Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Правовая природа дохода, получаемого от участия в хозяйственном обществе (Кручинина Н.В., Воробьева Я.А.)

Правовая природа дохода, получаемого от участия в хозяйственном обществе (Кручинина Н.В., Воробьева Я.А.)

Дата размещения статьи: 28.02.2021

Участник хозяйственного общества наделен рядом прав, часть из которых имеет денежный эквивалент. В частности, участник общества с ограниченной ответственностью вправе:

- принимать участие в распределении прибыли;
- продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли (части доли) в уставном капитале общества;
- получить действительную стоимость доли в уставном капитале общества в случае выхода из общества;
- в случае ликвидации общества получить часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость (ст. 8 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью") <1> (далее - право на ликвидационную квоту, право на ликвидационный остаток).
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ (ред. от 04.11.2019, с изм. от 07.04.2020) "Об обществах с ограниченной ответственностью". Статья 8 // Российская газета. 1998. 17 февраля.

Право на получение дивидендов и право на часть имущества при ликвидации также принадлежат акционерам в акционерном обществе <2>.
--------------------------------
<2> Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ (ред. от 04.11.2019, с изм. от 07.04.2020) "Об акционерных обществах" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2020). Статья 31 // Российская газета. 1995. 29 февраля.

Каждое перечисленное право в результате реализации приносит для его владельца доход, правовая природа которого в настоящее время ни в законе, ни в судебной практике однозначно не определена, что порождает некоторые проблемы. Например, правовая природа дохода, получаемого от участия в хозяйственном обществе, влияет на отнесение такого дохода либо к личному доходу каждого супруга, либо к совместно нажитому имуществу супругов (если доход является предпринимательским, то в силу ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации <3> он будет отнесен к категории совместно нажитого имущества супругов). Правила наследования ликвидационного остатка (ликвидационной квоты) напрямую зависят от того, распространяется ли на него режим совместной собственности супругов. Наконец, доход и доход от предпринимательской деятельности имеют различное налогообложение.
--------------------------------
<3> Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (ред. от 02.12.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2020). Статья 34 // Российская газета. 1996. 27 января.

Таким образом, вопрос определения правовой природы дохода, получаемого от участия в хозяйственном обществе, является крайне важным, а его решение позволит сформировать единообразие судебной практики по рассматриваемой категории споров.
Стоит отметить, что в качестве участника общества с ограниченной ответственностью или акционерного общества может выступать как юридическое лицо, так и физическое. Однако в настоящей статье анализируется доход, получаемый от участия в хозяйственном обществе именно гражданином.
Конституция Российской Федерации <4> провозглашает свободу экономической деятельности, которая предопределяет правомочия на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Гражданин вправе определять форму деятельности и осуществлять ее либо в индивидуальном порядке, либо совместно с другими лицами путем участия в хозяйственном обществе, товариществе или производственном кооперативе. При этом деятельность акционера, как указывает Конституционный Суд Российской Федерации <5>, не является предпринимательской (она относится к иной не запрещенной законом экономической деятельности). В Постановлении суда отмечается, что деятельность акционера несет для последнего экономические риски, но источником таких рисков служит деятельность не акционера, а самого акционерного общества.
--------------------------------
<4> Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ). Статья 8 // СЗ РФ. 2014. N 31. Ст. 4398.
<5> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 2.

Поскольку деятельность участника общества с ограниченной ответственностью в рассматриваемом аспекте схожа с деятельностью акционера (право на получение прибыли, право на получение имущества при ликвидации общества), можно предположить, что деятельность участника, так же как деятельность акционера, не является предпринимательской.
Если деятельность, осуществляемая участником и акционером, не является предпринимательской, как на это указывает Конституционный Суд Российской Федерации, то можно предположить, что и доходы, получаемые от такой деятельности, не могут признаваться предпринимательскими, так как одно является следствием другого.
В науке также отмечается неразрывность категории предпринимательского дохода и понятия предпринимательства <6>.
--------------------------------
<6> Комарова О.В. Проблемы определения сущности "предпринимательского дохода" как экономической категории // Экономика и юриспруденция. 2015. N 7 (18). URL: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_23661524_54428384.pdf (дата обращения: 10.06.2020).

