Быстрая навигация: Каталог статей > Отдельные виды предпринимательской деятельности > Инвестиционная деятельность > Инвестиционный контракт: понятие и место в системе договорного права (Лебедев К.К.)

Инвестиционный контракт: понятие и место в системе договорного права (Лебедев К.К.)

Дата размещения статьи: 13.10.2021

В законодательстве, практике и юридической литературе широко употребляются словосочетания "инвестиционный договор", "инвестиционный контракт". В Федеральном законе от 2 августа 2019 г. N 259-ФЗ "О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 259-ФЗ) употребляется словосочетание "договор инвестирования" (п. 9 ч. 1 ст. 2) <2>. Эти словосочетания употребляются так, будто бы речь идет о самостоятельном виде договора. Однако вопрос о самостоятельности инвестиционного контракта, договора является дискуссионным. Возможно, точно так же обстоит дело в правовых системах зарубежных государств <3>. Но для России такая ситуация представляется неестественной и противоречивой, поскольку в силу детализированности федерального законодательства только надлежащая квалификация договора обеспечивает определение подлежащих применению законоположений. В России действует несколько принятых в разное время федеральных законов, регулирующих инвестиционные отношения <4>. Наличие таких специальных законов дает основание говорить об инвестиционном законодательстве, образующем некую подсистему в системе экономического законодательства, и даже об инвестиционном праве как своеобразной отрасли системы права. По крайней мере, в течение текущего исторического этапа происходит формирование и инвестиционного законодательства, и инвестиционного права. В связи с этим необходимо уделять должное внимание общим понятиям этой сферы правового регулирования, исходя из того, что инвестиционные отношения иначе как в правовой форме - форме инвестиционных правоотношений - не существуют; это всегда правовые отношения, и всегда их основанием является договор, контракт. Без договора инвестиционные правоотношения возникнуть не могут. В этом - значение договора в инвестиционной сфере, такое же, в принципе, как и в целом значение договора в экономике.
--------------------------------
<2> Федеральный закон от 2 августа 2019 г. N 259-ФЗ (ред. от 20.07.2020) "О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2019. N 31. Ст. 4418.
<3> Об этом можно судить по учебной литературе по коммерческому праву зарубежных стран и международному коммерческому (торговому) праву, где правовому регулированию инвестиционных отношений либо вообще не уделяется внимание, либо эта тематика излагается крайне недостаточно. См., напр.: Международное торговое право: Учеб. пособ. / Под общ. ред. В.Ф. Попондопуло. М.: Омега-Л, 2005. 472 с.; Международное коммерческое право: Учеб. для магистр. / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство "Юрайт", 2013. 476 с.; Коммерческое (торговое) право зарубежных стран: Учеб. для магистр. / Отв. ред. В.Ф. Попондопуло, О.А. Макарова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство "Юрайт", 2013. 575 с.
<4> См. краткую характеристику источников правового регулирования инвестиционной деятельности в РФ в кн.: Предпринимательское право: Учеб. / Отв. ред. Р.А. Курбанов. М.: Проспект, 2019. С. 549 - 555.

