Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Злоупотребление правами участниками хозяйственных обществ (Черкасова О.В.)

Злоупотребление правами участниками хозяйственных обществ (Черкасова О.В.)

Дата размещения статьи: 12.02.2021

Введение

Формирование воли корпорации происходит в результате волеизъявления участниками корпорации, которые осуществляют это правомочие своей волей и в своем интересе.
В последнее время все чаще встречаются случаи злоупотребления правами участниками хозяйственных обществ, что порождает многочисленные корпоративные конфликты. А в арбитражных судах наблюдается все большее количество судебных разбирательств по корпоративным спорам, рассматриваемых в порядке ст. 225.1 Арбитражно-процессуального кодекса РФ от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 08.06.2020) <1>. Соблюдение баланса прав и законных интересов как миноритарных, так и мажоритарных акционеров является одной из самых сложных задач корпоративного права. Российское законодательство и судебная система находятся в постоянном поиске компромисса между особо настойчивыми миноритариями и оказывающими корпоративное давление мажоритарными участниками.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2002. N 30. ст. 3012; 2020. N 24. ст. 3745.

Как в доктрине, так и в практике не выработан механизм оценки поведения участников (акционеров) корпорации при реализации своих прав, отсутствует градация форм злоупотребления, по этой причине заявленная тема представляется актуальной. Цель настоящего исследования - анализ типичных злоупотреблений участниками (акционерами) корпораций, которые нашли отклик в арбитражной практике. Для реализации поставленной цели ставятся следующие задачи: изучение проблемы злоупотребления правом участником корпорации с точки зрения юридической доктрины; анализ заявленной гипотезы в контексте детализации отдельных видов корпоративных споров с выработкой модели квалифицирующих признаков.

Доктринальный аспект в изучении проблемы злоупотребления правом участниками (акционерами) корпораций

Вопрос об обязанности акционеров не злоупотреблять своими правами глубоко не изучен не только в российской, но и в зарубежной юридической литературе. Основная причина заключается в том, что в зарубежном законодательстве о компаниях традиционно больше внимания уделяется обязанностям директоров и менеджеров компании, но не обязанностям участников хозяйственного общества. В акционерных обществах зачастую мажоритарные акционеры и директора - это одни и те же лица. Однако это не повод для освобождения от ответственности мажоритарного или миноритарного акционера.
Относительно акционерных обществ гражданско-правовая ответственность за нарушение прав акционеров признается судами во многих государствах. Как правило, прецедентное право судов основывается либо на общих принципах гражданского права, таких как "обязанность действовать добросовестно", либо на общих принципах корпоративного права, таких как "обязанность лояльности" или "принцип равного отношения к акционерам". Во многих судебных делах, когда существует риск злоупотребления правом акционерами при проведении голосования (например, в сделках с заинтересованностью), суд, руководствуясь нормой национального закона, приостанавливает право голоса. Кроме того, в нескольких государствах - в Германии, Италии и Чешской Республике - как законодательство, так и судебная практика направлена на защиту миноритарных акционеров от контролирующего акционера, злоупотребляющего своим правом голоса. Несмотря на это, на уровне Европейского союза (ЕС) нет никаких директив или нормативных актов, касающихся этой обязанности акционеров. Во-первых, законодательный орган ЕС больше озабочен расширением прав акционеров, а не борьбой с потенциальными злоупотреблениями. Во-вторых, причина заключается в том, что европейский законодательный орган предоставляет государствам право регулирования гражданско-правовой ответственности, не предусмотренной в директивах ЕС. Исследование, проведенное в 2012 году по заказу парламента ЕС и подготовленное французской юридической фирмой, знакомой с французскими концепциями abus de majorite и abus de minorite, рекомендовало запретить злоупотребления как мажоритарных, так и миноритарных участников корпораций <2>.
--------------------------------
<2> Конак П. Акционер обязан не злоупотреблять правами // Электронный журнал ССРН. 2018. URL: https://doi.org/10.2139/ssrn.3123001.

