Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Кодексы этики профессиональных сообществ: гарантия независимости или инструмент давления? (Михайлов В.К.)

Кодексы этики профессиональных сообществ: гарантия независимости или инструмент давления? (Михайлов В.К.)

Дата размещения статьи: 20.03.2021

В правовой среде нередко используется такое неправовое понятие, как этика. Из определений, предлагаемых словарями, можно сделать обобщенный вывод, что этика представляет собой философское учение о морали и нравственности. Мораль можно определить как совокупность универсальных правил и норм поведения, которыми людям следует руководствоваться в своей жизни, как сложную сферу духовной жизни человека и общества, сферу духовной культуры, формируемой через этические знания. Нравственность - это оценки, свойства и способности человеческого характера, поведение людей <1>. Принято выделять следующие направления этических знаний: религиозная, натуралистическая, социально-историческая, профессиональная этика.
--------------------------------
<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. 16-е изд. М., 1984. 515 с.; Кузнецов С.А. Современный толковый словарь русского языка. СПб., 2002. 959 с.

Для предмета настоящей статьи интерес представляет профессиональная этика, поскольку, полагаем, именно на ней базируются концепции существующих этических кодексов.
Профессиональная этика - это совокупность правил поведения определенной группы, объединенной корпоративными интересами, обеспечивающая нравственный характер взаимоотношений, обусловленных или сопряженных с профессиональной деятельностью <2>.
--------------------------------
<2> См.: Цыденкова О.Г. Нравственно-правовые основы деятельности адвоката-защитника на предварительном следствии в российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2006. С. 18.

Следовательно, кодекс этики той или иной профессиональной группы должен определять правила поведения и взаимоотношений в профессиональной деятельности, обеспечивающие определенные нравственные стандарты к профессиональному долгу. В данном случае ключевым является надлежащее отношение к службе.
Сегодня в Российской Федерации нет недостатка в количестве таких кодексов. Практически все государственные органы и организации еще в начале 2000-х гг. озаботились этическим обликом своих сотрудников. Их принятие было обусловлено требованием подп. "и" п. 2 Указа Президента РФ от 12 августа 2002 г. N 885 "Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих". Со временем этическое поведение служащих в разных сферах было решено унифицировать Типовым кодексом этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих (одобрен решением президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 г.).
Согласно преамбуле Типового кодекса в основу его легли международные акты: Международный кодекс поведения для государственных служащих, принятый Резолюцией 51/59 Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 1996, Модельный кодекс поведения для государственных служащих (приложение к рекомендации Комитета министров Совета Европы от 11 мая 2000 г.).
Собственные этические стандарты также разработали российские профессиональные сообщества адвокатов и аудиторов <3>.
--------------------------------
<3> См. Кодекс профессиональной этики адвоката (принят I Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.); Кодекс этики аудиторов России (принят Минфином России 28 августа 2003 г., протокол N 16).

В 2004 г. Кодексом, регламентирующим этическое поведение профессионального сообщества, обзавелись и судьи, что положило начало более глубокому изучению и анализу этого феномена <4>.
--------------------------------
<4> См., например: Концепции развития российского законодательства / под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 2004. С. 330, 349 - 350; Овсепян Ж.И. Юридическая ответственность и государственное принуждение (теоретико-правовое и конституционно-правовое исследование). Ростов н/Д, 2005. С. 254 - 255, 260 - 262; Селезнева Н.М. Статус суда в Российской Федерации: конституционно-правовые вопросы: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 24 - 26; Виноградов В.А. Ответственность в механизме охраны конституционного строя. М., 2005. С. 303 - 312; Колесников Е.В., Селезнева Н.М. О повышении ответственности судей в Российской Федерации // Журнал российского права. 2006. N 3. С. 22 - 33.