Тем не менее в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ) в действующей редакции инвестиционный договор вообще не указан, поэтому на данный момент он является непоименованным договором, что создает неопределенность в трактовке этого понятия в научной и учебной литературе и в правоприменительной практике. Отсутствие в части второй ГК РФ отдельной главы об инвестировании и инвестиционном договоре является явным пробелом в российском законодательстве. И данный пробел необходимо восполнить, не откладывая это важное дело в долгий ящик. При этом надо иметь в виду большое значение общих дефиниций для развития законодательства и для правоприменительной практики. Это в полной мере относится к понятию инвестиционного договора. В Федеральном законе N 259-ФЗ договор инвестирования определяется как "договор между инвестором и лицом, привлекающим инвестиции, по которому осуществляется инвестирование с использованием инвестиционной платформы способами, предусмотренными настоящим Федеральным законом" (п. 9 ч. 1 ст. 2). Но это всего лишь пояснительная формулировка, не отражающая основные черты договора об инвестировании.
Относительно понятия инвестиционного договора и его природы в российской юридической литературе высказываются разные точки зрения. Они приводятся, в частности, в опубликованных работах проф. О.Ю. Скворцова <5>. Сам известный ученый под инвестиционным договором понимает "такое соглашение, которое предполагает осуществление одним из субъектов (инвестором) вложений в виде передачи иному субъекту (реципиенту, организатору инвестирования) активов, предполагающих получение инвестором выгод либо достижение иного социально значимого эффекта" <6>. Но рассматривая проблему инвестиционного договора как самостоятельного договорного типа в системе гражданско-правовых договоров, О.Ю. Скворцов проявляет осторожность и предлагает учитывать тот факт, что инвестиционные отношения опосредуются разнообразными договорными формами, предусмотренными в специальных законах об инвестиционной деятельности <7>. Здесь О.Ю. Скворцов ссылается на Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2017 г. N 305-ЭС16-19956, в котором сказано, что "инвестиционный контракт представляет собой гражданско-правовой договор, т.е. соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей" <8>. Хотя этот вывод был сделан Верховным Судом РФ применительно к инвестициям в области строительства недвижимости, О.Ю. Скворцов считает, что он "может быть распространен на любую сферу инвестиционной деятельности, независимо от того, что является предметом договора. Суды, разрешая спор, вытекающий из "инвестиционного договора", должны определить правовую суть спорных отношений и применить к ним правила той договорной модели, которая им соответствует" <9>.
--------------------------------
<5> См.: Скворцов О.Ю. Международная инвестиционная деятельность // В кн.: Международное коммерческое право: Учеб. для магистр. / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство "Юрайт", 2013. С. 252 - 278; Скворцов О.Ю. Правовое регулирование инвестиционной деятельности // В кн.: Коммерческое (предпринимательское) право: Учеб. в 2 т. Т. 2 / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2016. С. 107 - 144; Скворцов О.Ю. Инвестиционные договоры // В кн.: Инвестиционное право: Учеб. для бакал. и магистр. / А.М. Лаптева, О.Ю. Скворцов. М.: Издательство "Юрайт", 2019. С. 96 - 115.
<6> Скворцов О.Ю. Инвестиционные договоры. С. 98.
<7> Там же. С. 114.
<8> Данное Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ цитируется по работе О.Ю. Скворцова "Инвестиционные договоры", с. 115.
<9> Там же. С. 115.

С рекомендациями О.Ю. Скворцова можно было бы согласиться. Действительно, при рассмотрении споров, так или иначе связанных с инвестированием, необходимо применять специальные нормы специальных законов о тех правовых отношениях, которые основываются на соответствующей договорной модели. Но при такой общей формулировке, которую вслед за Верховным Судом РФ предлагает О.Ю. Скворцов, выйти на правильную квалификацию спорного правоотношения не так просто. Самый логичный метод квалификации спорных правоотношений - метод дедукции - всегда опирается на юридическую природу этих отношений. А природа, или, другими словами, сущность спорных правоотношений, раскрывается посредством их анализа под углом зрения признаков, аксиоматичных для лежащей в их основе базовой категории, т.е. того понятия, которое вбирает в себя индивидуализирующие его особенности и становится исходным основанием для последующего правового регулирования и правоприменения.
Первичным понятием в этой области является понятие инвестиционной деятельности, ибо деятельность и создает общественное отношение, которое, благодаря правовому регулированию, приобретает правовую оболочку - становится правоотношением. Трактуя инвестиционную деятельность как разновидность экономической, а при профессиональном ее осуществлении - предпринимательской деятельности, необходимо выделить такие ее особенности, которые позволят сформулировать далее общее понятие инвестиционного договора, контракта.
Особенности инвестиционной деятельности проявляются в сравнении с другими видами деятельности, близкими по своему экономическому содержанию инвестиционной деятельности. Близкими, например, являются различные варианты долговых обязательств: элементарное предоставление денег взаймы, банковское кредитование, особенно целевой заем (ст. 814 ГК РФ), коммерческий кредит (ст. 823 ГК РФ), факторинг (подп. 1 п. 1 и п. 5 ст. 824 ГК РФ). Напомним, что согласно п. 1 ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации <10> (далее - НК РФ) "под долговыми обязательствами понимаются кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от способа их оформления". Не меняется экономическое содержание в тех случаях, когда взаймы предоставляются не деньги, а вещи, определенные родовыми признаками (товарный кредит - ст. 822 ГК РФ). Переданные взаймы средства должны быть возвращены заимодавцу независимо от того, как их использовал заемщик - с выгодой для себя или нет. Если заем предоставляется по возмездному договору, заемщик должен выплатить заимодавцу и проценты, начисленные на сумму займа <11>. К получению процентов сводится интерес заимодавца. Риски, которые принимает на себя заимодавец, - это риск невозврата кредита и риск неполучения процентов. Все это надо учитывать, выявляя сущностные признаки инвестиционных отношений.
--------------------------------
<10> Налоговый кодекс Российской Федерации (часть 2) от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ (ред. от 15.10.2020) // СПС "КонсультантПлюс".
<11> См. об этом: Лебедев К.К. О процентах по денежным обязательствам // Конкурентное право. 2019. N 4. С. 37 - 40.