Доктрина российского корпоративного права наполнена различными трактовками недобросовестного поведения участников корпораций.
Д.В. Гололобов полагает, что, злоупотребляя правом в ущерб интересам иных акционеров и самого общества, акционер использует принадлежащие ему в силу владения акциями права. Ситуация, когда размер вреда от подобного рода действий акционера достигает уровня публичной опасности для акционеров и менеджеров общества - вот та граница, за которой реализация акционером своего права перерастает в злоупотребление им своим правом <3>.
--------------------------------
<3> Гололобов Д.В. Акционерное общество против акционера: противодействие корпоративному шантажу. М.: Юстицинформ, 2004. С. 24 - 26.

По мнению А. Мельник, злоупотребление корпоративными правами "больших" акционеров по использованию своих прав в собственных интересах происходит тогда, когда такие интересы сталкиваются с запросами миноритариев. Акционеры с пакетом менее 10% акций не имеют реальных рычагов управления компанией при существовании правила "одна акция - один голос". Такое положение дел позволяет мажоритарным акционерам определять деятельность компании <4>.
--------------------------------
<4> Мельник А. Проблема злоупотребления правом в корпоративных конфликтах // Юридическая практика. 2005. N 19. С. 385.

Основной принцип осуществления корпоративных прав, в понимании Г. Адамович, заключается в осуществлении их таким образом, чтобы каждый акционер в равной степени (т.е. только пропорционально количеству принадлежащих ему акций и только в зависимости от содержания права) имел возможность получить выгоду или быть ответствен за убытки, которые возникли в результате злоупотребления правом. Когда этот принцип нарушается, и акционеры стремятся получить необоснованные преимущества перед другими акционерами, можно констатировать недобросовестность акционера <5>.
--------------------------------
<5> Адамович Г. Проблемы применения института злоупотребления правом в корпоративных отношениях // Хозяйство и право. 2005. N 5. С. 60.

Описанные выше подходы сводятся к тому, что при реализации своих прав поведение участника корпорации должно быть обусловлено не только личным интересом, но и коррелироваться с интересами иных участников, а также целями, ради которых компания была создана.
Здесь уместно вспомнить нравственный закон И. Канта, который гласил, что только о разумном существе можно говорить, что оно проявляет к чему-либо интерес <6>. Через призму осознанного поведения, ограниченного правами иных субъектов, формируется разумный и обоснованный интерес участника (акционера) при реализации его прав. Данный посыл можно рассматривать в качестве базового в понимании принципа добросовестности не только в сфере корпоративных отношений, но и в контексте гражданского права в целом.
--------------------------------
<6> Кант И. Основы метафизики нравственности. Критика практического разума. Метафизика нравов. СПб.: Наука, 1995. С. 310.

К числу распространенных видов злоупотребления правом участниками корпораций относятся: злоупотребление правом акционером при проведении общего собрания; злоупотребления участниками корпораций актами государственных органов и органов местного самоуправления; злоупотребление правом участником (акционером) должника при нарушении интересов кредиторов в рамках несостоятельности (банкротства) организации.
Остановимся на каждом из них подробнее.

