Быстрая навигация: Каталог статей > Отдельные виды предпринимательской деятельности > Поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд (госзакупки). Федеральная контрактная система > Об основаниях освобождения от гражданско-правовой ответственности в сфере государственных закупок (Богдан В.Г.)

Об основаниях освобождения от гражданско-правовой ответственности в сфере государственных закупок (Богдан В.Г.)

Дата размещения статьи: 10.01.2022

Гражданско-правовая ответственность - это своеобразная реакция на поведение субъектов гражданских правоотношений, не согласующееся с нормами гражданского права. 

Привлечение к ответственности различных субъектов гражданско-правовых отношений - достаточно серьезное явление в процессе осуществления ими своей деятельности, но не менее актуальными представляются и вопросы освобождения от ответственности. Тем более что данной теме в последние годы уделяется крайне мало внимания. Есть много публикаций о привлечении к различным видам ответственности, значительно меньше - об освобождении от уголовной и административной ответственности. А вот об освобождении от ответственности гражданско-правовой, особенно в системе государственных закупок, исследований практически нет.

Освобождение от гражданско-правовой ответственности - это безусловное и окончательное избавление от обязанности претерпевать меры ответственности за совершенное, имеющее необходимые элементы состава гражданское правонарушение в связи с нецелесообразностью привлечения к ответственности по основаниям, предусмотренным законом. В то время как исключение гражданско-правовой ответственности - это избавление от привлечения к ответственности в связи с отсутствием в деянии лица одного или нескольких элементов (условий) состава конкретного гражданского правонарушения.

Гражданским законодательством оговорены условия, при которых стороны договорных отношений освобождаются от гражданско-правовой ответственности.

Одним из самых распространенных на практике обстоятельств, освобождающих субъектов государственного контракта от гражданско-правовой ответственности, является так называемый "случай", а именно обстоятельства, при которых лицо приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям гражданского оборота. В научной литературе по данному поводу вполне обоснованно указывается, что при исследовании правовых аспектов такого явления, как случай, необходимо учитывать некоторые его особенности <1>.

--------------------------------

<1> Каменков В.С., Каменков А.В. Основания освобождения от гражданско-правовой ответственности // Бюллетень нотариальной практики. 2007. N 4.

 

Во-первых, случай - это обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии вины определенного субъекта гражданско-правовых отношении, а не отсутствие чьей-либо вины как таковой, поскольку если чья-либо вина отсутствует вовсе, то целесообразнее будет вести речь о таком явлении, как непреодолимая сила (стихийные бедствия и пр.).

Во-вторых, случай всегда непредвиден. Однако в отличие от непреодолимой силы, случай характеризуется таким признаком, как субъективная предотвратимость. Это означает, что если бы у конкретного участника договорных отношений была бы возможность знать о вероятности наступления негативного результата действия того или иного фактора, то причиненный фактически вред мог бы быть предотвращен <2>.

--------------------------------

<2> Там же.

 

Например, 22 августа 2006 г. на территории Украины потерпел катастрофу пассажирский лайнер Ту-154 "Пулковских авиалиний", следовавший маршрутом Анапа - Санкт-Петербург, на борту которого находилось 170 человек. Все они погибли. Специалисты, проводившие расследование, пришли к выводу, что причиной авиакатастрофы стали неправильные действия экипажа при попытке обойти грозовой фронт над территорией Донецкой области. Родственники погибших обратились в суд с исками, обращенными к авиакомпании. Не получив удовлетворительной компенсации, некоторые из них направили жалобы в Европейский суд по правам человека, который отказал в удовлетворении исковых требований.