Экономическое содержание инвестиционного правоотношения другое, оно не ограничивается только движением денежных средств "туда и обратно". Главная цель инвестора - способствовать осуществлению того проекта, в который он инвестирует средства, и получить в будущем доход или иную выгоду от реализации проекта или эксплуатации/использования объекта, в который вложены средства. В тех случаях, когда цель инвестирования состоит в получении дохода, размер дохода должен быть таким, чтобы не только полностью компенсировать вложенные инвестиции, но и получить кое-что сверх того, т.е. прибыль. В этой части инвестиционные денежные обязательства близки заемным обязательствам. Неслучайно их смешивают (путают) в предпринимательской практике. Так, судами рассматриваются споры между коммерческими организациями - налогоплательщиками и налоговыми органами по поводу определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций. Одним из спорных вопросов при этом является вопрос об учете или неучете процентов, подлежащих начислению на сумму переданных и подлежащих возврату денежных средств. В целом ряде случаев организации - налогоплательщики ссылались на то, что денежные средства были ими получены по договору займа, а суды признавали договоры займа недействительными, фиктивными (очевидно, притворными или даже мнимыми) сделками ввиду совокупности фактических обстоятельств: неоднократный перенос сроков возврата денег, неуплата процентов, невозврат основного долга, аффилированность условных заемщика и заимодавца <12>. В качестве примера приводится ряд организаций, в том числе ООО "Хэмэн - Дальний Восток", которое за семь последних лет ни разу не погасило обязательств по 42 договорам займа <13>. Налоговые органы считают, что при таких обстоятельствах спорные правоотношения являются не заемными, а инвестиционными. При отсутствии четких легальных критериев и доктрина, и практика могут колебаться. Как полагают Р. Ахметшин и С. Енгуразова, "если государство хочет бороться с такими злоупотреблениями, нужно в первую очередь на уровне закона (а не решениями налоговых инспекций) изменить подход к квалификации заемных отношений. В этом случае законодателю следует отойти от формальных критериев или, точнее, сделать их опровержимыми, чтобы налогоплательщики и налоговые органы имели возможность доказывать правильную, на их взгляд, квалификацию заемных отношений, ссылаясь на те или иные фактические обстоятельства конкретного займа" <14>. Мне кажется, более правильно сместить акценты, так как содержащиеся в ГК РФ легальные определения понятий договора займа, заемного обязательства и кредитного договора (п. 1 ст. 807, п. 1 ст. 809, п. 1 ст. 810 и п. 1 ст. 819 ГК РФ) достаточно конкретны и понятны. Другое дело - инвестирование с его разнообразными условиями, которые могут истолковываться по-разному. Поэтому необходимо закрепить в законе признаки инвестиционных правоотношений, дать легальную дефиницию инвестиционного контракта; тогда, возможно, возникающие в подобных случаях неясности можно будет снять.
--------------------------------
<12> В статье, посвященной этой проблеме, уважаемые авторы, сотрудники крупной юридической компании "Пепеляев Групп" Р. Ахметшин и С. Енгуразова, называют этот вид недействительных договоров фиктивными сделками. См.: Ахметшин Р., Енгуразова С. Займы или инвестиции? Новая попытка обойти правила недостаточной капитализации // В кн.: Правила для бизнеса - 2018: Уроки судебных дел: Сб. / Сост. М.В. Завязочникова; Под ред. С.Г. Пепеляева. М.: Статут, 2018. С. 254 - 262. Но в действующем законодательстве не употребляется выражение "фиктивная сделка", а говорится о мнимых и притворных сделках (ст. 170 ГК РФ). Если договор займа, заключенный между двумя организациями, прикрывает, видимо, из-за процентов, инвестиционное соглашение, то такой договор займа как притворный должен быть признан в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ недействительной ничтожной сделкой, а к фактически возникшим между сторонами правоотношениям должны применяться нормы о соответствующем инвестиционном договоре, контракте.
<13> Там же. С. 257.
<14> Там же. С. 261.