Злоупотребление правом участником при проведении общего собрания

В практике появились случаи, когда недобросовестные акционеры, злоупотребляя предоставленным им п. 2 ст. 47 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <7> правом, местом проведения собрания определяли пароходы, казино, режимные предприятия, отдаленные города, тем самым умышленно ставили барьер для участия в его работе иных акционеров общества. Приведем следующий пример. Акционеры, владеющие 16% акций акционерного общества, обратились в Арбитражный суд с иском о признании недействительным решения общего собрания акционеров, в повестку которого выносился вопрос о внесении в устав общества нового положения о том, что совет директоров общества наделялся правом определять место проведения собрания по выбору из двух названных в уставе городов, расположенных в странах дальнего зарубежья <8>. В обоснование заявленного требования истцы руководствовались п. 2.9 Положения "О дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров", утвержденным Постановлением ФКЦБ России от 31.05.2002 N 17/пс <9>. В соответствии с п. 2 ст. 47 ФЗ "Об акционерных обществах", если иное место проведения собрания не установлено уставом общества или внутренним документом общества, регулирующим порядок деятельности общего собрания, общее собрание должно проводиться в поселении (городе, поселке, селе), являющемся местом нахождения общества. Истцы указали на то, что устав или внутренний документ общества должен содержать конкретное указание на населенный пункт в Российской Федерации. Указав на то, что, по смыслу п. 2.9 данного Положения, определение места проведения общих собраний акционеров не может быть ограничено лишь одним местом, суд первой инстанции в иске отказал. Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции пояснил, что в уставе должна быть предоставлена возможность выбора одного из нескольких возможных мест проведения общего собрания. Исходя из смысла п. 2.9 упомянутого Положения, определение потенциальных мест проведения собраний вне пределов Российской Федерации и автономных от места нахождения общества создает ситуацию, при которой акционерам (прежде всего физическим лицам) участвовать в общих собраниях будет затруднительно, что создает широкий диапазон для злоупотребления правом. В связи с этим апелляционный суд пришел к выводу, что оспариваемое решение общего собрания нарушает право акционеров на равный доступ к участию в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции (п. 2 ст. 31 ФЗ "Об акционерных обществах).
--------------------------------
<7> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; 2018. N 53 (ч. 1). Ст. 8440.
<8> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2009. N 2.
<9> С 25.01.2019 действует Положение ЦБ РФ от 16.11.2018 N 660-П "Об общих собраниях акционеров" // Вестник Банка России. 2019. N 3. 22 янв.

Таким образом, места проведения общих собраний акционеров должны определяться с учетом реальной возможности всех акционеров реализовать свое право на участие в собрании, а также с учетом места реальной деятельности компании.
Еще одна разновидность проявления злоупотребления правом акционером при проведении собрания связано с умышленной неявкой на голосование. Недобор кворума и, как следствие, необоснованное голосование "за" или "против" конкретного решения - вот та цель, которую преследуют недобросовестные акционеры.
Еще один пример из практики Арбитражного суда Уральского округа от 16.05.2017 N Ф09-1269/17 по делу N А60-40534/2016 <10>. Требование акционера об обязании общества провести внеочередное общее собрание акционеров судом было удовлетворено. Несмотря на то что акционер указал на неправомерность отказа в созыве собрания для решения вопросов о досрочном прекращении полномочий и избрании членов совета директоров, суд пришел к выводу, что предусмотренных законом оснований для отказа в проведении собрания не имеется. Устав общества указывает на то, что предложенная истцом новая редакция устава была отвергнута и направлена на доработку, при этом в обществе для принятия новой редакции устава не имеется квалифицированного большинства (3/4) голосов акционеров, что было известно истцу, и данные обстоятельства судами не исследованы. Такого рода действия со стороны ответчиков также следует квалифицировать как злоупотребление правом.
--------------------------------
<10> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.05.2017 N Ф09-1269/17 по делу N А60-40534/2016 // URL: https://base.garant.ru/38752387/ (дата обращения: 13.07.2020).

Таким образом, анализируя поведение участника корпорации при проведении общего собрания, суды руководствовались предусмотренными в законе основаниями, положениями устава компании, а также фактическими обстоятельствами, которые свидетельствовали об истинных мотивах поведения недобросовестных участников.
А если в ходе рассмотрения корпоративного спора судом будет установлено, что акционеры, будучи истцами, намеренно уклоняются от заключения мирового соглашения, подписания учредительного договора, от активного участия в разработке и принятии устава, то это также будет свидетельствовать о недобросовестности с их стороны.

Злоупотребления участниками хозяйственных обществ актами государственных органов и органов местного самоуправления