Специалисты Санкт-Петербургского гидрометеорологического университета, завершив исследование синоптической ситуации, сделали заключение, в котором, в частности, говорилось: "В районе катастрофы в тот день была зафиксирована мощная, высотой более 12 тыс. метров облачность, сформированная интенсивными восходящими потоками воздуха. Кроме того, отмечалась и необычно высокая для верхних слоев атмосферы температура - обычно на высоте 12 тыс. м бывает -50... -54 °C, а 22 августа было всего -34 °C". Командир экипажа Ту-154 был хорошо осведомлен о возможных проблемах, так как еще перед вылетом синоптики предупредили его об осложнении метеоусловий на маршруте, а затем несколько раз передавали экипажу метеосводки по радиосвязи. Однако пилоты, проигнорировав предупреждения, решили пролететь над грозой, тем самым они пошли на явный риск. Командир экипажа должен был и мог предвидеть последствия своего решения, т.е. авиакатастрофу.

Таким образом, непредотвратимость указанных выше явлений обусловлена не тем, что их нельзя было предвидеть, а тем, что их объективно нельзя было предотвратить.

Общие вопросы ответственности участников гражданско-правовых отношений, и в первую очередь основания для привлечения, определены гл. 25 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В частности, абз. 1 п. 1 ст. 401 ГК РФ сформулировано общее правило, в соответствии с которым субъекты обязательства несут ответственность на началах вины: "Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности", т.е. гражданско-правовая ответственность наступает при наличии вины правонарушителя.

Таким образом, одним из необходимых условий для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности является наличие в его действиях вины (за исключением случаев безвиновной ответственности, предусмотренных, например, ст. 1079 ГК РФ).

На вине, как неотъемлемому элементу состава гражданско-правового деликта, следует остановиться подробнее.

Понимание вины как особого психического отношения правонарушителя к своему противоправному поведению обычно не вызывает затруднений, когда идет речь о вине физических лиц как субъектов гражданских правоотношений. Однако в отношениях по государственным закупкам субъектами выступают, как правило, юридические лица. Юридическое лицо - это своего рода абстракция, фикция, некая неодушевленная субстанция. Поэтому при определении вины юридического лица нередко возникают затруднения.

Гражданско-правовая наука разрешает данную проблему следующим образом.

Особенность статуса юридического лица как абстрактного субъекта права заключается в том, что от его имени в правоотношениях выступают конкретные физические лица. Поэтому многие правоведы считают, что вина юридического лица всегда связана с виной конкретных людей и не может быть ничем иным, и пытаются раскрыть понятие вины юридического лица с позиций обнаружения его "человеческого субстрата" (руководитель, администрация, отдельные должностные лица или рядовые работники, а также трудовой коллектив в целом). По мнению приверженцев данного подхода, вина юридического лица может проявляться в форме вины его органов (п. 1 ст. 53 ГК РФ), вины его участников (п. 2 ст. 53 ГК РФ), вины его работников или должностных лиц, которые не являются органами юридического лица и выполняют свои трудовые функции. М.М. Агарков обосновывал позицию равенства вины юридического лица с виной его органов тем, что подобное общественное образование отвечает за действия тех лиц, которые являются его органами либо представителями <3>.

--------------------------------

<3> Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. II. М., 2002. С. 260 - 262.

 

Данная позиция исходит из теории, согласно которой носителями правосубъектности юридического лица являются его руководящие органы и отдельные должностные лица. Не соглашаясь с таким подходом, Р.Ф. Гарипов <4> отмечает, что современная правоприменительная практика не трактует отсутствие вины руководящих органов в качестве основания для освобождения юридического лица от гражданско-правовой ответственности. Поэтому представляется верной позиция о том, что действия органов юридического лица следует рассматривать как его собственные действия (ст. 53 ГК РФ) и на данном основании юридическое лицо должно нести ответственность за эти действия, как за собственную вину <5>. На том же основании юридическое лицо отвечает за действия своих участников, которые совершены от его имени (п. 2 ст. 53 ГК РФ).

--------------------------------

<4> Гарипов Р.Ф. Деликтоспособность: теоретико-правовые проблемы. Казань, 2009. С. 70 - 71.

<5> Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 194.

