Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Договор страхования > Современная модель компенсационного страхования (indemnity insurance) и перспективы ее воплощения в российском праве (Кратенко М.В., Луйк О.-Ю.)

Современная модель компенсационного страхования (indemnity insurance) и перспективы ее воплощения в российском праве (Кратенко М.В., Луйк О.-Ю.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

Введение

С момента возникновения страхования в качестве профессиональной деятельности и до настоящего времени его основу составляет страхование от убытков или, по-другому, компенсационное страхование, при котором страховщик обязуется за плату возместить страхователю те или иные имущественные потери вследствие материализации согласованных в договоре рисков. Именно в этой компенсационной, или защитной, функции усматривают положительную экономическую роль страхования и признак, отличающий страхование от игровой деятельности (gambling) [17, p. 78]. Страхование и азартные игры имеют одни и те же корни; литературно выражаясь, страхование и азартная игра - это разные ветви одного дерева. Оба явления основаны на статистической вероятности того, что произойдет определенное событие и, когда событие происходит, один человек получает ставки многих. Однако, в отличие от азартного игрока, человек, заключивший договор страхования, надеется, что он не будет одним из тысячи, в отношении которого реализуется статистическая вероятность [24, p. 15]. Различие между страхованием и азартными играми является следствием закона и культуры, оно не является универсальной аксиомой [20, p. 507]. Если в западной теории критерием разграничения между страхованием и азартными играми выступает страховой интерес, то в исламских государствах западная модель страхования (как вид рисковой деятельности) запрещена именно в силу большого сходства с азартными играми [22, pp. 282 - 284]. Однако существует альтернативный правовой институт - такафул <3>.
--------------------------------
<3> Такафул (от араб. "сотрудничество") - является объединением, члены которого платят взносы, которые хранятся страховщиком на индивидуальных счетах. Члены такафула договариваются о том, что, если кто-либо из них понесет ущерб (наступит страховой случай), со счета каждого из них на счет потерпевшего будет сделано пропорциональное пожертвование, чтобы возместить возникший ущерб. Таким образом, посредством дарения избегается элемент азартной игры, существующий в западной системе страхования [35].

Значимость и специфика компенсационного страхования подтверждаются тем, что в законодательстве некоторых стран Европы (Германия, Нидерланды) и в модельных актах страхового права (PEICL) нормы о компенсационном страховании вынесены в своеобразную общую часть, где сосредоточены нормы об определении страховой стоимости, последствиях увеличения и уменьшения страхового риска, взаимодействии страховщика и страхователя в части предотвращения ущерба или уменьшения его размера <4>. В российском законодательстве о страховании основной классификацией является разделение страхования на личное и имущественное, однако какое-либо специальное регулирование каждого из перечисленных видов отсутствует - глава 48 ГК РФ не имеет внутреннего деления.
--------------------------------
<4> См., например: Part Two PEICL ("Provisions Common to Indemnity Insurance"), текст (англ.) по состоянию на 2015 г. см.: https://www.uibk.ac.at/zivilrecht/forschung/evip/restatement/sprachfassungen/peicl-en.pdf; Chapter Two German Insurance Contract Act 2008 ("Indemnity Insurance"), текст см.: https://www.drjv.org/index.php/dgesetze.html; Section 7.17.2 Dutch Civil Code ("Indemnity insurance"), текст см.: http://www.dutchcivillaw.com/legislation/dcctitle771717.htm. В ст. 1:201 (3) PEICL компенсационное страхование ("Indemnity Insurance") определяется следующим образом: вид страхования, при котором страховщик обязуется возместить убытки вследствие наступления страхового случая.

В основе компенсационного страхования лежит ряд принципов, выработанных за долгие годы доктриной и в дальнейшем закрепленных в законодательстве (наличия страхового интереса, выплаты возмещения в пределах действительного ущерба, информационного баланса, сотрудничества сторон в уменьшении ущерба и др.). Со временем происходят эволюция взглядов, переоценка роли страхования в жизни современного общества, усиливаются пропотребительские настроения в праве как отражение современного экономического уклада. Одни из принципов остаются неизменными в своем содержании, другие адаптируются к изменившимся социально-экономическим условиям.
Анализ последних кодификаций в области страхового права (German Insurance Contract Act 2008 <5>, Insurance Act 2015 UK <6>) позволяет выявить некоторые тенденции в развитии законодательства о компенсационном страховании <7>, обусловленные перечисленными выше факторами и необходимостью защиты интересов слабой стороны (страхователя): формализации информационной обязанности страхователя; "переквалификации" <8> условий договора страхования о гарантиях (warranty, promissory warranties) в категорию мер предосторожности (precautionary measures); замены принципа all-or-nothing принципом proportionality при применении санкций к страхователю. В целом современное общество и государство ожидают от страховщика более лояльной и гибкой политики в отношении страхователя, равно как и более активного участия в компенсации неблагоприятных последствий, вызванных природными и антропогенными факторами <9>.
--------------------------------
<5> Versicherungsvertragsgesetz vom 23. November 2007. Текст Закона (англ.) см.: https://www.drjv.org/index.php/dgesetze.html.
<6> Текст (англ.) см.: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2015/4/pdfs/ukpga_20150004_en.pdf.
<7> Безусловно, часть указанных выше тенденций в правовом регулировании характерна и для личного страхования. Однако с учетом многочисленных особенностей, характерных для личного страхования, авторы намеренно ограничивают предмет исследования в статье.
<8> Термин "переквалификация" употреблен в переносном смысле. Речь идет о том, что законодатель подводит некоторые распространенные в страховой практике явления, например условия о гарантиях или исключениях из страхового покрытия, под специально сконструированный правовой институт - меры предосторожности, чтобы гарантировать страхователю определенные правовые последствия.
<9> В частности, на фоне эпидемии COVID-19 и связанных с ней ограничительных мер в культурно-развлекательной, спортивно-оздоровительной, туристической и иных сферах суды Германии и Франции трактуют покрытие по полисам BI (Business Interruption Insurance) расширительно, т.е. так, чтобы обеспечить застрахованным хотя бы минимальную финансовую защиту. Подробнее см.: Is business interruption as a result of COVID-19 insured? (L. Mayer, E. Tjon-En-Fa, Bird&Bird LLP) // www.lexology.com.

С 2018 г. Исследовательским центром частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации разрабатывается Концепция реформы главы 48 ГК РФ ("Страхование") <10>, при этом активно используется сравнительно-правовой метод исследования. Вместе с тем, по мнению авторов, в Концепции недостаточно отражены общеевропейские тенденции в развитии страхового права, практически не задействована превентивная функция страхования, не сформулирован общий подход к условиям применения санкций к страхователю.
--------------------------------
<10> Концепция реформы главы 48 Гражданского кодекса РФ ("Страхование") разработана учеными ИЦЧП им. С.С. Алексеева, впервые опубликована в 2018 г. (далее - Концепция). Текст Концепции по состоянию на 29.11.2018 доступен по ссылке: http://privlaw.ru/wp-content/uploads/2018/12/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%BF%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0% BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82-291118.pdf.

1. К вопросу о функциях страхования

В качестве основных функций страхования в отечественной литературе традиционно называют: распределительную (распределение риска неблагоприятных последствий между большим количеством субъектов гражданского оборота, включая формирование специального денежного фонда) и защитную (защита имущественных интересов застрахованных субъектов) [10, с. 275; 15, с. 6 - 7; 12, с. 8 - 10].
Эти две основные функции могут уточняться и различным образом интерпретироваться. Так, одни авторы предпочитают говорить о передаче риска (risk transferring) от страхователя к страховщику [5], другие - о распределении риска (risk distributing). В свою очередь, защитная функция может быть представлена как сумма следующих слагаемых: юридическая составляющая (возникновение у страховщика обязательства произвести выплату при наступлении определенных обстоятельств), материальная составляющая (осуществление страховой выплаты) и психологическая составляющая (обретение страхователем чувства защищенности от превратностей судьбы). Соответственно, при имущественном страховании материальная составляющая трансформируется в восстановительную функцию, при рисковом личном страховании - в компенсационную, при безрисковом личном страховании - в обеспечительную [13, с. 30 - 31].
В качестве дополнительных или факультативных функций страхования выделяют: социальную (применительно к обязательному страхованию), обеспечительную (при страховании риска ответственности за нарушение договорных обязательств) [6], сберегательную (применительно к накопительному личному страхованию).
В зарубежной литературе внимание уделяется и другой стороне страховой деятельности, ее предупредительному потенциалу. Наряду с перераспределением риска убытков страхование может выполнять следующие функции: управление рисками (risk management) и предупреждение причинения вреда в отдельных сферах деятельности (risk reduction). Исторически развитию страхования в качестве профессиональной деятельности всегда сопутствовало обсуждение проблемы moral hazard [16, pp. 237 - 238] тех приемов, при помощи которых можно воздействовать на страхователей и застрахованных в сторону более безопасного поведения <11>. Со временем страхование стало тем механизмом, который преобразует опасения граждан и юридических лиц по поводу возможных убытков в конкретный набор мер по предотвращению вреда или уменьшению его размера [37, pp. 198 - 200] <12>.
--------------------------------
<11> В экономических исследованиях проблема moral hazard обычно объясняется с позиции снижения у страхователя стимулов к бережному и аккуратному обращению с застрахованным имуществом (с учетом гарантированной ему страховой защиты), что, в свою очередь, увеличивает вероятность наступления страхового случая.
<12> В отечественной доктрине отношение к превентивной функции страхования скорее скептическое. По словам А.И. Худякова, страховщик вправе использовать временно свободные средства для проведения мероприятий по уменьшению степени риска (противопожарные, санитарно-эпидемиологические и др.), однако это свойственно больше социалистическому, а не рыночному типу экономики [13, с. 42]. В учебных пособиях предупредительная функция страхования также иллюстрируется на примере финансирования страховщиком различных мероприятий по просвещению в сфере безопасности (пожарной, дорожного движения и пр.), однако не раскрываются юридические приемы стимулирования страхователей к безопасному поведению [15].

Превенция ущерба (loss prevention) является одним из ключевых направлений страховой деятельности в Скандинавских странах <13>. Так, в Финляндии страховщики аккумулируют информацию о произошедших страховых событиях, вырабатывают и проводят в жизнь стандарты безопасного поведения, что в конечном счете оборачивается снижением страховых премий для их клиентов. В рамках деятельности по предупреждению ущерба страховщики инспектируют объекты, принятые на страхование, согласовывают используемые страхователем системы безопасности (оборудование, сигнализации и др.), консультируют страхователя по вопросам безопасности, проводят тренинги с лицами, осуществляющими работы с использованием источников открытого огня и т.д. Финские страховщики также разрабатывают инструкции по безопасности (precautionary guidelines), посредством которых стимулируют страхователя проявлять необходимую заботу о своем имуществе. Будучи частью стандартных правил страхования, соответствующие условия являются обязательными для страхователя.
--------------------------------
<13> Finish Insurance Today: report of Federation of finish insurance companies. URL: https://www.expat-finland.com/pdf/insurance_market_in_finland_2005.pdf.