Но применительно к инвестиционным платформам снова возникает вопрос о займах, так как в Федеральном законе N 259-ФЗ названы всего три способа инвестирования с использованием инвестиционных платформ, и среди них - займы: 1) путем предоставления займов; 2) путем приобретения займов; 3) путем приобретения утилитарных цифровых прав (ст. 5). Насколько обоснованно ограничивать возможные способы инвестирования с использованием инвестиционной платформы, это большой вопрос, нуждающийся в отдельном исследовании. Но вот что касается предоставления займов, то, как представляется, для потенциальных заимодавцев надо предусмотреть определенные льготы и преимущества по сравнению с предоставлением обычных банковских займов, чтобы заимодавец как инвестор был заинтересован в использовании именно инвестиционной платформы. Очевидно, надо сформулировать понятие инвестиционного займа, заложить в законе его условия, гарантии, риски. Напомним, что в НК РФ говорится о так называемом налоговом кредите, под которым понимается "такое изменение срока уплаты налога, при котором организации... предоставляется возможность в течение определенного срока и в определенных пределах уменьшать свои платежи по налогу с последующей поэтапной уплатой суммы кредита и начисленных процентов" (абз. 1 п. 1 ст. 66 НК РФ). Включение в название этой нормы слова "инвестиционный" объясняется тем, что такой кредит - отсрочка - может быть предоставлен не любой организации-налогоплательщику, а только, по общему правилу, тем организациям, которые осуществляют инвестиции в производственной сфере: проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, техническое перевооружение собственного производства, внедренческая или инновационная деятельность и т.п. (подп. 1 - 6 п. 1 ст. 67 НК РФ). В связи с этим понятие инвестиционного займа может иметь значение не только для инвестирования на базе инвестплатформ, но и для других вариантов инвестирования.
Переходя к формулированию определения инвестиционного договора, контракта, следует уточнить название его сторон, чтобы они отражали специфику регулируемых отношений. В законодательстве используются различные термины для обозначения участников инвестиционных правоотношений: участники, товарищи в простом и инвестиционном товариществах, дольщики в договорах об участии в долевом строительстве, концедент и концессионер в концессионных соглашениях, лизингодатель и лизингополучатель в договорах лизинга, инвесторы: иностранный, квалифицированный и т.д. О.Ю. Скворцов отмечает разноголосицу, которая царит в юридической и экономической литературе применительно к обозначению субъектов, участвующих в инвестиционных правоотношениях <15>. Сам О.Ю. Скворцов использует применяемые не только им, но и другими авторами термины "инвестор" для обозначения "субъекта, который осуществляет вложения с целью получения определенных выгод или иного социально полезного эффекта", и "реципиент" для обозначения "субъекта, принимающего материальные и нематериальные активы с социально значимыми целями, как правило, с целью получения дохода (прибыли) или иных материальных выгод"; О.Ю. Скворцов добавляет, что реципиент "одновременно выступает и как организатор инвестирования, направляя полученные активы на реализацию поставленных целей" <16>. В Федеральном законе N 259-ФЗ используется словосочетание "лицо, привлекающее инвестиции", под которым понимается юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, которому оператор инвестплатформы оказывает услуги по привлечению инвестиций (п. 5 ч. 1 ст. 2 Закона). Представляется, что эти термины в том же смысле могут быть использованы не только в доктринальном, но и легальном определении инвестиционного договора, контракта.
--------------------------------
<15> См.: Лаптева А.М., Скворцов О.Ю. Инвестиционное право. С. 71.
<16> Там же. С. 74, 77.