Не осталась в стороне от этической стандартизации поведения своих работников Генеральная прокуратура РФ.
Последними присоединились к регламентации профессионального поведения российские нотариусы, приняв соответствующий этический кодекс, который вступил в силу с 1 января 2016 г.
В отличие от Типового кодекса этики и служебного поведения государственных и муниципальных служащих, где в основном предъявляются высокие требования к антикоррупционному поведению, а в качестве мер ответственности предусматривается в основном моральное осуждение, этические акты профессиональных сообществ и прокурорских работников регулируют более широкую сферу жизнедеятельности их участников и грозят нарушителям лишением полномочий или увольнением.
С чем связано применение неодинаковых регулятивных подходов этического поведения различных профессиональных сообществ с публичными полномочиями? Ведь их цели существования нередко схожи: содействие укреплению авторитета сообщества, доверия граждан к нему и обеспечение единой нравственно-нормативной основы поведения его представителей.
Однако различия все же есть, и они, как представляется, связаны с правовой природой этих групп и с общностью отдельных их признаков.
Все члены этих сообществ наделяются полномочиями через специальную процедуру; они формируются из людей, способных на основе соответствующей подготовки и своих личных качеств осуществлять определенные, как правило, монопольные публичные функции; их структура и деятельность определяются специальными законами; срок наделения их полномочиями не ограничен; они образуют единую обособленную систему, организационно никому не подчиненную; их институциональная и индивидуальная независимость закреплена на законодательном уровне и является залогом эффективной деятельности.
На основании этого все существующие кодексы этики можно классифицировать по субъектному составу (статусу профессионального сообщества) и, соответственно, разделить на кодексы для независимых сообществ и государственных органов, а также по мерам дисциплинарной ответственности: согласно одним - на основании допущенных этических проступков субъекты могут быть лишены полномочий, согласно другим такая возможность не предусмотрена.
Безусловно, подобная автономность и независимость требуют дополнительных гарантий недопущения произвола и безнаказанности, чем и обусловлены более подробная регламентация правил поведения и строгие последствия отступления от них.
Пожалуй, единственным исключением из вышеприведенного списка сообществ и выпадающим из предлагаемой нами классификации являются прокурорские работники. Формируемые в основном президентом органы прокуратуры осуществляют свою деятельность на основе строгой централизации и подчиненности по вертикали, а служба в органах и организациях прокуратуры является федеральной государственной службой. Трудовые же отношения работников органов и организаций прокуратуры регулируются законодательством РФ о труде и законодательством о государственной службе. На них распространяются все установленные для государственных и муниципальных служащих общие меры дисциплинарной ответственности. Однако в отличие от иных государственных служащих к прокурорским работникам в случае нарушения этических норм применимы еще и дополнительные меры дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения (п. 5.2 Кодекса этики прокурорского работника <5>). Вследствие этого имеет место различное правовое регулирование порядка привлечения к дисциплинарной ответственности прокурорских работников по сравнению с иными государственными служащими и правоохранительными органами, которое, как представляется, противоречит конституционным критериям допустимости дифференцированного подхода и требованиям принципа равенства <6>.
--------------------------------
<5> См. Приказ Генпрокуратуры России от 17 марта 2010 г. N 114 "Об утверждении и введении в действие Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации и Концепции воспитательной работы в системе прокуратуры Российской Федерации".
<6> Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд РФ, любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции РФ, в том числе вытекающим из закрепленного ею принципа равенства, в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (Постановления от 3 июня 2004 г. N 11-П, от 5 апреля 2007 г. N 5-П, от 10 ноября 2009 г. N 17-П, от 20 декабря 2010 г. N 21-П и др.).