Злоупотребления участниками корпораций административными актами государственных органов и органов местного самоуправления связаны с государственной регистрацией юридических лиц, изменениями учредительных документов, выделением земельных участков в пользование (администрации), государственной регистрацией выпусков ценных бумаг (комиссия по рынку ценных бумаг) и т.д.
Преднамеренное создание добросовестного приобретателя имущества является самым распространенным видом злоупотребления со стороны акционеров. Прикрываясь фигурой добросовестного приобретателя, заинтересованные лица ставят перед собой задачу незаконно завладеть акциями предприятия. Такое лицо якобы ничего не знало и не должно было знать о ранее совершенных незаконных сделках с этими ценными бумагами. Для того чтобы сделать процесс утраты акций необратимым, акции первоначально переводят на фирму-однодневку, а после перепродажи подставное юридическое лицо, предварительно освободив от имущества, ликвидируют по заявлению учредителей. Отсутствие юридического лица, с которым формально были заключены договоры купли-продажи акций (первоначальный и последующий), влечет невозможность оспорить эти договоры в судебном порядке, а также осуществить реституцию по этим сделкам. Единственно возможным в этом случае способом возвратить акции является их виндикация. Отчуждение акций часто производится и с намерением "размыть" их путем дополнительной эмиссии <11>. В сложившейся ситуации мажоритарный акционер стремится к получению максимального корпоративного контроля или максимальной прибыли, прибегая для этого к различным инструментам: использованию подконтрольного менеджмента для дополнительной эмиссии, реорганизации акционерного общества, совершению крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Подобные действия могут быть допустимыми в рамках закона. Однако если желание такого акционера обусловлено получением максимальной прибыли в короткий срок, то, вероятнее всего, осуществление его прав будет сопровождаться достижением соответствующего результата через злоупотребление правом. Что по этому поводу говорит судебная практика - разберем на конкретном примере.
--------------------------------
<11> Волков А.В. О средствах злоупотребления правом // Цивилист. 2010. N 1. С. 46 - 53.

ФАС Северо-Западного округа в рамках дела N А56-52975/2009 <12> рассмотрел требование о признании недействительными решения собрания акционеров Открытого акционерного общества об увеличении уставного капитала, дополнительного выпуска акций, договора купли-продажи акций. Истцы ссылаются на то, что вследствие дополнительной эмиссии акций и их отчуждения доля принадлежащих им акций общества, обеспеченных залогом, сократилась и перестала отвечать свойствам контрольного пакета акций. В удовлетворении требования судом было отказано, поскольку не подтверждена недобросовестность акционерного общества при принятии решения и заключении договора. Обжалуя судебное решение, истцы в апелляционной жалобе указали на то, что избрали надлежащий способ защиты права, поскольку в результате дополнительной эмиссии акций и размывания доли заложенных акций с 74,9% до 17,68% стоимость предмета залога резко снизилась, что нарушает их права и имущественные интересы как кредиторов по обязательству, обеспеченному залогом. Отказывая в удовлетворении иска, суд в 2009 году не обозначил четких критериев того, в чем могло бы быть выражено злоупотребление правом акционерами, инициирующими дополнительную эмиссию акций. Однако, спустя время, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлениях от 21.03.2006 N 13683/05, от 30.10.2012 N 6936/12 высказал следующее мнение на этот счет. Реализация акционером преимущественного права приобретения дополнительных акций общества позволяет ему сохранить размер своей доли в уставном капитале общества и права, гарантированные ему законом. Следовательно, дополнительная эмиссия акций общества, которую оно может провести в связи с увеличением количества объявленных акций, не может нарушать права акционеров общества. Если акционер не воспользуется преимущественным правом приобретения дополнительных акций, это свидетельствует о его ограниченных финансовых возможностях или о нежелании приобретать дополнительные акции, но не об ограничении его прав.
--------------------------------
<12> Постановление ФАС Северо-Западного округа в рамках дела N А56-52975/2009 // URL: https://base.garant.ru/41331199/ (дата обращения: 13.07.2020).

Вместе с тем высший судебный орган не учел, что зачастую добросовестные акционеры преследуют цель таким образом свести участие других акционеров к минимальному уровню, умаляя не только их право на участие в деятельности корпорации, но и существенным образом затрагивая их имущественные интересы, в десятки раз уменьшая номинальную стоимость акций. Что, по нашему мнению, должно рассматриваться судами как акт злоупотребления и давать возможность пострадавшим лицам оспаривать дополнительную эмиссию и иметь возможность взыскания убытков с недобросовестных участников. Судам при рассмотрении дел, связанных с оспариванием дополнительной эмиссии, следует исходить из того, что дополнительная эмиссия акций общества, которую оно может провести в связи с увеличением количества объявленных акций, не может нарушать права акционеров общества и давать ему возможность сохранения доли в уставном капитале, гарантированную законом.