В части второй ГК РФ каждая глава об отдельном виде деятельности и, соответственно, отдельном виде, опосредующем эту деятельность, и связанном с нею договорном обязательстве, начинается с легального определения соответствующего договора. В большинстве своем эти легальные дефиниции достаточно краткие и простые и не всегда отражают все особенности данного типа договора, но в целом позволяют разграничивать отдельные виды договоров, не смешивать их друг с другом, что очень важно для правильной квалификации спорных правоотношений и правильного применения норм материального права.
С учетом этих соображений легальная договорная модель, имеющая общее значение для всех разновидностей инвестиционных правоотношений, должна отразить наиболее характерные отличительные признаки инвестирования, к которым можно было бы отнести следующие:
- объектом инвестирования выступает какой-либо проект или программа: строительство либо модернизация какого-либо материального объекта, проведение каких-либо исследований, разработок, поисков, совместное осуществление бизнеса и т.д. и т.п.;
- недостаточность собственного капитала у лица - организатора инвестирования для осуществления программы, проекта и необходимость привлечения средств других лиц - инвесторов для достижения поставленных целей;
- наличие собственного интереса у лиц, предоставляющих свои средства реципиенту, - инвесторов, который состоит в уверенности в получении в будущем дохода от участия в инвестировании проекта или программы, осуществление которых принесет прибыль или иные положительные для инвестора результаты;
- достаточно значительная по времени протяженность использования инвестиций, вкладываемых в определенный проект или программу;
- необходимость учета возможных рисков: риска недостижения поставленных целей, риска неплатежеспособности реципиента, политических и других рисков; возможные последствия рисков - утрата вложенных средств без всякой компенсации, убытки вместо дохода.
Итак, по инвестиционному договору, контракту одна сторона (инвестор) передает другой стороне (реципиенту, организатору инвестирования, лицу, привлекающему инвестиции, оператору инвестплатформы) денежные средства или другое имущество, а другая сторона обязуется вложить предоставленные ей денежные средства или другое имущество в определенный инвестиционный проект (программу, объект) и возместить в будущем инвестору вложенные им средства за счет части дохода, полученного от осуществления инвестиционного проекта.
Предложенная дефиниция позволяет выделить признаки, характеризующие инвестиционный договор, контракт как определенную правовую форму инвестирования. Во-первых, вопрос о том, относится ли инвестиционный договор к консенсуальным или реальным договорам, является сложным. В ч. 1 ст. 13 Федерального закона N 259-ФЗ установлено: "Договоры инвестирования считаются заключенными с момента поступления денежных средств инвесторов с номинального счета оператора инвестиционной платформы на банковский счет лица, привлекающего инвестиции". При такой конструкции договор инвестирования надо признать реальным договором. Но это относится только к инвестиционным контрактам, заключенным на базе инвестиционной платформы. Остальные подвиды инвестиционных договоров по общему правилу следует признать консенсуальными, т.е. считать заключенными с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям их взаимоотношений.
Во-вторых, к существенным относятся условия о размере инвестиций, сроке, на который они предоставляются, проекте (программе, объекте), в который вкладываются средства инвестора, об интересе инвестора, т.е. о том доходе, который он получит в случае достижения того результата, на который направляются инвестиции, о распределении между сторонами последствий возможных рисков. Существенны и другие условия, согласованные сторонами, затем конкретизирующиеся в соответствующем разделе договора, который обычно называют "права и обязанности сторон". Проект (программа, объект), в который инвестируются средства, должен быть индивидуализирован и подробно охарактеризован в отдельной статье договора или в приложении к нему.
В-третьих, это возмездный договор, так как инвестору должны быть не только возвращены переданные им средства, но и сверх того выплачены проценты (премия) за счет части прибыли, полученной реципиентом в ходе осуществления проекта; размер этой выплаты может быть так или иначе конкретизирован в договоре, например, привязан к размеру дохода, полученного реципиентом, как его часть в виде процента или дроби.
В-четвертых, это двусторонний, взаимный договор, так как каждая сторона наделяется по договору определенными правами и обязанностями.
Инвестиционный договор, контракт должен быть заключен в письменной форме.
Предложенная дефиниция является собирательным понятием в том смысле слова, что это понятие является общим для всех разновидностей или видов соглашений об инвестировании. Словосочетание "собирательное понятие" используется проф. В.Ф. Попондопуло применительно к определению инвестиционного соглашения, которое уважаемый ученый, ссылаясь на судебную практику, не считает самостоятельной разновидностью гражданско-правового договора <17>. Но здесь же В.Ф. Попондопуло делает оговорку о том, что инвестиционный договор может быть "непоименованным договором в зависимости от условий, включенных в него по воле сторон" <18>. Но непоименованный договор может быть как подвидом какого-либо поименованного вида гражданско-правового договора, так и самостоятельным видом (типом) гражданско-правового договора. Полагаю, что не надо смешивать какие-либо договоры с инвестиционными условиями, которые являются смешанными, с инвестиционными контрактами, из которых возникают инвестиционные правоотношения, что, по моему мнению, дает основания признать соглашение об инвестировании - инвестиционный договор, контракт - самостоятельным видом (типом) договора в системе гражданско-правовых договоров.
--------------------------------
<17> См.: Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право: Учеб. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2015. С. 409.
<18> Там же. С. 409.