Таким образом, для отнесения полученного дохода к категории предпринимательского необходимо установить, является ли деятельность, приносящая такой доход, предпринимательской, а именно соотнести осуществляемую деятельность участника (акционера) с признаками предпринимательской деятельности.
Предпринимательская деятельность согласно ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации <7> раскрывается через такие признаки, как системность, направленность на получение прибыли, формальность, наличие рисков.
--------------------------------
<7> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019, с изм. от 12.05.2020) // Российская газета. 1994. 8 декабря.

Российские суды <8>, исследуя правовую природу осуществляемой деятельности гражданина, зачастую аргументируют свое мнение именно наличием или отсутствием признаков предпринимательской деятельности. Мы видим, что и Конституционный Суд Российской Федерации <9> в ранее упомянутом Постановлении пошел по этому же пути и отнес деятельность акционера к иной экономической деятельности исходя из отсутствия признаков предпринимательской деятельности (отсутствие риска деятельности акционера, порождаемого непосредственно деятельностью самого акционера).
--------------------------------
<8> Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 1 марта 2019 г. N Ф08-466/2019 по делу N А53-6876/2018 // СПС "КонсультантПлюс"; Постановление Президиума ВАС РФ от 29 октября 2013 г. N 6778/13 по делу N А21-4082/2012 // Вестник ВАС РФ. 2014. N 3; Постановление Президиума ВАС РФ от 18 июня 2013 г. N 18384/12 по делу N А76-23943/2011 // Вестник ВАС РФ. 2013. N 11; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 6 марта 2018 г. N 308-КГ17-14457 по делу N А53-18839/2016 // СПС "КонсультантПлюс".
<9> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 2.

Федеральная налоговая служба России также указывает, что при определении деятельности лица в качестве предпринимательской, следует в каждом конкретном случае оценивать обстоятельства дела в совокупности и взаимосвязи, устанавливая признаки предпринимательской деятельности согласно ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации <10>.
--------------------------------
<10> Письмо ФНС России от 7 мая 2019 г. N СА-4-7/8614 "О направлении обзора судебной практики по спорам, связанным с квалификацией деятельности физических лиц в качестве предпринимательской в целях налогообложения" // СПС "КонсультантПлюс".

Например, Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении по делу N А64-6504/2018 <11> указывает, что ведение предпринимательской деятельности связано с хозяйственными рисками, поэтому для отнесения деятельности к предпринимательской существенное значение имеет не факт получения прибыли, а направленность действий предпринимателя на ее получение. Таким образом, доходы предпринимателя - это доходы, полученные в связи с осуществлением деятельности, направленной на получение прибыли.
--------------------------------
<11> Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2019 г. по делу N А64-6504/2018 // СПС "КонсультантПлюс".

Как нам видится, такой подход суда является обоснованным, поскольку предпринимательская деятельность характеризуется совокупностью определенных признаков (систематичность, самостоятельность, направленность на извлечение прибыли, риски деятельности).
О необходимости установления направленности действий гражданина при получении дохода, или, иными словами, правовой природы поступления денежных средств, говорится и в Постановлении Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу N А63-11446/2014 <12>.
--------------------------------
<12> Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 октября 2015 г. N 16АП-3487/2015 по делу N А63-11446/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

Однако встречается и судебная практика <13>, которая широко понимает доходы от предпринимательской деятельности, приравнивая к ним любые доходы, получаемые от участия в обществе, например:
- доходы, получаемые лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, от осуществляемой им предпринимательской деятельности;
- доходы (дивиденды), получаемые лицом, являющимся участником (членом) коммерческой организации (например, общества с ограниченной ответственностью или акционерного общества), от осуществления данной коммерческой организацией собственной предпринимательской деятельности.
--------------------------------
<13> Определение Арбитражного суда Краснодарского края от 16 июня 2014 г. по делу N А32-26066/2010; Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 июня 2013 г. по делу N А53-21836/2008; Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 марта 2015 г. по делу N А53-18200; решение Арбитражного суда Ростовской области от 30 октября 2015 г. по делу N А53-25385/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

