Быстрая навигация: Каталог статей > Общие вопросы предпринимательской деятельности > Несостоятельность (банкротство) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей > Судебная практика рассмотрения субординированных требований в процедурах банкротства (Кудинова М.С.)

Судебная практика рассмотрения субординированных требований в процедурах банкротства (Кудинова М.С.)

Дата размещения статьи: 27.11.2021

Президиум Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) 29 января 2020 года утвердил Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (далее - Обзор), в целях обеспечения единообразных подходов к рассмотрению заявлений данной категории кредиторов.

В Обзоре рассматриваются ситуации субординации (понижения очередности) названных требований, что весьма важно для любой процедуры несостоятельности. Одной из главных задач процесса банкротства является максимальное удовлетворение требований кредиторов, очевидно, что субординация позволит соблюсти баланс их интересов.

Статьей 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) урегулирована очередность удовлетворения как требований кредиторов по текущим платежам, так и тех, кто включен в реестр.

Закон о банкротстве исключает возможность удовлетворения требований в индивидуальном порядке и не предусматривает каких-либо преференций. Напротив, расчеты с кредиторами одной очереди основаны на принципах равенства кредиторов, а также очередности и пропорциональности.

Указанные принципы в некоторых случаях имеют свои исключения и отступления. В частности, речь идет о субординированных требованиях аффилированных лиц.

В Обзоре ВС РФ выделяет следующих субъектов требований (далее также - связанный с должником кредитор):

1. Контролирующее должника лицо (руководитель, учредитель, бенефициар).

2. Аффилированное, заинтересованное лицо (статья 19 Закона о банкротстве).

3. Лицо, входящее в одну группу с должником (пункт 4 Обзора).

4. Лица, в совокупности имеющие возможность оказать влияние на должника (пункт 4 Обзора).

О том, кто по общему правилу является контролирующим должника лицом, подробно изложено в пункте 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и пункте 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве, согласно которым необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Следует учитывать также разъяснения ВС РФ, приведенные в Постановлении от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве".

В пункте 3 названного Постановления, в частности, указано следующее.

Осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении и т.п.). Суд устанавливает степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

Если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.

Лицо не может быть признано контролирующим должника только на том основании, что оно состояло в отношениях родства или свойства с членами органов должника, либо ему были переданы полномочия на совершение от имени должника отдельных ординарных сделок, в том числе в рамках обычной хозяйственной деятельности, либо оно замещало должности главного бухгалтера, финансового директора должника (подпункты 1 - 3 пункта 2 статьи 61.10 Закона о банкротстве). Названные лица могут быть признаны контролирующими должника на общих основаниях, в том числе с использованием предусмотренных законодательством о банкротстве презумпций, при этом учитываются преимущества, вытекающие из их положения.

Согласно статье 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (в редакции от 26.07.2006) аффилированные лица - физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Аффилированными лицами юридического лица являются:

- член его совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления, член его коллегиального исполнительного органа, а также лицо, осуществляющее полномочия его единоличного исполнительного органа;

- лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо;

- лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица;

- юридическое лицо, в котором данное юридическое лицо имеет право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица;

- если юридическое лицо является участником финансово-промышленной группы, к его аффилированным лицам также относятся члены советов директоров (наблюдательных советов) или иных коллегиальных органов управления, коллегиальных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы, а также лица, осуществляющие полномочия единоличных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы.

Аффилированными лицами физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, являются:

- лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное физическое лицо;

- юридическое лицо, в котором данное физическое лицо имеет право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица.

Понятие заинтересованных лиц содержится в статье 19 Закона о банкротстве.

Такими лицами признаются, во-первых, лица, которые в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" входят в одну группу лиц с должником, во-вторых, аффилированные лица.

В силу пункта 2 статьи 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику - юридическому лицу признаются:

- руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве или до даты назначения временной администрации финансовой организации (в зависимости от того, какая дата наступила ранее), либо лицо, имеющее или имевшее в течение указанного периода возможность определять действия должника;

- лица, находящиеся с физическими лицами, указанными в абзаце втором данного пункта, в отношениях, определенных пунктом 3 названной статьи;

- лица, признаваемые заинтересованными в совершении должником сделок в соответствии с гражданским законодательством о соответствующих видах юридических лиц.

Заинтересованными лицами по отношению к должнику-гражданину признаются его супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга (пункт 3 статьи 19 Закона о банкротстве).