Предлагается внести в часть вторую ГК РФ основные положения об инвестиционной деятельности и инвестиционном договоре, контракте. Это может быть новая глава с разделением на параграфы. Многие главы части второй ГК РФ структурированы таким же образом, что отражает наличие сложившихся разновидностей (подвидов) определенных типов договоров, например: пар. 1 - 8 гл. 30 - разновидности договора купли-продажи, пар. 1 - 6 гл. 34 - разновидности договора аренды, пар. 1 - 5 гл. 37 - разновидности договора подряда и т.д. Чтобы не разрывать отдельные виды договорных обязательств, проектируемую главу можно разместить после гл. 55 "Простое товарищество", обозначить ее номером 55.1 и назвать кратко "Инвестирование"; нумерация статей этой главы может начаться с номера 1054.1. Первый параграф этой главы может быть назван "Общие положения об инвестировании"; в нем может быть дано легальное понятие инвестирования как разновидности экономической деятельности, а также могут содержаться нормы, фиксирующие понятие инвестиционного договора, его существенные условия, порядок заключения договора и его форму, основные требования к исполнению договорного обязательства, возможные способы обеспечения исполнения обязательства, распределение последствий возможных рисков, условия и формы (меры) ответственности за нарушение договора, особенности изменения и расторжения инвестиционного договора. Здесь же могут быть размещены нормы, характеризующие статус заключающих инвестконтракты субъектов, прежде всего тех лиц, которые занимаются организацией инвестирования, их саморегулируемых организаций (СРО) и объединений таких СРО.
В последующих параграфах этой главы могут быть сосредоточены нормы об основных особенностях отдельных разновидностей (подвидов) инвестиционного контракта. Имеются в виду:
- соглашение об участии в инвестиционном проекте относительно объекта производственного характера (прямые инвестиции);
- концессионное соглашение;
- соглашение о разделе продукции;
- договор об участии в долевом строительстве;
- соглашение о публично-частном партнерстве;
- контракт жизненного цикла;
- соглашение об участии в инвестировании через паевые инвестиционные фонды;
- соглашение об участии в инвестировании на основе инвестиционной платформы;
- соглашение об участии в инвестиционном товариществе;
- соглашение об участии в корпоративной коммерческой организации;
- особенности участия иностранных лиц в инвестиционной деятельности на территории РФ <19>.
--------------------------------
<19> См. о правовом регулировании иностранных инвестиций в кн.: Предпринимательское право: Правовое сопровождение бизнеса: Учебник для магистров / Отв. ред. И.В. Ершова. М.: Проспект, 2017. С. 679 - 689 (автор гл. 32 "Правовое регулирование инвестиционной деятельности" - Г.Д. Отнюкова).