При этом стоит отметить, что суды, решая вопрос о природе получаемого дохода участником или акционером, не приводят аргументы в пользу своего вывода о видах предпринимательского дохода, не исследуют признаки осуществляемой деятельности, в результате которой получен спорный доход.
На наш взгляд, при исследовании правовой природы дохода, получаемого в результате участия в корпорации, необходимо использовать метод "от частного к общему", предполагающий исследование не деятельности участника (акционера) в целом, а в отдельности каждого правомочия, реализация которого приносит доход. Деятельность участника общества (акционера) имеет несколько проявлений; как было отмечено, это участие в распределении прибыли, получение дохода от продажи доли, распределение имущества при ликвидации и иное. Каждое такое проявление зависит от различных условий (например, дивиденды начисляются только при успешной предпринимательской деятельности общества, а распределение имущества происходит только при условии нахождения общества на стадии ликвидации) и направлено на разный материальный эффект. Поэтому давать оценку доходу участника (акционера) необходимо в зависимости от того, от какой деятельности такой доход получен.
Термин "дивиденды" используется в законе относительно акционерных обществ, в обществах с ограниченной ответственностью речь идет об участии в распределении прибыли. В настоящей статье мы будем использовать "дивиденды" применительно к любому хозяйственному обществу.
Конституционный Суд Российской Федерации <14> однозначно говорит, что деятельность акционеров не является предпринимательской, она относится к иной не запрещенной законом экономической деятельности.
--------------------------------
<14> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2003 г. по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 3; Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 2.

Данный вывод в полной мере распространяется и на иные, помимо владения акциями, права участия в уставном капитале коммерческой организации и означает, что такое участие само по себе не может расцениваться в качестве предпринимательской деятельности <15>.
--------------------------------
<15> Письмо ФНС России от 7 мая 2019 г. N СА-4-7/8614 "О направлении обзора судебной практики по спорам, связанным с квалификацией деятельности физических лиц в качестве предпринимательской в целях налогообложения" // СПС "КонсультантПлюс".

Аналогичного мнения придерживаются такие ученые, как С.Н. Ландкоф <16>, Л.И. Петражицкий <17>, П.А. Писемский <18>.
--------------------------------
<16> Ландкоф С.Н. Субъекты прав (лица) ГК РСФСР: научный комментарий. М., 1928. С. 33.
<17> Петражицкий Л.И. Акционерная компания. Акционерные злоупотребления и роль акционерных компаний в народном хозяйстве. СПб., 1898. С. 36.
<18> Писемский П.А. Акционерные компании с точки зрения гражданского права. М., 1876. С. 125.

Поскольку участие в корпорации не является предпринимательской деятельностью, равно и доход, полученный от такой деятельности, не является предпринимательским.
Но в науке встречаются и иные мнения по поводу природы дохода, получаемого от предпринимательской деятельности. К примеру, О.В. Гутников <19> называет дивиденды доходом от "пассивной" предпринимательской деятельности. Акционеров признают предпринимателями также А.И. Каминка <20>, В.В. Лаптев <21>.
--------------------------------
<19> Гутников О.В. Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография. М.: ИЗиСП; КОНТРАКТ, 2019.
<20> Каминка А.И. Акционерные компании. СПб., 1902. Т. 1. С. 8 - 14.
<21> Лаптев В.В. Введение в предпринимательское право. М., 1994. С. 7 - 8.

