Быстрая навигация: Каталог статей > Предпринимательские договоры > Договор перевозки > Права потребителей в сфере пассажирских авиаперелетов при отмене рейса в праве Европейского союза на примере дела C-12/11 - Denise McDonagh v. Ryanair Ltd (Петруня Ю.В.)

Права потребителей в сфере пассажирских авиаперелетов при отмене рейса в праве Европейского союза на примере дела C-12/11 - Denise McDonagh v. Ryanair Ltd (Петруня Ю.В.)

Дата размещения статьи: 09.03.2021

Основные положения, провозглашающие особую значимость и регламентирующие фундаментальные цели защиты прав потребителей внутри Европейского союза (далее - ЕС или Союз), зафиксированы в ст. 169 Договора о функционировании Европейского союза <1> и ст. 38 Хартии основных прав Европейского союза <2>. Так, законодательство в сфере защиты прав потребителей, принятое на уровне ЕС, должно быть направлено на обеспечение безопасности, здоровья, экономических и юридических интересов потребителей для повышения их благосостояния и их эффективной юридической защиты <3>. Можно заметить, что одной из наиболее уязвимых категорий потребителей, обеспечение должной защиты которых в соответствии с указанными выше целями особенно необходимо, являются авиапассажиры, так как частые сбои в работе воздушного транспорта и различные проблемы в виде плохих погодных условий, забастовок или технических проблем оказывают значительное воздействие на пострадавших потребителей-авиапассажиров, которые могут оказаться в затруднительном положении в течение долгого промежутка времени. Одним из основополагающих актов европейского права, регламентирующих права пассажиров ЕС в сфере полетов на пассажирском транспорте, является Регламент Европейского парламента N 261/2004 <4> (далее - Регламент). Однако в нем существуют определенные противоречия и неясности в толковании, непосредственно влияющие на степень защиты прав потребителей в ЕС, в связи с чем заявленные Союзом цели могут не выполняться в полной мере. Одним из частных примеров является дело C-12/11 <5> (далее - дело), рассмотренное Европейским судом Европейского союза (далее - Европейский суд или суд).
--------------------------------
<1> Treaty on the Functioning of the European Union, 1957 OJ C 326, 26.10.2012.
<2> Charter of Fundamental Rights of the European Union, 2007 OJ C 326, 26.10.2012.
<3> Valant J. Consumer Protection in the EU. European Parliamentary Research Service, 2015.
<4> Regulation (EC) No 261/2004 of the European Parliament and of the Council of 11 February 2004, OJ L 46, 17.02.2004.
<5> Case C-12/11 Denise McDonagh v. Ryanair Ltd., ECLI:EU:C:2013:43.

