3346/2018 по делу N А40-54535/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.
<3> См.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.07.2018 N Ф05-4499/2018 по делу N А40-54535/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

ВС РФ Определением от 15.02.2019 <1> указанные выше судебные акты отменил, в удовлетворении заявленных требований отказал по следующим основаниям.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 15.02.2019 N 305-ЭС18-8671(2) по делу N А40-54535/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

Признавая оспариваемый договор недействительным, суды пришли к выводу, что имело место неравноценное исполнение со стороны покупателя за полученное имущество, т.е. занижение условия о цене квартиры по сравнению с ее рыночной стоимостью.
Однако из диспозиции названной нормы следует, что помимо цены для определения признака неравноценности во внимание должны приниматься и все обстоятельства совершения сделки, т.е. суд должен исследовать контекст отношений должника с контрагентом для того, чтобы вывод о подозрительности являлся вполне убедительным и обоснованным.
Из материалов дела следует, что на всем протяжении рассмотрения обособленного спора Ч.М.А. в своих отзывах и возражениях на заявление конкурсного управляющего ссылалась на то, что спорная квартира была оплачена с привлечением кредитных средств (около 3 млн руб.) и средств материнского капитала (около 350 тыс. руб.), остальная сумма (467 тыс. руб.) была оплачена заявителем самостоятельно. Соответствующие условия о порядке оплаты содержались в п. 2.1 оспариваемого договора купли-продажи. При получении кредита в ПАО "Сбербанк России" производилась оценка приобретаемой квартиры, и согласно результатам оценки ее цена соответствовала сумме, указанной в договоре.
По мнению Судебной коллегии, названные факты указывают на то, что сопутствующие заключению договора обстоятельства и контекст взаимоотношений сторон, в том числе сведения об источниках отыскания денежных средств на оплату квартиры, в рассматриваемом конкретном случае исключают вывод о подозрительности сделки, а также о неравноценном характере осуществленного контрагентом должника встречного предоставления.
С учетом изложенного у судов не имелось оснований для признания оспариваемого договора недействительным.
При оспаривании сделок с неравноценным встречным исполнением обязательств важно соблюдать положения п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, которые являются неотъемлемой частью правил об оспаривании подозрительных сделок.
Согласно п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.
При этом важно знать, что для сделок по передаче (отчуждению) должником имущества (платеж или передача другого имущества в собственность во исполнение договорного обязательства, в том числе по возврату кредита, договоров купли-продажи (для продавца), мены, дарения, кредита (для кредитора) и т.п.) с балансовой стоимостью активов должника сопоставляется стоимость этого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а если доказано, что рыночная стоимость этого имущества значительно превышала такую стоимость, - рыночная стоимость.
Таким образом, из смысла п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве следует, что даже в случае наличия у оспариваемой сделки признаков неравноценного встречного исполнения она не может быть признана недействительной при условии ее совершения в рамках обычной хозяйственной деятельности и непревышения ее размеров порогового значения в один процент от стоимости активов должника.
Что необходимо учитывать при определении того обстоятельства, что подозрительная сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности?
Важно иметь в виду, что совершение сделки в сфере, отнесенной к основным видам деятельности должника в соответствии с его учредительными документами, само по себе не является достаточным для признания ее совершенной в процессе его обычной хозяйственной деятельности.
В соответствии с абзацем 4 п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 при определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени.
В частности, к таким сделкам, с учетом всех обстоятельств дела, могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам:
- возврат очередной части кредита в соответствии с графиком;
- уплата ежемесячной арендной платы;
- выплата заработной платы;
- оплата коммунальных услуг;
- платежи за услуги сотовой связи и сети Интернет;
- уплата налогов и т.п.
При этом бремя доказывания того обстоятельства, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, лежит на другой стороне сделки. Бремя доказывания того, что цена сделки превысила один процент стоимости активов должника, лежит на оспаривающем сделку лице.
Таким образом, при оспаривании подозрительных сделок, выходящих за пределы обычной хозяйственной деятельности, в арбитражном суде должны быть представлены доказательства, подтверждающие, что оспариваемая сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности должника.
Если оспаривающим сделку лицом не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, арбитражные суды отказывают в применении положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве.
Имеющаяся арбитражная практика подтверждает указанный вывод <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Определение ВС РФ от 24.04.2019 N 305-ЭС18-19957 по делу N А40-217715/2016; Постановления Арбитражного суда Московского округа от 25.12.2018 N Ф05-12149/2018 по делу N А40-217715/2016; Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2018 N 09АП-42807/2018 по делу N А40-217715/2016. URL: http://kad.arbitr.ru.