 

Существует и другой подход к пониманию вины юридического лица. Этот подход исходит из теории, которая рассматривает юридическое лицо как организованный коллектив, и потому вина юридического лица является виной отдельных его работников или в целом трудового коллектива. Приверженцы данной теории полагают, что правонарушения, связанные с деятельностью конкретного юридического лица, совершают отдельные члены трудового коллектива <6>. Данный подход подкрепляется ссылками на ст. 402 ГК РФ, которая предусматривает, что действия работника должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Закон также возлагает на юридическое лицо внедоговорную ответственность за действия его работников. Критика данного подхода получила свое подкрепление в судебной практике. В частности, позиция Конституционного Суда Российской Федерации заключается в том, что ответственность предприятия наступает при наличии его вины, в том числе, если им не обеспечено выполнение правил соответствующими физическими лицами (конкретными работниками), которые действуют от имени предприятия <7>.

--------------------------------

<6> См., например: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики / 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. С. 123.

<7> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 г. N 244-О "По жалобам граждан А.И. Косика и Т.Ш. Кенчхадзе на нарушение их конституционных прав положениями абз. 6 ст. 6 и абз. 2 ч. 1 ст. 7 Закона Российской Федерации "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2001. N 2.

 

Как справедливо утверждал С.Н. Братусь, обоснование ответственности юридического лица виной его органов в подборе кадров, а также недостаточной организации и руководстве их деятельностью вступает в явное противоречие между теоретическим обоснованием ответственности (что нет вины юридического лица, а есть вина его органов) и практическим выводом (что ответственность несет само юридическое лицо как субъект права). По мнению указанного ученого, основная причина несостоятельности данной концепции заключается в отрицании реальности процесса образования коллективной воли. Ответственность юридического лица не подлежит подмене персональной ответственностью его работников или руководителей. Более того, в тех случаях, когда могут быть обнаружены конкретные работники или должностные лица, виновные в неисполнении либо ненадлежащем исполнении своих обязанностей, они несут ответственность в соответствии с нормами трудового, административного или уголовного права <8>. Привлечение указанных физических лиц к ответственности никоим образом не освобождает от гражданско-правовой ответственности само юридическое лицо.

--------------------------------

<8> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М.: Городец, 2001. 208 с.

 

Таким образом, вина юридического лица, являющегося стороной государственного контракта на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд, проистекает из вины работников данной организации и влечет за собой ответственность юридического лица за действия своих работников, как за собственную вину. Аналогичным образом юридическое лицо несет гражданско-правовую ответственность за виновные действия своих участников, которые совершены от его имени.

Вместе с тем в цивилистической литературе делается вывод о том, что Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон о контрактной системе) предусматривает повышенную, безвиновную ответственность за нарушение договорного обязательства и поставщика, и государства <9>. В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ такая повышенная ответственность установлена в отношении лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, т.е. коллективного или индивидуального предпринимателя.

--------------------------------

<9> Андреева Л.В. Государственные закупки в России: правовое регулирование и меры по его совершенствованию: Монография / Л.В. Андреева. Москва: Проспект, 2019; Спичак В.Н. Ответственность сторон при поставке товаров для государственных нужд // Социально-экономическое развитие в регионе: Сборник научных трудов. Иркутск: Изд. БГУП, 2009. С. 236.

 

Исходя из смысла ч. 5 - 8 ст. 34 Закона о контрактной системе стороны государственного контракта несут безвиновную ответственность в виде взыскания неустойки за просрочку исполнения обязательств по контракту. При этом заказчик и исполнитель освобождаются от уплаты неустойки (штрафа, пеней), если докажут, что просрочка исполнения обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны.