Злоупотребление правом участником (акционером) должника при нарушении интересов кредиторов в рамках несостоятельности (банкротства) организации

В судебной практике сложилась ситуация, при которой выдача займа участником организации, находящейся в процедуре несостоятельности (банкротстве), при определенных обстоятельствах может свидетельствовать о корпоративном характере требования по возврату полученной суммы для целей банкротства. В этом случае такие действия квалифицируются судом как отношения по поводу увеличения уставного капитала по правилам п. 2 ст. 170 ГК РФ либо как злоупотребление правом в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 10 ГК РФ и абз. 8 ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О (несостоятельности) банкротстве" <13>.
--------------------------------
<13> СЗ РФ. 2002. N 43. ст. 4190; РГ. 2020. 16 июля.

Приведем пример. В рамках дела о банкротстве N 305-ЭС15-5734 <14> общества с ограниченной ответственностью "Транспортная компания "Ямалтранссервис" (компания-должник) конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительными операций по перечислению должником 78 800 000 рублей в пользу одного из своих участников - акционерного общества "НГ - Менеджмент". В качестве основания платежей в платежных документах указано на погашение обязательств по договорам займа от 14.11.2012, от 05.02.2013 и от 06.05.2013. А производство по делу о несостоятельности (банкротстве) компании возбуждено определением суда от 13.08.2014. Судом первой инстанции оспариваемые операции признаны недействительными, применены последствия их недействительности в виде взыскания с общества 78 800 000 рублей в конкурсную массу компании. Однако апелляционная инстанция определение суда первой инстанции отменила, а суд кассационной инстанции ее поддержал. Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационных жалобах, судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ посчитала Постановления судов апелляционной инстанции и округа подлежащими отмене. Верховный Суд учел, что при наступлении подобных обстоятельств предполагается, что мажоритарные участники (акционеры), голоса которых имели решающее значение при назначении руководителя, своевременно получают информацию о действительном положении дел в хозяйственном обществе. Контролирующие участники (акционеры) фактически принимают управленческие решения, в том числе дают согласие на реализацию выработанной руководителем стратегии выхода из кризиса либо обращение в суд с заявлением о банкротстве должника. А руководитель, действующий разумно и добросовестно, прилагает необходимые усилия для реализации экономически обоснованного плана, что прямо вытекает из абз. 2 п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" <15>. Вместе с тем, когда мажоритарный участник (акционер) осуществляет вложение средств с использованием заемного механизма, в отличие от корпоративных процедур, финансирование публично не раскрывается. Тем самым создается видимость перед кредиторами и иными третьими лицами благополучного положения дел в хозяйственном обществе. Возврат приобретшего корпоративную природу заемных средств не за счет чистой прибыли, а за счет текущей выручки должника необходимо рассматривать как злоупотребление правом со стороны мажоритарного участника (акционера). Соответствующие действия, оформленные в качестве возврата займов, подлежат признанию недействительными по правилам ст. ст. 10 и 168 ГК РФ как не соответствующие закону и как совершенные со злоупотреблением правом.
--------------------------------
<14> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 12.02.2018 N 305-Эс15-5734(4,5) по делу N А40-140479/2014 // URL: https://base.garant.ru/41331199/ (дата обращения: 13.07.2020).
<15> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" // БВС РФ. 2018. N 3.

Таким образом, в рассматриваемом споре недостаточно было ограничиться констатацией оформления отношений должника с обществом в качестве заемных. Необходимо было проанализировать обстоятельства, касающиеся их действительной правовой природы.
К числу характерных признаков, которыми могут руководствоваться суды при квалификации природы подобных правоотношений, можно отнести следующие:
- наличие кризисной ситуации у должника, а также плана выхода из кризисной ситуации, выраженной на уровне менеджмента компании;
- отсутствие огласки (публичности) финансовой операции по выдаче займа;
- создание иллюзии перед кредиторами режима финансовой платежеспособности;
- потенциальный риск неэффективности избранной меры санации предприятия и, как следствие, риск возникновения убытков, которые впоследствии могут быть возложены на участника (акционера), осуществившего докапитализацию должника.