Приведем конкретный пример. Так, в рамках дела о банкротстве ООО "Элни" (далее - должник) его конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительными сделками перечисление денежных средств в сумме 2 256 000 руб. со счета должника на счет ООО "Корпорация "Сургутский завод мобильных модулей" (далее - завод) и применении последствий недействительности сделок.
Определением арбитражного суда первой инстанции от 16.05.2018 <1>, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда от 07.08.2018 <2>, сделки признаны недействительными, применены последствия их недействительности в виде взыскания с завода в конкурсную массу должника денежных средств в сумме 2 256 000 руб.
--------------------------------
<1> См.: Определение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 16.05.2018 по делу N А75-8585/2018. URL: http://kad.arbitr.ru.
<2> См.: Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2018 N 08АП-6962/2018 по делу N А75-8585/2018. URL: http://kad.arbitr.ru.

На указанные судебные акты завод подал кассационную жалобу, в которой заявил о несогласии с выводами суда о том, что оспариваемые сделки не могут быть квалифицированы как совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Кассационный суд Постановлением от 13.11.2018 <1> оставил принятые судебные акты без изменения, указав следующее.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.11.2018 N Ф04-5814/2017 по делу N А75-8585/2018. URL: http://kad.arbitr.ru.

Суды двух инстанций верно определили предмет доказывания при рассмотрении настоящего спора, в полном объеме исследовали обстоятельства по делу. В связи с этим являются правомерными выводы судов о том, что в результате совершения оспариваемых платежей имущественным правам кредиторов был причинен вред, поскольку в результате сделки имущество (денежные средства) безвозмездно выбыло из конкурсной массы должника.
Довод кассационной жалобы завода о том, что оспариваемые сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, не может быть признан обоснованным, поскольку совершение безвозмездных сделок противоречит цели создания коммерческой организации - извлечению прибыли.
Особенности оспаривания совершенных юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями подозрительных сделок по основаниям, изложенным в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Пунктом 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусмотрена возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов. При этом необходимо иметь в виду разъяснения, содержащиеся в п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63, согласно которым для признания недействительной сделки по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
Важно знать, что в случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств арбитражные суды отказывают в признании сделки недействительной по данному основанию.
Имеющаяся арбитражная практика показывает, что арбитражные суды при рассмотрении споров об оспаривании сделок, совершенных должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, руководствуются данным положением <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Определения ВС РФ от 15.02.2019 N 305-ЭС18-17611 по делу N А41-14638/2016; от 21.01.2019 N 305-ЭС15-15877(11) по делу N А40-55638/2014; от 11.04.2016 N 305-ЭС16-581(4) по делу N А40-109679/2013; Постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09.10.2019 N Ф10-3714/2019 по делу N А14-6203/2016; Арбитражного суда Уральского округа от 20.05.2019 N Ф09-6168/2017 по делу N А07-27844/2015; Арбитражного суда Московского округа от 07.02.2018 N Ф05-18880/2017 по делу N А40-122244/2016; от 14.12.2015 N Ф05-3638/2014 по делу N А40-109679/2013. URL: http://kad.arbitr.ru.