При этом оценка вменяемого проступка, выражающегося в нарушении Кодекса этики, и выбор меры дисциплинарной ответственности являются прерогативой не формально независимого коллегиального органа (как у судей, адвокатов, нотариусов), а вышестоящих в порядке подчиненности должностных лиц органов прокуратуры.
Основанием для применения меры ответственности в виде увольнения со службы является совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника. Каких-либо характеристик таким проступкам, впрочем, как и их градацию по степени тяжести и ответственности, Кодекс этики прокурорских работников не содержит.
Установленный порядок привлечения к дисциплинарной ответственности и существующая неопределенность понятия "проступок, порочащий честь прокурорского работника", наряду с требованиями к морально-психологическим качествам прокурорского работника, позволяют принимать на работу и увольнять с нее вследствие весьма неоднозначных обстоятельств, а также могут стать инструментом давления, сведения счетов с неугодными руководству работниками и продвижения фаворитизма и кумовства.
Нередко правила, изложенные в этических кодексах (не является исключением и "прокурорский кодекс"), содержат требования, выходящие за рамки возможного регулирования отношений в области осуществления профессиональной деятельности, а их несоблюдение нередко влечет последствия ограничения права лица на труд (например, установление правил внеслужебного поведения, требований к внешнему виду (одежде, макияжу и украшениям), порядка взаимодействия с коллегами и т.п.). В основе данных требований, очевидно, лежат морально-этические категории из сферы производственной психологии, которые законом по понятным причинам не могут квалифицироваться дисциплинарным проступком, влекущим высшую меру дисциплинарной ответственности, но через кодексы этики они трансформируются в таковые, более того, получают судебную защиту. Все это на фоне наличия в специальных законах, регулирующих деятельность этих органов и профессиональных сообществ, отдельного перечня предусмотренных норм дисциплинарной ответственности (для прокуроров) и положений, устанавливающих основания для приостановления и прекращения полномочий (для судей, адвокатов, нотариусов), приобретает характер дополнительной ответственности, накладываемой в произвольном порядке.
Для наглядности вспомним несколько неоднозначных случаев из практики, когда незначительные поведенческие отклонения от норм, "воображаемых" руководством, становились поводом для прекращения статуса или увольнения со службы:
адвокат лишен статуса за то, что "явился в судебное заседание одетый в шорты и с повязанным на шее шарфом, тем самым внешний вид адвоката не соответствовал деловому общению, как того предписывает п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката" (формулировка из судебного решения по делу N 2-2413/2017 Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия <7>);
старший помощник районного прокурора уволен за нарушение присяги прокурора и этических норм; ему вменялось то, что, будучи участником свадебной церемонии, он стал очевидцем стрельбы в воздух из травматического оружия, по фактам чего дал "неискренние" объяснения, создав препятствия к установлению фактических обстоятельств инцидента и привлечению виновных лиц к ответственности <8>;
судья лишена полномочий за нарушение положений Кодекса судейской этики за конфликт со своим помощником, в результате которого судья оказалась в больнице <9>.
--------------------------------
<7> URL: https://sudact.ru/regular/doc/vGAPk5G1PpmJ/.
<8> URL: http://mosday.ru/news/item.php?768701&view=full.
<9> URL: https://zakon.ru/discussion/2016/01/15/sudyu_lishili_polnomochij_za_draku_s_ee_pomoshhnikom_v_verxovnom_sude_podderzhali_eto_reshenie#comment_267611.

Вместе с тем нарушения принципов правосудия могут и не повлечь для судьи, их допустившего, таких последствий, а некоторым по неочевидным для нас причинам вообще позволительно уйти в почетную отставку - как альтернатива ответственности <10>. Такая возможность обусловливает зависимость судей от лиц, принимающих решение по процедуре проверки их деятельности, в частности от председателя соответствующего суда.
--------------------------------
<10> URL: https://legal.report/tri-moskovskih-sudi-otpravleny-v-otstavku-pri-zagadochnyh-obstojatelstvah/.