Обстоятельства рассматриваемого дела следующие: 11 февраля 2010 г. г-жа Дениз МакДонах забронировала рейс авиакомпании Ryanair из Фаро (Португалия) в Дублин (Ирландия), запланированный на 17 апреля 2010 г., уплатив за билет 98 евро. 20 марта 2010 г. начал извергаться вулкан Эйяфьятлайокудль в Исландии, и г-жа МакДонах стала одной из пассажиров, рейс которых был отменен после извержения вулкана. Полеты не возобновлялись, и г-жа МакДонах не могла вернуться в Дублин на протяжении 7 дней. В течение этого периода авиакомпания Ryanair не предоставила пассажирке никаких дополнительных бесплатных компенсаторных услуг поддержки при отмене рейса, обязанность предоставить которые лежит на авиакомпании при отмене рейса в соответствии со ст. 9 Регламента. Поэтому Дениз МакДонах предъявила иск к авиакомпании Ryanair Ltd о выплате денежных средств в размере 1 129,41 евро в качестве оплаты расходов, которые она потратила на еду, напитки, проживание и транспорт ввиду отмены своего рейса из-за извержения вулкана.
В соответствии со ст. 9 Регламента в чрезвычайных обстоятельствах пассажирам предлагается бесплатное питание, проживание в гостинице, транспорт между аэропортом и местом проживания, два телефонных звонка, телекс или факс или электронная почта. Однако в п. 14 преамбулы Регламента предусматривается, что "в соответствии с Монреальской конвенцией обязательства в отношении действующих авиаперевозчиков должны быть ограничены или исключены в случаях, когда событие было вызвано чрезвычайными обстоятельствами". Кроме того, в п. 3 ст. 5 Регламента указано, что "авиаперевозчик не обязан выплачивать компенсацию в соответствии со статьей 7, если ему удастся доказать, что отмена была вызвана чрезвычайными обстоятельствами, которых не удалось бы избежать даже в случае принятия всех возможных мер предосторожности". Следовательно, напрашивается правовой вопрос: закрытие части европейского воздушного пространства после извержения вулкана Эйяфьятлайокудль освобождает авиаперевозчика от ответственности или накладывает такую ответственность?
В этой связи, обращаясь к определению чрезвычайных обстоятельств, становится не совсем ясно, существует ли единое толкование таких чрезвычайных обстоятельств или "несколько уровней" таких обстоятельств, при одном из которых предусматривается обязанность перевозчика предоставить специальные компенсаторные услуги при отмене рейса, а второй уровень "сверхчрезвычайных" обстоятельств полностью освобождает от ответственности авиакомпании (именно к такой трактовке противоречащих положений Регламента обращается в своей защите Ryanair). Как бы то ни было, можно сделать вывод, что Регламент предусматривает два практически взаимоисключающих положения при отмене рейса при чрезвычайных обстоятельствах: с одной стороны, обязанность перевозчика предоставить определенные компенсаторные услуги пассажиру в виде питания, проживания в гостинице и транспорта и, с другой стороны, ограничение/исключение обязательств перевозчика. Такая двойственность в трактовке юридических норм недопустима и идет вразрез с принципом правовой определенности.
Необходимо отметить, что существование принципа правовой определенности в европейском праве было впервые признано в 1961 г., и с тех пор суды ЕС вынесли более 2 500 решений, содержащих выражение "правовая определенность" <6>. В этой связи в решениях Европейского суда было определено, что принцип правовой определенности требует, чтобы "нормы права были ясными, точными и предсказуемыми в том, что касается их последствий" <7>. Применение норм права должно "быть предсказуемым для всех подчиненных им" <8>. Отдельные лица должны "иметь возможность однозначно определять свои права и обязанности и принимать соответствующие меры" <9>. Безусловно, важность данного принципа определяется необходимостью установления четкой и конкретной правовой нормы, правила поведения, ведь только в этом случае достигается основная цель права - прозрачное регулирование общественных отношений, установка обязанностей и защита прав участников правоотношений. Особенно четкость правовых норм необходима в сфере прав потребителей, так как право потребителя в европейском праве заявлено фундаментальным правом человека <10>, что подтверждается его включением в Хартию основных прав Европейского союза. В рассматриваемых же выше правовых нормах, очевидно, принцип правовой определенности не соблюдается.
--------------------------------
<6> Meerbeeck J.V. The Principle of Legal Certainty in the Case Law of the European Court of Justice: From Certainty to Trust // European Law Review Issue. 2016. Vol. 41. Is. 2. P. 275 - 288.
<7> Case C-101/08 Audiolux SA v. Groupe Bruxelles Lambert SA ECLI:EU:C:2009:626.
<8> Case C-201/08 Plantanol GmbH & Co KG v. Hauptzollamt Darmstadt ECLI:EU:C:2009:539.
<9> Case C-345/06 Gottfried Heinrich ECLI:EU:C:2009:140.
<10> Benohr I. EU Consumer Law and Human Rights // OUP Oxford, 2013.

Таким образом, с целью конкретизации правовой нормы районный суд Дублина, в котором было возбуждено данное дело, попросил толкования обозначенных выше моментов в Европейском суде, а также озвучил важный дополнительный вопрос, касающийся соотношения принципов Европейского права в части Регламента и Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок 1999 г. (далее - Монреальская конвенция), сформулированный таким образом: "Не являются ли статьи 5 и 9 Регламента N 261/2004, накладывающие обязанность на перевозчика по предоставлению услуг помощи пассажирам, недействительными - не нарушают ли они принципы соразмерности и принцип "справедливого баланса интересов", закрепленные в Монреальской конвенции?" Действительно, нельзя не отметить, что при рассмотрении вопросов о защите прав потребителей необходимо учитывать не только интересы клиентов, но и интересы компаний, что и является принципом "справедливого баланса интересов", изложенного в последнем параграфе преамбулы Монреальской конвенции. На уровне ЕС цель состоит в том, чтобы найти баланс между необходимостью как можно в большей степени либерализовать рынок, который долгое время был далек от реального понятия "конкурентный", и обеспечить наиболее высокий уровень защиты прав и гарантий авиапассажиров <11>. Применительно к чрезвычайным обстоятельствам, которые перевозчик не в состоянии контролировать, справедливый баланс коммерческих и потребительских интересов, возможно, означал бы отсутствие бремени перевозчика по отношению к потребителям в подобных обстоятельствах? Но где проходит грань баланса, по мнению Европейского суда?
--------------------------------
<11> Dal Pozzo F.R. EU Legal Framework for Safeguarding Air Passenger Rights. Cham: Tables, black and white, 2014.