Согласно части 1 статьи 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам из следующих признаков:

1) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо имеет в силу своего участия в этом хозяйственном обществе (товариществе, хозяйственном партнерстве) либо в соответствии с полномочиями, полученными в том числе на основании письменного соглашения от других лиц, более чем 50 процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства);

2) юридическое лицо и осуществляющие функции единоличного исполнительного органа этого юридического лица физическое лицо или юридическое лицо;

3) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо на основании учредительных документов этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства) или заключенного с этим хозяйственным обществом (товариществом, хозяйственным партнерством) договора вправе давать этому хозяйственному обществу (товариществу, хозяйственному партнерству) обязательные для исполнения указания;

4) юридические лица, в которых более чем 50 процентов количественного состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета, совета фонда) составляют одни и те же физические лица;

5) хозяйственное общество (хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если по предложению такого физического лица или такого юридического лица назначен или избран единоличный исполнительный орган этого хозяйственного общества (хозяйственного партнерства);

6) хозяйственное общество и физическое лицо или юридическое лицо, если по предложению такого физического лица или такого юридического лица избрано более чем 50 процентов количественного состава коллегиального исполнительного органа либо совета директоров (наблюдательного совета) этого хозяйственного общества;

7) физическое лицо, его супруг, родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры;

8) лица, каждое из которых по какому-либо из указанных в пунктах 1 - 7 данной части признаку входит в группу с одним и тем же лицом, а также другие лица, входящие с любым из таких лиц в группу по какому-либо из указанных в пунктах 1 - 7 данной части признаку;

9) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство), физические лица и (или) юридические лица, которые по какому-либо из указанных в пунктах 1 - 8 данной части признаков входят в группу лиц, если такие лица в силу своего совместного участия в этом хозяйственном обществе (товариществе, хозяйственном партнерстве) или в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц, имеют более чем 50 процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства).

"Контролирующие должника лица" не новое понятие для законодательства о банкротстве. А лица, входящие в одну группу с должником или в совокупности имеющие возможность оказать влияние на должника, - это относительное "нововведение" применительно к Обзору.

В соответствии с пунктом 4 Обзора правовые подходы, касающиеся очередности удовлетворения требования контролирующего лица, изложенные в Обзоре, применимы и в ситуации, когда финансирование предоставляется несколькими аффилированными по отношению друг к другу лицами, в отдельности не контролирующими должника, но в совокупности имеющими возможность влиять на должника так же, как контролирующее лицо, если только они не докажут, что у каждого из них были собственные разумные экономические причины предоставления финансирования, отличные от мотивов предоставления компенсационного финансирования, то есть они действовали самостоятельно при отсутствии соглашения между ними, а их поведение не являлось скоординированным (часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Доказывание отнесения кредитора к группе "влияющих" на должника лиц возможно с использованием следующих механизмов.

Во-первых, согласно позиции, изложенной в Определениях Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15.06.2016 N 308-ЭС16-1475, от 13.07.2018 N 308-ЭС18-2197, доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение аффилированности юридической (в частности, принадлежность лиц к одной группе компаний через корпоративное участие), но и фактической.

В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 28.12.2015 N 308-ЭС15-1607 сформулирован вывод: тот факт, что организация не учтена в качестве участника консолидированной группы налогоплательщиков, сам по себе не опровергает фактическую аффилированность, то есть необходимо принимать во внимание степень участия конкретных лиц в хозяйственных обществах.

Второй из механизмов по смыслу абзаца двадцать шестого статьи 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" не исключает доказывания заинтересованности даже в тех случаях, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности. О наличии такого рода аффилированности может свидетельствовать поведение лиц в хозяйственном обороте, в частности заключение между собой сделок и последующее их исполнение на условиях, недоступных обычным (независимым) участникам рынка (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26.05.2017 N 306-ЭС16-20056(6)).

Следовательно, для определения аффилированности необходимо подтвердить, что спорные сделки являлись нестандартными с точки зрения заведенной в гражданском обороте практики поведения.

Итак, если в деле о банкротстве предъявляется требование одного из названных субъектов требований, к нему можно применить подходы, изложенные в Обзоре.

Рассмотрим основные термины, используемые в Обзоре.

Компенсационное финансирование - это финансирование должника в условиях имущественного кризиса, позволяющее должнику продолжать предпринимательскую деятельность (пункт 3.2 Обзора).

Наиболее распространенным способом финансирования должника контролирующими лицами является договор займа. Однако в соответствии с Обзором таким финансированием могут являться и определенные действия, совершаемые контролирующим лицом: отсрочка, рассрочка платежа, отказ от принятия мер к истребованию задолженности, выдача поручительства, предоставление залога или иного обеспечения, приобретение требования контролирующим лицом у независимого кредитора, погашение долга подконтрольного лица перед независимым кредитором.