О.В. Комарова <22> указывает, что "предпринимательский доход представляет собой часть произведенной стоимости, получаемой и присваиваемой предпринимателем как вознаграждение за предпринимательский ресурс, которая выступает в следующих формах... изъятие части прибыли в виде дохода собственника (например, выплачиваемые дивиденды), как вознаграждение за предпринимательский ресурс".
--------------------------------
<22> Комарова О.В. Проблемы определения сущности "предпринимательского дохода" как экономической категории // Экономика и юриспруденция. 2015. N 7 (18). URL: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_23661524_54428384.pdf (дата обращения: 10.07.2020).

Данный подход находит свое подтверждение и в судебной практике, согласно которой дивиденды применительно к ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации квалифицируются как предпринимательская деятельность <23>.
--------------------------------
<23> Постановление ФАС Московского округа от 14 октября 2005 г. N КГ-А41/9117-05; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 марта 2007 г. по делу N А56-20050/2006; Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 мая 2019 г. N 16АП-4363/2017 по делу N А25-2630/2016; Определение Московского городского суда от 29 мая 2019 г. N 4га-511/2019; Апелляционное определение Московского городского суда от 16 августа 2018 г. по делу N 33а-6029/2018 // СПС "КонсультантПлюс".

На наш взгляд, к мнению о том, что получение дивидендов или участие в распределении прибыли является предпринимательской деятельностью, а получаемый доход относится к категории предпринимательского дохода, следует относиться критически ввиду следующего.
Участник (акционер) хозяйственного общества не осуществляет активных действий, направленных на систематическое извлечение прибыли.
Дивиденды - это результат деятельности не участника (акционера), а самого хозяйственного общества. Предпринимательскую деятельность осуществляет именно общество, и в случае, если такая деятельность окажется успешной, участник (акционер) получит доход в виде дивидендов. Поэтому риски неполучения дивидендов связаны исключительно с деятельностью хозяйственного общества.
Аналогичным образом, как нам кажется, решается вопрос о правовой природе дохода, получаемого участником при отчуждении доли.
Отчуждение доли - это не систематическая деятельность как признак предпринимательства, а однократная сделка участника. Как правило, решение об отчуждении доли не обусловлено единственным желанием получить прибыль. Более того, участие в корпорации само по себе не направлено на отчуждение доли (части доли) в будущем. Следовательно, отсутствуют основные признаки предпринимательской деятельности, что свидетельствует о невозможности классификации такого дохода в качестве предпринимательского.
Интересным представляется Апелляционное определение Московского городского суда от 8 ноября 2018 г. N 33а-8547/2018 <24>. По фабуле дела судебный пристав-исполнитель, рассчитывая задолженность по алиментам, руководствовался подп. "к" п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (Постановление Правительства РФ от 18 июля 1996 г. N 841), в соответствии с которым удержание алиментов производится с доходов по акциям и других доходов от участия в управлении собственностью организации (дивиденды, выплаты по долевым паям и т.д.). Однако суд отмечает, что спорные денежные средства получены в связи с отчуждением долей в уставном капитале общества и не относятся ни к доходам по акциям, ни к иным доходам от участия в управлении собственностью организаций (дивидендам, выплатам по долевым паям и т.д.).
--------------------------------
<24> Апелляционное определение Московского городского суда от 8 ноября 2018 г. N 33а-8547/2018 // СПС "КонсультантПлюс".

Иными словами, суд заключает, что денежные средства, полученные при отчуждении доли, не являются доходом от участия в обществе и носят абсолютно иную природу. С данным утверждением можно согласиться. Отчуждение доли, несмотря на то что является правомочием собственника такой доли, находится за пределами хозяйственной деятельности общества. Это самостоятельное действие, направленное на удовлетворение собственных интересов, поэтому неверно отождествлять доход от отчуждения доли и доход от участия в обществе.
Еще одним правомочием, реализация которого имеет материальный (денежный) эффект, является право на получение имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами при ликвидации общества.
В судебной практике <25> распределяемое при ликвидации общества имущество именуется ликвидационной квотой, несмотря на отсутствие данного термина в законе.
--------------------------------
<25> Например: Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 29 января 2020 г.). URL: http://www.vsrf.ru/ (дата обращения: 29.05.2020).