В целом, оценивая содержание кодексов этики профессиональных сообществ, отметим, что все они страдают содержательной размытостью и непредсказуемостью, связанной с соотношением дисциплинарного проступка и авторитета службы: невозможно заранее предвидеть, какие действия (бездействие) подпадут под эту категорию и могут лечь в основу лишения особого статуса лица, их совершившего, что в результате остается на исключительном усмотрении правоприменителя. Приведенные примеры подтверждают чрезмерность широты такого усмотрения, благодаря чему кодексы этики и процедура их применения могут превратить провозглашенную "гарантию обеспечения их независимости" в инструмент давления и возможность легального освобождения подлинно виновных от ответственности.
Рассматривая такое универсальное для всех этических кодексов основание, как совершение проступка, умаляющего авторитет органа сообщества (или порочащего честь службы), нельзя не усмотреть наличие правовой неопределенности в установлении степени тяжести совершенного проступка, даже если эта формулировка будет отражена в профильных законах. Вопрос об авторитете или чести сообщества в отсутствие хотя бы критериев оценки носит явно субъективный характер. Его правовое применение имеет более глубокие корни, оно связано с сущностными характеристиками и необходимостью дифференцированного подхода к основаниям. В отсутствие каких-либо специальных конкретизирующих пояснений на этот счет вопрос о том, насколько четко и ясно установлены нормативно-правовые характеристики лишения полномочий в рассматриваемых этических актах, в том числе с точки зрения целей установления этой меры, являются ли данные характеристики адекватными конституционным требованиям, остается открытым, требует особого правового внимания.
Очевидно, что последствия в виде лишения полномочий должны наступать по итогам проступков, покушающихся на суть деятельности, для чего данное лицо или орган и наделяется специальными публичными полномочиями: отступление от основополагающих идей (принципов), обеспечивающих формирование правового демократического государства.
Подчеркнем, что игнорирование принципов, например, в случае с судом и правосудием, влечет негативные правовые последствия не только для участников судопроизводства, но и для всей судебной системы.
Существующая российская правоприменительная практика исходит из обратного: например, действия судьи, направленные на нарушение принципов равенства и беспристрастности, в лучшем случае расцениваются как процессуальные и влекут лишь отмену его решения (без последствий для судьи, его допустившего), а в худшем - и вовсе игнорируются.
Отметим, что именно нарушения из области основополагающих идей деятельности судебной власти могут повлечь для судей Словении и Италии негативные последствия в виде прекращения судейских полномочий <11>. Необходимость построения ответственности судей на соблюдении ими принципов правосудия закреплена в заключениях Консультативного совета европейских судей - КСЕС (Consultative Council of European judges/CCEJ) <12>. При этом факт формального нарушения даже подобного рода не может автоматически влечь лишение полномочий судьи, оно должно носить неслучайный (виновный) характер и быть подтвержденным итогами проверки компетентного коллегиального органа, подконтрольного обществу. Пожалуй, именно так можно обеспечить разумный баланс между независимостью судей и их безнаказанностью.
--------------------------------
<11> URL: http://www.sodnisko-drustvo.si/SODNISKO_DRUSTVO,,english,code_of_judicial_ethics.htm; https://rm.coe.int/italy-code-of-ethics-preamble/1680731081.
<12> См.: Заключение КСЕС от 19 ноября 2002 г. N 3 для Комитета министров о принципах и правилах, регулирующих профессиональное поведение судей. URL: https://rm.coe.int/1680747c16.

Для наглядности вспомним случаи с прекращениями полномочий судей за допущенные нарушения разумных сроков рассмотрения дел <13>, которые в целом формально подпадают под существенные и допускают такого рода ответственность, однако с учетом тотальной чрезмерной их загруженности (62% судей перерабатывают в два и более раз, а 5% - пятикратно <14>) такую практику нельзя считать безупречной, тем более, когда она применяется выборочно и зачастую необъективно. Напрашивается неутешительный вывод: по-видимому, такой порядок дел выгоден судебному руководству.
--------------------------------
<13> URL: http://mosday.ru/news/item.php?768701&view=full.
<14> URL: https://pravo.ru/news/201888/.

Что касается подобных проступков с меньшей общественной значимостью по сравнению с нарушением основ правосудия, то к ним должна применяться дифференцированная ответственность в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба авторитету судебной власти, степени вины и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении дисциплинарного взыскания. Благо, перечень мер дисциплинарной ответственности судей недавно по инициативе Верховного Суда РФ был расширен.
Согласно статистике в России только за последние пять лет более 125 судей лишились полномочий <15>, в то время как в США за все время существования современной американской судебной системы - всего лишь семь судей <16>. Причем в основе приведенных случаев прекращения полномочий американских судей лежат нарушения основополагающих принципов правосудия, как, например, объективность и непредвзятость (фаворитизм).
--------------------------------
<15> URL: https://www.vsrf.ru/press_center/news/27051/.
<16> URL: https://www.fjc.gov/history/judges/impeachments-federal-judges.

Российских же судей сегодня лишают полномочий за такие провинности, как нарушение правил ПДД <17>, нахождение судьи в неблагонадежной компании, сонное состояние во время заседания, внеслужебный бытовой конфликт <18>, даже вопреки законодательному запрету - за судебную ошибку <19>.
--------------------------------
<17> URL: https://pravo.ru/news/213363/.
<18> URL: https://pasmi.ru/archive/239072/.
<19> URL: https://rg.ru/2019/04/29/reg-ufo/eshche-odnogo-sudiu-iz-anapy-lishili-polnomochij.html.