2. Компенсационное страхование и страхование фиксированных сумм

Страхование можно классифицировать по различным критериям. В Директивах Евросоюза по вопросам страховой деятельности <14> проводится разграничение на страхование не жизни (non-life insurance) <15>, страхование жизни (life insurance) <16> и перестрахование с учетом коммерческих целей страхования.
--------------------------------
<14> Directive 92/49/EEC of 18 June 1992 on the coordination of laws, regulations and administrative provisions relating to direct insurance other than life insurance and amending Directives 73/239/EEC and 88/357/EEC (Third non-life insurance Directive). URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/?uri=LEGISSUM:l24028b.
<15> К страхованию, отличному от страхования жизни, относится широкий спектр договоров страхования: автострахование, страхование имущества, страхование гражданской ответственности и проч.
<16> При этом не допускается одновременное осуществление страховщиком деятельности по страхованию от ущерба и страхованию жизни. Этот принцип разделения страхования жизни и страхования от ущерба был предусмотрен еще в первой Директиве ЕС по страхованию жизни N 79/267/ЕЭС (05.03.1979) и объяснялся следующими мотивами. В случае страхования жизни страховщик держит деньги страхователей в своем распоряжении на долгосрочной основе, тогда как в случае страхования от ущерба договоры страхования, как правило, заключаются на один год. Важно и то, что страхование от ущерба очень волатильно по своей природе, т.е. страховые компании, занимающиеся страхованием от ущерба, весьма существенно страдают от стихийных бедствий, крупных аварий и т.д. Поэтому деятельность компаний по страхованию от ущерба значительно более рискованна (но также и более прибыльна), чем деятельность компаний по страхованию жизни.

В странах общего права в качестве разновидностей страхования выделяют страхование первого лица (first party insurance) и страхование в пользу третьих лиц (third party insurance or liability insurance) [18, pp. 298 - 299]. В случае страхования первого лица существует риск, связанный с собственными жизнью или имуществом застрахованного. В случае страхования перед третьими лицами застрахован риск того, что застрахованный причинит вред третьим лицам (страхование ответственности).
Специалисты по страховому праву Эстонии указывают на практическую значимость деления страхования на компенсационное (indemnity insurance) и выплату фиксированной суммы (insurance of fixed sums) [24, pp. 37 - 38]. В случае компенсационного страхования <17> страховщик обязан возместить застрахованному действительный ущерб, причиненный страховым случаем. В отличие от компенсационного страхования при страховании с выплатой фиксированной суммы страховщик должен выплатить застрахованному оговоренную в договоре страхования сумму при наступлении страхового случая, независимо от фактически возникшего ущерба. Поэтому страхование с выплатой фиксированной суммы также называют страхованием абстрактной потребности <18>. В целях противодействия небрежному поведению страхователей (moral hazard) законодатель допускает применение модели страхования фиксированных сумм лишь в ограниченных случаях - при страховании жизни и здоровья.
--------------------------------
<17> Иногда вместо термина "компенсационное страхование" также используются термины "общее страхование" (general insurance) или "P&C" (property and casualty insurance).
<18> В отличие от компенсационного страхования, которым обеспечивается конкретная потребность страхователя. В качестве иллюстрации различия между компенсационным страхованием и страхованием с выплатой фиксированной суммы можно привести следующий пример. Если пианист захочет застраховать свою правую руку, то содержание договора страхования может заключаться в том, что при несчастном случае и травмировании руки страховщик возместит пианисту ущерб, причиненный несчастным случаем (например, расходы на лечение, потерю заработка и пр.). Стороны также могут договориться о том, что при травмировании руки страховщик выплатит пианисту заранее оговоренную денежную сумму (независимо от фактических затрат на лечение или иных убытков). В первом случае мы имеет дело с компенсационным страхованием, а во втором - со страхованием фиксированной суммы.

Для России, как и некоторых стран Европы <19>, характерно деление страхования на имущественное (property insurance) и личное (personal insurance) - в зависимости от объекта страховой защиты <20>. В частности, к личному страхованию отнесены: страхование жизни (на случай дожития до определенного возраста или наступления иных событий в жизни застрахованного); страхование от несчастных случаев и болезней; страхование риска медицинских расходов (п. 1 - 3 ст. 4 Закона "Об организации страхового дела в РФ").
--------------------------------
<19> Сходная классификация закреплена в законодательствах Польши и Франции.
<20> В первом случае застрахованный риск связан с имущественной сферой лица (например, риск хищения автомобиля), во втором случае - с личной сферой (например, риск наступления несчастного случая или болезни).

Какова взаимосвязь между двумя вышеуказанными классификациями страхования (имущественное/личное и компенсационное/фиксированных сумм)? Очевидно, что каждое страхование с условием о выплате фиксированной суммы будет примером личного страхования. Но далеко не каждое личное страхование устроено по модели insurance of fixed sums [21]. Например, страхование риска медицинских расходов (ДМС), хотя и отнесено в ст. 4 Закона об организации страхового дела к личному страхованию, предполагает не выплату заранее определенной денежной суммы, а возмещение затрат на лечение застрахованного, т.е. речь идет именно о возмещении экономических потерь, убытков <21>. Таким образом, характеристика договора страхования в качестве компенсационного более четко определяет объем обязательств страховщика. Более того, характеристика ДМС в качестве вида компенсационного страхования позволяет использовать в этой сфере все те приемы противодействия moral hazard, которые выработаны в практике страхования от убытков: франшизу, распределение потерь и др. [8, с. 50 - 55].
--------------------------------
<21> Составители PEICL также предпочли в качестве основной классификации разделение страхования на компенсационное и с выплатой фиксированной суммы, сделав оговорку о том, что второй вид страхования (fixed-sum insurance) допустим лишь в отношении отдельных видов объектов и рисков: от несчастного случая; жизнь; здоровье; женитьба; рождение. Однако это разграничение также требует некоторых оговорок и уточнений. Например, в соответствии со ст. 8:101 (2) PEICL стороны вправе заранее согласовать страховую стоимость. При этом незначительное превышение согласованной страховой стоимости над реальным ущербом не препятствует выплате этой заранее согласованной суммы. Таким образом, хотя речь идет о страховании от ущерба, расчет выплаты строится по типу страхования на фиксированную сумму.

В последних кодификациях страхового права и модельных актах (PEICL) предпочтение отдается классификации страхования на indemnity insurance и insurance of fixed sums. И в этом можно видеть не только терминологические нюансы, но и вполне практические соображения <22>.
--------------------------------
<22> Следует отметить, что в соответствии с законодательством Германии противоположностью компенсационного страхования считается именно страхование с выплатой фиксированной суммы [23].

3. Принципы компенсационного страхования

В качестве принципов <23> какой-либо деятельности следует рассматривать ключевые правила или обязательные условия ее осуществления.
--------------------------------
<23> Принцип (лат. "principium") в толковых словарях определяется как первоначальное, основное правило какой-либо теории или учения, берущееся за основу какой-либо деятельности. См.: Толковый словарь русского языка / Под ред. С.И. Ожегова. М., 2006. С. 309.

В российской доктрине обсуждаются принципы страховой деятельности в целом, при этом выделяются общие и специальные принципы. К первым относят законность, гласность, организационное единство, ко вторым - требование наивысшей добросовестности, эквивалентность, компенсацию причиненного вреда, защиту слабой стороны [1, с. 27 - 28].
Эстонские авторы упоминают по меньшей мере о восьми принципах, из которых исходят стороны договора страхования [24, pp. 18 - 19; 29, pp. 447 - 456]:
a) принцип ubberimae fidei - принцип наивысшей добросовестности сторон (англ. "the utmost good faith"), предполагающий честный обмен информацией между страхователем и страховщиком при заключении договора и в последующем <24>;
b) принцип страхового интереса является центральным в страховании, и его цель состоит в том, чтобы предотвратить превращение страхования в азартную игру (заинтересованность застрахованного в том, чтобы страховой случай и вызванные им убытки не наступили);
c) принцип возмещения (англ. "indemnity principle") предполагает, что страховая выплата лишь восстанавливает финансовое положение страхователя, в котором он находился до наступления страхового случая; иными словами, страхователь не должен получать выгоду от страхового случая;
d) принцип ближайшей причинной связи (лат. "lad causa proxima"), в силу которого предварительным условием возмещения ущерба является то, что ущерб возник именно в результате материализации риска, оговоренного в договоре страхования [24, p. 89] <25>;
e) принцип actio directa в обязательном страховании ответственности означает право пострадавшего предъявить требование непосредственно страховщику лица, причинившего ущерб [42] <26>;
f) принцип солидарной компенсации, согласно которому при заключении нескольких договоров страхования в отношении одного и того же объекта общая сумма возмещения не может превышать фактического ущерба;
g) принцип уменьшения/минимизации ущерба связан с принципом разделения рисков - страхователь при наличии договора страхования должен вести себя точно так же, как если бы у него не было договора страхования, т.е. страхователь не должен действовать небрежно в отношении застрахованных объектов, несмотря на то, что этот объект застрахован [30] <27>;
h) принцип перехода требований (регресс, суброгация), согласно которому в ситуации, когда страховщик возмещает ущерб, причиненный страхователю, собственное право требования страхователя в отношении лица, причинившего ущерб, переходит к страховщику.
--------------------------------
<24> Этот принцип был впервые сформулирован в 1766 году в Англии, в судебном деле Carter v. Boehm. В большинстве случаев особые данные, на основании которых рассчитывается вероятность наступления страхового случая, известны только страхователю. Страховщик доверяет утверждениям страхователя, твердо полагая, что страхователь не скрывает никаких известных ему обстоятельств, которые могут ввести страховщика в заблуждение и заставить последнего поверить в то, что этих обстоятельств не существует. Наивысшее доверие запрещает одной стороне скрывать известные только ей обстоятельства, вовлекая другую сторону в сделку и злоупотребляя доверием другой стороны, которая считает, что обстоятельства иные [4, с. 89]. См. также: § 440 (1) Обязательственно-правового закона Эстонии (Law of Obligation Act, passed 26.09.2001. RT I 2001, 81, 487). Текст (англ.): https://www.riigiteataja.ee/en/eli/515012020004/consolide.
<25> Наличие причинно-следственной связи между возникшим ущербом и реализацией застрахованного риска необходимо оценивать в каждом отдельном случае, поскольку ущерб (или его часть) может быть следствием осуществления незастрахованного риска. Например, если страхователь застрахует здание от риска пожара, однако во время урагана произойдет проникновение в здание со взломом, в ходе которого вор подожжет здание и здание будет повреждено как ураганом, дождем и пожаром, так и водой при тушении пожара.
<26> Actio directa в обязательном страховании ответственности означает право пострадавшего предъявить требование непосредственно страховщику лица, причинившего ущерб. Этот принцип возник в противовес представлению о том, что требование о возмещении ущерба в адрес страховщика не может быть предъявлено лицом, не являющимся стороной договора страхования (поскольку это противоречит принципам договорного права). В настоящее время принцип actio directa в большинстве стран континентальной Европы считается естественным для обязательного страхования ответственности (особенно дорожного страхования). См. также: § 521 (1) Обязательственно-правового закона Эстонии.
<27> См.: § 488 (1) Обязательственно-правового закона Эстонии.

Авторы не преследуют в качестве цели подробный анализ всех перечисленных выше принципов, поскольку часть из них имеют ограниченную сферу применения (например, при страховании ответственности) либо не являются дискуссионными. С учетом целей исследования предметом дальнейшего обсуждения будут лишь те принципы компенсационного страхования, через которые реализуются его защитная и превентивная функции. К таковым, по мнению авторов, следует отнести: наличие страхового интереса; возмещение страхователю действительного ущерба (indemnity principle); стабильность застрахованного риска и информационный баланс сторон; сотрудничество сторон в предупреждении материализации риска и уменьшении убытков от страхового случая.