Возникает правовая проблема: какая норма права (ГК РФ или Закона о контрактной системе) должна применяться при взыскании неустойки с органов государственной власти и бюджетных учреждений (государственных заказчиков) за просрочку оплаты по государственным (муниципальным) контрактам, которая имеет особую актуальность в условиях дефицита бюджетного финансирования (в случаях, предусмотренных п. 6 ст. 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

В правоприменительной практике данная категория споров вызывает много вопросов и затруднений. Анализ рассматриваемой категории дел, проведенный Е.А. Цатурян <10>, показывает, что арбитражные суды в большинстве случаев применяют к такого рода спорным правоотношениям норму п. 1 ст. 401 ГК РФ и отказывают исполнителям во взыскании неустойки с госзаказчиков.

--------------------------------

<10> Цатурян Е.А. Государственный контракт в гражданском праве России: проблемы теории и практики: монография. Москва: Статут, 2020. 224 с.

 

В подтверждение данной правовой позиции сошлемся на ряд дел, рассмотренных арбитражными судами в разное время.

1. Университет обратился в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к министерству о взыскании неустойки по госконтракту. Суд, основываясь на том, что министерство представило в казначейство платежные документы, но оплата не была произведена в установленные договором сроки в связи с неравномерным поступлением денежных средств в бюджет, посчитал, что вины министерства в допущенной просрочке исполнения обязательства нет.

Учитывая это обстоятельство и основываясь на п. 1 ст. 401 ГК РФ, суд отказал во взыскании неустойки <11>.

--------------------------------

<11> См.: решение Арбитражного суда Московской области от 24.09.2009 по делу N А41-25072/9.

 

2. Общество обратилось в суд с требованием о взыскании с госзаказчика неустойки за просрочку оплаты по госконтракту. Суд отказал в удовлетворении требования о взыскании неустойки со ссылкой на нормы ст. 401 ГК РФ ввиду отсутствия вины ответчика, поскольку ответчику не поступили из бюджета денежные средства <12>.

--------------------------------

<12> См.: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2010 по делу N А41-25092/09.

 

3. Арбитражный суд Западно-Сибирского округа поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии вины учреждения в просрочке исполнения обязательств по контрактам, что является основанием для освобождения учреждения от уплаты неустойки <13>.

--------------------------------

<13> См.: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29.04.2015 N Ф04-17360/15 по делу N А70-3494/2014.

 

4. По другому делу общество обратилось в арбитражный суд о взыскании неустойки за просрочку оплаты электроэнергии, поставленной по государственному контракту. Государственный заказчик указал на отсутствие своей вины в просрочке оплаты долга; причиной несвоевременной оплаты потребленной электрической энергии является недофинансирование собственником расходов на оплату коммунальных платежей.

Суд не принял доводы государственного заказчика об отсутствии его вины в просрочке уплаты, поэтому недофинансирование учреждения со стороны собственника его имущества само по себе не может служить обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии вины учреждения, и, следовательно, основанием для освобождения его от ответственности на основании п. 1 ст. 401 ГК РФ. Таким образом, суд не применил норму Закона о контрактной системе, а воспользовался разъяснением положений ст. 401 ГК РФ <14>. Аналогичные выводы содержатся в постановлениях иных окружных судов <15>.

--------------------------------

<14> См.: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.07.2015 N Ф01-2297/15 по делу N А38-4732/2014.

<15> См.: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 06.08.2015 N Ф06-26176/15 по делу N А12-43662/2014; Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.12.2015 N Ф07-2725/15 по делу N А56-79903/2014; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.09.2015 N Ф08-6790/15 по делу N А53-11519/2014; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.10.2014 N Ф05-10778/14 по делу N А40-128400/13.

 

5. Кассационная инстанция при рассмотрении требования о взыскании неустойки по государственному контракту указала, что подлежат применению нормы § 1, 3, 4 гл. 30 ГК РФ, общие положения ГК РФ об обязательствах, а также нормы Закона о контрактной системе <16>.

--------------------------------

<16> См.: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 17.08.2015 N Ф03-2749/15 по делу N А51-30453/2014.

 

6. В другом деле суд отметил, что согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Таким образом, к взаимоотношениям сторон по государственному контракту подлежат применению положения Закона о контрактной системе.