Заключительные выводы

Злоупотребление правом участниками (акционерами) при реализации своих прав - явление сугубо оценочное. И как всякое оценочное явление, в правовом пространстве нуждается в выработке четких поведенческих критериев. Однако практика показывает также и то, что определить раз и навсегда пределы судейского усмотрения при квалификации злоупотребления правом участниками корпоративных отношений невозможно.
Решение данной проблемы видится в комплексном подходе. То есть при определении признаков недобросовестного поведения участников (акционеров) компаний необходимо руководствоваться нормами специального законодательства, локального правового регулирования, положений интерпретационных актов на уровне коллегии по экономическим спором Верховного Суда РФ, а также поведенческими мотивами и фактическими обстоятельствами конкретного корпоративного спора.

Библиографический список

1. Pierre-Henri Conac. The Shareholders' Duty Not to Abuse Rights // Nordic & European Company Law Working Paper, No. 18 - 06.
2. Гололобов Д.В. Акционерное общество против акционера: противодействие корпоративному шантажу. 2-е изд., стереотип. М.: Юстицинформ, 2004. 320 с.
3. Мельник А. Проблема злоупотребления правом в корпоративных конфликтах // Юридическая практика. 2005. N 19. С. 385 - 387.
4. Адамович Г. Проблемы применения института злоупотребления правом в корпоративных отношениях // Хозяйство и право. 2005. N 5. С. 58 - 65.
5. Кант И. Основы метафизики нравственности. Критика практического разума. Метафизика нравов. СПб: Наука, 1995. 528 с.
6. Волков А.В. О средствах злоупотребления правом // Цивилист. 2010. N 1.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


22 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1116818-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" и ст. 45 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

Цель законопроекта - расширение доступа к участию в закупках субъектам малого и среднего бизнеса, с возможностью предоставить банковские гарантии в качестве обеспечения заявки на участие в конкурентной закупке с участием субъектов МСП или обеспечения исполнения договора, заключенного по результатам таких закупок, выданные банками, включенным в перечень, предусмотренный статьей 45 Закона № 44-ФЗ.




15 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1112339-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и Федеральный закон "Об исполнительном производстве"

Цель законопроекта - создание единой системы управления арестованным, конфискованным, а также иным изъятым имуществом, подлежащим обращению в собственность государства в соответствии с законодательством. Законопроектом предусматривается применение электронной формы торгов, а также, реализация имущества на единых электронных площадках, отобранных Правительством РФ, где путем проведения электронных аукционов реализуется конфискованное и иное обращенное в собственность государства имущество.




10 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1109512-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рекламе"

Цель законопроекта - совершенствование законодательства и устранения правовых пробелов в сфере регулирования распространения социальной рекламы в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". Предлагаемые изменения предоставят некоммерческим организациям инструменты рекламного продвижения своих инициатив и позволят оптимальным способом информировать о своей деятельности в сети "Интернет".




3 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1105153-7 "О внесении изменений в статьи 38 и 86 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"

Цель законопроекта - установление полномочий Правительства РФ с сфере определения порядка изъятия федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль за обращением медицинских изделий, фальсифицированных, недоброкачественных или контрафактных медицинских изделий, не являющихся вещественными доказательствами по уголовным либо административным делам. 




30 января 2020 г.
Проект Федерального закона № 1103069-7 "О внесении изменения в статью 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"

Цель законопроекта - внесение в законодательство о банкротстве уточнения, согласно которому в рамках удовлетворения требований кредиторов второй очереди не могут быть взысканы иные платежи, кроме платежей по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности.



В центре внимания:


Компетенция нотариусов: некоторые проблемные вопросы (Ярошенко Т.В.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Нотариальное удостоверение опциона на заключение договора в российском законодательстве (Махиборода М.Н., Шестаков К.Н.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Правовые проблемы оспоримости завещания (Гривков О.Д., Шичанин А.В.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Правовое обеспечение принципа прозрачности бюджетного процесса современной России: актуальные вопросы интерпретации и реализации (Михайлов Д.Л., Семерина Е.И., Субочев В.В.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Правовые проблемы организации муниципального аудита в России (Абрамова Н.Е., Лисицин П.Е.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.