Таким образом, в соответствии с Обзором формами компенсационного финансирования являются:

- займы (пункт 3.1);

- неистребование долга (пункт 3.2);

- продление срока возврата займа (пункт 3.2);

- выдача поручительства, предоставление залога или иного обеспечения (пункты 5, 6.1);

- частный случай досудебной санации (пункт 10);

- предоставление отсрочки, рассрочки платежа (пункт 3.3);

- покупка требований к должнику (пункт 6.2);

- исполнение обязательств за должника (пункт 6.3).

Данный перечень не является исчерпывающим.

Бенефициарное стремление - стремление контролирующего лица участвовать в распределении возможной будущей прибыли должника (пункты 11 и 13 Обзора).

В статье 2 ГК РФ определено, что предпринимательской деятельностью является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Многочисленная судебная практика оспаривания сделок при банкротстве показывает, что при квалификации сделки как недействительной суд может указать на ее несоответствие целям разумной предпринимательской деятельности, поскольку данная сделка влечет, например, неблагоприятные для общества последствия в виде финансовых потерь и не характерна для обычного делового оборота.

Имущественный кризис - это трудное экономическое положение, при котором в случае объективного банкротства контролирующее лицо принимает на себя риск утраты компенсационного финансирования при попытке его изъятия (пункт 3.1 Обзора).

Данное понятие, как и "объективное банкротство", отсутствует в Законе о банкротстве.

Термин "объективное банкротство" - критический момент, в который должник стал не способен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов, - впервые появился в пункте 4 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве".

 

Каким образом доказать наличие/отсутствие имущественного кризиса? 

Анализ судебной практики показал, что суды принимают во внимание следующее:

а) наличие неисполненного денежного обязательства, на основании которого возбуждено дело о банкротстве (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2020 по делу N А53-41227/2018);

б) сведения из бухгалтерской отчетности (отчета о финансовых результатах), в которых отражен убыток за период, предшествовавший выдаче финансирования (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2021 по делу N А56-2909/2019);

в) положительный баланс активов общества и отсутствие у него признаков неплатежеспособности на момент предоставления займа (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.12.2020 по делу N А40-48600/2019);

г) отсутствие кредиторов у должника, которые впоследствии были бы включены в реестр (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.12.2020 по делу N А40-48600/2019).

Данный список не является исчерпывающим, лица, участвующие в деле о банкротстве, могут использовать предоставленные им процессуальные права для сбора и предъявления необходимых доказательств.

При этом суды отличают имущественный кризис от временных финансовых затруднений.

Например, в Постановлении Пятого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2020 по делу N А51-1042/2019 (оставленном без изменения Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 22.01.2021) сделан вывод, что финансовое состояние должника не свидетельствовало о наличии у него признаков неплатежеспособности, должник испытывал временные финансовые затруднения, при этом должником принимались меры, направленные на их преодоление (в частности, заключение договора передачи полномочий единоличного исполнительного органа с целью сокращения расходов на оплату услуг генерального директора и главного бухгалтера).

При составлении финансового анализа в деле о банкротстве также следует учитывать разъяснения Обзора.

Проведение финансового анализа и подготовка заключения о наличии/отсутствии признаков фиктивного и преднамеренного банкротства (далее - заключение) регламентируется следующими нормативно-правовыми актами:

- Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.06.2003 N 367 "Об утверждении Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа";

- Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 855 "Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства";

- Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.05.2004 N 257 "Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве" (в редакции от 21.07.2017).

Очевидно, что устаревшие постановления не учитывают современные реалии и актуальные обзоры. На наш взгляд, предполагая возможное предъявление к должнику субординированных требований, а также привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, при подготовке финансового анализа и заключения следует обращать внимание на определение момента или периода возникновения у должника как признаков объективного банкротства, так и имущественного кризиса.

Кроме того, кредиторам, как связанным с должником, так и независимым, можно использовать в целях защиты своих прав механизм обращения в арбитражный суд с ходатайством о назначении экспертизы в целях выявления названных моментов/периодов по аналогии с пунктом 2 статьи 34 Закона о банкротстве <1>.

--------------------------------

<1> Более подробно об указанном правовом механизме и анализе судебной практики см.: Апухтин Ю.В., Кудинова М.С. Правовые инструменты защиты прав кредитора в деле о банкротстве // Арбитражные споры. 2020. N 4. С. 76 - 106.

 

Каковы возможные результаты рассмотрения требований связанных с должником кредиторов? 

По итогам рассмотрения требования связанного с должником кредитора суд может вынести отказ в признании требования обоснованным либо, наоборот, удовлетворить заявление, но при этом, во втором случае, возможны следующие варианты:

1) включение в третью очередь реестра требований кредиторов (если нет оснований для понижения очередности);

2) признание требования подлежащим удовлетворению за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов (то есть включение "за реестр");

3) признание требования подлежащим удовлетворению перед распределением ликвидационной квоты.