Нормами названного Закона предусмотрены специальные основания ответственности и специальные основания освобождения от ответственности, в частности заказчик освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пеней), если докажет, что просрочка исполнения указанного обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны <17>.

--------------------------------

<17> См.: Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2014 N 07АП-9488/14 по делу N А03-8596/2014.

 

7. Возможность применения института неустойки предусмотрена не только ГК РФ, но и п. 5 ст. 34 Закона о контрактной системе. Частью 9 ст. 34 Закона о контрактной системе установлены специальные основания освобождения стороны контракта от ответственности по контракту, отличные от общих оснований ответственности, согласно ст. 401 ГК РФ <18>.

--------------------------------

<18> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18.08.2017 N Ф08-5216/17 по делу N А32-13189/2016.

 

8. Рассмотрев дело, суд Восточно-Сибирского округа пришел к выводу, что госзаказчик не отвечает за просрочку оплаты из-за отсутствия финансирования, поскольку установлено, что просрочка оплаты выполненных работ вызвана отсутствием бюджетных ассигнований, при этом ответчик не несет ответственности при отсутствии бюджетного финансирования государственного бюджетного учреждения <19>.

--------------------------------

<19> См.: Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 07.02.2018 N Ф02-7506/17 по делу N А33-771/2017.

 

Приведенные судебные дела наглядно показывают, как со временем менялось отношение судов к спорам по взысканию неустойки с государственных заказчиков, от полного отречения до установления разумного баланса интересов сторон.

Но общее правило об ответственности на началах вины, предусмотренное ст. 401 ГК РФ, носит диспозитивный характер, законом или договором могут быть предусмотрены иные основания гражданско-правовой ответственности.

Частью 9 ст. 34 Закона о контрактной системе установлены специальные основания освобождения стороны контракта от ответственности, отличные от общих оснований ответственности согласно ст. 401 ГК РФ, и данная норма права носит императивный характер.

В силу указанной нормы Закона о контрактной системе сторона освобождается от уплаты неустойки, если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны, при этом не содержит для госзаказчика такого основания для освобождения от уплаты неустойки, как отсутствие вины.

Таким образом, в силу специального законодательства госзаказчик должен уплатить неустойку не в зависимости от наличия или отсутствия его вины в просрочке оплаты, а в том случае, если не докажет, что просрочка исполнения произошла вследствие наличия одного из двух обстоятельств:

1) действия непреодолимой силы или

2) вины другой стороны.

Остановимся подробнее на каждом из них.

Что касается такого основания освобождения от гражданско-правовой ответственности, как непреодолимая сила, то ГК РФ в п. 3 ст. 401 определяет это понятие как чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. При этом к обстоятельствам непреодолимой силы ГК РФ не относит такие обстоятельства, как нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, а также отсутствие у должника необходимых денежных средств.

В условиях распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19 в 2020 - 2021 годах Президиумом Верховного Суда Российской Федерации разъяснены отдельные вопросы, заслуживающие внимания, в контексте рассматриваемой темы.

В частности, определено, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

Как правильно отмечает О.А. Беляева, "непреодолимая сила" - понятие оценочное <20>.

--------------------------------

<20> Беляева О.А. Антивирусная трансформация регулирования публичных закупок. Трансформация моделей правового регулирования объектов инновационной инфраструктуры в современном праве: российский и зарубежный опыт: монография / под общ. ред. В.В. Блажеева, М.А. Егоровой. Москва: Проспект, 2021. 592 с.

 

На практике исполнители зачастую подвержены соблазну использовать сложившиеся непредвиденные обстоятельства в целях получения выгоды в виде изменения срока исполнения обязательств или отказа от уплаты штрафных санкций. В свою очередь, заказчики подвержены риску признания тех или иных обстоятельств, заявленных исполнителем, в качестве чрезвычайных и непредвиденных, как необоснованными. Отсутствие четких критериев вынуждает стороны решать указанные вопросы в судебных инстанциях.