3.1. Наличие основанного на законе страхового интереса: современная трактовка

Наличие страхового интереса (insurable interest) традиционно считается важнейшей предпосылкой компенсационного страхования. Этому есть логичное объяснение с позиции уже упоминавшейся концепции moral hazard: только при наличии у страхователя (застрахованного) каких-либо прав в отношении застрахованного имущества можно ожидать от него проявления заботы об этом имуществе, принятия мер по обеспечению его сохранности <28>. С течением времени данное требование не утратило своей актуальности, изменилось разве что представление о том, в чем может выражаться данный интерес и, соответственно, кто может выступать в роли застрахованного (выгодоприобретателя).
--------------------------------
<28> Принцип страхового интереса возник в странах общего права (common law) в противовес деятельности матросов-мошенников и игроков-шулеров. Например, если лицо X застрахует судно вместе с грузом, с которым его ничто не связывает (на судне не перевозится его товар, судно ему не принадлежит, судовладелец не является его должником и т.д.), то наступление страхового случая является обычной игрой - утонет судно или нет. Если судно не утонет, то лицо X теряет, так сказать, вложение в лотерейный билет, т.е. страховой взнос. Если же судно утонет (страховой случай), то лицо X получит выигрыш в размере страхового возмещения (подробнее см.: [29, pp. 447 - 456]). Обычной практикой в XVIII в. было и заключение договоров страхования жизни лицами, не связанными с застрахованными какими-либо родственными отношениями и не интересующимися их жизнью. Часто страховщиков не интересовали причины заключения подобных договоров страхования [40, p. 518].

Принцип страхового интереса изначально был создан судебной практикой [32]. Затем он был закреплен в Великобритании, в законах Marine Insurance Act (1746) и The Life Assurance Act/Gambling Act (1774) <29>, где он, однако, не был точно сформулирован [33]. Определение принципа было дано судьей Лоуренсом в деле Lucena v. Craufurd (1806) как "право в связи с имуществом или право, вытекающее из какого-либо договора, связанного с имуществом, которое в обоих случаях может быть утрачено в связи с чрезвычайным событием, влияющим на способность стороны воспользоваться этой выгодой или владением" [36]. Иными словами, страхователь обязан подтвердить не только свои фактические потери вследствие наступления страхового случая, но и то, что эти потери вызваны утратой какого-либо юридически обеспеченного права (из закона, договора или права справедливости).
--------------------------------
<29> Законы были направлены на предотвращение злоупотреблений системой морского страхования и страхования жизни, чтобы система не превратилась в азартную игру.

В юридической литературе считается, что страховой интерес является основополагающим принципом страхования, поскольку он является непременным условием (sine qua non) любого действующего договора страхования [31, p. 165]. Договоры страхования, в которых такой интерес отсутствует, считаются ничтожными из-за конфликта с общественным интересом [26, p. 474].
В течение долгого времени понятие страхового интереса трактовалось узко (формально), через наличие у застрахованного какого-либо прямого юридического титула в отношении объекта страхования. Показательным является дело Macaura v. Northern Assurance Co Ltd (1925), рассмотренное палатой лордов.
Макаура являлся единственным крупным акционером компании и одновременно ее кредитором - в связи с поставкой партии стройматериалов. Макаура заключил договор страхования от собственного имени в отношении указанной партии стройматериалов и после их утраты (вследствие пожара) обратился к страховщику за возмещением. Однако в страховой выплате было отказано.
В суде основной спор сводился к тому, имел ли Макаура страховой интерес в отношении стройматериалов. Представитель истца аргументировал наличие интереса тем, что истец - фактически единственный акционер компании, являющейся собственником стройматериалов. На заинтересованность Макауры указывало и то обстоятельство, что партия товара была основным ликвидным имуществом акционерного общества, обеспечивающим обязательства перед Макаурой. Однако все аргументы истца были отклонены судом. В своей речи один из судей указал, что если согласиться с утверждением Макауры о том, что любой акционер компании имеет страховой интерес в отношении имущества компании, то следует заключить, что данный интерес пропорционален доле акционера в ликвидационной стоимости имущества компании, а эта величина не поддается точному исчислению <30>.
--------------------------------
<30> URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Macaura_v_Northem_Assurance_Co_Ltd.

В настоящее время суды стран системы общего права (Канады, Австралии, США), вместо этого формального критерия наличия страхового интереса, не отвечающего потребностям делового оборота, используют более прагматичный подход - критерий фактической возможности убытков вследствие страхового случая (factual expectancy test) <31>. В доктрине также были развеяны опасения насчет того, что при широком понимании страхового интереса повысится риск недобросовестного поведения страхователя. Напротив, в ряде случаев такие страхователи, с косвенными правами и притязаниями, имеют гораздо меньше доступа к предмету страхования. В конечном счете Комиссией по реформированию законодательства Великобритании (Law Reform Commission) <32> были сформулированы предложения о том, чтобы признавать потенциальным страхователем любое лицо, которое может понести экономические потери при наступлении страхового случая. Применительно к договорам компенсационного страхования избыточность правила о страховом интересе аргументируется еще и тем, что здесь уже действует принцип возмещения (indemnity principle), в силу которого страхователь не может получить возмещение в размере большем, чем его действительные потери. Таким образом, оба принципа служат одной и той же цели - ограничить размер страховой выплаты действительной суммой ущерба <33>.
--------------------------------
<31> Впервые применен в деле Constitution Insurance Company of Canada v. Kosmopoulos (1987). Решение по данному делу является ведущим судебным прецедентом в практике Верховного Суда Канады применительно к снятию корпоративной вуали, а также одним из источников современного страхового права Канады. Страховщик отказал Mr. Kosmopoulos в страховой выплате по факту повреждения офиса вследствие пожара, поскольку собственником офисного здания была компания, учрежденная Mr. Kosmopoulos. Рассматривая данный спор, Верховный Суд Канады указал, что Mr. Kosmopoulos, хотя и не является собственником офисного здания, тем не менее вправе требовать выплату возмещения как застрахованное лицо, имеющее экономический интерес в сохранности здания. Иными словами, застрахованный вправе требовать выплаты возмещения постольку, поскольку может фактически понести убытки вследствие наступления страхового случая, вне зависимости от того, имеет ли он какой-либо юридический титул в отношении предмета страхования или нет. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Kosmopoulos_v_Constitution_Insurance_Co_of_Canada.
<32> Комиссия является независимым государственным органом, учрежденным на основании одноименного закона (Law Reform Commission Act 1975). Основными задачами Комиссии являются мониторинг законодательства и подготовка законодательных предложений, направленные на модернизацию и обеспечение большей ясности закона. С момента учреждения Комиссией подготовлены более 190 документов // www.lawreform.ie.
<33> Если в Докладе, посвященном договорам страхования в целом (Insurance contract, 2011), Комиссия указала на ряд положительных функций концепции страхового интереса (отграничение страхования от игровой деятельности, препятствование moral hazard), то уже в следующем Докладе о договорах потребительского страхования (Consumer insurance contract, 2015) были сформулированы более категоричные выводы: "Именно страховщик несет бремя оценки риска, поэтому при любых сомнениях относительно наличия правомерного страхового интереса у страхователя он вправе отказаться от заключения договора. Нет никаких причин сохранять исторически сложившуюся концепцию страхового интереса в договорах потребительского страхования. Эта концепция должна быть заменена принципом компенсации (indemnity principle). Соответственно, все договоры компенсационного страхования следует исключить из-под действия требования о наличии страхового интереса".

Несмотря на определенную либерализацию представлений о страховом интересе, эта категория все еще закрепляется в законодательстве многих государств как условие действительности договора страхования. Так, в соответствии со ст. 1408 Коммерческого кодекса Турции <34> договор страхования является недействительным, если в момент его заключения отсутствует страховой интерес. Утрата страхового интереса в последующем влечет прекращение договора страхования. В соответствии со статьей 12 Закона о страховании КНР (1995) <35> в личном страховании страхователь должен иметь интерес в отношении застрахованного лица на момент заключения договора, в имущественном страховании - на момент наступления страхового случая. Мнение о том, что страховой интерес необходим страхователю или застрахованному лишь в момент наступления страхового случая (но не обязателен во время заключения договора), распространено и в юридической литературе [11].
--------------------------------
<34> Turkish Commercial Code 01 July 2012. Текст (англ.) размещен на сайте: http://www.aida.org.uk/pdf/Turkish%20Insurance%20Contract%20Law.pdf.
<35> Insurance Law of People's Republic of China 30 June 1995. Текст (англ.) размещен на сайте: http://www.lehmanlaw.com/resource-centre/laws-and-regulations/insurance/insurance-law-of-the-peoples-republic-of-china-1995.html.

Российский законодатель также исходит из необходимости наличия у страхователя (выгодоприобретателя) основанного на законе или договоре интереса к объекту страхования. Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии указанного интереса, является недействительным (статья 930 ГК РФ). Данная норма зарекомендовала себя не лучшим образом, поскольку часто использовалась страховщиками в качестве повода для отказа в страховой выплате <36>. Не удивительно, что авторами Концепции реформы главы 48 ГК РФ в качестве одного из вариантов предлагается отказаться от использования в законе категории страхового интереса, поскольку вопрос о правомерности притязаний застрахованного (выгодоприобретателя) может быть решен и на стадии осуществления страховой выплаты.
--------------------------------
<36> Верховному Суду РФ даже пришлось "вмешаться" и разъяснить, что само по себе нарушение таможенных правил при ввозе автомобиля либо несоблюдение требований градостроительного законодательства при возведении здания (строения) не свидетельствуют об отсутствии у владельцев указанного имущества страхового интереса. См.: О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан: Постановление Пленума Верхов. Суда от 27 июня 2013 г. N 20 (п. 51, 52) // Бюл. Верхов. Суда РФ. 2013. N 8.

Вместе с тем остается дискуссионным другой аспект страхового интереса - его правомерность. В п. 1 ст. 928 ГК РФ установлен запрет на страхование противоправных интересов, однако отсутствует какая-либо интерпретация данного термина (признаки, примерный перечень). Законодатель прямо предусматривает страхование риска ответственности за причинение вреда и за нарушение договора (статьи 931, 932 ГК РФ), однако не упоминает о возможности страхования рисков, связанных с привлечением к иным видам ответственности (корпоративной, за нарушение трудовых прав, за нарушение законодательства об экологии, налоговой, административной и др.) <37>. В некоторых зарубежных кодификациях страхового права встречаются попытки конкретизировать понятие противоправных интересов, однако они также далеки от идеала <38>.
--------------------------------
<37> В российской доктрине и судебной практике преобладает позиция о невозможности страхования административной или налоговой ответственности, аргументированная тем, что при подобном страховании не будут достигаться цели ответственности. См., например: Постановление ФАС Московского округа от 04.07.2002 N КГ-А40/422 (судом сделан вывод о недопустимости страхования на случай привлечения к ответственности за нарушение таможенных правил). См. также [9, с. 60 - 62].
<38> В соответствии со статьей 1404 Коммерческого кодекса Турции считается недействительным договор страхования, предусматривающий покрытие в отношении ущерба от действий страхователя или застрахованного, совершенных в нарушение императивных норм, основ морали и публичного порядка, а также прав личности.

3.2. Принцип компенсации (indemnity principle)

Принцип компенсации предполагает, что страхователь вправе рассчитывать на страховую выплату в размере, необходимом для возмещения фактически понесенных потерь, не больше и не меньше <39>. Практически во всех современных кодификациях законодательства о страховании можно встретить положения, направленные на обеспечение соответствия между страховой выплатой (insurance payment, compensation) и страховой стоимостью (insurable value).
--------------------------------
<39> Согласно § 477 Обязательственно-правового закона Эстонии ("Ограничение ответственности страховщика") страховщик не обязан исполнить обязательство перед страхователем в размере, превышающем фактический размер убытков, даже в случае, когда страховая сумма в момент наступления страхового случая превышает страховую стоимость.