В таблице приведены условия, при которых удовлетворяется заявление кредитора в каждом из трех вариантов. 

Включение в III очередь реестра (если нет оснований для понижения)

Включение "за реестр"

Удовлетворение перед распределением ликвидационной квоты

- добросовестность кредитора;

- действия кредитора не направлены на уклонение от обязанности по подаче заявления должника;

- действия кредитора не нарушают права и законные интересы иных независимых кредиторов;

- компенсационное финансирование согласовано с мажоритарным кредитором;

- у кредитора нет бенефициарного стремления (пункт 11 Обзора);

- действия по финансированию не направлены на перераспределение рисков при банкротстве.

 

NB! При привлечении к субсидиарной ответственности очередность может быть понижена

- компенсационное финансирование в условиях имущественного кризиса (пункт 3.1 Обзора);

- компенсационное финансирование не в условиях имущественного кризиса, но впоследствии кредитор не истребовал долг, так как это привело бы к имущественному кризису

- финансирование в условиях имущественного кризиса;

- блокирование возможности независимого кредитора инициировать банкротство должника (пункт 6.3 Обзора);

- отказ от законного механизма увеличения уставного капитала при заведомой невозможности вновь созданного общества вести нормальную предпринимательскую деятельность (пункт 9 Обзора);

- мнимость сделки.

 

NB! В этом случае кредитор все равно имеет определенные права в деле о банкротстве (пункт 14 Обзора)

Как указано в пункте 2 Обзора, сама по себе выдача контролирующим лицом денежных средств подконтрольному обществу посредством заключения с ним договора займа не свидетельствует о том, что обязательство по возврату полученной суммы вытекает из участия в уставном капитале (абзац восьмой статьи 2 Закона о банкротстве). Действующее законодательство о банкротстве не содержит положений о безусловном понижении очередности удовлетворения некорпоративных требований кредиторов, относящихся к числу контролирующих должника лиц. Если внутреннее финансирование с использованием конструкции договора займа осуществляется добросовестно, не направлено на уклонение от исполнения обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве и не нарушает права и законные интересы иных лиц - других кредиторов должника, не имеется оснований для понижения очередности удовлетворения требования, основанного на таком финансировании.

Таким образом, определяющими факторами для установления наличия/отсутствия оснований для понижения очередности требования являются добросовестность действий кредитора при выдаче финансирования и наличие/отсутствие имущественного кризиса у должника.

Об имущественном кризисе подробно было изложено выше. Что же касается добросовестности действий связанного с должником кредитора, то при рассмотрении требований суды исходят из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Положения указанной нормы предполагают недобросовестное поведение (злоупотребление) правом обеих сторон сделки, а также осуществление права исключительно с намерением причинить вред другому лицу или с намерением реализовать иной противоправный интерес, не совпадающий с обычным хозяйственным (финансовым) интересом сделок такого рода.

Следовательно, для квалификации сделки как совершенной со злоупотреблением правом в дело должны быть представлены доказательства того, что стороны имели умысел на реализацию какой-либо противоправной цели. При этом такими целями могут быть:

- создание искусственной кредиторской задолженности в целях контроля над процедурой банкротства и/или уменьшения голосов независимых кредиторов;

- распределение конкурсной массы в пользу "дружественного" кредитора;

- распределение денежных средств между аффилированными лицами в обход корпоративных процедур;

- блокирование права независимого кредитора на инициацию процедуры банкротства должника;

- и иные.

В Обзоре приведены случаи, когда очередность требования контролирующего лица не подлежит понижению, общим основанием в которых прежде всего является то, что действиями данного лица не были нарушены права и законные интересы миноритарных кредиторов и контролирующее должника лицо при этом не отклоняется от стандарта поведения, предусмотренного пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

К подобным случаям возможно отнести следующие:

- предоставление финансирования лицом, контролирующим должника, в условиях кризиса последнего, обусловленное наличием соглашения заимодавца с не связанным с должником мажоритарным кредитором, при условии что данным соглашением не были нарушены права и законные интересы миноритарных кредиторов, не участвовавших в этом соглашении (пункт 10 Обзора);

- у кредитора нет бенефициарного стремления, то есть он не преследует цель участия в распределении всей потенциальной прибыли должника, заранее не определимой и неограниченной (пункт 11 Обзора).

При рассмотрении данной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между аффилированным лицом и должником, цели и экономическую целесообразность сделки. Для установления воли сторон оценке подлежит вся совокупность их отношений, в том числе содержание и цель заключения спорного договора, предшествующее и последующее поведение участников сделки.