Вместе с тем высшая судебная инстанция дала разъяснения и на эту тему, а именно, если иное не установлено законами, для освобождения от ответственности за неисполнение своих обязательств сторона должна доказать:

а) наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;

б) наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;

в) непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;

г) добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

При рассмотрении вопроса об освобождении от ответственности вследствие обстоятельств непреодолимой силы могут приниматься во внимание соответствующие документы (заключения, свидетельства), подтверждающие наличие обстоятельств непреодолимой силы, выданные уполномоченными на то органами или организациями.

Если указанные выше обстоятельства, за которые не отвечает ни одна из сторон обязательства и/или принятие актов органов государственной власти или местного самоуправления привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый) характер, данное обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании ст. 416 и 417 ГК РФ.

В настоящее время распространение новой коронавирусной инфекции COVID-19 в значительной мере утратило свойства обстоятельств - непреодолимой силы, поскольку экономика и правовое регулирование уже перестроились на работу в новых условиях. Кроме того, такой важнейший и неотъемлемый элемент форс-мажора, как "непредвиденность", уже не может быть аргументирован и обоснован <21>.

--------------------------------

<21> Подробнее см.: Беляева О.А. Антивирусная трансформация регулирования публичных закупок. Трансформация моделей правового регулирования объектов инновационной инфраструктуры в современном праве: российский и зарубежный опыт: монография / под общ. ред. В.В. Блажеева, М.А. Егоровой. Москва: Проспект, 2021. 592 с.

 

Относительного второго основания для освобождения от ответственности (вина другой стороны) п. 3 ст. 405 ГК РФ установлено, что должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора. Пунктом 1 ст. 406 ГК РФ предусмотрено, что кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом или договором, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства.

Только при доказанности данного условия можно ставить вопрос об освобождении стороны (и особенно заказчика) от ответственности.

По нашему мнению, правильной является позиция, согласно которой в спорах по взысканию неустойки, возникающим из государственных (муниципальных) контрактов, должны применяться нормы не общего (п. 1 ст. 401 ГК РФ), а специального закона (Закона о контрактной системе), с учетом всех обстоятельств по конкретному случаю.

Представляется, что споры по взысканию неустойки с госзаказчиков содержат самостоятельную правовую проблему, связанную с определением надлежащего основания (нормы права) ответственности госзаказчика за несвоевременное исполнение обязанностей.

В литературе на это указывает, например, А.Е. Кирпичев, который считает, что в целях однозначного решения коллизий между нормами ГК РФ и специального законодательства необходимо внести изменения в общегражданский закон, установив приоритет норм специального закона при регулировании данных отношений <22>.

--------------------------------

<22> Кирпичев А.Е. Муниципальный контракт в гражданском праве Российской Федерации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 7.

 

Полагаем, что проблему освобождения от ответственности эффективно можно решить не императивным указанием на норму, подлежащую применению, а путем комплексного подхода применения норм как общего, так и специального (о контрактной системе, бюджетного и т.д.) законодательства с учетом конкретных обстоятельств дела.

В заключение необходимо затронуть вопросы освобождения от ответственности (снижения ее размера), которые в законодательстве не оговорены, однако могут применяться в рамках специальных правовых режимов (например, в случае введения чрезвычайного положения и соответствующих ограничений).

В тяжелых условиях финансового кризиса, санкционной политики стран Европейского союза и США по отношению к Российской Федерации, а также в связи с распространением новой коронавирусной инфекции COVID-19 законодатель поддерживает население и бизнес принятием (внесением изменений) целого ряда нормативных правовых актов. Показательными стали Федеральные законы от 23.04.2018 N 108-ФЗ "О внесении изменения в статью 112 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" и от 01.04.2020 N 98-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций", согласно которым начисленные поставщикам (подрядчикам, исполнителям), но не списанные заказчиками суммы неустоек (штрафов, пеней) в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением в 2015, 2016 и 2020 годах обязательств, предусмотренных контрактами, подлежат списанию в случаях и порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации.