В этом перечне не указаны те разновидности инвестиционного договора, нормы о которых уже получили закрепление в ГК РФ: финансовая аренда (лизинг), простое товарищество. Казалось бы, место этих институтов в главе об инвестировании, но перекраивать часть вторую ГК РФ путем перестановки отдельных глав и параграфов не годится. В то же время нормы, которые могли бы быть включены в перечисленные выше параграфы проектируемой главы 55.1 "Инвестирование", не должны дублировать положения действующих законов об отдельных видах и формах инвестиционной деятельности. Они должны содержать только основные положения, отражающие лишь характерные специфические особенности различных видов и форм инвестирования. Такие основные положения будут играть роль базисных норм, к которым могут быть привязаны специальные нормы, конкретизирующие и детализирующие в разумных пределах правила об осуществлении инвестиционной деятельности и исполнении договорных обязательств, содержащиеся в специальных законодательных актах. Также необходимо предусмотреть в специальных нормах конкретные гарантии, обеспечивающие защиту интересов инвесторов от возможных рисков.
Дифференциация правового регулирования в зависимости от особенностей разновидностей регулируемых отношений объективно необходима. Поэтому законодатель вынужден определять соотношение общих и специальных норм применительно к отдельным видам правоотношений, закрепляя это соотношение в особых стыковочных нормах. Для сферы инвестирования предлагается следующая редакция стыковочной нормы: "Условия инвестирования, порядок взаимодействия сторон, их ответственность по принятым на себя обязательствам определяются соглашением сторон об инвестировании, если настоящим Кодексом, специальными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное".
Содержание инвестиционных контрактов, как правило, не менее, если не более сложное в сопоставлении с другими предпринимательскими договорами. Поэтому было бы целесообразно на основе общих и специальных норм, регулирующих инвестиционные отношения, подготовить примерные варианты инвестиционных договоров, которые могли бы сыграть позитивную роль в практике заключения договоров об инвестировании.
Все предлагаемые здесь решения и формулировки являются индивидуальным проектом автора настоящей статьи. Если автор не ошибается, высказанные предложения носят достаточно конструктивный характер, но, конечно, они нуждаются в обсуждении, по результатам которого работа над проектом может быть продолжена, а в выдвигаемые положения могут быть внесены коррективы.

Литература

1. Ахметшин Р. Займы или инвестиции? Новая попытка обойти правила недостаточной капитализации / Р. Ахметшин, С. Енгуразова // Правила для бизнеса - 2018: Уроки судебных дел: Сборник / Составитель М.В. Завязочникова; Под редакцией С.Г. Пепеляева. Москва: Статут, 2018. С. 254 - 262.
2. Коммерческое (предпринимательское) право. В 2 томах. Т. 2: Учебник для студентов вузов / Под редакцией В.Ф. Попондопуло. 5-е изд., перераб. и доп. Москва: Проспект, 2016. С. 107 - 144.
3. Коммерческое (торговое) право зарубежных стран: Учебник для магистров / Ответственные редакторы В.Ф. Попондопуло, О.А. Макарова. 2-е изд., перераб. и доп. Москва: Юрайт, 2013. 575 с.
4. Лаптева А.М. Инвестиционное право: Учебник для бакалавриата и магистратуры / А.М. Лаптева, О.Ю. Скворцов. Москва: Юрайт, 2019. 534 с.
5. Лебедев К.К. О процентах по денежным обязательствам / К.К. Лебедев // Конкурентное право. 2019. N 4. С. 37 - 40.
6. Международное коммерческое право: Учебник для магистров / Под редакцией В.Ф. Попондопуло. 3-е изд., перераб. и доп. Москва: Юрайт, 2013. 476 с.
7. Международное торговое право: Учебное пособие / Под общей редакцией В.Ф. Попондопуло. Москва: Омега-Л, 2005. 472 с.
8. Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право: Учебник / В.Ф. Попондопуло. 4-е изд., перераб. и доп. Москва: Норма; Инфра-М, 2015. 607 с.
9. Предпринимательское право: Учебник / Ответственный редактор Р.А. Курбанов. Москва: Проспект, 2019. 797 с.
10. Предпринимательское право: Правовое сопровождение бизнеса: Учебник для магистров / Ответственный редактор И.В. Ершова. Москва: Проспект, 2017. 848 с.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