Согласно Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14.08.2020 N 308-ЭС19-9133(15) если стороны рассматриваемого дела являются аффилированными лицами, то к требованию истца должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве, поскольку общность экономических интересов в том числе повышает вероятность представления кредитором внешне безупречных доказательств исполнения по существу фиктивной сделки с противоправной целью последующего распределения конкурсной массы в пользу "дружественного" кредитора и уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю кредиторов независимых (Определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26.05.2017 N 306-ЭС16-20056(6), от 11.09.2017 N 301-ЭС17-4784), что не отвечает стандартам добросовестного осуществления прав. При этом наличия в действиях стороны злоупотребления правом уже самого по себе достаточно для отказа во взыскании долга (статья 10 ГК РФ, абзац четвертый пункта 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Кроме того, по смыслу позиций, изложенных в Определениях Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14.02.2019 N 305-ЭС18-17629, от 28.03.2019 N 305-ЭС18-17629(2), от 26.05.2017 N 306-ЭС16-20056(6), при рассмотрении требований аффилированных кредиторов судам надлежит подробным образом исследовать доводы возражений относительно использования схем формирования искусственной задолженности.

В пункте 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 35) даны разъяснения, согласно которым в силу пунктов 3 - 5 статьи 71 и пунктов 3 - 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором - с другой. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

В условиях банкротства должника и конкуренции его кредиторов для предотвращения необоснованных требований к должнику и нарушений тем самым прав его кредиторов к доказыванию обстоятельств возникновения задолженности должника-банкрота предъявляются повышенные требования (пункт 26 Постановления Пленума ВАС РФ N 35, пункт 13 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 года (далее - Обзор дел с участием уполномоченных органов от 20.12.2016)).

В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.09.2017 N 309-ЭС17-344(2) указано: "Конкурирующий кредитор, как правило, не является стороной сделки или участником иных правоотношений, положенных в основу требований к должнику, в силу чего объективно ограничен в возможности доказывания необоснованности требования другого кредитора. Следовательно, предъявление к нему высокого стандарта доказывания привело бы к неравенству кредиторов. В случае наличия возражений конкурирующего кредитора на требования о включении в реестр и представлении в суд прямых или косвенных доказательств, подтверждающих существенность сомнений в наличии долга, на заявившее требование лицо возлагается бремя опровержения этих сомнений. При этом заявителю требований не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно он должен обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником". Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13.05.2014 N 1446/14, в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 05.02.2017 N 305-ЭС17-14948.

Судебное исследование обстоятельств возникновения долга должно отличаться большей глубиной и широтой по сравнению с обычным спором, тем более если на такие обстоятельства указывают лица, участвующие в деле (Постановления Арбитражного суда Московского округа от 08.11.2018 и от 16.10.2018 по делу N А40-80929/2017).

Учитывая изложенное, при заявлении потенциально субординированного требования кредитору нужно быть готовым представить большой объем доказательств как в обоснование наличия задолженности, так и отсутствия оснований для понижения очередности удовлетворения требования.

Следует учитывать, что при оценке доводов о пороках сделки суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов установленным законом формальным требованиям. Необходимо принимать во внимание и иные доказательства, в том числе об экономических, физических, организационных возможностях кредитора или должника осуществить спорную сделку. Формальное составление документов об исполнении сделки не исключает ее мнимость (пункт 86 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Бремя опровержения доводов о фиктивности сделки лежит на лицах, ее заключивших, поскольку в рамках спорного правоотношения они объективно обладают большим объемом информации и доказательств, чем другие кредиторы. Предоставление дополнительного обоснования не должно составлять для них какой-либо сложности (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 23.07.2018 N 305-ЭС18-3009).

При этом не связанный с должником кредитор может представить косвенные доказательства в противовес минимальному комплекту документов связанного кредитора (пункт 1 Обзора).

При рассмотрении требований связанных с должником кредиторов доказыванию и, соответственно, опровержению подлежат следующие обстоятельства:

а) наличие/отсутствие общности экономических интересов;

б) наличие/отсутствие скоординированного поведения группы;

в) наличие/отсутствие свободного перемещения денежных средств внутри группы лиц (пункт 5 Обзора);

г) наличие/отсутствие экономических мотивов выбора конструкции финансирования;

д) обусловленность/необусловленность сделки объективными особенностями рынка товаров, работ, услуг (пункт 3.3 Обзора).