В литературе <26> встречается термин "ликвидационный остаток", что также подразумевает имущество, которое распределяется между участниками (акционерами) при ликвидации хозяйственного общества.
--------------------------------
<26> Например: Глазунов А.Ю. Отраженные убытки в корпоративном праве // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2020. N 2. С. 140 - 172.

В настоящей статье термины "распределяемое при ликвидации общества имущество", "ликвидационная квота" и "ликвидационный остаток" мы будем использовать в одном значении.
С целью определения правовой природы дохода участника (акционера) в виде ликвидационного остатка, как ранее отмечалось, необходимо проанализировать деятельность, в результате которой возникает такой доход.
Ликвидационный остаток (ликвидационная квота) - это имущество и денежные средства, которые остались после расчета с кредиторами при ликвидации хозяйственного общества. Ликвидационный остаток подлежит передаче участникам (акционерам) пропорционально размеру доли.
Судебная практика на сегодняшний день не содержит единого подхода к определению ликвидационной квоты или ликвидационного остатка как дохода от предпринимательской деятельности.
Например, Санкт-Петербургский городской суд <27> указывает, что ликвидационный остаток представляет собой доход, получаемый правообладателем доли в уставном капитале общества. Следовательно, получаемое имущество в качестве ликвидационной квоты является доходом от участия в предпринимательской деятельности.
--------------------------------
<27> Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 2 апреля 2019 г. N 33-8481/2019 по делу N 2-326/2019 // СПС "КонсультантПлюс".

Если рассматривать ликвидационный остаток в качестве предпринимательского дохода, то не противоречит ли такой подход содержащимся в доктрине гражданского права, установленным законом и подтвержденным судебными постановлениями признакам (критериям) доходов от предпринимательской деятельности, таким как цель, системность, формальность и риск?
Как и в случае с получением дохода при отчуждении доли, это не систематическая деятельность, а единовременное действие, наступление которого поставлено в зависимость от двух условий: процедура ликвидации корпорации и наличие имущества после расчетов с кредиторами.
Получение ликвидационной квоты носит гипотетический, вероятностный характер. Участие в хозяйственном обществе не направлено на получение ликвидационного остатка.
Поскольку действия участника (акционера), направленные на получение ликвидационного остатка (ликвидационной квоты), не отвечают признакам предпринимательской деятельности (цель, системность, формальность и риск), можно предположить, что имущество, распределяемое при ликвидации общества после расчетов с кредиторами, является личным непредпринимательским доходом участника (акционера).
Таким образом, вопрос о правовой природе дохода, получаемого от участия в хозяйственном обществе, является дискуссионным. Однако подход, заключающийся в определении природы получаемого дохода через признаки предпринимательской деятельности, является обоснованным и поможет, как нам видится, сформировать единообразную судебную практику по данной категории споров.