В § 479 (1) Обязательственно-правового закона Эстонии страховая стоимость определена как стоимость страхового интереса на момент наступления страхового случая <40>. Для заменимой движимой вещи под страховой стоимостью понимается сумма, необходимая для приобретения аналогичной вещи, с учетом ее нормального износа. Страховой стоимостью строения считается его обычная местная строительная стоимость за вычетом нормального износа, рассчитанного с учетом возраста и режима эксплуатации строения. По соглашению сторон страховая стоимость строения может определяться как стоимость работ по его ремонту, восстановлению.
--------------------------------
<40> Например, при страховании вещей страховой интерес - это желание или заинтересованность страхователя в том, чтобы определенная вещь или набор вещей не были уничтожены или повреждены; если это произойдет, была бы выплачена соответствующая компенсация. В данном случае стоимость соответствующей вещи рассматривается как стоимость страхового интереса и, соответственно, как страховая стоимость.

Эстонский законодатель не исключает права сторон определить страховую стоимость заранее в виде твердой суммы (§ 480 (2)). Однако если эта твердая сумма (agreed value) существенно отличается от фактической страховой стоимости в момент наступления страхового случая, она не считается страховой стоимостью; и для расчета страховой выплаты берется за основу фактическая страховая стоимость (§ 480 (3)). Страхованием сверх страховой стоимости считается ситуация, при которой страховая сумма существенно превышает страховую стоимость. В таком случае как страховщик, так и страхователь могут с целью устранения страхования сверх страховой стоимости уменьшить страховую сумму с одновременным пропорциональным уменьшением страховых взносов (§ 481).
Сходные положения закреплены в § 74 - 76 German ICA (2008). Использование согласованной страховой стоимости (agreed value) не допускается лишь при ее значительном отклонении от фактической страховой стоимости (actual insurable value).
Наиболее гибкий подход к расчету суммы страхового возмещения сформулирован в главе 8 PEICL. С одной стороны, страховщик не обязан производить выплату в размере большем, чем необходимо для возмещения потерь, понесенных застрахованным (пункт 1 статьи 8:101). С другой стороны, условие договора о согласованной стоимости предмета страхования действительно даже в том случае, если эта величина (agreed value) превышает действительную стоимость предмета страхования, при условии, что со стороны страхователя или застрахованного не было намеренного искажения информации (operative fraud or misrepresentation).
В свою очередь, категория страховой суммы (insured sum) имеет значение лишь в качестве верхнего порога страховой выплаты <41>, а также является базовой величиной для расчета страховых взносов, в т.ч. в долгосрочных договорах страхования <42>. Определение страховой суммы должно основываться на страховой стоимости как стоимости страхового интереса на момент страхового случая. Страховая сумма является верхним пределом обязательства страховщика по исполнению страхования от ущерба, и ее закрепление в договоре компенсационного страхования прежде всего отвечает интересам страховщика. Исходя из цели определения страховой суммы страховщик может быть уверен, что его обязательство по исполнению ограничено этой суммой.
--------------------------------
<41> См., например, статью 7:955 Гражданского кодекса Нидерландов (Dutch Civil Code, 1992): "Страховая сумма - это максимальная сумма компенсации, которую страховщик обязуется выплатить при наступлении согласованного в договоре страхового случая". Текст (англ.) см.: http://www.dutchcivillaw.com/civilcodegeneral.htm (дата обращения 30.10.2020).
<42> Согласно пункту 1 статьи 8:103 PEICL, если страховая сумма превышает максимальный размер ущерба, который может быть причинен застрахованному имуществу, каждая из сторон договора страхования вправе потребовать уменьшения размера страховой суммы и соответствующего уменьшения размера страховой премии (страховых взносов). Согласование сторонами страховой суммы позволяет определить адекватный размер страхового взноса. Соответственно, через страховой взнос осуществляется оценка страхового риска. PEICL устанавливает гибкий механизм, при котором достигается равновесие ("эквивалентность") между величиной риска, принятого на страхование, и размером уплаченного страхового взноса.

В отличие от изложенного выше подхода в российском законодательстве именно страховая сумма (не страховая стоимость!) указана в качестве основы для расчета страхового возмещения. Также установлено требование, согласно которому страховая сумма в договоре страхования имущества не может превышать его действительную стоимость (пункты 1, 2 статьи 10 Закона, пункт 2 статьи 947 ГК РФ) <43>. Собственно этим регламентация страховой стоимости и расчета страховой выплаты исчерпывается: не отражены особенности определения страховой стоимости движимых и недвижимых вещей, не указано на необходимость учета нормального износа имущества <44>.
--------------------------------
<43> Несоблюдение указанного требования влечет крайне неблагоприятные правовые последствия: в части превышения страховой суммы над страховой стоимостью договор страхования считается ничтожным, а излишне уплаченная страховая премия не подлежит возврату (пункт 1 статьи 951 ГК РФ).
<44> Необоснованное смещение акцента на страховую сумму провоцирует споры на практике, в частности, в случаях полной (физической или конструктивной) гибели застрахованного имущества. В соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона РФ от 27 нояб. 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", страхователь в таком случае вправе отказаться от своих прав на застрахованное имущество в пользу страховщика взамен на получение полной страховой суммы. Однако Верховный Суд РФ разъясняет, что даже в этом случае страховщик вправе осуществлять "индексацию" (уменьшение) страховой суммы с учетом срока действия страхования. См.: пункт 7 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв. Президиумом Верхов. Суда РФ 27 дек. 2017 г.) // Бюл. Верхов. Суда РФ. 2018. N 11.

3.3. Стабильность застрахованного риска и соблюдение информационного баланса сторон

Считается, что взаимоотношения страхователя и страховщика основаны на принципе наивысшего доверия. Данное требование предполагает честный обмен информацией. На стадии вступления в договор страхователь обязан раскрыть страховщику все существенные обстоятельства риска, передаваемого на страхование (duty of disclosure). На основе указанной информации страховщик производит расчеты и определяет размер необходимого страхового взноса. Таким образом, страховой риск и вероятность его материализации являются ключевой "переменной" в формуле для расчета страховых взносов.

Институты увеличения и уменьшения риска (aggravation and reduction of risk)

После заключения договора страхования страховщик заинтересован в том, чтобы, во-первых, застрахованный риск оставался неизменным [28, p. 10], во-вторых, страхователь или застрахованный в зависимости от того, кому из них станет известно раньше об увеличении риска (повышении вероятности материализации, возможного объема ущерба), незамедлительно уведомили страховщика о соответствующих изменениях <45>. Зарубежное законодательство достаточно скрупулезно регулирует данный вопрос, наделяя страховщика и страхователя соответствующими правами в части внесения изменений в договор, а также дифференцируя правовые последствия увеличения риска в зависимости от причины увеличения риска (в т.ч. формы вины страхователя), влияния соответствующих обстоятельств на материализацию риска (causation test), своевременности уведомления страхователем страховщика.
--------------------------------
<45> Эти правила обусловлены особого рода "эквивалентностью" отношений по договору страхования: страховщик назначает страховую премию с учетом характеристик риска, имеющихся в момент заключения договора, и таким образом, чтобы собранных страховых премий было достаточно для покрытия вероятных убытков от страховых случаев. В случае увеличения принятого на страхование риска необходима соответствующая корректировка размера страховой премии.

Например, German ICA (2008) запрещает страхователю, без согласия страховщика, увеличивать риски, принятые на страхование, либо допускать увеличение риска вследствие действий подконтрольных страхователю третьих лиц (абзац 1 § 23). В случае нарушения страхователем указанной обязанности страховщик вправе расторгнуть договор страхования без какого-либо предварительного уведомления страхователя, кроме случаев, когда со стороны страхователя отсутствовали умысел и грубая неосторожность. Если к моменту расторжения договора страховой случай уже наступил, страховщик: не обязан производить страховую выплату, если нарушение обязанности было умышленным; вправе снизить размер выплаты - при грубой неосторожности (абзацу 1 § 26).
Если увеличение риска произошло по объективным причинам (не зависящим от страхователя), страхователь обязан незамедлительно уведомить страховщика об увеличении риска (абзацы 2, 3 § 23). В таком случае страховщик вправе потребовать расторжения договора, либо доплаты страховой премии пропорционально увеличению риска, либо исключения соответствующего риска из покрытия (абзац 1 § 25). При виновном неисполнении страхователем обязанности по уведомлению об увеличении риска, включая просрочку более 1 месяца, страховщик не обязан производить страховую выплату, если страховой случай имел место в период просрочки.
Вместе с тем страховщик не освобождается от выплаты возмещения, если увеличение риска не явилось непосредственной причиной наступления страхового случая и не повлияло на размер убытков, либо было несущественным, либо если из обстоятельств следует, что содержанием договора страхования охватывается подобный увеличенный риск (§ 27).
Сходные правила закреплены в Обязательственно-правовом законе Эстонии (§ 444 - 447), главе 4 PEICL ("Risk insured"), с той лишь оговоркой, что положения PEICL в большей степени направлены на обеспечение интересов страхователя (застрахованного) и наделяют его правом требовать перерасчета (возврата) страховой премии в случае уменьшения застрахованного риска в сравнении с первоначально согласованным. В целом очевидна направленность законодательного регулирования на обеспечение неизменности застрахованного риска, информационного баланса сторон и в конечном счете соответствия страховой премии фактическому состоянию застрахованного риска ("эквивалентности" отношений).

Исключения из страхового покрытия, гарантии, отлагательные условия

На практике страховщики используют и иные юридические приемы, призванные выравнивать информационный дисбаланс и обеспечивать стабильность риска, например оговорки об исключениях из страхового покрытия (insurance exclusions). Описание некоторых исключений может терминологически совпадать с разными формами неосторожного поведения страхователя (застрахованного лица). При формальном следовании принципу свободы договора (статья 421 ГК РФ) подобные исключения позволяют страховщику избежать выплаты возмещения, даже при незначительной степени неосторожности в действиях страхователя и отсутствии какой-либо причинной связи с материализацией риска <46>.
--------------------------------
<46> В решениях российских судов обычно используется термин "нестраховые случаи". Примеры подобных исключений смотрите в п. 2 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв. Президиумом Верхов. Суда РФ 27 дек. 2017 г.).

В свою очередь, в страховой практике Великобритании в течение длительного времени были распространены оговорки о гарантиях (warranty, promissory warranty), по смыслу которых страхователь или застрахованный гарантируют страховщику наличие определенных обстоятельств в момент передачи риска либо на будущее время, т.е. в течение всего периода действия страхования. Условия о гарантиях составляли так называемую основу контракта (basis of contract), поэтому их нарушение влекло катастрофические последствия - аннулирование договора и освобождение страховщика от выплаты возмещения, даже при отсутствии причинной связи между несоблюдением гарантии и материализацией застрахованного риска <47>.
--------------------------------
<47> Условия о гарантиях, позволяющие формально подходить к вопросу о наличии/отсутствии у страхователя права на страховое возмещение, значительно ухудшили правовое положение страхователей и вызвали обширную критику за свою чрезмерную жесткость (draconian sanctions). В результате институт гарантий был упразднен, а соответствующие условия переквалифицированы в отлагательные условия (suspensive condition). Подробнее см.: Consumer insurance contract. Report by Law Reform Commission. 2015. July // https://www.lawreform.ie/_fileupload/Reports/r113.pdf.
Можно предположить, что злоупотребления при включении в договор страхования разного рода исключений из страхового покрытия и гарантийных условий стали одной из причин появления в страховом праве института мер предосторожности. Нормы данного института позволяют более гибко реагировать на допущенные страхователем нарушения договорных обязанностей. В статье 4:101 PEICL меры предосторожности определены как условия договора страхования, вне зависимости от того, указаны ли они в качестве предпосылки ответственности страховщика или нет, в силу которого страхователь (policyholder) или застрахованный (insured) в период до наступления страхового события должны совершить определенные действия или воздержаться от определенных действий. По замыслу разработчиков PEICL, если условие договора страхования сформулировано как исключение из страхового покрытия, но фактически касается поведения страхователя (например, гибель имущества вследствие несоблюдения мер противопожарной безопасности), к такому условию будут применяться правила о мерах предосторожности [38].