Необходимо отметить, что речь идет не об освобождении от уплаты неустоек в связи с действием обстоятельств непреодолимой силы, а именно о списании, т.е. имеет место односторонняя сделка по прощению долга (ст. 415 ГК РФ). Внимание законодателя к контрактным неустойкам неслучайно - это основная мера ответственности за нарушение обязательств для обеих сторон контракта. Начисленные неустойки могут составлять значительную сумму, тем более что в практике укоренилась позиция о том, что штрафы могут быть взысканы за каждое нарушение контрактных обязательств, а кроме того, признается допустимым одновременное взыскание и штрафа, и пени за одно и то же нарушение <23>.

--------------------------------

<23> Обзор судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017 // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 12. Декабрь. 2017.

 

Списание неустоек, хотя и является обязанностью заказчика, регламентировано в особом порядке <24>. Для его применения должен отсутствовать спор между сторонами контракта по поводу факта начисления неустоек и их размера, кроме того, контрактные обязательства должны быть выполнены поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в полном объеме. Отсутствие спора в обязательном порядке должно подтверждаться результатами сверки взаиморасчетов.

--------------------------------

<24> Постановление Правительства РФ от 4 июля 2018 г. N 783 "Об осуществлении заказчиком списания сумм неустоек (штрафов, пеней), начисленных поставщику (подрядчику, исполнителю), но не списанных заказчиком в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением в 2015, 2016 и 2020 годах обязательств, предусмотренных контрактом" // СЗ РФ. 09.07.2018. N 28. Ст. 4242.

 

Данные случаи (основания и условия) освобождения от ответственности не являются характерными для отечественной системы права, однако представляется целесообразным их внедрение в положения специального закона на постоянной основе для поставщиков (подрядчиков, исполнителей), подтвердивших свою добросовестность положительным опытом исполнения контрактов в прошлом.

В настоящее время институт освобождения от ответственности (снижения ее размера) в особых случаях Законом о контрактной системе не регулируется и единственной возможностью уменьшения явно несоразмерных санкций остается только применение судами ст. 333 ГК РФ в рамках арбитражного судопроизводства, например:

Арбитражный суд Московского округа по делу N А40-48916/2020 о взыскании неустойки по договору поставки установил, что суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя исковые требования частично, исходили из правомерности требования истца о взыскании неустойки, при этом установив чрезмерность заявленного размера неустойки, суд по ходатайству ответчика применил положения ст. 333 ГК РФ <25>;

Арбитражный суд Уральского округа по делу N А71-1477/2020 о взыскании неустойки по договору поставки указал, что неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства перед кредитором. Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

--------------------------------

<25> См.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.03.2021 N Ф05-24928/2020 по делу N А40-48916/2020.

 

Принимая во внимание изложенное, кассационная инстанция подтвердила обоснованность снижения суммы неустойки с учетом положений ст. 333 ГК РФ <26>.

--------------------------------

<26> См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 17.02.2021 N Ф09-98/21 по делу N А71-1477/2020.

 

Резюмируя вышесказанное, можно отметить, что вопросы освобождения от гражданско-правовой ответственности в сфере закупок крайне актуальны и незаслуженно остались без должного внимания цивилистов.

Отдельные взгляды на проблематику, сложившиеся в юридическом сообществе, носят бескомпромиссный и порой разнополярный характер, что не способствует решению проблемы и установлению истины.

Полагаем, что только баланс в сочетании норм общего и специального законодательства, а также его доработка в части конкретизации применения мер ответственности к сторонам с учетом вины, особых случаев и конкретных обстоятельств позволят сделать институт освобождения более прозрачным для всех участников закупок, а от того более понятным и предсказуемым.