Безусловно, в государствах континентального права подход к дисциплинарным проступкам судей, по сравнению с США, более жесткий <20>, но он не идет ни в какое сравнение с российской "лидирующей" статистикой <21>.
--------------------------------
<20> Согласно отчету Высшего совета магистратуры за 2016 г. общее количество рассмотренных дел за последние 10 лет не превышает нескольких десятков. URL: http://www.conseil-superieur-magistrature.fr/publications/rapports-annuels-dactivite/rapport-annuel-dactivite-2016.
<21> См.: Hocquet-Berg S. La du magistrat. Rapport (provisoire). URL: http://grerca.univ-rennes1.fr/digitalAssets/317/317022_Theme1_France_S-HOCQUET-BERG.pdf/-Groupe de recherche sur la civile et les assurances.

Существуют и другие проблемы, связанные с этическими кодексами. Так, возможность лишения статуса лица, осуществляющего независимо публичные полномочия с целью обеспечения защиты прав и свобод граждан, приводящая не только к ограничению его индивидуальных, но и защищаемых им публичных прав, на основании корпоративных нормативных актов, каковыми являются кодексы этики, даже если они находятся в системной связи с законами, представляется несоответствующей конституционным требованиям к ограничениям прав и посему недопустимой.
Отмеченная противоречивость связана с положением ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ, предусматривающей, что ограничения допустимы, если они вводились федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Сегодня в основе лишения полномочий или увольнения на основании кодексов этики лежат положения, закрепленные корпоративными актами, и не могут в силу требования конституции предусматривать такого рода ограничения.
Соответственно, орган профессионального сообщества или вышестоящий прокурор при решении вопроса о наложении дисциплинарной ответственности за несоблюдение этических норм связан требованием наличия оснований их применения в специальном федеральном законе. В противном случае - вопреки конституционным положениям о правовом и социальном государстве и в нарушение принципов справедливости и равенства - допускается произвольный выбор указанными органами профессионального сообщества и должностными лицами основания лишения полномочия и увольнения сотрудника.
При этом именно в силу принципа правовой определенности, выступающего одним из основных признаков верховенства права, избранное основание увольнения должно соответствовать тем фактическим обстоятельствам, которые послужили его причиной, что согласуется также с общим принципом реализации норм права, предполагающим, в свою очередь, соответствие имеющих место фактических обстоятельств сформулированному законодателем содержанию нормы (Определение КС РФ от 9 декабря 2014 г. N 2749-О, Постановление КС РФ от 29 марта 2016 г. N 8-П).
Таким образом, требуется четкое разграничение сфер регулирования закона и корпоративного акта, где любые основания, влекущие наложение каких-либо ограничений, должны быть закреплены в законе. Кодексы этики при их объективной необходимости не могут подменять собой закон. Возложение подготовки, утверждения правил профессионального поведения, оснований привлечения к ответственности на органы профессионального сообщества, которые одновременно осуществляют правоприменение соответствующего нормативного правового акта (рассматривают действия (бездействие) коллеги на предмет совершения проступка, выбирают и накладывают меру ответственности), приводит к сосредоточению различных функций в одном органе власти, что повышает риск возникновения злоупотреблений, особенно в вопросе лишения полномочий, а в случае с судьями - еще и оспаривание принятого решения у представителей того же сообщества, снижает эффективность механизма сдержек и противовесов; тем самым, как представляется, нарушаются принципы демократического правового государства, вытекающие из ст. 1 (ч. 1) Конституции РФ, в том числе закрепленный в ее ст. 10 принцип осуществления государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.
Отсюда следует, что правила, несоблюдение которых может повлечь ответственность в виде ограничений, должны быть предусмотрены в законе. Предлагаемый порядок обеспечил бы предсказуемость в вопросе квалификации проступков, указанных в законе и влекущих прекращение полномочий, а также тех, которые подпадают под действие положений этических кодексов и заслуживают альтернативных, более мягких, мер ответственности, очевидно подлежащих дальнейшему расширению, а соблюдение этических норм должно учитываться при проведении аттестаций, новых назначений, а также при наложении дисциплинарных взысканий.
Подобная практика характерна для правовой системы Италии: имеется Закон о дисциплинарных обязательствах судей 1946 г. и одновременно применяется более поздний кодекс этики, который, однако, не обеспечен санкциями. В эстонском кодексе этики ответственность судей также не предусмотрена, но указывается, что он может помочь в рассмотрении дисциплинарных дел, имея вспомогательное значение по отношению к профильному закону <22>.
--------------------------------
<22> См.: Заключение КСЕС N 3 для Комитета министров о принципах и правилах, регулирующих профессиональное поведение судей, от 19 ноября 2002 г.