Так, в рамках дела о банкротстве ООО "Технодор" (далее - должник) его конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделкой договора купли-продажи квартиры от 16.07.2014 N 3/2014, заключенного с АО "УК "Проект-Строй".
Определением арбитражного суда первой инстанции от 02.04.2019 <1>, оставленным без изменения Постановлениями суда апелляционной инстанции от 27.05.2019 <2> и арбитражного суда округа от 20.08.2019 <3> в удовлетворении заявления отказано.
--------------------------------
<1> См.: Определение Арбитражного суда города Москвы от 02.04.2019 по делу N А40-82465/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.
<2> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2019 N 09АП-23861/2019 по делу N А40-82465/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.
<3> См.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.08.2019 N Ф05-5039/2019 по делу N А40-82465/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

Определением ВС РФ от 24.12.2019 <1> отказано конкурсному управляющему должником в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам по следующим основаниям.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 24.12.2019 N 305-ЭС19-12888(3) по делу N А40-82465/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

Разрешая спор, суды, руководствуясь ст. 19, 61.1, 61.2 Закона о банкротстве, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63, исходили из недоказанности совокупности условий, необходимых для квалификации договора, совершенного незаинтересованными лицами и не преследовавшего своей целью причинение вреда кредиторам должника, в качестве подозрительной сделки и признания ее недействительной, отклонив доводы заявителя о ничтожности последней.
Как определить, что сделка совершена должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов?
Важно знать, что при оспаривании сделки на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли в имуществе должника учредителю, либо совершена при наличии одного из условий, предусмотренных абзацами третьим - пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве <1>.
--------------------------------
<1> В частности, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов должника предполагается также в следующих случаях:
- стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательств и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанной сделки или сделок;
- должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
- после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

Заключение сделки в условиях неисполнения существовавших обязательств перед кредиторами, отчуждение актива по существенно заниженной цене и аффилированность покупателя в своей совокупности являются обстоятельствами, достаточными для определения того факта, что у должника имелась цель причинения вреда своим кредиторам в результате совершения оспариваемой сделки.
Указанный вывод подтверждается имеющейся судебной практикой.
Так, в рамках дела о банкротстве ЗАО "Строительное управление N 83 Мосфундаментстрой" (далее - должник) его конкурсный управляющий обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи нежилого помещения от 14.05.2012 и применении последствий недействительности сделки.
Определением арбитражного суда первой инстанции от 19.03.2018 <1>, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда от 26.06.2018 <2>, заявление удовлетворено, спорный договор признан недействительным, применены последствия недействительности сделки.
--------------------------------
<1> См.: Определение Арбитражного суда города Москвы от 19.03.2018 по делу N А40-177466/2013. URL: http://kad.arbitr.ru.
<2> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2018 N 09АП-20876/2018 по делу N А40-177466/2013. URL: http://kad.arbitr.ru.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из доказанности совокупности условий (причинение вреда имущественным правам кредиторов должника, цель причинения вреда и осведомленность контрагента об указанной цели), необходимых для квалификации оспариваемой сделки в качестве подозрительной. Причем суд учел, что исходя из результатов повторной судебной экспертизы рыночная цена имущества составила 90 064 338 руб. в отличие от согласованной в договоре - 58 000 000 руб. По смыслу ст. 19 Закона о банкротстве оспариваемая сделка заключена между заинтересованными лицами (покупатель является акционером продавца с количеством акций более 23%) в условиях неплатежеспособности должника.
Однако Постановлением арбитражного суда округа от 07.09.2018 <1> названные судебные акты отменены, в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.09.2018 N Ф05-1338/2017 по делу N А40-177466/2013. URL: http://kad.arbitr.ru.

Отменяя судебные акты и отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, суд округа принял во внимание выводы об отсутствии у должника признака неплатежеспособности на момент заключения оспариваемого договора.
ВС РФ Определением от 12.03.2019 <1> Постановление арбитражного суда округа от 07.09.2018 отменил, Определение арбитражного суда первой инстанции от 19.03.2018 и Постановление апелляционного от 26.06.2018 оставил в силе, указав следующее.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 12.03.2019 N 305-ЭС17-11710(4) по делу N А40-177466/2013. URL: http://kad.arbitr.ru.