 

Библиографический список

1. Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. II. М., 2002. С. 260 - 262.
2. Андреева Л.В. Государственные закупки в России: правовое регулирование и меры по его совершенствованию: Монография / Л.В. Андреева. Москва: Проспект, 2019.
3. Беляева О.А. Антивирусная трансформация регулирования публичных закупок. Трансформация моделей правового регулирования объектов инновационной инфраструктуры в современном праве: российский и зарубежный опыт: монография / под общ. ред. В.В. Блажеева, М.А. Егоровой. Москва: Проспект, 2021. 592 с.
4. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М.: Городец, 2001.
5. Гарипов Р.Ф. Деликтоспособность: теоретико-правовые проблемы. Казань, 2009. С. 70 - 71.
6. Каменков В.С., Каменков А.В. Основания освобождения от гражданско-правовой ответственности // Бюллетень нотариальной практики. 2007. N 4.
7. Кирпичев А.Е. Муниципальный контракт в гражданском праве Российской Федерации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 7.
8. Спичак В.Н. Ответственность сторон при поставке товаров для государственных нужд. Социально-экономическое развитие в регионе: Сборник научных трудов. Иркутск: Изд. БГУП, 2009. С. 236.
9. Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 194.
10. Цатурян Е.А. Государственный контракт в гражданском праве России: проблемы теории и практики: монография. Москва: Статут, 2020. 224 с.
11. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики / 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. С. 123.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


29 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 48749-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью законопроекта является защита прав заемщиков по договору потребительского кредита (займа). В соответствии с указанной целью, законопроект направлен на совершенствование порядка расчета полной стоимости потребительского кредита, касающегося максимально точной оценки расходов заемщика, которые связанны с получением потребительского кредита.




25 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 46071-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

В связи с тем, что деятельность платежных агентов сконцентрирована в социально значимых сегментах рынка платежных услуг, законопроектом устанавливаются расширенные требования к лицам, осуществляющим деятельность по приему платежей физических лиц. Также Банк России наделяется полномочиями по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью операторов по приему платежей.




20 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 42326-8 "О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Целью законопроекта является недопущение заключения сделок, влекущих отчуждение собственниками общего долевого имущества, в результате которых не выделенная в натуре доля в праве на неделимый объект собственности переходит к посторонним лицам в нарушение прав и законных интересов совладельцев.




10 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 36447-8 "О внесении изменений в часть 4 статьи 15.5 ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Законопроект обращен на урегулирование отношений, связанных с открытием счетов эскроу. В целях исключения давления со стороны застройщика на участников строительства и урегулирования отношений предлагается уточнить в Законе № 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве..." норму о сроке условного депонирования.




3 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 29564-8 "О внесении изменения в Федеральный закон "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является создание правовой базы для деятельности информсистемы информационных ресурсов агропромышленного комплекса, которая дозволит обеспечить перевод в электронный вид, убыстрение процессов получения и увеличение эффективности мер госпомощи в сфере сельхозпроизводства, также сокращение издержек сельскохозяйственных производителей товаров на представление отчетности и её перевод в электронный вид.



В центре внимания:


Об основаниях освобождения от гражданско-правовой ответственности в сфере государственных закупок (Богдан В.Г.)

Дата размещения статьи: 10.01.2022

подробнее>>

К вопросу о формировании плана привлечения участником закупки субподрядчиков (соисполнителей) из числа субъектов малого и среднего предпринимательства (Беляева О.)

Дата размещения статьи: 23.08.2021

подробнее>>

Конфликт интересов в сфере закупок: проблемы в практике правоприменения (Климова О.В.)

Дата размещения статьи: 18.08.2021

подробнее>>

Неверный выбор способа закупки: практика применения ст. 7.29 КоАП РФ (Гурин О., Полянский А.)

Дата размещения статьи: 06.03.2021

подробнее>>

Критерий измеримости требований к участникам закупки (Гапанович А.В.)

Дата размещения статьи: 12.02.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2022
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.