Применительно к указанным выше дополнительным <48> средствам обеспечения стабильности риска следует заметить, что, как и любые другие договорные конструкции, выработанные одной из сторон преимущественно в своих собственных интересах (стандартные условия договора), они содержат угрозу ущемления законных интересов другой стороны, в данном случае страхователя. Их распространенность на практике можно объяснить лишь тем, что уже имеющиеся в законе институты (увеличения риска, учета вины страхователя в материализации риска) не эффективны: не обеспечивают сохранение информационного баланса сторон, не возлагают на страхователя адекватную ответственность <49>.
--------------------------------
<48> Наряду с предусмотренными законом институтами.
<49> Например, в силу абз. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ страховщик вправе учитывать грубую неосторожность страхователя в качестве основания для отказа в страховой выплате или уменьшения ее размера лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Указанная норма в литературе и судебной практике рассматривается в качестве императивной. Соответственно, страховщик лишен возможности с помощью договора (правил страхования) дифференцировать размер страховой выплаты для аккуратных и небрежных страхователей.

3.4. Сотрудничество сторон в предупреждении материализации риска и уменьшении убытков. Приемы снижения moral hazard

В современном законодательстве о страховании все чаще можно встретить нормы, обязывающие страхователя и страховщика взаимодействовать на разных стадиях страхового правоотношения. Это сотрудничество уже не исчерпывается проведением совместных расследований причин наступления страхового случая <50> и принятием мер по уменьшению убытков от наступившего страхового случая <51>, а смещается на более ранние стадии отношений. Так, применительно к компенсационному страхованию в ст. 7:957 Гражданского кодекса Нидерландов на страхователя или застрахованного, которым стало известно о серьезной угрозе материализации риска, возложена обязанность принимать все доступные меры для предотвращения или уменьшения ущерба. В случае непринятия таких мер страховщик вправе уменьшить страховое возмещение на сумму тех убытков, которых можно было бы избежать.
--------------------------------
<50> В соответствии со статьей 7:941 Гражданского кодекса Нидерландов, страхователь или выгодоприобретатель обязаны предоставить страховщику в разумное время все информацию и документы, необходимые для оценки ущерба и определения размера страховой выплаты. Согласно статье 1447 (1) Коммерческого кодекса Турции, после материализации риска страхователь обязан предоставить страховщику всю информацию, необходимую для определения размера ущерба, а также обеспечить страховщику возможность проведения расследования в месте наступления страхового случая.
<51> В российском законодательстве прямо сформулирована лишь обязанность по уменьшению убытков от страхового случая, исполняя которую страхователь должен следовать инструкциям страховщика (статья 962 ГК РФ).

Все большую популярность приобретает институт мер предосторожности (precautionary measures <52>, guidelines <53>), первоначально известный законодательству лишь некоторых скандинавских государств (Финляндия, Швеция) и являющийся стержнем системы предупреждения ущерба. В настоящее время соответствующий институт закреплен в главе 4 PEICL и является ориентиром для корректировки некоторых традиционных институтов в национальном законодательстве (например, promissory warranties в праве Великобритании и стран содружества). Согласно ст. 4:101 PEICL в качестве мер предосторожности рассматриваются условия договора страхования, возлагающие на страхователя или застрахованного в период до наступления страхового случая обязанность совершить определенные действия или воздержаться от определенного поведения. В основном это обязанности по соблюдению правил эксплуатации застрахованного имущества, обеспечению его надлежащей охраны, пожарной безопасности. Ненадлежащее исполнение данных обязанностей, повлекшее материализацию застрахованного риска, может служить основанием для отказа в страховой выплате или уменьшения размера выплаты.
--------------------------------
<52> Заключение договора страхования не означает освобождения страхователя от необходимости вести себя с обычной осмотрительностью, соблюдать элементарные меры пожарной безопасности и т.д. Поскольку договор страхования заключается для компенсации неожиданного и непредвиденного ущерба и при условии, что страхователь ведет себя обычным образом, страховщик хочет, чтобы страхователь не менял своего поведения после заключения договора страхования. Чтобы страхователь не изменил своего поведения в результате заключенного договора страхования, страховщики в типовых условиях устанавливают различные превентивные требования и требования безопасности. Превентивные требования представляют собой более широкую категорию и включают в себя любые меры по предотвращению риска или ущерба, до или после материализации риска (обязанность избегать увеличения риска; меры по уменьшению ущерба после наступления страхового случая; обязанность предоставить страховщику документы, необходимые для оценки ущерба, и др.). Тогда как требования безопасности или меры предосторожности, в узком смысле, возлагают на страхователя или застрахованное лицо обязанность вести себя определенным образом в период до наступления страхового случая [41, pp. 17 - 18].
<53> Устанавливая требования безопасности, страховщик определяет, какого разумного поведения можно ожидать от страхователя, а какого - нет. Требования безопасности также могут предполагать наличие у страхователя квалификации в определенной сфере (например, удостоверения на право управления легковым автомобилем).

Наряду с указанными юридическими средствами страховщики активно используют экономические и иные приемы воздействия на поведение застрахованного:
- пониженные страховые тарифы для "аккуратных" или опытных страхователей (experience rating);
- автоматическую корректировку размера страховых взносов с учетом характера эксплуатации застрахованного имущества (при помощи телематических устройств);
- проведение тренингов безопасности (safety training) и соответствующее консультирование;
- вовлечение страхователя в процесс возмещения убытка (loss-sharing).
В рамках последнего направления в зарубежной практике используются не только известная российскому праву страховая франшиза <54>, но и условия типа copayment ("доплата"), когда страхователь должен сделать "первый шаг" и оплатить часть ремонта или стоимость первичного приема у врача - в медицинском страховании, после чего уже страховая компания производит оплату оставшейся части расходов <55>.
--------------------------------
<54> В пункте 9 статьи 10 Закона об организации страхового дела в РФ франшиза определяется как часть убытков, предусмотренная законом или договором страхования, которая не подлежит возмещению страховщиком страхователю.
<55> Подробнее по данному вопросу см.: What's the difference between insurance deductible, coinsurance, and copay? // https://www.internationalstudentinsurance.com.

Подобное непрямое воздействие на поведение страхователя могло бы вызвать упреки, если бы речь шла о классическом личном страховании с его "лояльным" отношением к застрахованному лицу, однако применительно к компенсационному страхованию представляется, что цель (предупреждение вреда) оправдывает средства.

4. Современные тенденции в правовом регулировании компенсационного страхования

Далее будут исследованы как общая направленность современного регулирования компенсационного страхования (приоритеты), так и отдельные институты законодательства о договоре страхования, обеспечивающие выполнение функций компенсационного страхования.

4.1. Пропотребительская направленность законодательства: усиление позиции страхователя (застрахованного, выгодоприобретателя)

В зарубежном законодательстве и доктрине категория потребителей в страховых правоотношениях трактуется широко и не всегда исчерпывается одними лишь гражданами (физическими лицами), заключающими договор страхования для удовлетворения личных, бытовых потребностей. Фактически под потребителями страховой услуги понимаются все страхователи (застрахованные) по договорам страхования массовых рисков <56> как слабая сторона отношений.
--------------------------------
<56> Согласно Директиве Европейского союза Solvency II при разделении страховых рисков важно различать большие риски (large risks) и массовые риски (mass risks), а именно: страховое право защищает не только потребителей, но и небольшие компании, т.е. предприятия, уровень знаний которых в отношении конкретного страхового права несопоставим с уровнем знаний страховщиков. К категории больших рисков отнесены риски по некоторым видам страхования (перестрахование; страхование железнодорожного подвижного состава, воздушных и морских/речных судов; страхование грузов; страхование ответственности владельцев воздушных и морских/речных судов и др.), а также риски по договорам страхования имущества и гражданской ответственности, если страхователь отвечает как минимум двум из следующих условий: 1) объем баланса превышает сумму, соответствующую 6 200 000 евро; 2) нетто-оборот за финансовый год превышает сумму, соответствующую 12 800 000 евро; 3) среднесписочная численность работников на финансовый год - не менее 250 чел. В свою очередь, массовые риски - это те риски, которые не являются большими рисками. Страхователей по таким договорам страхования можно условно рассматривать в качестве "потребителей". В то же время для законодательства Великобритании характерно дифференцированное регулирование потребительских (consumer insurance contracts) и непотребительских (non-consumer) договоров страхования, где под потребителем понимается исключительно физическое лицо, заключающее договор вне осуществления торговой или иной аналогичной деятельности.

Защита прав страхователей может обеспечиваться несколькими вариантами регулирования. Например, в законодательстве может быть закреплено общее правило о том, что любые условия договора страхования, ухудшающие правовое положение страхователя в сравнении с законом, являются недействительными <57>. В качестве более мягкого варианта может быть установлена императивность лишь наиболее значимых норм о договоре страхования <58>. Разработчики PEICL также использовали метод императивного регулирования отдельных аспектов заключения и исполнения договора страхования. В силу п. 1 ст. 1:103 к императивным во всех случаях отнесены положения второго предложения ст. 1:102 (о применении Принципов в виде единого документа), ст. 2:104 (о мошеннических действиях страхователя при раскрытии обстоятельств риска), ст. 2:304 (о недобросовестных условиях). От иных положений Принципов стороны вправе отступать при условии, что это не приводит к ограничению прав страхователя, застрахованного или выгодоприобретателя <59>.
--------------------------------
<57> Такой вариант регулирования используется в статье 3 Закона Финляндии о договоре страхования. См.: Vakuutussopimuslaki [Finnish Insurance Contract Act] No. 28.6.1994/543. URL: http://www.finlex.fi/fi/laki/ajantasa/1994/19940543) (in Fin.).
<58> Например, в соответствии с § 427 Обязательственно-правового закона Эстонии недействительным является соглашение или условие договора страхования, которое отступает от положений § 428, 432, 433 и 435, пунктов 436 (2) и 438 (3), § 439, пунктов 441 (2) и (3), § 442, пункта 445 (3), § 449 и 450, пунктов 452 (2) и 454 (2), § 457 - 459, 461, 462, 468 - 472, 474, 475, 487 и 491, пунктов 492 (3), § 515, 519 - 531, 535 - 537, 542 - 547 и 557 - 567 данного Закона в ущерб интересам страхователя.
<59> Отступление также допускается к выгоде любой из сторон договора, касающегося значительных рисков в том значении, как это определяется в пункте 27 статьи 13 Директивы 2009/138/ЕС.

Усиление позиции страхователя, особенно применительно к договорам потребительского страхования, отмечается многими специалистами [34, p. 93]. Причиной подобных изменений они считают переоценку роли страхования: оно должно обеспечивать эффективную защиту имущественных интересов страхователя, оплатившего страховую услугу, т.е. исполнившего свою основную обязанность. В части иных обязанностей по договору (информационной, по уменьшению убытков и др.) страхователю достаточно лишь действовать добросовестно, избегая обмана в отношении страховщика.
В свою очередь, страховщику отводится все более активная роль - в оценке риска на стадии заключения договора, информировании страхователя о страховом покрытии и правах по договору, своевременном урегулировании убытков при наступлении страхового случая. Страховщик должен быть внимателен и лоялен по отношению к страхователю с момента заключения договора страхования и до момента урегулирования убытков по наступившему страховому случаю.
Повышенный уровень защиты для страхователя также достигается за счет снижения требований к страхователю в части исполнения договорных обязанностей (например, информационной), а также постепенного упразднения принципа all-or-nothing и перехода к пропорциональной системе санкций <60>.
--------------------------------
<60> По замечанию Хермана Коузи, влияние потребительских настроений на современное законодательство о страховании выражается в том, что санкции за нарушение информационной и иных договорных обязанностей становятся более рациональными и гуманными: ограничиваются лишь серьезными проступками страхователя (умысел, грубая неосторожность), повлиявшими на материализацию риска (обязательно наличие причинной связи). Само же законодательство о страховании становится гибридным по своей природе [19, pp. 123 - 124].