Например, Арбитражный суд Дальневосточного округа в Постановлении от 11.01.2021 по делу N А73-13766/2019 обратил внимание на модель организации бизнеса между аффилированными компаниями, указав, что при такой стратегии маневрирования материальными и финансовыми ресурсами между материнской и дочерней компаниями исследованию подлежал вопрос о самостоятельности должника на соответствующем рынке услуг, в частности о наличии у него финансовой возможности производить расчеты с обществом за полученные строительные материалы, а также поддерживать нормальную хозяйственную деятельность при проведении строительных работ до оплаты этих работ обществом как генподрядчиком за счет доходов (прибыли), полученных от собственной производственной деятельности, а не за счет финансирования обществом в рамках договора субподряда.

Как уже было отмечено, доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение аффилированности юридической, но и фактической.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в Постановлении от 14.04.2021 по делу N А82-6323/2019 отметил нестандартное поведение лица в рамках гражданского оборота, которое может иметь место только в случае аффилированности лиц, - поставка товара без получения платы, непредъявление требования об оплате задолженности.

 

Какие права имеет "пониженный" кредитор? 

Понижение очередности погашения требования лица, контролирующего должника, вызвано исключительно отнесением на него риска предоставления компенсационного финансирования. В связи с этим требование такого лица удовлетворяется на основании пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, пункта 1 статьи 2 ГК РФ в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты, и оно в силу пункта 1 статьи 12 Закона о банкротстве не имеет права голоса на собраниях кредиторов.

Однако, несмотря на более низкую вероятность получить реальное исполнение в процедуре банкротства, у данного лица сохраняется материальное требование к должнику, не являющееся корпоративным. Поэтому с процессуальной точки зрения такой кредитор имеет все права, предоставляемые участвующему в деле о банкротстве лицу (статья 34 Закона о банкротстве). Так, в частности, он вправе участвовать в судебных заседаниях по делу о банкротстве, обжаловать принятые по этому делу судебные акты, заявлять возражения против требований кредиторов, подавать жалобы на действия арбитражного управляющего, участвовать в собраниях кредиторов без права голоса и т.д. (пункт 12 Обзора).

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 56 Постановления Пленума ВАС РФ N 35, суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости у суда имеются существенные и обоснованные сомнения.

Названная правовая позиция получила свое органическое развитие в пункте 27.1 Обзора дел с участием уполномоченных органов от 20.12.2016, где указано, что при подаче заявления как должником, так и его аффилированным лицом кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора.

Равным образом на этой же идее о необходимости обеспечения независимости и беспристрастности в работе арбитражного управляющего базируется и разъяснение пункта 12 Обзора, согласно которому голоса контролирующих должника лиц не учитываются на собрании кредиторов при определении кандидатуры арбитражного управляющего.

На первый взгляд, правило о сохранении кандидатуры управляющего, предложенной первым заявителем, и перечисленные выше разъяснения могут быть квалифицированы как противоречащие друг другу. Однако такое понимание сочетания имеющихся в правоприменительной практике правовых позиций было бы ошибочным. Напротив, разъяснения, направленные на обеспечение независимости и беспристрастности арбитражного управляющего, требуют содержательного анализа взаимоотношений сторон и потому должны рассматриваться как дополняющие правило пункта 27 Обзора дел с участием уполномоченных органов от 20.12.2016, которое по своей природе является формальным и не предполагает учет контекста таких взаимоотношений.

Из приведенных суждений следует, что обычно назначается управляющий, предложенный первым заявителем. Однако если у суда имеются разумные подозрения в его независимости, то суд всегда имеет право затребовать кандидатуру другого управляющего (в том числе посредством случайного выбора). Поскольку законом вопрос об утверждении управляющего отнесен к компетенции суда, то суд не может быть связан при принятии соответствующего решения исключительно волей кредиторов (как при возбуждении дела, так и впоследствии).

 

Какие риски имеются у кредитора, предъявляющего субординированное требование? 

Действия, направленные на необоснованное повышение очередности удовлетворения требования, эту очередность не изменяют (пункт 7 Обзора).

Приобретение независимым лицом прав требований, которые по сути являются компенсационным финансированием, существо обязательства не меняет. Такое требование подлежит рассмотрению в соответствии с принципами, изложенными в Обзоре.

Как разъяснено в абзаце втором пункта 4 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 54 "О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки", первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам. Вместе с тем на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора.

Таким образом, у независимых кредиторов имеются риски понижения в реестре в случае приобретения прав требования к должнику у связанных с должником лиц.

Наличие вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего задолженность, не освобождает арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, от обязанности определить очередность удовлетворения требования, основанного на этой задолженности (пункт 3.1 Обзора).

Подтверждение в судебном порядке существования долга ответчика перед истцом хотя и предоставляет последнему право на принудительное исполнение, само по себе правовую природу (существо и основание возникновения) задолженности не меняет. Само по себе наличие вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего сумму долга, не освобождает арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, от обязанности определить очередность удовлетворения данного требования (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 01.11.2019 N 307-ЭС19-10177(2,3), Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2021 по делу N А60-13394/2020).