Анализируя данные вопросы, Европейский суд дал ценные комментарии, позволяющие определить границы применения правовых норм Регламента и объем прав потребителей при отмене авиарейсов внутри ЕС. Прежде всего Европейский суд определил термин "чрезвычайные обстоятельства" и разъяснил, что не существует каких-либо уровней чрезвычайных обстоятельств, т.е. не бывает из ряда вон выходящих чрезвычайных случаев, которые полностью освобождают перевозчика от каких-либо обязанностей. Таким образом, толкование Регламента, на котором строила свою аргументацию Ryanair, было признано некорректным.
Так какие же обязанности тогда лежат на перевозчике в чрезвычайных ситуациях? Поясняя это вопрос, Суд указал, что Регламент необходимо понимать таким образом, что при отмене рейса ввиду возникновения чрезвычайных обстоятельств п. 3 ст. 5 освобождает авиаперевозчика только от его обязанности выплачивать компенсацию согласно ст. 7 Регламента. Таким образом, все другие обязанности, включая обязанность предоставления помощи, указанной в ст. 9, касающейся бесплатного питания, размещения в гостинице, транспорта и т.д., имеют полную силу. Иными словами, необходимо разграничивать обязанность по предоставлению компенсации за перелет, от чего как раз освобожден перевозчик в связи с чрезвычайными обстоятельствами, и обязанность по предоставлению "помощи" в виде питания, которая остается на авиакомпании в любом случае, даже если обстоятельства, которые привели в отмене рейса, находятся вне контроля перевозчика.
Оценивая факт обременения перевозчика определенными обязанностями даже в чрезвычайных обстоятельствах, можно было бы порассуждать, что смысл ограничения ответственности компании заложен в том факте, что перевозчик не может контролировать такие обстоятельства, как погодные условия, и, таким образом, чисто теоретически можно утверждать, что он не должен нести ответственность вообще ни за какие расходы в этом случае. Однако представляется, что ключевым в этом отношении является проведение границы между обязанностью по предоставлению помощи и компенсацией, указанной в ст. ст. 9 и 7 соответственно Регламента. Поэтому видится, что необходимость обеспечить высокий уровень защиты для тех, кто испытывает неудобства, вызванные отменой своих рейсов, и остается в затруднительном положении иногда даже на несколько дней, не может быть исключена. В противном случае, если полностью лишить ответственности авиаперевозчика, сама суть защиты потребителя при авиаперелетах потеряет свою силу.
Подход к степени защиты прав потребителей в ЕС также ярко прослеживается через тот факт, что в Суде заявили, что при возмещении таких расходов для перевозчика не существует ограничений ни по продолжительности чрезвычайного происшествия, ни по объемам выплат. Регламент не предусматривает каких-либо ограничений, соответственно, все обязательства по обслуживанию пассажиров возлагаются на авиаперевозчика на весь период, в течение которого соответствующие пассажиры должны ожидать изменения своего маршрута. Суд подчеркнул и объяснил, что оказание помощи пассажирам особенно важно в случае, когда период ожидания, вызванный отменой рейса, является особенно продолжительным, поэтому необходимо обеспечить, чтобы авиапассажир имел доступ к основным товарам и услугам в течение всего этого периода.
Из всего этого следует, что объем защиты пассажира ЕС максимально расширен, права потребителей находятся в безусловном приоритете, соответственно, возникают резонные вопросы: а насколько защищена вторая сторона спора - бизнес, не являются ли те обязанности, которые возлагаются на авиакомпании, чересчур обременительными, соответствует ли Регламент принципу "справедливого баланса интересов" компаний и потребителей, изложенному в Монреальской конвенции? Ведь важным моментом в условиях свободных рыночных отношений внутри ЕС является обеспечение защиты прав как потребителей, так и компаний, достижение справедливого баланса между интересами авиаперевозчиков и пассажиров <12>.
--------------------------------
<12> Truxal S. Air Carrier Liability and Air Passenger Rights: a Game of Tug of War // Journal of International and Comparative Law. 2017. Vol. 4. Is. 1. P. 103 - 122.