4.2. Формализация информационной обязанности: смягчение требований к страхователю

Обязанность страхователя предоставить страховщику достоверные сведения об объектах страхования и факторах риска (duty of disclosure) является отражением доктрины наивысшего доверия (utmost good faith, uberrima fides) и связана с рисковой природой договора страхования [3, с. 7 - 8]. Страховщик принимает чужой риск, не будучи собственником того или иного имущества (или бизнеса), не видя его состояние и условия эксплуатации, поэтому во многом зависит от страхователя - полноты и достоверности предоставленной им информации.
В зарубежном законодательстве используются два основных подхода к регулированию преддоговорной информационной обязанности страхователя: 1) страховщик предоставляет страхователю опросный лист (questionnaire), и страхователь обязан дать достоверные ответы на вопросы; 2) на страхователя возлагается обязанность предоставить страховщику всю информацию, относящуюся к объекту страхования и имеющую существенное значение для оценки риска (own initiative method). Основное отличие между этими подходами заключается в том, какая из сторон - страхователь или страховщик несет риск того, что не все существенные обстоятельства будут выяснены при заключении договора. Современное законодательство и деловая практика предпочитают метод опросного листа, хотя еще недавно в законодательстве стран Европы преобладал метод инициативы страхователя в раскрытии обстоятельств риска [27, p. 17].
Так, в Великобритании в течение нескольких веков информационная обязанность страхователя раскрывалась через принцип наивысшего доверия <61>. Однако во второй половине XX века, вместе с усилением в странах Евросоюза пропотребительских настроений, указанный принцип все чаще подвергался критике, как позволяющий страховщику занимать пассивную позицию в выяснении обстоятельств риска и обременяющий страхователя предоставлением большого объема нерелевантной информации. В итоге Комиссией по реформированию законодательства были предложены два различных сценария для корректировки института duty of disclosure применительно к потребительским и непотребительским договорам страхования <62>. В частности, в Consumer Insurance Act (2012) данный институт был заменен требованием к страхователю не искажать факты (take reasonable care not to make a misrepresentation). Иными словами, на потребителя уже не возлагалась обязанность проявлять инициативу в определении и раскрытии всех существенных обстоятельства риска. Потребителю достаточно дать честные и полные ответы на сформулированные страховщиком ясные и конкретные вопросы <63>. Все, что выходит за пределы указанных вопросов, уже не является обязанностью потребителя. Применительно к непотребительским договорам страхования в принятом позже Insurance Act (2015) институт duty of disclosure был преобразован в обязанность честно представить страховщику обстоятельства риска (duty of fair presentation).
--------------------------------
<61> Впервые данный принцип был сформулирован в XVIII в. лордом Мэнсфилдом в деле Carter v. Boehm, а затем и прямо закреплен в статье 18 Закона о морском страховании (Marine Insurance Act, 1906).
<62> Подробнее см.: Consumer insurance contract. Report by Law Reform Commission. July. 2015. Pp. 49 - 52. URL: https://www.lawreform.ie/_fileupload/Reports/r113.pdf.
<63> Комиссия указала не недопустимость так называемых открытых вопросов ("catch-all" questions) для потребителей, которые могли бы исказить суть предлагаемой реформы.

German ICA также исходит из того, что страхователь обязан предоставить страховщику информацию в объеме письменно запрошенных сведений (пункт 1 § 19). Аналогичный подход использован в PEICL: при заключении договора страхователь предоставляет страховщику информацию об обстоятельствах, которые являются предметом ясных и конкретных вопросов страховщика (пункт 1 статьи 2:101).
В целом очевидно намерение законодателя упростить порядок заключения договора страхования для страхователя, переложить бремя выяснения обстоятельств риска на страховщика как профессионала и снизить риски последующего оспаривания договора страховщиком.

4.3. Переход от принципа all-or-nothing к принципу proportionality. Тест на причинную связь (causality test)

Принцип all-or-nothing в страховании подразумевает то, что при несоблюдении отдельных требований закона или нарушении договорных обязанностей (информационной, по уменьшению убытков от страхового случая и др.) страхователь полностью утрачивает право на страховое возмещение. Наиболее ярким примером действия данного принципа был институт гарантий (warranty) в страховом праве Великобритании. Даже малейшее отступление от гарантии жестоко "каралось", вне зависимости от того, как это повлияло на материализацию риска <64>.
--------------------------------
<64> В качестве классического примера в литературе приводят дело De Hahn v. Hartley (XVIII век), рассмотренное лордом Мэнсфилдом. Страхователь заверил страховщика ("гарантировал"), что в составе застрахованного судна будет не менее 50 членов экипажа. На момент отправления судна из порта на борту находилось лишь 46 членов экипажа, оставшиеся 6 членов экипажа зашли на борт в следующем порту. Судно погибло в результате шторма, и все 52 члена экипажа погибли. Страховщик отказал в выплате страхового возмещения, указав на нарушение страхователем гарантийного обязательства (поскольку на момент отправки судна из первого порта на борту было менее 50 членов экипажа). Несмотря на то что указанное нарушение не имело никакой связи с последующим кораблекрушением, суд поддержал позицию страховщика.

В современных кодификациях страхового права на смену указанному принципу приходит система пропорциональности, в гораздо большей степени отвечающая разумным ожиданиям потребителей страховых услуг.
Комментируя German ICA (2008), проф. Х. Хайс отмечает, что основной целью реформы было обеспечение страхователям защиты на уровне современных требований потребительского права. Эта миссия считалась настолько фундаментальной, что "ограничиться выборочной ревизией отдельных положений прежнего закона (ex ICA 1908) было невозможно", поэтому был принят новый закон [14, с. 92 - 93]. В материалах законопроекта упоминаются 10 ключевых вопросов (ядро реформы), и в числе первых - упразднение принципа all-or-nothing. Закон 2008 г. предлагает совершенно новый подход, при котором сведены к минимуму случаи полного освобождения страховщика от выплаты возмещения. В качестве основного последствия нарушения страхователем договорных обязанностей установлено право страховщика пропорционально уменьшить размер страховой выплаты (§ 26 (1) 2, 28 (2) 2, 81 (2), 82 (3) 2 и 86 (2) 3 German ICA 2008) <65>. В зависимости от степени грубой неосторожности размер выплаты может быть снижен вплоть до 1% <66>. С учетом нового правила от судьи уже не требуется проведение четкой границы между обычной и грубой неосторожностью, что в ряде ситуаций затруднительно. Вместо этого судьям предлагается гибкая система оценки поведения страхования (и выбора адекватной санкции), подразумевающая индивидуальный подход к обстоятельствам каждого конкретного дела.
--------------------------------
<65> Как правило, речь идет о разной степени грубой неосторожности в действиях страхователя. В случае умышленных нарушений или обмана со стороны страхователя страховщик сохраняет (как и по ранее действовавшему German ICA, 1908) право отказать в страховой выплате. И напротив, обычная неосторожность не влияет на размер страховой выплаты.
<66> В практике немецких судов снижение страхового возмещения до 1% (до символической суммы) характерно для случаев ДТП при управлении автомобилем лицом в состоянии алкогольного опьянения.

Принцип пропорциональности в применении санкций также подразумевает обязательный учет причинно-следственной связи: страховщик вправе уменьшить размер страховой выплаты лишь в той части, в которой неосторожные действия страхователя способствовали материализации риска либо увеличению убытков (§ 28(3) German ICA 2008) <67>.
--------------------------------
<67> Концепция пропорционального уменьшения страховой выплаты, в зависимости от степени грубой неосторожности страхователя, не является изобретением немецкого законодателя. Близкие по смыслу нормы, однако имеющие ограниченную сферу применения, встречались в статье 14 Швейцарского закона о договоре страхования (Swiss ICA, 1908).

Анализ практики по страховым спорам в Финляндии, где интересы страхователей (застрахованного) традиционно имеют повышенную защиту, выявил следующие закономерности. Отказ в выплате возмещения или уменьшение размера выплаты возможны лишь в том случае, если ущерб причинно связан с несоблюдением страхователем мер предосторожности (страховщик обязан доказать наличие указанной причинной связи). Если меры предосторожности не были соблюдены и это не было преднамеренным или грубо неосторожным обстоятельством, возмещение может быть уменьшено в диапазоне 1/4 - 1/3 [39, p. 278]. В случае грубой неосторожности размер возмещения может быть уменьшен и в большей степени (от 1/2 и более). И даже в случае умышленных нарушений такие обстоятельства, как возраст, болезнь, душевное состояние или экономическая ситуация, могут определять, вправе ли страхователь рассчитывать на частичную компенсацию [25, pp. 198 - 200].
Система пропорциональности была использована и авторами PEICL при конструировании последствий несоблюдения страхователем мер предосторожности (статья 4:103), нарушении обязанностей по сотрудничеству и уменьшению убытков от страхового случая (статья 6:102), причинении ущерба по вине страхователя (статья 9:101) и в иных случаях. Если умышленные действия страхователя (застрахованного) приводят к утрате права на страховое возмещение, то неосторожность учитывается лишь постольку, поскольку может быть расценена как грубая и находится в причинной связи с материализацией страхового риска или увеличением суммы ущерба.
Наряду с "гуманностью" по отношению к потребителям страховых услуг система пропорциональности обладает еще одним полезным свойством - допускает возможность определения в договоре (по соглашению сторон) размера снижения страховой выплаты с сохранением за судом права последующего контроля (ex post) соответствующих договорных условий с точки зрения их разумности и добросовестности <68>.
--------------------------------
<68> Подобная возможность обсуждается в немецкой доктрине страхового права, как и возможные проценты снижения страховой выплаты (25%, 50% и др.) (см. [14, с. 98]). Согласование в договоре процента уменьшения страховой выплаты в зависимости от характера допущенных страхователем нарушений распространено в Финляндии, находит поддержку в практике работы Службы финансового омбудсмена (FINE) // https://www.fine.fi.

4.4. Допущение натуральной формы страховой выплаты и пределы ответственности страховщика

Считается, что страховое возмещение должно предоставляться преимущественно в денежной форме. Подобный вывод, очевидно, следует из легального определения договора имущественного страхования в п. 1 ст. 929 ГК РФ: по условиям договора страховщик обязуется возместить убытки в застрахованном имуществе (выплатить страховое возмещение) <69>. Несмотря на то что еще в 2013 г. в п. 4 ст. 10 Закона об организации страхового дела <70> были внесены изменения, предусматривающие возможность замены страховой выплаты посредством предоставления имущества или организации ремонта поврежденного имущества <71>, в литературе преобладает позиция о денежном характере обязательств страховщика [2, с. 22 - 23] и, соответственно, ограничении объема этого обязательства страховой суммой.
--------------------------------
<69> Применительно к договору личного страхования законодатель также говорит о единовременной страховой выплате или периодических выплатах (статья 934 ГК РФ).
<70> Закон РФ от 27 нояб. 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" // Российская газета. N 6. 1993.
<71> См.: О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации": Федер. закон от 23 июля 2013 г. N 234-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2013. N 30. Ч. 1. Ст. 4067.