Если же независимый кредитор полагает, что при вынесении судебного акта в пользу связанного с должником лица были допущены нарушения норм материального и/или процессуального права, то он может защитить свои права, используя механизм, указанный в пункте 24 Постановления Пленума ВАС РФ N 35. Данная норма предоставляет право обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование конкурсного кредитора.

Названный механизм обеспечивает право на справедливое судебное разбирательство в целях наиболее полной его реализации и подразумевает наличие у лица, обращающегося с соответствующей жалобой по делу, в котором оно до этого не принимало участия, права представить новые доказательства и заявить новые доводы в обоснование своей позиции по спору <2>.

--------------------------------

<2> Более подробно об использовании этого правового механизма см.: Апухтин Ю.В., Кудинова М.С. Указ. соч. 

Если после включения требования контролирующего должника лица в реестр это контролирующее лицо было привлечено к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов, очередность удовлетворения его требования может быть понижена (пункт 8 Обзора).

ВС РФ в пункте 8 Обзора указал: "Если в возникновении невозможности исполнения по причине банкротства виноват кредитор, он лишается права требовать возврата той части своего предоставления, которая покрывает убытки должника (пункт 1 статьи 6, пункт 4 статьи 401, статьи 404, 406 и пункт 2 статьи 416 ГК РФ).

Следовательно, если контролирующее лицо виновными действиями создало ситуацию банкротства, то есть ситуацию, при которой полное исполнение обязательств как перед ним, так и перед другими кредиторами стало невозможно и кредиторы получат лишь часть от причитающегося, такое контролирующее лицо несет риск возникшего неисполнения. Оно не вправе полагаться на то, что при банкротстве последствия его виновных действий будут относиться не только на него, но и на других кредиторов, а значит, контролирующее лицо не может получить удовлетворение в той же очередности, что и независимые кредиторы".

То есть в случае привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов у конкурсных кредиторов, арбитражного управляющего появляется право на пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта о включении требования такого лица в реестр требований кредиторов с целью понижения очередности его требования.

В одном из дел конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об исключении из реестра требований кредиторов должника требования привлеченного к субсидиарной ответственности лица - общества.

Не установив обстоятельств, создающих правовые основания для исключения из реестра требований кредиторов должника требований общества, суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления.

Апелляционный суд, отменив определение суда первой инстанции и направив спор на новое рассмотрение, обоснованно руководствовался правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, указавшего, что право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, позволяющих реализовать его в полном объеме, а правосудие, которое в Российской Федерации осуществляется только судом, по своей сути может признаваться таковым, лишь если оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах; эффективный судебный контроль может быть как предварительным, так и последующим. В рамках указанных конституционных гарантий суд при рассмотрении дела обязан исследовать по существу его фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы; иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным (пункт 2.3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 06.10.2015 N 2317-О).

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что институциональные и процедурные условия осуществления процессуальных прав должны отвечать требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, в том числе оптимизировать сроки рассмотрения дел, и в результате - обеспечивать справедливость судебного решения, без чего недостижим баланс публично-правовых и частноправовых интересов; принцип процессуальной экономии позволяет избежать неоправданного использования временных, финансовых и кадровых ресурсов органов судебной власти государства в ходе рассмотрения дела; при этом процедуры, учитывающие данный принцип, имеют значение не столько с точки зрения рационального расходования публичных ресурсов, сколько с точки зрения создания условий для скорейшего предоставления лицам, участвующим в деле, судебной защиты, своевременность осуществления которой может оказаться не менее значимой, чем сама возможность ее получения (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.2007 N 2-П, от 19.03.2010 N 7-П, от 30.11.2012 N 29-П, от 20.10.2015 N 27-П).

Проанализировав рассматриваемое заявление, суд апелляционной инстанции констатировал, что из заявления конкурсного управляющего следует и судом первой инстанции установлено, что данное требование фактически направлено на пересмотр судебного акта о включении требования в реестр требований кредиторов должника; апелляционный суд справедливо указал, что, выявив направленность воли конкурсного управляющего, арбитражный суд первой инстанции должен был самостоятельно применить надлежащие правовые процедуры для разрешения изложенного в заявлении требования.

Формальный подход, занятый судом первой инстанции, привел к принятию судебного акта, не соответствующего задачам и смыслу арбитражного судопроизводства, установленным статьей 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; такой подход не обеспечивает разрешение спора, определенность в отношениях сторон, соблюдение баланса их интересов, не способствует максимально эффективной защите прав и интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве.