В этой связи, как отметили в Суде, хотя обязательство по предоставлению помощи в виде компенсаторных услуг влечет за собой финансовые последствия для авиаперевозчиков, их нельзя считать несоразмерными с целью обеспечения высокого уровня защиты пассажиров. Таким образом, представляется, что важность цели по защите прав потребителей может даже оправдать накладываемые на бизнес финансовые обременения <13>. Кроме того, по мнению Суда, авиаперевозчики, как опытные операторы, должны предусматривать расходы, связанные с выполнением своих обязательств по оказанию помощи, более того, они могут включить расходы, понесенные в результате этого обязательства, в цены на авиабилеты. То есть, так как с учетом чрезвычайных обстоятельств обязанность перевозчика была уменьшена и в соответствии со ст. 7 авиаперевозчик освобождается от обязательства по выплате прямой денежной компенсации пассажирам, Судом было определено, что Регламент N 261/2004 не нарушает принципов пропорциональности и принципа "справедливого баланса интересов", закрепленного в Монреальской конвенции.
--------------------------------
<13> EU Management of Global Emergencies: Legal Framework for Combating Threats and Crises / eds. by I. Govaere, S. Poli. Leiden and Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 2014.

Интересно, что в ходе разбирательства авиакомпания Ryanair указала на сходство авиаперевозок с перевозками поездов и автобусов, сравнивая перевозки, однако представляется, что авиаперевозчики получают гораздо больше прибыли от продажи одного билета, чем другие компании, перевозящие людей другими видами транспорта. Кроме того, сравнивая неудобства авиапассажиров с пассажирами автобусов и поездов, ясно, что "наземные" пассажиры в чрезвычайных обстоятельствах страдают гораздо меньше, поскольку их поездки не такие длительные и сложные, а также в случае задержки или отмены они могут заменить один вид транспорта другим, в то время как авиапассажиры из-за большого расстояния не могут сделать такую замену в большинстве случаев. Таким образом, аргумент Ryanair кажется оспоримым.
Представляется, что позиция Европейского суда о том, что фактический справедливый баланс, обозначенный в Монреальской конвенции, лежит в плоскости финансового бремени авиаперевозчиков, объясняющегося необходимостью обеспечить высокий уровень защиты авиапассажиров, звучит справедливо. Хотя нельзя не обратить внимание, что с этой точки зрения компенсация в размере 1 129,41 евро фактически кажется непропорциональной низкой цене билета, оплачиваемой клиентом. И тем не менее необходимо отметить, что чрезвычайные обстоятельства возникают довольно редко и компании должны были понимать, с каким видом бизнеса они имеют дело. Таким образом, определенно стоит согласиться с мнением Генерального адвоката, который обозначил, что "авиаперевозчик должен предвидеть расходы такого рода". Кроме того, у авиакомпаний существует право регресса по договорным основаниям, например, в отношении поставщиков услуг наземного обслуживания или аэропорта операторов, и трудно понять, почему (договорные) отношения авиакомпаний с их деловыми партнерами должны затрагивать права пассажиров <14>.
--------------------------------
<14> Dam C.V. Air Passenger Rights after Sturgeon // Air and Space Law. 2011. Vol. 36. Is. 4/5. P. 259 - 274.

Подводя итог, можно обозначить, что данное судебное дело и вынесенное Судом решение подняли ряд важных юридических вопросов, таких как трактовка термина "чрезвычайные обстоятельства", конкретизация прав авиапассажиров, оказавшихся в затруднительном положении, и обязанностей авиакомпаний по отношению к пассажирам-потребителям в связи с отменой рейса в таких обстоятельствах, что невозможно было напрямую определить из положений Регламента в связи с имеющимися противоречиями и неясностями. Толкование и конкретизация положений Регламента Европейским судом позволили снять имеющуюся правовую неопределенность, прояснить подход к защите прав потребителей в европейском праве, который проявляется в безусловном приоритете прав потребителей и высокой степени защиты их прав по отношению к правам авиакомпаний, что стало важным шагом в судебном правотворчестве.