Литература

1. Брянцева Л.В. Характеристика доходов предпринимательской деятельности / Л.В. Брянцева // Вестник Воронежского государственного аграрного университета. 2011. N 1.
2. Глазунов А.Ю. Отраженные убытки в корпоративном праве / А.Ю. Глазунов // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2020. N 2.
3. Гутников О.В. Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография / О.В. Гутников. Москва: ИЗиСП; КОНТРАКТ, 2019.
4. Звездина Т.М. К вопросу о соотношении понятий предпринимательской и приносящей доход деятельности некоммерческих организаций / Т.М. Звездина // Бизнес, менеджмент и право. 2014. N 2.
5. Каминка А.И. Акционерные компании: Юридическое исследование. Т. 1 / А.И. Каминка. Санкт-Петербург: Типо-лит. А.Е. Ландау, 1902.
6. Комарова О.В. Проблемы определения сущности "предпринимательского дохода" как экономической категории / О.В. Комарова // Экономика и юриспруденция. 2015. N 7 (18).
7. Ландкоф С.Н. Субъекты прав (лица) ГК РСФСР: научный комментарий / С.Н. Ландкоф. Москва: Юридическое изд-во НКЮ РСФСР, 1928.
8. Лаптев В.В. Введение в предпринимательское право / В.В. Лаптев. Москва: ИГП АН, 1994.
9. Лескова Ю.Г. К вопросу о модернизации правил ГК РФ о юридических лицах / Ю.Г. Лескова // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета имени И.Т. Трубилина. 2014. N 102.
10. Петражицкий Л.И. Акционерная компания. Акционерные злоупотребления и роль акционерных компаний в народном хозяйстве: по поводу предстоящей реформы акционерного права: экономическое исследование / Л.И. Петражицкий. Санкт-Петербург: Тип. Министерства финансов (В. Киршбаума), 1898.
11. Писемский П.А. Акционерные компании с точки зрения гражданского права / П.А. Писемский. Москва: Тип. Грачева и Ко, 1876.
12. Тарасенко О.А. О предпринимательской и приносящей доход деятельности некоммерческих организаций / О.А. Тарасенко // Юрист. 2014. N 23.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


7 апреля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1145324-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)"

Законопроектом предлагается установить: обязанность кредиторов рассчитывать показатель долговой нагрузки в установленных Федеральным законом "О потребительском кредите (займе)"случаях; определение нормативного порядка расчета показателя долговой нагрузки; обязанность кредитора уведомлять заемщика в письменной форме о рисках, обусловленных высоким значением показателя долговой нагрузки (если указанное значение превышает 50 процентов). 




23 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1133091-7 "О внесении изменений в статью 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" и Федеральный закон "О противодействии коррупции"

Законопроектом устанавливается антикоррупционный механизм, санкционирующий обращение в доход РФ денежных средств, поступивших на счета в банках и иных кредитных организациях лица, которое замещает должность, связанную с осуществлением полномочий предусматривающих за собой обязанность представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, в случае, если сумма таких денежных средств превышает совокупный доход такого лица за отчетный период и предшествующие ему два года, и в отношении них не представлены достоверные сведения, свидетельствующие о законности их получения.




20 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1132098-7 "О внесении изменений в статью 45.1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и статью 55.25 Градостроительного кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - отмена возложения на собственников и пользователей помещений в многоквартирном доме обязанности по содержанию не принадлежащего им имущества (прилегающих территорий, границы которых определяются правилами благоустройства территории муниципального образования), что противоречит положениям жилищного законодательства и нарушает их права.




16 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1129690-7 "О внесении изменения в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предусматривает внесение изменений согласно которым вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, отвечающих за состояние автодорог, и организаций коммунального комплекса, подлежит возмещению застраховавшим гражданскую ответственность потерпевшего страховщиком. Последний же в дальнейшем в порядке регресса взыскивает суммы осуществленного потерпевшему страхового возмещения с виновных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций коммунального комплекса.




11 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1126643-7 "О внесении изменений в статьи 3 и 16 Федерального закона "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является совершенствования механизма оказания мер государственной поддержки субъектов, осуществляющих сельскохозяйственную деятельность. Для этого проектом предлагается включить крестьянские (фермерские) хозяйства в общее понятие "сельскохозяйственный товаропроизводитель", предусмотренное частью 1 статьи 3 указанного Федерального закона, распространив на них установленные в ней условия.



В центре внимания:


Использование информационно-телекоммуникационных сетей при совершении вымогательства (Овсюков Д.А.)

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>

Онлайн-митинг как способ реализации политических прав человека (Максимов А.А.

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>

Субъекты цифровых правоотношений: тенденции права и бизнеса (Подузова Е.Б.)

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>

В поисках доктрины эквивалентов в российском праве (Семенюта Б.Е.)

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>

Правовая природа договора об оказании услуг платежного клиринга (Федоровская В.В.)

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.