Между тем исполнение страховщиком обязательства путем ремонта или замены застрахованного имущества - вполне распространенное явление в зарубежной страховой практике, вызванное к жизни конкуренцией на рынке финансовых услуг, стремлением страховщика в максимальной степени удовлетворить интересы клиентов [7, с. 69 - 70]. В некоторых зарубежных кодификациях гражданского или страхового законодательства возможность натуральной формы страхового возмещения заложена в легальном определении договора страхования <72>. Натуральная форма страхового возмещения может быть даже установлена в качестве предпочтительной применительно к отдельным видам страхования. Так, в соответствии с п. 15.1 ст. 12 Закона об ОСАГО <73> страховое возмещение вреда, причиненного легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина, осуществляется (за некоторыми исключениями) путем организации и (или) оплаты страховщиком восстановительного ремонта транспортного средства <74>.
--------------------------------
<72> В частности, согласно статье 7:926 ГК Нидерландов страховая выплата включает в себя также иные способы исполнения, наряду с выплатой денежной суммы. В силу статьи 1401 Коммерческого кодекса Турции обязательство страховщика заключается в возмещении убытков, либо в выплате согласованной денежной суммы, либо в предоставлении иного исполнения.
<73> Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств: Федер. закон от 25 апр. 2002 г. N 40-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. N 18. Ст. 1720 (далее - Закон об ОСАГО).
<74> Сходное регулирование можно обнаружить в эстонском законодательстве. Согласно части 4 статьи 26 Закона Эстонии о дорожном страховании возмещение ущерба потерпевшему по общему правилу также осуществляется путем организации ремонта транспортного средства. Денежное возмещение разрешается только в том случае, если транспортное средство не подлежит восстановлению, ремонт транспортного средства нецелесообразен или стороны договорились о выплате возмещения в деньгах.

Допущение натуральной формы страхового возмещения в компенсационном страховании порождает закономерный вопрос о пределах ответственности (обязательств) страховщика. Очевидно, что она уже не исчерпывается страховой суммой. В противном случае, т.е. если допустить, что страховщик совсем не отвечает за качество ремонта застрахованного имущества, страхователь оказывается в уязвимом положении и вынужден самостоятельно урегулировать спор с третьим лицом, привлеченным для выполнения ремонтных работ <75>.
--------------------------------
<75> Анализ возможных подходов к решению данной проблемы в теории содержится в [2, с. 27 - 28]. Применительно к ОСАГО законодатель прямо указывает на ответственность страховщика за несоблюдение станцией технического обслуживания срока возврата потерпевшему отремонтированного транспортного средства, а также за нарушение иных обязательств по восстановительному ремонту транспортного средства (пункт 17 статьи 12 Закона об ОСАГО). Аналогичный подход об ответственности страховщика за сроки и качество восстановительного ремонта формируется судами при рассмотрении споров из договоров добровольного страхования имущества (например, Автокаско). См., например, пункт 14 Обзора судебной практики по делам о защите прав потребителей (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14 окт. 2020 г.), в котором разъяснено, что страховое возмещение в виде ремонта должно обеспечивать сохранение гарантии на застрахованное транспортное средство.

5. Состояние российского законодательства о страховании. Концепция реформы

Российское законодательство о страховании, которое представлено прежде всего положениями главы 48 ГК РФ (1996) и Закона РФ об организации страхового дела (1992), не подвергалось сколько-нибудь существенным изменениям в течение последних 20 лет. В нем нет и намека на приоритет интересов страхователя (застрахованного) как слабой стороны отношений <76>, пропорциональность санкций в отношении страхователя; по-прежнему присутствует деление страхования на личное и имущественное в качестве основной классификации. При таком положении дел сложно ожидать лояльности и заботливости со стороны страховщиков по отношению к своим клиентам. Основной предмет спора в суде: не относится ли заявленное страхователем событие к числу исключений из страхового покрытия? Положительный ответ значительно упрощает судье работу по делу, однако формирует у страхователя чувство глубокого недоверия к страховой услуге.
--------------------------------
<76> Акценты расставляют скорее суды при толковании тех или иных норм. Однако судебную практику по разрешению страховых споров нельзя назвать последовательной и стабильной. Сравните, например, подходы Верховного Суда РФ к категории "нестраховых случаев" в Постановлении Пленума от 27 июня 2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" и Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27 дек. 2017 г.).

С 2018 г. ИЦЧП им. С.С. Алексеева ведет работу над проектом реформы главы 48 ГК РФ о страховании, подготовлена соответствующая Концепция, обсуждение которой состоялось на одноименной конференции в октябре 2018 г. <77> Авторами Концепции сформулирован обширный перечень законодательных предложений, касающихся практически всех аспектов заключения и исполнения договора страхования <78>. Однако за этим перечнем не просматривается то, что можно было бы назвать "ядром" реформы, используя цитату проф. Х. Хайса. Действительно, есть ряд предложений по изменению или уточнению редакции отдельных статей главы 48 ГК РФ, в том числе со ссылкой на выработанные судебной практикой подходы или зарубежное законодательство о договоре страхования. Например, предлагается уточнить содержание информационной обязанности страхователя в статье 944 ГК РФ и дифференцировать правовые последствия ее нарушения - в зависимости от степени вины страхователя (раздел 26 Концепции). Высказаны, хотя и в осторожной манере, предложения разграничивать исключения из страхового покрытия, обусловленные и не обусловленные действиями страхователя (раздел 42 Концепции), а также учитывать грубую неосторожность страхователя-предпринимателя в качестве основания для уменьшения страховой выплаты (раздел 43 Концепции). В целом же говорить о переходе к системе пропорциональности санкций в отношении страхователя было бы преждевременно <79>.
--------------------------------
<77> Информация о содержании выступлений и результатах конференции размещена на сайте Университета МГИМО: https://mgimo.ru/about/news/departments/konferentsiya-strakhovoe-pravo-rossii-tekushchie-problemy-i-napravlenie-reformy.
<78> В общей сложности в Концепции обсуждается порядка 50 вопросов.
<79> Например, наличие причинной связи между неисполнением страхователем договорных обязанностей и материализацией риска не учитывается в Концепции в качестве обязательного условия применения санкций.

Взгляд на страхование исключительно сквозь призму защиты имущественных интересов страхователя, т.е. через компенсационную функцию, сделал "неактуальным" для российского права распространенный в современном европейском законодательстве институт мер предосторожности (precautionary measures), равно как и иные формы сотрудничества между страхователем и страховщиком в целях предупреждения или минимизации ущерба <80>.
--------------------------------
<80> В разделе 39 Концепции сделан вывод о нецелесообразности дополнения главы 48 ГК РФ нормой об обязанности страхователя предоставлять страховщику сведения, необходимые для установления обстоятельств страхового случая и размера убытков, поскольку соответствующая обязанность сторон по сотрудничеству уже закреплена в пунктах 1, 3 статьи 307 ГК РФ.

6. Заключение

Основные черты имиджа современного страховщика: лояльность и гуманность в отношении страхователя, проактивность <81> на всех стадиях отношений. Это прослеживается в директивах Евросоюза по вопросам страховой деятельности, в модельных актах (PEICL), практически во всех последних кодификациях законодательства о договоре страхования.
--------------------------------
<81> В переводе с англ. proactive - "упреждающий", "профилактический", "инициативный".

Договор компенсационного страхования предполагает постоянное взаимодействие страхователя и страховщика - в целях предупреждения и уменьшения ущерба. Заключая договор и разъясняя суть страхового покрытия, равно как и предусмотренные правилами страхования исключения или возложенные на страхователя (застрахованного) обязанности, страховщик не должен относиться к этой процедуре формально. Напротив, ему следует привлекать внимание страхователя к соответствующим пунктам договора (правил страхования) в расчете на разумность и добросовестность страхователя, который даже после приобретения полиса надеется никогда им не воспользоваться. Если же страховой случай все-таки наступил при отсутствии умысла страхователя, страховщик не должен занимать "осадное положение", поскольку в долгосрочной перспективе постоянные клиенты принесут гораздо больший доход, чем убытки.
В случае проведения реформы страхового законодательства по сценарию, предложенному в Концепции (подготовленной ИЦЧП им. С.С. Алексеева), - путем сосредоточения частноправовых норм в главе 48 ГК РФ, а публично-правовых норм - в Законе об организации страхового дела, представляется целесообразным заменить изложенную в Кодексе классификацию страхования на имущественное и личное <82> страхование - разделение на indemnity insurance и insurance of fixed-sum. Одновременно в главе 48 ГК РФ следует выделить и сформулировать в русле современной европейской доктрины блок положений, характерных именно для компенсационного страхования (о способах определения страховой стоимости, постдоговорных обязанностях страхователя и последствиях их неисполнения).
--------------------------------
<82> Деление страхования на личное и имущественное может быть сохранено для целей лицензирования, контроля за долей участия иностранных лиц в страховании жизни и здоровья (см. статьи 6 Закона об организации страхового дела).

Предложение авторов Концепции исключить из главы 48 ГК РФ упоминание о страховом интересе как предпосылке заключения договора страхования имущества и предпринимательского риска не вызывает принципиальных возражений, поскольку речь идет о компенсационном страховании <83>. Вместе с тем исследование категории страхового интереса может быть продолжено в доктрине, например, в плоскости правомерности/противоправности интереса, потенциальной возможности страховать те или иные риски (insurability of risk). В действующей редакции главы 48 ГК РФ имущественное страхование представлено тремя видами: страхованием риска утраты или повреждения имущества; страхованием риска ответственности за причинение вреда или нарушение договора; страхованием риска убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения обязательств контрагентами предпринимателя и т.д. И хотя п. 2 ст. 929 ГК РФ сформулирован как неисчерпывающий (примерный) перечень видов имущественного страхования, нельзя не отметить его сдерживающий эффект для развития страховой практики. Например, на российском страховом рынке фактически не представлен ряд распространенных за рубежом страховых продуктов: страхование риска судебных расходов (legal expenses insurance), страхование риска убытков вследствие вынужденного приостановления предпринимательской деятельности (business interruption insurance), страхование ответственности директоров и менеджеров компаний (D&O insurance). Авторами Концепции указывается на отсутствие какой-либо практической потребности в разграничении страхования деликтной и договорной ответственности <84>. Возможно, следует сделать более решительный шаг в этом направлении и вообще отказаться от простого перечисления в законе видов имущественного страхования, если за этим не следует какого-либо дополнительного регулирования <85>.
--------------------------------
<83> В силу действия здесь принципа возмещения (indemnity principle).
<84> См. разд. 14 Концепции.
<85> Вместо уже известного разделения имущественного страхования на три основных вида законодатель мог бы включить в главу 48 ГК РФ специальный блок положений (например, в виде параграфа) о страховании ответственности: о специфике страхового случая, фигуре выгодоприобретателя, действиях страхователя после наступления страхового случая и проч.

Правовое положение страхователя (застрахованного, выгодоприобретателя) требует усиления. Можно предложить дополнить главу 48 ГК РФ следующей нормой: условия договора, отступающие от правил данной главы <86> в ущерб интересам страхователя (застрахованного, выгодоприобретателя), являются недействительными. Система пропорциональности в применении санкций к страхователю, допустившему нарушение тех или иных договорных обязанностей (не увеличивать риск, своевременно уведомлять страховщика, принимать меры по уменьшению убытков и др.), должна быть доведена до логического завершения. Серьезная степень вины (умысел или грубая неосторожность) и причинная связь (с материализацией риска, увеличением ущерба) должны стать обязательными условиями применения санкций в виде отказа в страховой выплате или уменьшения размера выплаты. Безусловно, эта система потребует от судей более самостоятельных выводов и развернутой мотивировки, которая должна включать индивидуальную оценку обстоятельств конкретного дела <87>. Помощь судам в выработке подходов к оценке степени неосторожности страхователя и выбору адекватного процента снижения страховой выплаты может оказать служба финансового омбудсмена <88>, обобщая и размещая на своем официальном сайте материалы практики рассмотрения претензий потребителей страховых услуг.
--------------------------------
<86> Речь может идти как обо всех, так и о части положений главы 48 ГК РФ, например, ограничивающих или исключающих право страхователя (выгодоприобретателя) на получение страховой выплаты.
<87> Вместо привычных клише "страховой" или "нестраховой" случай.
<88> Подробнее о направлениях работы данной службы см.: Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг: Федер. закон от 4 июня 2018 г. N 123-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2018. N 24. Ст. 3390.