В связи с этим представляются интересными последние тенденции развития законодательства зарубежных государств, условно обозначенные как морализация политической жизни страны. В частности, в 2017 г. парламентом Франции принят закон, устанавливающий дополнительные антикоррупционные ограничения в отношении органов власти и должностных лиц, а также серьезные меры ответственности за их нарушения, сформулированные весьма конкретно и предсказуемо.
Например, французским законодателем под угрозой колоссального штрафа введен запрет для органов публичной власти нанимать на работу близких родственников, в то время как для трудоустройства родственников "второго круга" требуется специальное разрешение; ограничены депутатские расходы; установлены дополнительные требования к прозрачности предвыборной деятельности, нарушение которой влечет запрет на избрание; уточнены положения о конфликте интересов; получил правовое оформление статус помощников и установлен запрет на принятие ими вознаграждений и т.д. <23>.
--------------------------------
<23> URL: http://www.rfi.fr/ru/frantsiya/20170729-parlament-frantsii-prinyal-zakon-o-moralizatsii-politicheskoi-zhizni.

Важно, что предлагаемые в настоящей статье подходы не противоречат и существующим международным рекомендациям. Так, Бангалорские принципы поведения судей (приложение к Резолюции Экономического, Социального совета ООН 2006/23 от 27 июля 2006 г.) провозглашают, в частности, независимость, беспристрастность, честность судей, соответствие установленным стандартам компетентности, поведения и добросовестности, следование высоким стандартам поведения судей, что способствует укреплению доверия общества к судебной власти и имеет первостепенное значение для поддержания ее независимости (п. 1.6); поведение судьи в ходе судебного заседания и вне стен суда должно способствовать поддержанию у общества, коллег и участвующих в судопроизводстве сторон веры в беспристрастность как судьи, так и судебной власти в целом (п. 2.2), быть безупречным с точки зрения стороннего наблюдателя (п. 3.1); судья соблюдает этические нормы, не допуская проявлений некорректного поведения в вопросах судейской деятельности (п. 4.1); имея в виду постоянное внимание со стороны общественности, судья сознательно, по доброй воле принимает на себя необходимые для поддержания достоинства судьи ограничения, которые рядовыми гражданами могут рассматриваться как обременительные (п. 4.2), и не вправе совершать поступки, не совместимые с добросовестным исполнением должностных обязанностей (п. 6.7).
Как следует из Основных принципов независимости судебных органов (одобренных Резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 г. и 40/146 от 13 декабря 1985 г.), судьи могут быть временно отстранены от должности или уволены только по причине неспособности выполнять обязанности судьи или поведения, не соответствующего занимаемой должности (п. 18). Вместе с тем Рекомендация N R(94)12 по вопросам независимости судей (принята 13 октября 1994 г. Комитетом министров государств - членов Совета Европы) предусматривает, в частности, что если судья выполняет свои обязанности неэффективно и ненадлежащим образом или если имеют место дисциплинарные нарушения, должны приниматься не наносящие ущерба независимости судебных органов необходимые меры; при этом судья не может быть снят с должности до исполнения возраста обязательного выхода на пенсию без веских на то оснований, такие основания должны точно определяться законом и могут быть обусловлены неспособностью судьи выполнять свои функции, совершением уголовного правонарушения или серьезным нарушением дисциплинарных норм (п. 1 и 2 принципа VI).
По нашему глубокому убеждению, этический кодекс, не превращаясь в орудие давления, должен представлять собой рекомендательную "дорожную карту" корпоративного поведения, которая может устанавливать правила, в том числе внутренних взаимоотношений, предупреждения и разрешения конфликтов, отдельные правила внеслужебной деятельности, и которая позволяет лицу, вступившему в данное сообщество, заранее предвидеть конфликтные ситуации и избегать их.