21 октября 2021 г.
Проект Федерального закона № 4768-8 "О внесении изменений в статью 18 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" и статью 7 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса РФ"

Целью законопроекта является защита жилищных прав граждан, проживающих в жилых помещениях (общежитиях или служебных жилых помещениях), принадлежащих ранее организациям, признанным несостоятельными (банкротами). Законопроектом предусматривается система гарантий по сохранению права пользования гражданами такими помещениями, а также их право на приватизацию указанных помещений.




12 октября 2021 г.
Проект федерального закона № 1263425-7 О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Цель законопроекта - комплексное реформирование института несостоятельности (банкротства). Законопроект направлен на расширение практики применения реабилитационных процедур в отношении юридических лиц, повышение гарантий независимости арбитражных управляющих, совершенствование проведения торгов и системы саморегулирования в сфере банкротства




8 октября 2021 г.
Проект Федерального закона № 1262116-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об ипотечных ценных бумагах" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Законопроектом устанавливается правило, что денежные средства, включенные в состав ипотечного покрытия облигаций с ипотечным покрытием, эмитентом которых является ипотечный агент, обязаны находиться на открытом (открытых) эмитентом залоговом счете (залоговых счетах), банковские реквизиты которого (которых) указаны в решении о выпуске облигаций с ипотечным покрытием. При этом такие денежные средства входят в состав ипотечного покрытия в полном объеме.




28 сентября 2021 г.
Проект Федерального закона № 1256483-7 "О финансовых группах и финансовых холдингах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью законопроекта является повышение эффективности контроля рисков на финансовом рынке, обеспечение финансовой стабильности и защиты прав клиентов финансовых организаций. Законопроект предусматривает введение требований к деятельности объединений с участием некредитных финансовых организаций на основе принципов действующего регулирования банковских объединений.




22 сентября 2021 г.
Проект Федерального закона N 1254703-7 "О внесении изменений в статью 39.20 Земельного кодекса Российской Федерации от 25.10.2001 N 136-ФЗ"

Цель законопроекта - повышение вовлечения пустующих земельных участков в хозяйственный оборот, поддержка инициативы субъектов, прежде всего, малого и среднего предпринимательства, привлечение инвестиций, а также увеличение налогооблагаемой базы за счет земельного налога.



В центре внимания:


Инвестиционный контракт: понятие и место в системе договорного права (Лебедев К.К.)

Дата размещения статьи: 13.10.2021

подробнее>>

Инвестиционный законопроект. Новые инструменты стимулирования капиталовложений (Илларионов А.)

Дата размещения статьи: 20.08.2021

подробнее>>

Проблемы кодификации инвестиционного законодательства: финансово-правовой аспект (Акопян О.А.)

Дата размещения статьи: 05.08.2021

подробнее>>

Взаимодействие национально-правового и международно-правового регулирования правовых гарантий иностранных инвесторов (Юлов Д.В.)

Дата размещения статьи: 28.05.2021

подробнее>>

Правовая природа инвестиционных споров и некоторые аспекты процедуры их разрешения инвесторами из стран БРИКС в МЦУИС (Беликова К.М., Ахмадова М.А.)

Дата размещения статьи: 25.12.2020

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2021
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.