Рассуждая о других новеллах, которые могли бы дополнить главу 48 ГК РФ, следует еще раз упомянуть об институте мер предосторожности. Во-первых, данный институт может скомпенсировать негативный эффект от использования страховщиками оговорок о "нестраховых случаях" <89>. Во-вторых, он является одним из средств обеспечения стабильности застрахованного риска <90> и важнейшей составляющей системы превенции ущерба (loss prevention).
--------------------------------
<89> Положения о мерах предосторожности должны применяться ко всем условиям договора страхования, предусматривающим отказ в выплате страхового возмещения или уменьшение размера выплаты возмещения в качестве санкции за ненадлежащее поведение страхователя - по принципу substance over form. Иными словами, у судей появится ориентир для разграничения собственно исключений из страхового покрытия, обусловленных исключительно статистическими данными и актуарными расчетами (exclusion clauses), и оснований освобождения страховщика от обязательства (discharge clauses).
<90> Подобно нормам об увеличении риска институт мер предосторожности направлен на формирование у страхователя мотивации к аккуратному и осторожному поведению - под угрозой утраты права на страховую выплату, полностью или в части. Особенность мер предосторожности заключается в их многоаспектности: это может быть возложение на страхователя конкретных обязанностей в период до наступления страхового случая, наделение страховщика правом проведения проверок соблюдения требований безопасности и проч.

Библиографический список

1. Абрамов В.Ю. Проблемы гражданско-правового регулирования страховой деятельности в Российской Федерации: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009. 51 с.
2. Архипова А.Г. Ответственность страховщика за недостатки натурального возмещения: приключения начинаются! Комментарий к Определению Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 14.11.2017 N 78-КГ17-83 // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2018. N 5. С. 18 - 28.
3. Архипова А.Г. Доктрина uberrima fides в страховании и ее воплощение в российском праве // Вестник гражданского права. 2015. N 4. С. 7 - 35.
4. Белых В., Кривошеев И. Страховое право. М., 2001. 224 с.
5. Бланд Д. Страхование: принципы и практика / Пер. с англ. М., 1998. 416 с.
6. Ефимова Л. Страхование как способ обеспечения обязательств по кредитному договору // Хозяйство и право. 1994. N 7. С. 10 - 18.
7. Кратенко М.В. Страховая выплата в натуральной форме в имущественном и личном страховании: о природе обязательства страховщика и пределах его ответственности // Российский юридический журнал. 2019. N 3. С. 103 - 117.
8. Кратенко М.В. Франшиза как средство стимулирования страхователя к безрисковому поведению // Законы России: опыт, анализ, практика. 2019. N 9. С. 63 - 71.
9. Кузнецова Л.В. Страховой интерес // Закон. 2008. N 5. С. 48 - 62.
10. Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. 2-е изд., испр. М., 2003. 558 с.
11. Степанова Т.В. Страховое право Украины. Одесса, 2014. 183 с.
12. Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2012. 574 с.
13. Худяков А.И. Теория страхования. М.: Статут, 2010. 656 с.
14. Хайс Х. Правило пропорциональности в новом немецком Законе о договоре страхования 2008 / Пер. с англ. М.В. Кратенко // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2019. N 4. С. 92 - 101.
15. Ширипов Д.В. Страховое право: Учеб. пособие. М.: Издательско-торговая корпорация "Дашков и Ко", 2008. 245 с.
16. Baker T. On the Genealogy of Moral Hazard // Texas Law Review. 1996. Vol. 75. Issue 2. Pp. 237 - 292.
17. Basedow J. (Ed.), Birds J. (Ed.), Clarke M. (Ed.) et al. Principles of European Insurance Contract Law (PEICL). 2nd rev. ed. Koln, 2016. 976 p. Verlag Dr. Otto Schmidt. E-book: https://www.degruyter.com/view/product/468202.
18. Cane P. First-party insurance. In Atiyah's Accidents, Compensation and the Law (Law in Context). Cambridge: Cambridge University Press, 2013. DOI: 10.1017/CBO9781139548885.012.
19. Cousy H. About sanctions and the hybrid nature of modern insurance contract law // Erasmus Law Review. 2012. Vol. 5. Issue 2. Pp. 123 - 131.
20. Davey J. The reform of gambling and the future of insurance law // Legal Studies. 2004. Vol. 24. Issue 4. Pp. 507 - 515. doi:10.1111/j.1748-121X.2004.tb00260.x.
21. Fras Mariusz. Contemporary European Normative Tendencies Regarding the Essence and Typology of Insurance Contracts // Liverpool Law Review. 2019. Vol. 40. Issue 2. Published online. URL: https://doi.org/10.1007/s10991-019-09232-0.
22. Khan M.M. Comparative Analysis of Islamic and Prevailing Insurance Practices // International Journal of Business and Social Science. 2011. Vol. 2. Issue 10. Pp. 282 - 286.
23. Langheid/Wandt. Munchener Kommentar zum Versicherungsvertragsgesetz: VVG, Band 1: § 1 - 99. InfoV, C.H. Beck, 2016. 1698 S.
24. Lahe J., Luik O.-J. Kindlustusoigus. Juura. 2018. 272 p.
25. Lehtipuro K. et al. (2010). Vakuutus-lainsaadanto [Insurance Legislation]. Sastamala: Finanssija vakuutuskustannus OY. Pp. 198 - 200.
26. Loshin J. Insurance Law's Hapless Busybody: A Case against the Insurable Interest Requirement // Yale Law Journal. 2007. Vol. 117. Issue 3.
27. Luik O.-J. The Application of Principles of European Insurance Contract Law to Policyholders of the Baltic States: A Measure for the Protection of Policyholders: a PhD Thesis in Law. University of Tartu Press, 2016. 227 p. URL: https://dspace.ut.ee/bitstream/handle/10062/52132/luik_olavi_jyri.pdf?sequence=1&isAllowed=y.
28. Luik O.-J. Aggravation of Risk and Precautionary Measures in Non-Life Insurance: a Tricky Scope for the Insurer? / O.-J. Luik, R. Ratnik, M. Braun // Baltic Journal of Law & Politics. 2015. Vol. 8. Issue 2. Pp. 1 - 45.
29. Luik O.-J., Saar K. Kindlustushuvi kui kindlustuse ja hasartmangu eristamise alus // Juridica. 2018. N 7. Pp. 447 - 456.
30. Luik O.-J., Saar K. Kindlustusvotja kindlustusjuhtumijargsed kohustused varakindlustuses // Juridica. 2017. N 9.
31. McDowell B. Insurable Interest in Property Revisted // Capital University Law Review. 1988. Vol. 165. Pp. 165 - 186.
32. Meggitt G. Insurable Interest - the Doctrine That Would Not Die // 35 Legal Stud. 280. 2015. DOI: 10.111 1/lest.12059.
33. Merkin R. Gambling by insurance - A study of the life assurance act 1774 // Common Law World Review. 1980. Vol. 9/3. Pp. 331 - 363.
34. Van Tiggele-van der Velde M. Introduction: Insurance law and evolving sanctions // Erasmus Law Review. 2013. Vol. 5. Issue 2. Pp. 93 - 95.
35. Nik R.M. Takaful: The Islamic System of Mutual Insurance: The Malaysian Experience // Arab Law Quaterly. 1991. Vol. 6/6. Pp. 280 - 296. (DOI: 10.2307/3381379).
36. Nyampong Y.O.M. Insuring the Air Transport Industry Against Aviation War and Terrorism Risks and Allied Perils: Issues and Options in a Post-September 11, 2001 Enviroment. 2013. 319 p.
37. Omri B.-Sh., Kyle D. Logue. Outsourcing regulation: how insurance reduces moral hazard // Michigan Law Review. 2012. Vol. 111. Issue 2. Pp. 197 - 248.
38. Principles of European Insurance Contract Law (PEICL) / J. Basedow, J. Birds, M. Clarke, H. Cousy, H. Heiss, L.D. Loacker (eds.). Munich, 2009. 668 p. DOI: 10.1515/9783866538535.
39. Rantala J., Pentikainen T. et al. (2009). Vakuutusoppi. Sastamala: Finanssija Vakuutuskustannus OY. 527 p.
40. Salzman G.I. Insurable Interest in Life Insurance // Insurance Law Journal. 1965. N 517. Pp. 517 - 552.
41. Unan S. Precautionary Measures in General. // In Precautionary measures: Consumer Working Party Session. IV AIDA Europe Conference. London, Istanbul, 2012. Pp. 17 - 31. URL: http://www.aida.org.uk/pdf/Consumer%20-Protection%20London.pdf.
42. Wahlgren P. Tort Liability and Insurance: Scandinavian Studies in Law. Stockholm University Law Faculty, 2001.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


27 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1120504-7 "О внесении изменений в статьи 927 и 938 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации"

В соответствии с международными соглашениями с 22 августа 2021 г. должно быть разрешено коммерческое присутствие иностранных страховых организаций путем создания филиалов на территории России. Цель законопроекта - исполнение обязательств Российской Федерации в рамках членства в ВТО, путем создания сопоставимых условий деятельности страховщиков на территории Российской Федерации, а также расширение перечня страховых услуг и их доступности.




22 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1116818-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" и ст. 45 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

Цель законопроекта - расширение доступа к участию в закупках субъектам малого и среднего бизнеса, с возможностью предоставить банковские гарантии в качестве обеспечения заявки на участие в конкурентной закупке с участием субъектов МСП или обеспечения исполнения договора, заключенного по результатам таких закупок, выданные банками, включенным в перечень, предусмотренный статьей 45 Закона № 44-ФЗ.




15 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1112339-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и Федеральный закон "Об исполнительном производстве"

Цель законопроекта - создание единой системы управления арестованным, конфискованным, а также иным изъятым имуществом, подлежащим обращению в собственность государства в соответствии с законодательством. Законопроектом предусматривается применение электронной формы торгов, а также, реализация имущества на единых электронных площадках, отобранных Правительством РФ, где путем проведения электронных аукционов реализуется конфискованное и иное обращенное в собственность государства имущество.




10 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1109512-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рекламе"

Цель законопроекта - совершенствование законодательства и устранения правовых пробелов в сфере регулирования распространения социальной рекламы в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". Предлагаемые изменения предоставят некоммерческим организациям инструменты рекламного продвижения своих инициатив и позволят оптимальным способом информировать о своей деятельности в сети "Интернет".




3 февраля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1105153-7 "О внесении изменений в статьи 38 и 86 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"

Цель законопроекта - установление полномочий Правительства РФ с сфере определения порядка изъятия федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль за обращением медицинских изделий, фальсифицированных, недоброкачественных или контрафактных медицинских изделий, не являющихся вещественными доказательствами по уголовным либо административным делам. 



В центре внимания:


Полномочия и особенности деятельности страховых агентов и брокеров (Цокур Е.Ф.)

Дата размещения статьи: 01.03.2021

подробнее>>

Современная модель компенсационного страхования (indemnity insurance) и перспективы ее воплощения в российском праве (Кратенко М.В., Луйк О.-Ю.)

Дата размещения статьи: 19.02.2021

подробнее>>

Истечение срока действия диагностической карты как основание для права регрессного требования в обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств (Светличный А.Д.)

Дата размещения статьи: 18.09.2020

подробнее>>

Некоторые правовые вопросы реализации механизмов социального страхования отдельных категорий граждан (Ковалевский С.М.)

Дата размещения статьи: 04.08.2020

подробнее>>

Страхование как способ обеспечения исполнения обязательств (Степин М.Г.)

Дата размещения статьи: 13.07.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.