При таких обстоятельствах, с учетом того, что полномочия по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов суда первой инстанции по новым или вновь открывшимся обстоятельствам принадлежат исключительно суду первой инстанции, апелляционный суд направил обособленный спор на новое рассмотрение в арбитражный суд (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.02.2021 по делу N А82-17211/2009, Определением ВС РФ от 15.04.2021 N 301-ЭС19-17998(7) отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления).

Кредитор, очередность удовлетворения требования которого понижена, не участвует в выборе кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации арбитражных управляющих (пункт 12 Обзора).

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 19.12.2005 N 12-П гарантом обеспечения баланса интересов участников дела о банкротстве является непосредственно арбитражный управляющий, утверждаемый арбитражным судом в порядке, установленном статьей 45 Закона о банкротстве, и для проведения процедур банкротства наделяемый полномочиями, которые в значительной степени носят публично-правовой характер.

Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 20.2 Закона о банкротстве одним из оснований, по которому арбитражный управляющий не может быть утвержден конкурсным управляющим, является заинтересованность арбитражного управляющего по отношению к должнику и его кредиторам.

Поскольку по общему правилу контролирующее должника лицо и аффилированные с должником лица имеют общий с должником интерес, отличный от интереса независимых кредиторов, учет их голосов при последующем выборе кандидатуры арбитражного управляющего (саморегулируемой организации) приводит к тому, что установленный действующим правовым регулированием механизм предотвращения потенциального конфликта интересов не достигает своей цели.

В силу правовой позиции, отраженной в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 05.04.2018 N 307-ЭС17-1676(3), должник не может контролировать собственное банкротство.

По смыслу приведенных в Обзоре разъяснений ВС РФ целью такого ограничения является недопущение участия контролирующих должника лиц, в том числе через подконтрольных аффилированных лиц, в определении кандидатуры арбитражного управляющего.

Судебная практика по рассмотрению субординированных требований продолжает формироваться. Однако уже становится очевидным, что защита прав как независимых кредиторов, так и добросовестных связанных с должником лиц сопряжена с определенными судебными издержками для сбора необходимых доказательств (например, экономическая экспертиза).

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


29 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 48749-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью законопроекта является защита прав заемщиков по договору потребительского кредита (займа). В соответствии с указанной целью, законопроект направлен на совершенствование порядка расчета полной стоимости потребительского кредита, касающегося максимально точной оценки расходов заемщика, которые связанны с получением потребительского кредита.




25 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 46071-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

В связи с тем, что деятельность платежных агентов сконцентрирована в социально значимых сегментах рынка платежных услуг, законопроектом устанавливаются расширенные требования к лицам, осуществляющим деятельность по приему платежей физических лиц. Также Банк России наделяется полномочиями по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью операторов по приему платежей.




20 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 42326-8 "О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Целью законопроекта является недопущение заключения сделок, влекущих отчуждение собственниками общего долевого имущества, в результате которых не выделенная в натуре доля в праве на неделимый объект собственности переходит к посторонним лицам в нарушение прав и законных интересов совладельцев.




10 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 36447-8 "О внесении изменений в часть 4 статьи 15.5 ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Законопроект обращен на урегулирование отношений, связанных с открытием счетов эскроу. В целях исключения давления со стороны застройщика на участников строительства и урегулирования отношений предлагается уточнить в Законе № 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве..." норму о сроке условного депонирования.




3 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 29564-8 "О внесении изменения в Федеральный закон "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является создание правовой базы для деятельности информсистемы информационных ресурсов агропромышленного комплекса, которая дозволит обеспечить перевод в электронный вид, убыстрение процессов получения и увеличение эффективности мер госпомощи в сфере сельхозпроизводства, также сокращение издержек сельскохозяйственных производителей товаров на представление отчетности и её перевод в электронный вид.



В центре внимания:


Ответственность за неподачу заявления о банкротстве (новеллы законодательства о банкротстве и актуальные нормы корпоративного права) (Пирогова Е.С., Жукова Ю.Д.)

Дата размещения статьи: 10.01.2022

подробнее>>

Судебная компетенция при трансграничном банкротстве (Бараданченкова Н.Е.)

Дата размещения статьи: 24.12.2021

подробнее>>

Трансграничное банкротство и параллельные разбирательства (Долганичев В.В.)

Дата размещения статьи: 22.12.2021

подробнее>>

Как не пропустить свое и чужое банкротство (Некрасов А.)

Дата размещения статьи: 09.12.2021

подробнее>>

О возможности признания контролирующим должника лицом юрисконсультов, консультантов по правовым вопросам и адвокатов с целью их привлечения к субсидиарной ответственности в рамках процедуры банкротства (Ходаковский А.П.)

Дата размещения статьи: 09.12.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2022
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.