Суд округа пришел к выводу об отсутствии специальных оснований недействительности оспариваемой сделки по той причине, что согласно финансовой документации должника в период совершения сделки его активы превышали размер кредиторской задолженности, т.е. не имелось пяти признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества продавца. В свою очередь, отсутствие названных признаков, по мнению судов, повлекло недоказанность существования цели причинения вреда кредиторам.
Вместе с тем из содержания положений п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве можно заключить, что нормы данной статьи устанавливают лишь презумпции, которые могут быть использованы при доказывании обстоятельств, необходимых для признания сделки недействительной.
Из этого следует, например, что сама по себе недоказанность признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения сделки (как одной из составляющих презумпции цели причинения вреда) не блокирует возможность квалификации такой сделки в качестве подозрительной.
В рассматриваемом случае конкурсный управляющий ссылался на то, что в реестр включены требования кредиторов (в частности ОАО "Вертикаль", ООО "ИФСК "АРКС", ООО "ЧОП "Торнадо", ОАО "МСУ-1", ОАО "Мосэнерго"), долг перед которыми возник до 14.05.2012. Данное обстоятельство было учтено судом первой инстанции при установлении совокупности условий для признания сделки недействительной по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
По мнению судебной коллегии, факт заключения спорной сделки в условиях неисполнения существовавших обязательств перед кредиторами, отчуждение актива по существенно заниженной цене и аффилированность покупателя в своей совокупности являлись обстоятельствами, достаточными для определения того, что у должника имелась цель причинения вреда своим кредиторам в результате совершения названной сделки, в связи с чем суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии у оспариваемой сделки состава подозрительности, предусмотренного п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Как доказать, что другая сторона сделки знала о совершении должником сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов?
В силу абзаца первого п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (ст. 19 Закона о банкротстве) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
При решении арбитражным судом вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных выше обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.
Из разъяснений, содержащихся в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ N 63, следует, что презумпция осведомленности другой стороны сделки о совершении этой сделки с целью причинить вред имущественным интересам кредиторов применяется, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Анализ арбитражной практики показывает, что при оспаривании совершенных должником подозрительных сделок по основаниям, предусмотренным в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, арбитражные суды придерживаются приведенных в данном пункте рекомендаций <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Определения ВС РФ от 05.11.2019 N 305-ЭС17-8176(3) по делу N А40-106002/2015; от 01.11.2019 N 306-ЭС19-2986(3,4) по делу N А65-27205/2017; от 01.10.2019 N 305-ЭС19-16272 по делу N А41-60743/2016; от 11.06.2019 N 310-ЭС19-8027 по делу N А35-5803/2016; от 23.04.2019 N 309-ЭС18-13082(3) по делу N А60-38681/2017; Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 13.12.2019 N Ф06-50665/2019 по делу N А72-7843/2017; от 09.04.2019 N Ф06-34662/2018 по делу N А72-7843/2017; Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.12.2019 N Ф04-5699/2019 по делу N А45-37243/2017; Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27.08.2019 N Ф01-3029/2019 по делу N А43-25627/2016; Арбитражного суда Московского округа от 10.07.2019 N Ф05-9783/2019 по делу N А41-60743/2016; от 08.04.2019 N Ф05-1325/2017 по делу N А40-106002/2015; Арбитражного суда Центрального округа от 11.02.2019 N Ф10-5577/2018 по делу N А35-5803/2016; Арбитражного суда Уральского округа от 21.12.2018 N Ф09-2043/18 по делу N А60-38681/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