Список литературы

Виноградов В.А. Ответственность в механизме охраны конституционного строя. М., 2005.
Колесников Е.В., Селезнева Н.М. О повышении ответственности судей в Российской Федерации // Журнал российского права. 2006. N 3.
Концепции развития российского законодательства / под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 2004.
Кузнецов С.А. Современный толковый словарь русского языка. СПб., 2002.
Михайлов В.К. Отдельные требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи, как угроза независимости судебной власти // Администратор суда. 2019. N 1.
Михайлов В.К. Проблемы в процедуре наделения полномочиями судей, угрожающие их независимости // Закон. 2019. N 4.
Овсепян Ж.И. Юридическая ответственность и государственное принуждение (теоретико-правовое и конституционно-правовое исследование). Ростов н/Д, 2005.
Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. 16-е изд. М., 1984.
Селезнева Н.М. Статус суда в Российской Федерации: конституционно-правовые вопросы: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004.
Цыденкова О.Г. Нравственно-правовые основы деятельности адвоката-защитника на предварительном следствии в российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2006.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


7 апреля 2021 г.
Проект Федерального закона № 1145324-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)"

Законопроектом предлагается установить: обязанность кредиторов рассчитывать показатель долговой нагрузки в установленных Федеральным законом "О потребительском кредите (займе)"случаях; определение нормативного порядка расчета показателя долговой нагрузки; обязанность кредитора уведомлять заемщика в письменной форме о рисках, обусловленных высоким значением показателя долговой нагрузки (если указанное значение превышает 50 процентов). 




23 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1133091-7 "О внесении изменений в статью 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" и Федеральный закон "О противодействии коррупции"

Законопроектом устанавливается антикоррупционный механизм, санкционирующий обращение в доход РФ денежных средств, поступивших на счета в банках и иных кредитных организациях лица, которое замещает должность, связанную с осуществлением полномочий предусматривающих за собой обязанность представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, в случае, если сумма таких денежных средств превышает совокупный доход такого лица за отчетный период и предшествующие ему два года, и в отношении них не представлены достоверные сведения, свидетельствующие о законности их получения.




20 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1132098-7 "О внесении изменений в статью 45.1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и статью 55.25 Градостроительного кодекса Российской Федерации"

Цель законопроекта - отмена возложения на собственников и пользователей помещений в многоквартирном доме обязанности по содержанию не принадлежащего им имущества (прилегающих территорий, границы которых определяются правилами благоустройства территории муниципального образования), что противоречит положениям жилищного законодательства и нарушает их права.




16 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1129690-7 "О внесении изменения в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предусматривает внесение изменений согласно которым вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, отвечающих за состояние автодорог, и организаций коммунального комплекса, подлежит возмещению застраховавшим гражданскую ответственность потерпевшего страховщиком. Последний же в дальнейшем в порядке регресса взыскивает суммы осуществленного потерпевшему страхового возмещения с виновных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций коммунального комплекса.




11 марта 2021 г.
Проект Федерального закона № 1126643-7 "О внесении изменений в статьи 3 и 16 Федерального закона "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является совершенствования механизма оказания мер государственной поддержки субъектов, осуществляющих сельскохозяйственную деятельность. Для этого проектом предлагается включить крестьянские (фермерские) хозяйства в общее понятие "сельскохозяйственный товаропроизводитель", предусмотренное частью 1 статьи 3 указанного Федерального закона, распространив на них установленные в ней условия.



В центре внимания:


Использование информационно-телекоммуникационных сетей при совершении вымогательства (Овсюков Д.А.)

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>

Онлайн-митинг как способ реализации политических прав человека (Максимов А.А.

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>

Субъекты цифровых правоотношений: тенденции права и бизнеса (Подузова Е.Б.)

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>

В поисках доктрины эквивалентов в российском праве (Семенюта Б.Е.)

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>

Правовая природа договора об оказании услуг платежного клиринга (Федоровская В.В.)

Дата размещения статьи: 10.04.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.