References

1. Benohr I. EU Consumer Law and Human Rights / I. Benohr. New York: Oxford University Press, 2013. 239 p.
2. Dal Pozzo F.R. EU Legal Framework for Safeguarding Air Passenger Rights / F.R. Dal Pozzo. Cham: Tables, black and white, 2014. 363 p.
3. Dam C.V. Air Passenger Rights after Sturgeon / C.V. Dam // Air and Space Law. 2011. Vol. 36. Is. 4/5. P. 259 - 274.
4. EU Management of Global Emergencies: Legal Framework for Combating Threats and Crises / eds. by I. Govaere, S. Poli. Leiden and Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 2014. 422 p.
5. Meerbeeck J.V. The Principle of Legal Certainty in the Case Law of the European Court of Justice: From Certainty to Trust / J.V. Meerbeeck // European Law Review Issue. 2016. Vol. 41. Is. 2. P. 275 - 288.
6. Truxal S. Air Carrier Liability and Air Passenger Rights: a Game of Tug of War / S. Truxal // Journal of International and Comparative Law. 2017. Vol. 4. Is. 1. P. 103 - 122.
7. Valant J. Consumer Protection in the EU / J. Valant. European Parliamentary Research Service, 2015. 24 p.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


7 апреля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1145324-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)"

Законопроектом предлагается установить: обязанность кредиторов рассчитывать показатель долговой нагрузки в установленных Федеральным законом "О потребительском кредите (займе)"случаях; определение нормативного порядка расчета показателя долговой нагрузки; обязанность кредитора уведомлять заемщика в письменной форме о рисках, обусловленных высоким значением показателя долговой нагрузки (если указанное значение превышает 50 процентов). 




23 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1133091-7 "О внесении изменений в статью 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" и Федеральный закон "О противодействии коррупции"

Законопроектом устанавливается антикоррупционный механизм, санкционирующий обращение в доход РФ денежных средств, поступивших на счета в банках и иных кредитных организациях лица, которое замещает должность, связанную с осуществлением полномочий предусматривающих за собой обязанность представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, в случае, если сумма таких денежных средств превышает совокупный доход такого лица за отчетный период и предшествующие ему два года, и в отношении них не представлены достоверные сведения, свидетельствующие о законности их получения.




20 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1132098-7 "О внесении изменений в статью 45.1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и статью 55.25 Градостроительного кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - отмена возложения на собственников и пользователей помещений в многоквартирном доме обязанности по содержанию не принадлежащего им имущества (прилегающих территорий, границы которых определяются правилами благоустройства территории муниципального образования), что противоречит положениям жилищного законодательства и нарушает их права.




16 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1129690-7 "О внесении изменения в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предусматривает внесение изменений согласно которым вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, отвечающих за состояние автодорог, и организаций коммунального комплекса, подлежит возмещению застраховавшим гражданскую ответственность потерпевшего страховщиком. Последний же в дальнейшем в порядке регресса взыскивает суммы осуществленного потерпевшему страхового возмещения с виновных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций коммунального комплекса.




11 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1126643-7 "О внесении изменений в статьи 3 и 16 Федерального закона "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является совершенствования механизма оказания мер государственной поддержки субъектов, осуществляющих сельскохозяйственную деятельность. Для этого проектом предлагается включить крестьянские (фермерские) хозяйства в общее понятие "сельскохозяйственный товаропроизводитель", предусмотренное частью 1 статьи 3 указанного Федерального закона, распространив на них установленные в ней условия.



В центре внимания:


Терминологическая неопределенность в правовом регулировании договора перевозки грузов (Бажина М.А.)

Дата размещения статьи: 20.03.2021

подробнее>>

Права потребителей в сфере пассажирских авиаперелетов при отмене рейса в праве Европейского союза на примере дела C-12/11 - Denise McDonagh v. Ryanair Ltd (Петруня Ю.В.)

Дата размещения статьи: 09.03.2021

подробнее>>

Об отдельных проблемах обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов легковым такси (Соколов Д.В.)

Дата размещения статьи: 09.03.2021

подробнее>>

Грузополучатель - третье лицо в договоре перевозки груза (Шматов М.А.)

Дата размещения статьи: 16.02.2021

подробнее>>

Ответственность перевозчика по законодательству Российской Федерации и Республики Словения: сравнительная характеристика (Бажина М.А., Туктамышев В.Д.)

Дата размещения статьи: 11.12.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.