Характерным является следующий пример из арбитражной практики судов Дальневосточного округа.
Так, в рамках дела о банкротстве ЗАО "Русская экспертная и морская сюрвейерская корпорация "Римско" (далее - должник) уполномоченный орган обратился в суд с заявлением о признании недействительными заключенных между должником и ООО "Океанский" (далее - покупатель) договоров купли-продажи судов N 1, 5, 8, 14, 15 от 20.02.2012 и применении последствий их недействительности.
Определением арбитражного суда первой инстанции от 17.04.2018 <1>, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда от 25.06.2018 <2> и Постановлением суда кассационной инстанции от 30.08.2018 <3> заявление удовлетворено, оспариваемые сделки признаны недействительными, применены последствия их недействительности в виде взыскания с покупателя в конкурсную массу должника 22 600 013,96 руб. действительной стоимости переданного по недействительным сделкам имущества.
--------------------------------
<1> См.: Определение Арбитражного суда Приморского края от 17.04.2018 по делу N А51-31080/2012. URL: http://kad.arbitr.ru.
<2> См.: Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2018 N 05АП-3302/2018 по делу N А51-31080/2012. URL: http://kad.arbitr.ru.
<3> См.: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 30.08.2018 N Ф03-3617/2018 по делу N А51-31080/2012. URL: http://kad.arbitr.ru.

ВС РФ Определением от 18.01.2019 <1> отказал покупателю в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам, указав следующее.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 18.01.2019 N 303-ЭС17-7042(10) по делу N А51-31080/2012. URL: http://kad.arbitr.ru.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные требования, суды руководствовались положениями п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63; исходя из установленных фактических обстоятельств, они пришли к выводу о правомерности требования уполномоченного органа в связи с подтверждением им совокупности условий (причинение вреда имущественным интересам кредиторов должника, цель причинения вреда и осведомленность контрагента об указанной цели), необходимых для квалификации оспариваемых договоров в качестве подозрительных сделок и признания их недействительными.
Важно иметь в виду, что при оспаривании подозрительных сделок должника арбитражные суды исследуют вопрос о соотношении п. 1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. В соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 при определении соотношения п. 1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего.
Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных п. 2 данной статьи (в частности недобросовестности контрагента), не требуется.
Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании должника банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств.
При этом в случае оспаривания подозрительной сделки арбитражным судом проверяется наличие обоих оснований, установленных как п. 1, так и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Характерным является следующий пример из арбитражной практики судов Северо-Западного округа.
Так, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ЗАО "АСЭРП" (далее - должник) его конкурсный управляющий обратилась с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи нежилого помещения от 01.09.2016, заключенного между ООО ФПГ "РОССТРО" (далее - покупатель) и должником, и применении последствий недействительности сделки.
Определением арбитражного суда первой инстанции от 23.05.2019 <1>, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда от 17.09.2019 <2>, в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано по следующим основаниям.
--------------------------------
<1> См.: Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 23.05.2019 по делу N А56-104783/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.
<2> См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2019 N 13АП-18674/2019 по делу N А56-104783/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

Оценив представленные доказательства на предмет их относимости, допустимости и достаточности, арбитражный суд первой инстанции пришел к выводам об отсутствии предусмотренных п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве оснований для признания договора недействительным ввиду недоказанности конкурсным управляющим наличия у должника признаков неплатежеспособности на 01.09.2019, неравноценного встречного предоставления, причинения вреда кредиторам и информированности покупателя по сделке об указанных обстоятельствах на момент ее заключения и исполнения.
В кассационной жалобе конкурсный управляющий просил названные судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
Постановлением арбитражного суда округа от 16.12.2019 <1> Определение арбитражного суда первой инстанции от 23.05.2019 и Постановление апелляционного суда от 17.09.2019 оставлены без изменения, а кассационная жалоба конкурсного управляющего - без удовлетворения.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.12.2019 N Ф07-14909/2019 по делу N А56-104783/2017. URL: http://kad.arbitr.ru.

При этом судом кассационной инстанции проверено наличие обоих оснований для признания оспоримой сделки недействительной, установленных как п. 1, так и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Каких-либо доказательств, подтверждающих доводы о том, что цена отчуждения имущества была значительно меньше затрат на строительство объекта, равно как и доказательств ухудшения финансового положения должника, уменьшения стоимости его активов либо увеличения размера обязательств в результате отчуждения имущества, конкурсным управляющим не представлено.
При таких обстоятельствах, как правомерно отмечено судом первой инстанции, утверждение конкурсного управляющего о наличии в сделке неравноценности встречного исполнения обязательств является необоснованным, что исключает возможность признания сделки недействительной по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Судом кассационной инстанции также отклонены доводы конкурсного управляющего об осведомленности ответчика о наличии у должника признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества.
Условие об осведомленности является необходимым элементом, позволяющим признать недействительной сделку, указанную в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Как обоснованно отмечено судами первой и апелляционной инстанций, заинтересованность покупателя применительно к должнику по нормам ст. 19 Закона о банкротстве не подтверждена, как и их субъективная недобросовестность.

Таким образом, приведенные в жалобе конкурсного управляющего доводы не опровергают правильности принятых по делу судебных актов.
Анализ судебной практики свидетельствует о ее развитии в рамках ликвидационных механизмов банкротства. Неразвитыми и в законодательстве, и в судебной практике продолжают оставаться предупредительный и восстановительный механизмы несостоятельности. На наш взгляд, данный вопрос подлежит глубокому научному осмыслению.

Список литературы

1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 24.07.2002 N 95-ФЗ (в ред. от 02.12.2019) // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федер. закон от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 16.12.2019) // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
3. О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)": Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 (в ред. от 30.07.2013) // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
4. О несостоятельности (банкротстве): Федер. закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (в ред. от 27.12.2019) // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


27 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1120504-7 "О внесении изменений в статьи 927 и 938 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации"

В соответствии с международными соглашениями с 22 августа 2021 г. должно быть разрешено коммерческое присутствие иностранных страховых организаций путем создания филиалов на территории России. Цель законопроекта - исполнение обязательств Российской Федерации в рамках членства в ВТО, путем создания сопоставимых условий деятельности страховщиков на территории Российской Федерации, а также расширение перечня страховых услуг и их доступности.




22 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1116818-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" и ст. 45 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

Цель законопроекта - расширение доступа к участию в закупках субъектам малого и среднего бизнеса, с возможностью предоставить банковские гарантии в качестве обеспечения заявки на участие в конкурентной закупке с участием субъектов МСП или обеспечения исполнения договора, заключенного по результатам таких закупок, выданные банками, включенным в перечень, предусмотренный статьей 45 Закона № 44-ФЗ.




15 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1112339-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и Федеральный закон "Об исполнительном производстве"

Цель законопроекта - создание единой системы управления арестованным, конфискованным, а также иным изъятым имуществом, подлежащим обращению в собственность государства в соответствии с законодательством. Законопроектом предусматривается применение электронной формы торгов, а также, реализация имущества на единых электронных площадках, отобранных Правительством РФ, где путем проведения электронных аукционов реализуется конфискованное и иное обращенное в собственность государства имущество.




10 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1109512-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рекламе"

Цель законопроекта - совершенствование законодательства и устранения правовых пробелов в сфере регулирования распространения социальной рекламы в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". Предлагаемые изменения предоставят некоммерческим организациям инструменты рекламного продвижения своих инициатив и позволят оптимальным способом информировать о своей деятельности в сети "Интернет".




3 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1105153-7 "О внесении изменений в статьи 38 и 86 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"

Цель законопроекта - установление полномочий Правительства РФ с сфере определения порядка изъятия федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль за обращением медицинских изделий, фальсифицированных, недоброкачественных или контрафактных медицинских изделий, не являющихся вещественными доказательствами по уголовным либо административным делам. 



В центре внимания:


Правомочия лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, на обжалование судебных актов в деле о банкротстве должника (Бычкова Е.Н.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

К вопросу о моделях классификации кредиторов в делах о банкротстве (Карелина С.А., Фролов И.В.)

Дата размещения статьи: 12.02.2021

подробнее>>

Институт исполнения обязательства третьим лицом в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) (Ватлин Л.А.)

Дата размещения статьи: 05.02.2021

подробнее>>

Особенности оспаривания подозрительных сделок в рамках дел о банкротстве юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (на примере судебной практики) (Барциц И.Н., Быков В.П., Черникова Е.В., Маркелова И.В.)

Дата размещения статьи: 01.02.2021

подробнее>>

О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при реализации имущества несостоятельной организации (Кудинова М.С.)

Дата размещения статьи: 13.01.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.